Авторитетный человек на смену вежливым человечкам

№8(855) 23 февраля - 1 марта 2018 г. 21 Февраля 2018 2 3.6

На минувшей неделе все внимание было приковано к Мюнхенской конференции по безопасности: некоторые горячие головы ждали чуть ли не прорыва в мирном урегулировании на Донбассе.

Прорыва не произошло. Не состоялась и анонсированная встреча министров иностранных дел в Нормандском формате. Однако украинская тема не сошла на периферию конференции, отнюдь.

Главной темой в Мюнхене стал и остается документ о размещении миротворцев в Донбассе, обычно именуемый «планом Расмуссена», поскольку заказал его созданный экс-генсеком НАТО и советником Петра Порошенко аналитический центр «Расмуссен Глобал» (Rasmussen Global). Хотя полный текст документа опубликован не на сайте этой структуры и не под ее грифом, а под грифом известного американского аналитического центра Hudson Institute, чье название в грамотном переводе будет звучать как Гудзонский институт (а не «институт Хадсона», как поспешили окрестить эту структуру некоторые украинские «эксперты»), ибо имя этого центра происходит от реки, на которой стоит Нью-Йорк.

Этот доклад объемом около 40 страниц доступен в интернете https://s3.amazonaws.com/media. hudson.org/files/publications/UkraineJan29.pdf , но те, кто о нем пишет, всегда ссылаются на его изложение то ли агентством «Рейтер», то ли западными политиками. А в изложении исчезают вещи для нас совершенно сенсационные.

О Гаити как пример

Начнем с согласия на развертывание миссии. Основной предпосылкой для него считается взаимопонимание заинтересованных сторон — прежде всего Украины и России — относительно задач миротворцев.

«Не может быть речи о том, чтобы международные силы любого типа входили в регион без предварительного политического соглашения. Невозможно представить, как любая сила попытается «жестко войти» в Донбасс вопреки предупреждениям России. Это означает риск военного инцидента с дальнейшей бесконтрольной эскалацией. Кроме того, размещение миссии потребует полного согласия Киева обеспечить сотрудничество с международными силами и гарантировать, что украинское правительство продолжит процесс имплементации Минска-2 для легитимации выборов и децентрализации в Донбассе и снижения неизбежных страхов населения Луганска и Донецка по поводу своей будущей безопасности.

Наконец операция также потребует согласия фактических властей ДНР и ЛНР (самопровозглашенные республики везде в докладе именуются так же, как они называют себя, без всяких кавычек, что для западных официозных текстов неслыханно.С. Б.). Добиться этого трудней всего — с учетом нередких расколов среди сепаратистов (один из таких примеров — «переворот» в ноябре 2017 г. в Луганске) и вероятности того, что реинтеграция будет означать конец их политической карьеры в нынешнем виде. Россия настаивала, чтобы ДНР и ЛНР дали формальное согласие на миссию.

Минские соглашения предложили амнистию сепаратистов и политическую децентрализацию внутри Украины. Киев мог бы проложить путь к реинтеграции Донбасса, дав конкретные обещания относительно экономического будущего региона и его администрации. Тем не менее предпосылкой успешной миротворческой операции и реинтеграции региона стало бы публичное согласие сепаратистских лидеров принять миротворцев, согласиться с сосредоточением их бойцов в специальных зонах, с мерами по контролю их танков и артиллерии, гарантировать их демобилизацию.

Вопрос о том, каким должно быть формальное согласие властей ДНР, проблематичен, поскольку Киев не признает их как легитимных переговорщиков. Однако дипломатическое решение выглядит реальным. Например, Россия могла бы передать декларацию согласия ДНР/ЛНР в Совет Безопасности, так же как Турция в прошлом передавала заявления турецких киприотов».

Т. е. в отличие от того, что до сих пор говорили в Киеве и на Западе, автор доклада Ричард Гоуэн солидарен с российской точкой зрения относительно согласия Донецка и Луганска на миротворческую операцию. При этом он дает понять, что такое согласие облегчили бы предварительные шаги Украины навстречу неподконтрольным территориям. А главное — от Киева еще до ввода миротворцев требуется гарантия выполнения Минских соглашений. В каких формах должна быть выражена эта гарантия, автор не пишет, но самый простой способ очевиден.

Любое присутствие иностранных войск на украинской территории оформляется законом Украины и не пост-фактум, а заблаговременно. Следовательно, когда все вопросы будут согласованы и дело приблизится к голосованию в СовБезе, Рада должна будет принять соответствующий закон, продекларировав в нем, что она проголосует за решения, связанные с Минскими соглашениями. Потребовать такую декларацию могли бы западные партнеры Украины, в частности, потому, что без нее Россия такую резолюцию заветирует в СовБезе.

Гоуэн написал о таких гарантиях не случайно. Ведь, как говорится в докладе, смысл миссии — в содействии организации выборов: «Ключевой момент соглашений (он содержится в пункте 9 Минска-2) — ясно выраженная связь между проведением местных выборов во всей зоне конфликта на основе процесса децентрализации и конституционной реформы и восстановлением украинского контроля над государственной границей с Россией. Т. е. право Киева на суверенный контроль над своими границами обусловлен проведением выборов, которые никогда не будут иметь места без некоего внешнего катализатора».

Таким катализатором считается присутствие миротворческой миссии. С другой стороны, только скорое проведение выборов и поствыборное примирение создают ясную перспективу успешного завершения миссии. Оставлять контингент в 20 тыс. военных и 4 тыс. полицейских на неопределенный срок никто на Западе не хочет, ибо это дополнительные гигантские расходы, а оплачивают миротворческие миссии — независимо от их состава — прежде всего богатые страны. Но прекратить миссию, наложив в СовБезе вето на расширение срока ее мандата, означает признать ее провал, чего тоже никто не хочет.

Согласие сторон принять миротворцев означает их согласие с особыми полномочиями миссии. А по мысли Гоуэна, такие полномочия миссия должна иметь в четырех сферах:

Первое — «фактические полномочия по организации выборов». Так миротворцы создают безопасную среду для их проведения, но речь не идет о том, чтобы гражданские специалисты в составе миссии целиком взяли на себя организацию избирательного процесса, так как это считается неприемлемым для Киева. Однако предполагается, что «ООН и ОБСЕ могут взять на себя оперативную ответственность за проведение выборов под эгидой избирательной комиссии с участием представителей всех сторон» (т. е. ДНР и ЛНР). По такой логике должны в избиркомах участвовать и представители ООН и ОБСЕ. Но именно этот раздел в докладе проработан мало.

Зато подробно говорится о второй сфере особых полномочий — «ответственность за военную безопасность в Восточной Украине и вдоль ее границы с Россией».

Здесь Гоуэн прежде всего подчеркивает невозможность миротворческой миссии воевать за Донбасс с силами, которых поддерживает Россия. Он также всерьез рассматривает со стороны Москвы «риск новой крупномасштабной военной интервенции и готовность угрожать применением первыми ядерного оружия при эскалации конфликта».

Как подчеркивается в докладе, «шанс поставить под контроль такую боевую силу (т. е. формирования ДНР и ЛНР.С. Б.) без серьезного насилия появится только в случае очевидного согласия сепаратистских лидеров с этим процессом. Возможно, сдача вооружений должна быть пофазовой: сепаратисты сначала отдадут танки и артиллерию, но сохранят легкие вооружения». «Однако определенное сопротивление все равно несомненно», — продолжает Гоуэн, только он связывает это сопротивление с местными группировками, которые разойдутся с руководством самопровозглашенных республик в вопросе урегулирования и прибегнут к партизанским или террористическим действиям.

Вместе с тем предложенная концепция развертывания и размещения миротворцев должна вызывать настороженность в Москве, Донецке и Луганске. Так, миротворческий контингент предлагается разместить без пофазового наращивания присутствия, увязанного с выполнением Киевом Минских соглашений, о котором говорил Волкер на последней встрече с Сурковым. Гоуэн считает, что в этом случае Россия сможет заблокировать расширение операции через СовБез ООН на любом последующем этапе.

В то же время развертывание миротворцев только после предварительных гарантий Киева в выполнении Минских соглашений может стать альтернативой этой идее в случае надлежащего оформления гарантий. Ведь голосование Рады за готовность выполнить политическую часть Минских соглашений, означало бы по сути ратификацию неприемлемой до сих пор части этого документа.

Еще более настораживающим для той же стороны конфликта является предложение разместить главные силы миссии, 5—6 тыс. чел., на границе Украины с Россией. «Предполагается, что миротворческие силы не будут патрулировать бывшую (так в тексте.С. Б.) линию соприкосновения с остальной Украиной на том же уровне, как и российско-украинскую границу, вместо этого полагаясь на координацию с ВСУ, поддерживающими присутствие на главных потенциальных местах ее пересечения, чтобы предотвратить какие-либо радикальные вторжения».

Т. е. возможность украинского вторжения в самопровозглашенные ДНР и ЛНР после их разоружения не рассматривается вообще. Но опасность в украинских вооруженных радикалах автор видит. По его словам, хотя высказывание президента Путина о вероятности новой Сребреницы с их стороны, «возможно, является преувеличением, риск злодеяний со стороны радикальных или недовольных украинских группировок, ныне пребывающих на линии соприкосновения, реальный».

Третий пункт особых полномочий миссии — «ответственность за общественный порядок и вопросы полиции, возможно, параллельно с украинским персоналом и фактическими силами» (т. е. силовиками самопровозглашенных республик.С. Б.).

Предложения в этой сфере таковы:

«Миротворцам на ранней стадии миссии необходимо установить эффективные отношения с фактическими политическими силами в ДНР и ЛНР. Первый Минский протокол признает право властей Луганска и Донецка создавать народную милицию для поддержания порядка, и они, очевидно, будут решительно настаивать на этом праве.

Хотя украинским властям и полиции надо быть в высшей степени настороже ввиду этого предложения, очень вероятно, что миротворческая операция должна будет проконтролировать соблюдение этого положения, в то же время убедив Киев, что эта милиция не является угрозой в долгосрочном плане...

Очевидно, будет необходимо проверить местных сотрудников полиции, гарантировав, что среди них нет военных преступников или лиц, связанных с организованным криминалом. Это непростая задача, но у ООН есть опыт проверки и переподготовки полиции, в частности в Гаити, и его можно перенести в Украину». Ну наконец-то и Украине нашли пример для подражания на геополитической карте мира — Гаити.

При этом доклад призывает «широко понимать проблему безопасности в отделившихся регионах, не ограничиваясь проблемами вооруженных групп и нарушения общественного порядка». И вот что имеется в виду: «Многие гражданские лица в этих регионах, включая учителей и служащих государственных и муниципальных структур, при реинтеграции в Украину будут опасаться не только физического насилия, но и лишения средств к существованию. Некоторые украинские политики призывали к наказанию или уголовному преследованию тех, кто работал на мятежные правительства, даже в гражданском качестве. Такие угрозы, а также риск насилия могут привести к массовому бегству жителей Донбасса в Россию до реинтеграционного процесса и во время него.

Только Киев может развеять эти страхи, искренне пообещав жителям мятежных районов, что они не подвергнутся коллективному наказанию».

В другом месте доклада, возвращаясь к этой теме, автор пишет: «возвращение киевской власти над Восточной Украиной будет принято местным населением, только если оно будет сопровождаться гарантиями социально-экономического будущего региона, и для предупреждения исхода беженцев с Донбасса нужны не только соответствующие заверения киевской власти, но и «размещение в рамках миротворческой операции значительного гражданского присутствия, включая юристов, экономических экспертов, специалистов по информированию общества». При этом предлагается «создать трехсторонние комиссии во главе с представителями ООН и с участием представителей Киева и сепаратистских регионов для обсуждения реинтеграции таких секторов, как образование, здравоохранение, сбор налогов и др.».

Но автор, по всему, сомневается в готовности Украины неукоснительно следовать такой рекомендации, ибо четвертый пункт исключительных полномочий миссии звучит так: «право мониторинга перехода к украинской власти контроля над публичной администрацией возможно, включая право вето на потенциально разрушительные политические решения официальных лиц, в то же время позволяя Украине принимать рутинные решения». Т. е. по сути речь идет о том, чтобы глава миссии (а он, вполне вероятно, будет в должности спецпредставителя генсека ООН) мог при необходимости ветировать законы Украины и указы президента.

Да, в этой фразе звучит слово «возможно», а Конституция Украины не предполагает такого вето. Однако вполне в духе доклада следующий вариант: глава миссии обращается к США и ЕС с призывом повлиять на Киев и отменить определенные решения. При желании Запад легко мог бы установить систему неформального контроля над таким нормотворчеством, как это имеет место в случае с регулированием деятельности НАБУ.

Безусловно, предложения, которые я процитировал выше, противоречат установившейся на Западе «норме» дискурса о войне в Донбассе, содержат куда больше неприемлемых для Киева моментов, чем все публичные оценки конфликта представителями Вашингтона, Берлина, Парижа и Брюсселя.

О Косово как модели

Самое же показательное, что проект призывает опереться на опыт Косово, признавая: «Полномасштабное международное управление ДНР и ЛНР по модели Косово вряд ли вызовет поддержку в Киеве. Тем не менее Украине необходимо будет принять высокий уровень международного надзора за выборами в парламент Украины, предусмотренными протоколами Минска и долгосрочными усилиями по социально-экономической реинтеграции».

Действительно, события на Балканах, связанные с распадом Югославии, дали богатейший опыт этнических конфликтов и их разрешения. И я три недели назад упоминал мирную реинтеграцию в Хорватию восточного анклава Сербской Краины на основе Эрдутского соглашения, заключенного, естественно, при западном посредничестве.

Но Косово-то дает прямо противоположный пример! Через десять лет после введения миротворцев мятежная сербская провинция стала независимой не только де-факто, но и де-юре, пусть даже многие страны ее до сих пор не признали. Впрочем, говорить можно только о независимости от Сербии, в целом же ситуация в стране (так же, как и в Боснии и Герцеговине) контролируется международной администрацией и контингентом миротворцев. Местные органы власти играют скорее роль органов местного самоуправления.

Судя по всему, такой сценарий на многие годы вперед предлагается реализовать на Донбассе. Как говорится в докладе, возглавлять всю временную гражданскую администрацию должен «авторитетный человек», который будет посредником между всеми противоборствующими сторонами.

Поэтому согласие политического руководства Украины с предложенным планом более чем проблематично и невозможно без внешнего давления.

Ведь документ предполагает абсолютно неприемлемую для Киева субъектность ДНР и ЛНР на период до выборов. Приход миротворцев означает не демонтаж самопровозглашенных ДНР и ЛНР и вывод их войск и вооружений, а лишь определенный контроль над структурами республик в сфере безопасности.

При этом говорится, что международные полицейские будут переводить и переобучать персонал сил правопорядка ЛДНР. Переобучаться на «мирную службу» будут и военные самопровозглашенных республик.

Те, кого Украина называет боевиками и террористами, получают шанс при помощи «голубых касок» превратиться в официальных правоохранителей. Автор исходит также из необходимости прямых контактов Украины и представителей ДНР и ЛНР, чего Киев старательно избегает.

Однако возникает вопрос: почему же Киев не отверг этот план, если в нем так много невыгодных для него вещей, и почему Москва, напротив, не заявила о его поддержке?

Думаю, потому что, во-первых, Киев не может открыто критиковать идеи своих западных партнеров, поэтому ограничивается частностями, например заявлением замглавы МИД Елены Зеркаль о неприемлемости миротворцев из стран ОДКБ (а значит, не только белорусских, но и казахских). Во-вторых, Украина надеется, что изложенный Гоуэном план можно будет кулуарно отредактировать в выгодном для нее ключе. Ведь он только эксперт, а не государственный деятель. И изложение плана как самим Андерсом Фогом Расмуссеном в статье в «Ди Вельт» во время Мюнхенской конференции, так и спецпредставителем госдепа Куртом Волкером на самой конференции дают основания для таких надежд. Ведь они не озвучили никаких неприятных для Киева вещей.

С другой стороны, если б они озвучили хоть часть из того, о чем я говорил выше, то Москва, конечно, нашла бы хорошие слова о плане Гоуэна. Впрочем, если брать Кремль, то он не отверг этот документ, а лишь воспользовался им, чтобы вновь озвучить свою давнюю идею прямых контактов Киева и сепаратистов. Так, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 19 февраля на вопрос о миротворцах ответил: «Компромисс может быть достигнут исключительно в результате диалога. И в данном случае недостаточно иметь только диалог между Москвой и Киевом... Решать такие вопросы, абстрагируясь от позиции представителей непризнанных республик Донбасса, невозможно... Состав подобной миссии, режим размещения и цели размещения, конечно, не могут быть определены без согласования с республиками Донбасса».

Поскольку о таком согласовании в «плане Расмуссена» и говорится, то нельзя исключать, что позицию ОРДЛО по этому вопросу начнут напрямую зондировать представители Запада. Самый не вызывающий протестов Киева вариант — это контакты представителей ОБСЕ в контактной группе с посланцами самопровозглашенных ДНР и ЛНР, или замглавы СММ Александра Хуга с «руководством этих образований», а на этой неделе он как раз посещал Донецк и Луганск.

И нельзя исключать, что намеченная на март — хотя без точной даты — встреча Суркова и Волкера приведет к реальному прорыву.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Стая «хромых уток»

Вы узнаете: почему Порошенко не рискнет объявить парламентские выборы раньше...

Чей Крым

В атмосфере спекуляций о возможном «сговоре и новом переделе зон влияния» в ходе...

Облагайте квартиры, а не зарплаты

Политики-популисты меняют наши мизерные зарплаты на ничтожные пенсии

Украинцам разрешат платить по китайскому счету

В Украину идет крупнейшая в мире платежная система Китая — Pay Internationa

Спецназ предвыборной войны

Главная проблема с десятками миллионов наших льготников даже не в том, что никакой...

Убийство вместо спасения и реабилитации

14 из 28 государств Европейского Союза могут гордиться отсутствием дельфинариев

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Орхип Панько
22 Февраля 2018, Орхип Панько

Как бы по приличнее выразиться... Блин!!! Что за чес?! Во-первых, весь этот план даже не официальный документ, а просто филькина грамота, для замыливания глаз, морковка перед носом ишачка. Во-вторых, я что один вижу чистую иностранную интервенцию и РЕАЛЬНУЮ ОКУПАЦИЮ??! В-третьих, вы у граждан, у народа Донбасса спросили хотят они этого? Или честно верите, что они вот так взяли и забыли, как их утюжили "Точками У" и "Градами"?! Или вы думаете, что там реально бандиты с автоматами заставляют людей голосовать и батрачить??!
Я вот поспрашивал у людей... А на хрена нам этот гемор?! - ответили мне. Мы прекрасно сами разберемся, нам никакие "авторитетные человеки" и на не на.... Киев, говорят, пи3ит, как дышит, мы не верим ни одному слову и закону, потому что не исполняется и власти там у вас нет ни хрена, вы за свои базары ответы не несете... А русские нас не бросят, потому что этого хотят РУССКИЕ, а не один Путин... Он в отличие от вашего думает не "об выпить рюмку водки и дать кому-нибудь по морде" а о стране своей...
И воще, какой в здравом уме человек добровольно пустит к себе в дом чужака с оружием и диким желанием погенеральствовать???
Вот и думайте теперь.....

- 12 +
Виктор
22 Февраля 2018, Виктор

Хороший план на первый взгляд и в комментариях автора. Есть опасения Киева, опасения России и даже ДНР и ЛНР. Даже недоверие. И над всем этим честный международный надзор, гарант, состоящий из представителей запада, или их сотилитов, других Украина не допустит( читай запад руками Украины). Но вот только в непредвзятость и честность этих сил поверит только идиот. Так что это предложение очередная "почетная" капитуляция., просто в другой обертке. Но Россия еще не проиграла, чтобы капитулировать. Да и исход борьбы еще неоднозначен в пользу запада. Конечно бойцы в разных весовых категориях, если перенести аналогии в спорт, но более сильный не может позволить себе, даже среднюю травму, а тот что слабее, далеко не новичок, не во всем слаб, и ему главное не умереть.

- 12 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка