Андрей Шкиль: «То Божья кара Галичине за праздник»

02 Августа 2002 0

— В те минуты, когда происходил ужас на Скниловском летном поле, я как депутат в Самборе вел прием граждан. Около 14.00 поступила первая информация, но еще не было возможности ее проверить. Через два часа со Львова мне прислали машину, и я поехал туда. Уже стояло оцепление, В полвосьмого вечера, когда добрался до поля, близко к месту трагедии уже никого не пускали.

и мне приходилось преодолевать препятствия — показывать всем постам депутатское удостоверение.

То, что увидел, в буквальном смысле потрясло. И возникла мысль: все это авиашоу было устроено так, что любая катастрофа, даже незначительная, все равно закончилась бы ужасом. Жертвы обязательно были бы. Делаю такое предположение потому, что видел: изначально не был продуман путь пилотирования над летным полем, не отведены места для самолета на случай, если бы что-то произошло. То есть для маневров у него просто не было пространства.

Сейчас говорят: роковую роль в этой трагедии сыграл человеческий фактор. Но «человеческий фактор» сам по себе не устраивал бы подобное. И я настаиваю: то был политический заказ. 27-го, в субботу, во Львове проходило празднование Дня освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. На Галичине этот день никогда не отмечался: считался днем скорби. Ведь после одного оккупанта пришел другой, намного более жестокий. Если во время Второй мировой войны здесь гибли десятками тысяч, то после — при большевиках — сотнями тысяч. Мы потеряли тогда около 300000 человек, из них — половина львовяне.

И когда в городе «праздновали», а на летном поле творилась мясорубка — то было воспринято как кара Божья. Никогда Львов — за годы независимой Украины — не устраивал такого «праздника».

Без сомнения, эта трагедия отпечатается на политических настроениях в Украине. Но когда говорят: не надо «спекулировать на катастрофе», я хочу возразить. Потому что никто не устраивает спекуляции больше, чем те, кто делает показательные шоу. Не военные принимали решение устраивать «пилотаж» над головами зрителей. Они — только исполнители.

Предполагаю, кто-то из высших чинов говорит: приближается дата — день освобождения Львова, давайте устроим шоу, распишем это в газетах, потом за нас будут голосовать на следующих выборах. Вот такой цинизм.. Но что отвечают в таких случаях военные? «Хорошо. Выполним».

Когда все случилось, не знаю, отказали двигатели, еще что-то, — летчики пытались отворачивать самолет от центральных трибун. Но то были доли секунды, а дальше — неуправляемый аппарат. Военное начальство посадили в СИЗО СБУ во Львовской области, хоть Верховная Рада уже упразднила, кстати, это заведение. Ну посадили. Зачем? Чтобы снять напряжение. Но Галичина все равно бурлит. Летчиков Су-27 отправляют в Винницу. Кое-кто это преподносит так, что якобы Львов расправился бы с ними, находись они тут. Но не армия была заказчиком этого «шоу».

На первых порах, преимущественно в субботу, поступала масса противоречивой информации. Например, о проблемах, которые появились в больницах. Говорили: не хватает медикаментов, кроватей, врачей и т.д. На самом деле все было иначе. Я поехал в военный госпиталь: все нормально, прооперированы все — около 18 человек. Хотя в больнице скорой помощи бригады буквально зашивались: туда доставили почти одновременно около 60 пациентов с тяжелейшими ранениями. Думаю, каждая «скорая» везла пациентов сюда — в больницу скорой — по инерции. По привычке. Хотя наверняка в военный госпиталь везти, где и места больше, и более квалифицированные врачи, — было бы логичней.

В реанимационном отделении «скорой» я сказал врачам: «Если надо, то и я, и мои референты, готовы сейчас сдать кровь», но они сказали: нет необходимости, потому что запасы — суточная доза — и плазмы, и свежей крови у них есть. Врачи, а это 8 бригад, одновременно делали 8 операций. Отделение сработало безупречно — это при том, что раны пациентов были «не гражданские», а типично «военные» — рубленые, резаные, битые. Самолет ведь не только бил крылом, но и затягивал людей вместе с воздухом в воздухозаборник.

83, предполагаю, — не последняя цифра количества умерших в той трагедии. Я хочу ошибиться, но состояние нескольких пациентов в больнице — крайне критическое. Есть и те, кто находится в коме. Если выживут — вернутся с того света.

И последнее, что я хотел бы сказать о львовской власти. Она делает все, что может. Но если у нас в «мирное» время не работает машина социального обеспечения, то в экстремальное — тем паче. Поэтому все, что делается властями сейчас, — это в основном только по доброй воле. Срабатывает человеческий фактор. На этот раз — в позитиве.

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Рост напряженности по всем направлениям

Если российско-немецкий кризис не будет разрешен и дело дойдет до срыва СП-2, процесс...

Не согласны? Будем лечить принудительно

Законопроект дает возможность установить отдельный порядок, который позволит...

Игра в кошки-мышки

Не исключено, что Витольд Фокин чрезвычайно смелыми заявлениями провоцирует...

Как понять, чего добивается Россия от Украины

Москва хорошо видит просчеты украинской власти, но при этом предъявляет к ней...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка