Зачем Госрезерву пиар, если в закромах Родины пусто?

№47 (884) 23 — 29 ноября 2018 г. 22 Ноября 2018 4.5

Использование риторики полного разрыва экономических отношений с Россией в собственных меркантильных интересах — один из важнейших вопросов, обсуждавшихся на нашей конференции «Россия ставит на санкции — чем ответить Украине? Может ли бизнес-дипломатия стать альтернативой бизнесу на конфронтации?»

В резолюции конференции было сказано: «Сторонники окончательного разрыва экономических связей с РФ, призывая к замораживанию торговли, блокаде транспортных, коммуникационных связей, отказу от переговоров о регулировании совместной хозяйственной деятельности там, где она еще сохраняется (рыболовство в Азовском море и др.), демонстрируют и иные подобные архаические, антирыночные, совершенно неэффективные в условиях глобальной экономики меры, ведущие к окончательной потере для Украины российского рынка. В то же время они используют и поощряют развитие различных теневых схем, обогащающих тех, кто в них участвует» (см. «Обмен санкциями — тупиковый путь», «2000», №46 (883) от 16—22 ноября).

Сегодняшний гость редакции — один из активных участников конференции Владимир Линник, отдавший три десятилетия работе на стратегических промышленных предприятиях Украины, занимавший должность замминистра промышленности.

Сегодня на складах Государственного агентства резерва Украины хранится лишь 5% нужного количества зерна, а другая необходимая продукция просто не закупается. Поэтому в случае возникновения какой-либо серьезной чрезвычайной ситуации в стране украинцам придется, как обычно, рассчитывать на собственные силы и помощь волонтеров. Почему так произошло, кто в этом виноват и что необходимо сделать, рассказывает генеральный директор Украинского государственного НИИ нанобиотехнологий и ресурсосбережения в 2011—2015 гг. Владимир ЛИННИК.

Владимир Линник: "Даже если поставить руководству Госрезерва единицу по 5-бальной системе – будет много"

Система Госрезерва знакома Владимиру Александровичу уже более 35 лет, т. к. он работал главным инженером, директором крупных химических заводов, заместителем министра промышленности Украины. Все предприятия, где он трудился, были частью системы материального резервирования страны. Семь лет назад ему предложили возглавить отраслевой институт Госрезерва, впоследствии преобразованный в Украинский государственный НИИ нанобиотехнологий и ресурсосбережения.

Находка для шпиона

— Владимир Александрович, что происходит в Государственном агентстве резерва Украины в данный момент? Я понимаю, что это режимный объект, но хотя бы в общих чертах — как работает Госрезерв сегодня и как он должен функционировать в идеале?

— Работа учреждения регламентирована рядом нормативных актов, прежде всего законом «О государственном материальном резерве». Если кратко, то структура состоит из двух частей — государственного резерва и мобилизационного резерва. Госрезерв представляет собой стратегический запас государства на случай чрезвычайных ситуаций — наводнений, пожаров и т. п. Мобрезерв — это запас материальных ценностей для работы народного хозяйства в особый период, например, объявления войны.

Отечественные госрезерв и моб-резерв сформировались после распада СССР. Все материальные ценности, которые находились в общесоюзном госрезерве на территории нашей страны, перешли в закрома Украины: продукты питания, ГСМ, различные промтовары, медикаменты и товары медицинского назначения. По информации руководства Госрезерва, он наполняется примерно 33 товарными позициями.

После того, как более трех лет назад председателем Государственного агентства резервов назначили Вадима Мосийчука1, начали преобладать другие приоритеты. Сегодня, к сожалению, закладывают товары в Госрезерв, как правило, коммерческие фирмы, и часто по завышенным ценам. Затем продукция находится на складах, а государство тратит средства на ее хранение. Через некоторое время, когда сроки годности товара подходят к концу, его продают опять же коммерческим фирмам, но уже по более низким ценам.

Таким образом, создана модель, когда и на входе в Госрезерв, и на выходе из него находятся коммерческие структуры. По сути государственная организация, функционирующая за счет Госбюджета, обслуживает интересы частных компаний для получения ими сверхприбылей, которые являются трансформированными затратами бюджетных средств. В крайне редких случаях некоторые материальные ценности отпускаются госучреждениям, но лишь как исключение.

Понятно, что такая система материального резервирования в стране недопустима, и изменить ее можно только усилиями высшего политического руководства нашего государства — президента и премьер-министра. Однако у них руки до Госрезерва пока не доходят. Хотя и раньше власти мало обращали внимания на эту структуру.

Как должен работать Госрезерв, можно посмотреть на примере Беларуси. Там товары, которые пролежали 2/3 максимального срока хранения, в автоматическом режиме отпускают государственным организациям (армии, МВД, учреждениям пенитенциарной системы и т. д.) по тем же ценам, за которые ранее приобретались.

— Почему в первые месяцы и даже годы конфликта на Донбассе обеспечение Вооруженных сил Украины легло на плечи граждан страны, некоторых политиков и волонтеров? Почему не были задействованы ресурсы Госрезерва?

— Согласен, в данном случае должны были задействовать запасы государственного и мобилизационного резерва. Конфликт на востоке Украины как раз показал, что Госрезерв как государственная структура не выполняет свои функции в соответствии с законом. Да, в 2015 г. было поставлено для украинской армии дизтопливо, но только через четыре месяца после начала вооруженных столкновений. За это время танки противника могли бы дойти до Киева.

А как, например, поставить замороженную говяжью тушу весом 100 кг на фронт, что с ней там делать? Этот товар так и остался лежать на складах Госрезерва, старея и ожидая покупки за полцены коммерсантами. Не поставлялись консервы переселенцам, жителям прифронтовых районов, которые оказались в чрезвычайной ситуации и часто голодали.

По информации из открытых источников, мобрезерв состоит из более чем 30 тыс. наименований товаров2. Но за годы независимости Украины он практически не пополнялся. Все, что там оставалось, заложили еще во времена СССР. Причем все ценное давно уже продано. Осталась только ненужная, морально и физически устаревшая продукция. Конфликт на востоке Украины показал, что в мобрезерве хранится всякий хлам. Из 30 тыс. номенклатуры были востребованы только около десяти позиций.

— В 1999 г. сообщалось, что там хранились конские противогазы, например. Надо понимать, это ресурс для нашей славной кавалерии на случай химической атаки противника.

— Слышал об этом. Думаю, такой противогаз образно и ярко может олицетворять реальное состояние всего мобрезерва.

— Насколько Госрезерв сегодня обеспечен необходимыми запасами? Особенно при наличии высоких рисков техногенных катастроф, когда значение структуры возрастает в разы.

— Имеются экспертные оценки ООН о том, что с изменением климата количество техногенных катастроф в целом на планете будет возрастать.

Госрезерв и нужен для того, чтобы моментально реагировать на подобные вызовы. В мире есть примеры маленьких, но очень обеспеченных стран, которые не резервируют материальные ценности, а создают денежные фонды на случай ЧП. Т. е. предполагается, что при необходимости они смогут без проблем купить нужные товары в третьих странах. Но, как показал случай на японской АЭС Фукусима-1, невозможно быстро приобрести необходимые материалы, запчасти и прочее для ликвидации аварии.

Когда у нас произошла Чернобыльская катастрофа, 5 тыс. т свинца для тушения поврежденного ядерного реактора привезли со складов Госрезерва в Горловке. Еще 2 тыс. т срочно доставили из Казахстана.

Что хранят в Госрезерве? Некоторые страны — только зерно и топливо, некоторые — более широкую номенклатуру. Все зависит от военно-политических, географических, природных условий и особенностей, а также от размеров финансирования, которое в состоянии выделить то или иное государство. Что, где и в каких количествах хранится в украинском госрезерве — информация закрытая, «для служебного пользования».

Но сегодня все это уже не тайна. Огромный массив данных публикуется на сайте Госагентства резервов и на странице главы структуры Вадима Мосийчука в Facebook. Сегодня иностранным государствам не нужно тратиться на агентов разведки и вербовку сотрудников отечественных госструктур — практически все секретные данные о местах хранения и объемах госрезервов Украины выложены в интернете.

На сайте Госагентства резервов даже додумались поместить карту с указанием расположения режимных предприятий, их профиль деятельности, фамилии директоров и т. д. Подобную информацию о госрезервах других стран мира в открытом доступе найти невозможно. А у нас — пожалуйста, господа диверсанты.

На примере Госрезерва можно проследить некий системный кризис управления государством в целом. В исполнительной власти появились руководители, представляющие новое социальное явление, характерная черта которого — подмена реальной работы оголтелым популизмом. Они создают мифы, сами себя хвалят, не ожидая оценки вышестоящих организаций и общества.

Так, известно, что в украинском обществе, как и у наших иностранных партнеров, существует запрос на борьбу с коррупцией. И г-н Мосийчук, только заступив на должность, сразу же объявил о недостаче 250 тыс. т зерна в Госрезерве. Но эта цифра впервые появилась еще в отчетах десятилетней давности. Из года в год об этом было прекрасно известно абсолютно всем отечественным премьер-министрам и министерам экономики. Новый председатель Госрезерва просто рассекретил эти данные и представил их как свои личные достижения для создания в общественном сознании образа борца с коррупцией. Но его громкое заявление закончилось ничем. В результате не завели ни одного уголовного дела по данному вопросу. Никто не понес наказания. Зерно не возвращено государству.

Прощай, оружие?

— Вы неоднократно сообщали о высоком уровне коррупции в Госрезерве. Что именно дало вам повод говорить об этом? Какие типичные схемы незаконного обогащения применялись в этом комитете?

— Еще в должности генерального директора Украинского государственного НИИ нанобиотехнологий и ресурсосбережения, который находится в структуре Госрезерва, я услышал от г-на Мосийчука: «Будем закупать литовское дизельное топливо». Я ответил: «Вадим Адамович, это незаконно, это готовое уголовное дело. Прежде всего необходимо провести тендеры». Известно, что Госрезерв подчиняется Министерству экономики. А в то время министром был литовец Айварас Абромавичус. Вот такое странное совпадение.

А какая предполагалась схема? Из госрезерва Литвы почти негодное, но дешевое топливо, срок хранения которого заканчивался, должны были продать нам. При этом Госрезерв Украины должен был принять его по высоким ценам как свежеизготовленное топливо и положить на длительное хранение сроком на пять лет.

Я отказался подписывать разрешение на покупку 17 тыс. т этого топлива, т. к. оно не соответствовало параметрам длительного хранения. В результате меня публично объявили коррупционером. Оперативно направленная комиссия Госрезерва сфабриковала акт проверки института и меня незаконно уволили.

В последующем усилиями СБУ и Антимонопольного комитета схема по поставке литовского топлива (как стало известно, предполагалось поставить на первых порах 60 тыс. т дизтоплива) была пресечена. Все действия должностных лиц и прежде всего руководителя Госрезерва расследуются как один из многих эпизодов уголовного дела по статье «Покушение на преступление».

— Много говорилось о реформировании системы Госрезерва, прежде всего о сокращении работников. Насколько необходим и своевременен подобный шаг?

— В начале 2016 г. произведено значительное сокращение рабочих мест на предприятиях Госрезерва. В итоге на начало 2017-го были уволены около 40% работников отрасли. Председатель ссылался на поручение премьер-министра. Но этот документ предусматривал лишь единоразовое сокращение на 10% рабочих мест только аппарата управления бюджетных организаций, к которым относится и Госрезерв.

Вместо этого под сокращение попали значительная часть работников ведомственной военизированной пожарной охраны. Более того, охране было приказано сдать оружие!

При этом большинство работников ведомственной военизированной пожарной охраны — люди пожилого возраста или местные жители. Они согласились за мизерную зарплату быть попросту сторожами, теперь вооружены резиновыми дубинками и дежурят сутки через трое.

Силовые ведомства провели серию оперативных экспериментов по проникновению условного противника на предприятия Госрезерва. Выяснилось, что сегодня можно без особых усилий проникнуть на территорию нефтебазы, элеватора или промышленного холодильника и осуществить любую диверсию. Хотя, казалось бы, многочисленные взрывы на складах Минобороны должны были бы послужить хорошим уроком и по отношению к ситуации в Госрезерве. Однако Кабмин никаких мер к г-ну Мосийчуку так и не принял!

Еще два года назад Комиссия по вопросам высшего корпуса государственной власти рекомендовала правительству уволить г-на Мосийчука с должности, на чем настаивал и первый вице-премьер Степан Кубив. Но на заседании Кабмина Владимир Гройсман не поддержал это предложение. Возникает вопрос: а зачем создавали названную комиссию, если ее решения носят только рекомендательный характер и в конце концов решение принимает один человек — премьер-министр?

И что в результате? Летом на столичном комбинате «Прогресс» произошел пожар. К чести Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, пожар удалось вовремя локализовать и потушить. На комбинате находится 20 т аммиака под давлением восемь атмосфер, и в случае взрыва не обошлось бы без массовых жертв среди населения. В выводах госкомиссии по расследованию указывается, что основной причиной загорания является сокращение ведомственной военизированной пожарной охраны предприятия.

Главная заслуга, которую приписывает себе глава Госагентства резерва, — увеличение прибыли подведомственными предприятиями за время его работы. Действительно, 99% граждан Украины, включая чиновников высокого ранга, не понимают, да и не обязаны понимать все тонкости функционирования Госрезерва. На это и рассчитана психологическая уловка. Ведь слово «прибыль» имеет положительное звучание.

Но в нормативных актах нашей страны не говорится о том, что в обязанности председателя Госрезерва входит получение прибыли. Во всех странах мира Госрезерв финансируется из бюджета. Да, склады Госрезерва строились под задачи СССР, и они больше по объему, чем нужно сегодня Украине. Поэтому свободные площади можно использовать для хранения коммерческого товара. Но это право директоров предприятий было всегда. Существует инструкция, согласно которой деньги от коммерческого использования складских площадей необходимо направлять в первую очередь на реконструкцию мощностей Госрезерва.

Но если основная задача — получение прибыли, то часть склада, занятая коммерческой продукцией, должна увеличиваться и вытеснять собственно продукцию Госрезерва. Таким образом, председатель работает на уничтожение самого Госагентства резерва как такового. Ведь тогда весь аппарат управления ведомства, подчиненные предприятия работают над воплощением в жизнь ложно поставленных задач по получению прибыли, а не над выполнением своих прямых обязанностей по накоплению и сохранению государственных запасов.

Еще один пример. Два года без поручения правительства г-н Мосийчук самовольно занимался выполнением Евродирективы по созданию в стране резервных запасов нефти и нефтепродуктов, позиционируя Госрезерв как головную структуру. Нетрудно увидеть желание сконцентрировать в своих руках денежные и материальные потоки на общую сумму $2 млрд. Но при чем здесь Госрезерв, когда за энергетическую безопасность в стране отвечает Минэнергетики, и Госрезерв может быть лишь одним из хранителей нефтепродуктов? И то если приведет в порядок резервуары, которые на 90% сегодня непригодны для эксплуатации.

Никто не поручал председателю Госрезерва также ездить по похожим вопросам в Китай, заводить такие же контакты с зерновой биржей США, Энергетическим сообществом Европы и т. д.

Поэтому если давать оценку работе руководителя Госагентства резерва, то нельзя использовать пятибалльную систему. Даже если ему поставить единицу, это будет много. В целом деятельность г-на Мосийчука следует оценить как преступную, и это подтверждается многочисленными расследованиями правоохранительных органов.

— Что сегодня известно об упомянутых вами расследованиях уголовных дел по Госрезерву?

— Только 3 октября этого года появилось распоряжение правительства «О привлечении к дисциплинарной ответственности государственного служащего, председателя Госрезерва Мосийчука Вадима Адамовича». Уже 4 октября ему вручено подозрение прокуратурой Киева в совершении уголовного преступления, а 10 октября сотрудники МВД провели обыск и выемку документов в помещении Госрезерва. НАПК проверяет достоверность заполнения деклараций, по их материалам открыто уголовное дело. Прокуратура, СБУ, органы МВД изучают другие эпизоды на предмет вручения подозрений.

Обратите внимание на весьма странное решение суда после вручения подозрения столичной прокуратурой. Суд говорит об исключении давления на свидетелей со стороны подозреваемого, но в то же время не увольняет г-на Мосийчука с занимаемой должности. А ведь свидетели — в первую очередь его подчиненные. Еще более странным было видеть на суде в качестве защитника обвиняемого народного депутата Андрея Вадатурского.

Контроль вышестоящих

— Чтобы плавно перейти от Госрезерва к нанобиотехнологиям, хочется выяснить один вопрос. Зачем структуре вообще понадобился собственный институт нанобиотехнологий? Может ли институт занести себе в актив пребывание в структуре Госрезерва?

— Уже через месяц работы в институте я понял, что учреждение не должно находиться в структуре Госрезерва. Почему? Институт является единственным научным учреждением, которое осуществляет контроль над качеством товаров при их закупке, хранении и реализации. По сути наше учреждение наделено контрольными функциями по отношению к Госрезерву, но одновременно непосредственно ему и подчиняется. Это делает невозможным организацию независимого и объективного контроля качества товарно-материальных ценностей, создает потенциальную угрозу существования коррупционных схем.

Мы провели анализ работы института за 2009—2010 гг. Выяснилось, что его бывшими сотрудниками совместно с руководством Госрезерва нанесен экономический ущерб государству за счет т. н. бестоварных поставок или закупки продукции ненадлежащего качества на сумму около 500 млн. грн. Суть преступной схемы состояла в следующем. Коммерсанты принесли несколько банок консервов в институт. По команде тогдашнего председателя Госрезерва директор института подписал документы, что продукты якобы поставлены на предприятия, а их качество проверено. В действительности же консервы никто не поставлял, но деньги из бюджета были перечислены.

Это стало возможным исключительно из-за подчинения института непосредственно Госагентству резерва. Нигде в мире, кроме России, нет институтов в составе Госрезерва. Контроль качества товарно-материальных ценностей выполняют независимые организации.

Еще один важный момент. Главная функция научного учреждения — разрабатывать новые продукты. А что делает институт Госрезерва? Берет товар (мясные консервы, зерно, муку, топливо и т. д.), который закладывается на хранение, анализирует его качество и дает заключение. Но это задача лабораторий, которых в Украине великое множество. У нашего института нет необходимого набора оборудования, чтобы выполнить анализ хотя бы одного товара по всем показателям. Все равно надо обращаться за помощью в те же лаборатории.

Поэтому мы пытались поменять работу НИИ и сосредоточиться на придании продукции Госрезерва улучшенных полезных качеств. Выбрали самую уязвимую группу товаров — продукты питания. Пригласили в институт представителей новой научной школы — нанобиотехнологий.

Украинские ученые разработали комплексы микроэлементов, которые нужны всем живым существам, в биодоступной для клетки форме. В такой форме микроэлементы не выпускает ни одна компания мира. Эти комплексы используются для обогащения продуктов питания, производства лекарств, ветеринарных препаратов, органических микроудобрений, средств защиты растений.

Зачем эти комплексы нужны для Госрезерва? Для людей, которые оказались в чрезвычайных ситуациях, потребность в микроэлементах возрастает в два-три раза. Поэтому продукты питания в Госрезерве должны иметь улучшенные свойства по микронутриентному составу, чтобы компенсировать микроэлементную недостаточность организма, который пережил стрессовые ситуации. Если этого не сделать, то высока вероятность различных заболеваний, которые в последующем будут развиваться.

Это касается многих категорий людей, испытывающих повышенные физические и психоэмоциональные нагрузки, — военных, спортсменов, спасателей, полицейских, медицинских работников. Важно контролировать и корректировать микроэлементный статус украинских детей, которые находятся под влиянием последствий Чернобыльской катастрофы. Например, установлено, что у мальчиков в Киеве в организме мало цинка, а этот элемент отвечает за репродуктивную функцию организма.

Поэтому качество продуктов питания Госрезерва нужно рассматривать как часть общегосударственной проблемы, связанной с общественным здоровьем. Не случайно по решению Кабмина наш институт был головной организацией по разработке «Комплексной программы по обогащению продуктов питания с целью профилактики профзаболеваний людей, работающих во вредных условиях (шахтеры, химики, металлурги, работники горнорудных предприятий)».

Программу поддержали президент НАНУ Борис Патон, институт микроэлементов ЮНЕСКО (Лион, Франция). Но, к сожалению, мы успели реализовать только первый этап этой программы. Сейчас, пока Госрезервом руководит его нынешний председатель, возобновление данной работы невозможно.

Осенью 2015 г. состоялся официальный визит Петра Порошенко в Казахстан, во время которого был подписан «План действий Украина — Казахстан на 2015—2017 гг.», имевший статус межгосударственных обязательств. Три пункта документа касались непосредственно нашего НИИ.

Во-первых, мы должны были создать в Киеве украино-казахстанский центр по нанобиотехнологиям. Во-вторых, договорились наладить в Казахстане производство медицинских бинтов, в которых бы использовались украинские микроэлементы с бактерицидными и ранозаживляющими свойствами. В-третьих, договорились о производстве микроудобрений (их применение повышало урожайность в Казахстане на 40%). По всем пунктам была проведена огромная предварительная работа с казахстанскими учеными из полутора десятков институтов.

А через месяц после подписания этого документа руководитель Госрезерва полностью уничтожил все направление нанобиотехнологий, уволив практически всех моих коллег, хотя межгосударственное соглашение действовало вплоть до 2017 г. Представляете, как это выглядело с точки зрения международного имиджа Украины? Ведь казахи уже потратили на закупку необходимого оборудования бюджетные деньги!

В 2011 г. институт находился на последнем месте среди научных учреждений страны, о его существовании никто в научных кругах даже не знал. Согласно аттестации Минобразования и науки институт рекомендовали ликвидировать. За короткий срок ситуацию удалось развернуть на 180 градусов, а об украинских разработках в области биоэлементологии узнал весь мир. Грустно, но сейчас институт опять вернулся в состояние 2011 г.

— В конце 2012 г. вы сообщили, что на прилавках украинских магазинов может появиться мука повышенного качества: ее состав обогащен тиамином, железом, никотиновой кислотой и витаминами группы В. Тогда же вы говорили, что внедрение разработок института только в растениеводстве позволило бы украинской экономике дополнительно получить $1 млрд. за счет повышения урожайности и новых качеств выращенных культур и произведенных из них продуктов. Как развиваются эти проекты сегодня?

— Проект по муке уже был полностью технологически доработан, но внедрить его мы не успели. Ведь в институте уничтожена лаборатория, которая без привлечения бюджетных средств была специально создана под этот проект.

После иловайской трагедии в Киевском военном госпитале в палатах распыляли наш дезинфектант в виде серебра, полученного с использованием нанотехнологий. Тогда стояла сильная жара, у раненых развивались гнойничковые инфекции, которые могли привести к ампутациям. Уборщицы со своей работой не справлялись, т. к. не могли помыть хлоркой абсолютно каждую щель. А серебряный туман (серебро безопасно — имеет 4-й уровень токсичности) попадал всюду. Нужно было только окна в помещении закрывать.

В начале ноября проходила всемирная выставка в китайском Шанхае, где экспонируется соль, обогащенная микроэлементами по нашим технологиям. Это функциональный продукт для сердечников и диабетиков. Также несколько лет назад мы разработали комплекс обогащения для минеральной воды «Миргородская», который успешно используется в производстве несколько лет. Созданы уникальные ветеринарные препараты.

Впервые в мире разработаны препараты для органического земледелия: микроудобрения, фунгициды. Они присутствуют на рынке. Эффект от внедрения, о котором вы говорите, в будущем вполне реальный.

— Как вы считаете, возобновить направление нанобиотехнологий в нашей стране на базе государственного НИИ когда-нибудь удастся?

— Да, но институт должен быть переподчинен Минэкономразвития для организации независимого контроля качества продуктов, закладываемых в Госрезерв. Далее последуют возрождение направления нанобиотехнологий и на этой базе разработка технологии производства продуктов питания повышенного качества, в том числе продуктов органического земледелия для предприятий Госрезерва, а также широкое использование этих технологий в Украине и за ее пределами. Я оптимист, главное — нам удалось сохранить команду ученых.

 1 Вадим Адамович Мосийчук родился в 1979 г. в Тячеве (Закарпатская обл.). В 2000 г. окончил Севастопольский институт ядерной энергии и промышленности (инженер-электрик), в 2007 г. — киевский Европейский университет (экономика и финансы). В 2003—2004 гг. работал главным специалистом департамента макропрогнозирования Министерства экономики и европейской интеграции. С 2005-го по 2014 г. трудился в различных коммерческих структурах. 26 июня 2015 г. назначен председателем Государственного агентства резерва Украины. Свои политические взгляды не афиширует.

2 Количественное различие в номенклатуре между мобилизационным и государственным резервом почти в 10 тыс. раз объясняется масштабами их задач. Мобилизационный резерв — запасы материальных ценностей и материалов для мобилизационных нужд государства, предназначенные для обеспечения развертывания производства военной и другой промышленной продукции, ремонта военной техники и имущества в особый период, развертывания в военное время работ по восстановлению железнодорожных и автомобильных дорог, морских и речных портов, аэродромов, линий и сооружений связи, газо-, нефтепродуктопроводов, систем энерго- и водоснабжения для организации бесперебойной работы промышленности, транспорта и связи, предоставления медицинской помощи. Тогда как госрезерв — это особый запас материальных ценностей для обеспечения неотложных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Вариант выхода из украинской дилеммы

25 ноября — после четырех лет вооруженного конфликта, 10 000 погибших и 1,5 миллиона...

Разговор без погон о ментальности и лифтах

Пришло время отказываться от привычки зарабатывать живые деньги на госзаказах в целом...

Михаил Погребинский: «Сдержанная позиция Кремля,...

Чтобы «инициатива» была поддержана ВР, нужна какая-то супер провокация, например,...

Об индустриализации можно забыть

В офис Союза химиков позвонили из Минэкономики с вопросом: «Аммиак — это жидкость...

Дэвид Марплс: «Не допустить превращения войны в...

Объемы товарооборота с Россией растут. Это говорит о том, что РФ открыта для общения с...

Дэвид МАРПЛС: «Деловые связи способны существовать в...

Участники организованной еженедельником «2000» конференции «Россия ставит на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка