Боги из машин

№29–30 (868) 3 — 9 августа 2018 02 Августа 2018 1 4.8

Прилив «энтузиазма» в политических кругах Украины вызвало то, что госдепартамент США опубликовал декларацию о Крыме, в которой Соединенные Штаты не признают полуостров частью России.

«Как мы сделали в случае с декларацией Уэллеса 1940 г., США подтверждают, что их политикой является отказ от признания претензий Кремля на суверенитет над территорией Крыма», — говорится в декларации. Американские власти подчеркнули, что Крым был захвачен силой, и призвали Россию уважать принципы международного права и прекратить оккупацию полуострова.

Очевидно, что документ, обнародованный без привязки к какой-нибудь «круглой дате», но буквально накануне посещения госсекретарем Майклом Помпео конгресса, где он должен был отвечать на вопросы парламентариев о встрече в Хельсинки, имел целью дезавуировать многочисленные «неоднозначные» выказывания Дональда Трампа по «крымскому вопросу».

Но, как мне представляется, повода для оптимизма в Киеве декларация совсем не дает, причем причина этого как раз в упоминании декларации Уэллесса 1940 г.: этот дипломатический документ подписан замгоссекретаря Самнером Уэллесом 23 июля 1940 г., после присоединения прибалтийских республик к СССР. Декларация осуждала аннексию Прибалтики Советским Союзом. Действие декларации было прекращено в 1991 г. — с распадом СССР.

Проблема в том, что декларация Уэллеса на протяжении всего своего срока действия оставалась, извините за тавтологию, декларацией — документом, не имеющим практически никаких практических последствий. За исключением разве что следующего: западные страны не открывали в прибалтийских республиках свои консульства, а зарубежные активы прибалтийских государств не были переданы СССР. На базе этих активов функционировали «правительства в изгнании», не обладавшие, впрочем, дипломатическим статусом.

При этом никто не препятствовал западным компаниям развивать сотрудничество с партнерами в прибалтийских республиках, в их гавани заходили корабли под любыми флагами, никто не отказывался принимать советские корабли, приписанные к прибалтийским портам, и т. д. Можно, конечно, говорить, что непризнание де-юре, «сработало» в 1991 г., но ведь и остальные советские республики стали тогда независимыми, хотя их пребывание в составе СССР никто не оспаривал.

Конечно, всякое сравнение хромает — в случае с Крымом (в отличие от Прибалтики) речь идет об аннексии не всей территории государств, а лишь части одного государства. Поэтому в данной ситуации не может быть структур, которые функционировали бы подобно прибалтийским правительствам в изгнании.

С другой стороны, в ситуации с Крымом налицо экономические санкции, аналогов которых не было относительно Прибалтики: запреты получения виз жителям Крыма с российскими паспортами, импорта продукции крымских предприятий и захода кораблей в крымские порты, невозможность воспользоваться на полуострове банковскими картами Visa и Mastercard и т. п.

Вследствие этих санкций крымчане и крымские предприятия в России фактически ограничены в своих правах и возможностях по сравнению с прочими россиянами, а вот у жителей прибалтийских республик и расположенных там предприятий никаких дополнительных ограничений не было. Хотя, конечно, следует сделать и поправку на время» — в ситуации с Прибалтикой у Запада не было таких точных и всеобъемлющих средств контроля за движением капитала и товаров, которые существуют в наши дни.

Однако уровень крымских санкций в любом случае заметно ниже, чем санкций, связанных с войной в Донбассе, а в нынешней декларации госдепа не только нет никакого обещания их повысить, но и — напротив — вообще отсутствует слово «санкции».

Так что ссылку на декларацию Уэллеса следует воспринимать не столько как подтверждение твердой позиции США, сколько как намек на возможное решение проблемы в будущем — США не станут признавать вхождение Крыма в состав России де-юре, но это не будет иметь никаких практических последствий. Так что радость в Киеве явно преждевременна.

Более приятный сигнал Банковая получила от американского посольства, в Твиттере которого сделана следующая запись: «В современной демократии прокуроры, (которые. — С. Б.) манипулируют свидетелями и препятствуют правосудию, подают в отставку ради сохранения репутации своего учреждения и верховенства права». Так американское диппредствительство отреагировало на решение квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров (КДКП), которая рассмотрела жалобу директора Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) Артема Сытника на руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) Назара Холодницкого. Несмотря на то, что Сытник просил освободить Холодницкого с должности, КДКП ограничилась лишь выговором.

Как известно, Твиттер американского посольства, а тем паче — более статусные источники (комментарии в соцсетях в современной дипломатии относят к низшему, даже полуофициальному уровню реагирования) в последние годы воспринимаются в Украине как «бог из машины».*

Т. о. напрашивается вывод, что в конфликте между САП и НАБУ, за которыми соответственно стоят «фронтовики» Арсена Авакова и Петр Порошенко, американцы приняли сторону последнего. И такой вывод будет сделан многими, включая тех, кто не определился, чью сторону принять, точнее — принимают такие решения в зависимости от быстро меняющейся конъюнктуры постоянно. Тем паче что в последнее время американский «бог из машины» не столь часто проявлял себя, т. е. повод там сочли веским.

Но я бы не спешил с такими выводами. Скорее американцы опасаются, что углубление внутривластного конфликта в Украине и ослабление позиций действующего президента ниже некоего критического уровня способно погрузить политическую ситуацию в стране в состояние полного хаоса, что им совершенно не нужно. Разумней дать Порошенко спокойно доработать до окончания своей каденции, а там уже строить свою украинскую политику — исходя из новых реалий. Причем весьма возможный вариант, при котором и при новом президенте Аваков сохранит свое влияние, их наверняка не устраивает.

Если же смотреть на ситуацию шире, чем через парадигму сложных отношений президента и министра внутренних дел, то есть все основания считать, что за океаном разочаровались во всех руководителях созданных по их же настоянию антикоррупционных органов. Ведь последние, вместо того чтобы стать «карающей дланью» для всей украинской элиты, механизмом контроля и управления ею, активно втянулись в клановые разборки. И почему бы не начать процесс избавления от них с Назара Холодницкого, когда появился такой удачный повод?

К слову, и КДКП, созданная по тем же рекомендациям, в соответствии с той же «идеологией» и «перехватившая» у руководства Генпрокуратуры ключевой, на мой взгляд, рычаг управления любой структурой — возможность назначать и снимать кадры, этим эпизодом показала самостоятельность не только от руководства Генпрокуратуры (Юрий Луценко выступал за снятие Холодницкого), но и от зарубежных «кураторов».

Да и в целом нельзя не отметить, что вместо тотального контроля западными «партнерами» местных элит и Украины в целом можно говорить об определенном восстановлении суверенитета Украины, во всяком случае — о большей самостоятельности ее власти. «Методов» контроля у Запада осталось не так много — перейти определенную грань в публичной критике властей страны, ставшей «жертвой российской агрессии», западные лидеры не могут — так же, как и слишком резко изменить курс в отношении нее.

Транши МВФ и без того становятся все более абстрактным понятием. Конечно, остается лишь активная и весьма прожорливая армия «грантоедов», еще недавно способная «загрызть» любого, на кого будет направлен указующий перст работодателей. Однако, как показывает опыт, ныне даже публикация данных об офшорных и прочих махинациях хотя и может еще нанести удар по имиджу политика, но удар отнюдь не нокаутирующий, позволяющий остаться на ногах. Народ привык.

Потому, уверен, хоть «война компроматов», естественно, и будет иметь место, но она не станет ключевым фактором в уже по сути стартовавшей президентской гонке. Избиратель будет обращать внимание не на привычный компромат, а на другие вещи. В этом контексте важным моментом, способным серьезно изменить имеющиеся расклады, может стать элегантно — с политтехнологической точки зрения — поданное вхождение Виктора Медведчука в партию Вадима Рабиновича «За життя».

Лидер «За життя» в целом воспринимается (в т. ч. и сторонниками) как спойлер и один из вариантов «кандидата против всех». А Виктор Медведчук и вовсе (несмотря на громкое имя и достойный послужной список) пока ни в одном из президентских рейтингов не фигурирует — так же, как, к примеру, Арсен Аваков. Но вот объединение Рабиновича и Меведчука действительно может дать мощный эффект синергии. И причина его как раз в репутации последнего как человека, имеющего близкие связи с Кремлем. Не зря и совершенно логично Вадим Рабинович «предложил» ему направление по восстановлению мира на юго-востоке Украины и восстановление связей со странами СНГ.

Но именно эта репутация Медведчука и способна привлечь «антимайданный» электорат, который ждет от новой власти в первую очередь именно этого, а заодно — освободить самого Рабиновича, «разрабатывающего» именно это электоральное поле, от подозрений, что он-де «засланный казачок» Банковой. Т. о. и Медведчук становится еще одним Deus ex machina.

Однако если «интеграционные» процессы на «антимайданном» фланге дальше не пойдут, то с появлением тандема Рабинович—Медведчук шансы кандидата от Оппоблока (наиболее вероятен Юрий Бойко) на выход во второй тур значительно снижаются. Значит ли это, как поспешили заявить многие наблюдатели, что Москва полностью отказалась от поддержки Оппоблока и решила сделать ставку на иные политсилы?

Я бы не был столь категоричен. В отличие от многих коллег я не рассматриваю ситуацию в «черно-белой» проекции, где, скажем, Виктор Медведчук чуть ли не любой свой шаг должен, мол, директивно согласовывать с российским руководством. Медведчук имеет, как считается, доверительные отношения с российским лидером, но это, без сомнения, вполне самостоятельный, национально мыслящий (чему свидетельством его активное участие в организации обмена пленными между Киевом и Донбассом) и влиятельный политик.

Во всяком случае ситуацию, когда из Москвы указывают Медведчуку, с кем «дружить», а с кем нет, представить совершенно невозможно. Скорее там прислушиваются к мнению самого Медведчука относительно того, с кем из украинских политиков можно иметь дело. И его «роман» с Вадимом Рабиновичем отнюдь не выглядит сенсацией — ведь еще в ноябре минувшего года близкий к Виктору Медведчуку Нестор Шуфрич перешел из Оппоблока в «За життя».

И это была не рокировка, а прощупывание поля для занятия его ключевой фигурой.

В сложившейся позиции сделан сильный ход. Будем ждать дальнейшего развития большой политической игры.

*«Бог из машины» — Deus ex machina — выражение, означающее неожиданную, нарочитую развязку той или иной ситуации, с привлечением внешнего, ранее не действовавшего в ней фактора. В античном театре выражение обозначало бога, появляющегося в развязке спектакля при помощи специальных механизмов (например, «спускающегося с небес») и своим «административным ресурсом» развязывающего запутанную интригу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Мутно и непрозрачно лоббируются интересы украинских...

Западные СМИ, фонды и исследовательские структуры проявляют живой интерес к личностям...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Полный пенсион

В США и других развитых странах все более популярно движение «жить лучше — за...

Из Москвы намекают о возможности признания...

Вы узнаете: как смерть Захарченко аукнется в Москве и Киеве; кто и зачем тасует...

Последний день лета

Вы узнаете: чем Александр Захарченко отличался от Ахмеда Ясина, почему его гибель...

Порошенко подкладывает своим сменщикам свинью

В угоду своим предвыборным целям Порошенко готов поставить Украину в непростую...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Виктор
05 Августа 2018, Виктор

Скорее ситуация заключается в том , что на электоран уже реально всем пофиг. И сам электорат понимает , что на него начхать, поэтому ни на что не реагирует. А поскольку смысла в электорате нет, финансировать его реагирование никто не спешит, выгоднее вложиться в карманную армию активистов, тем более полусотня вооруженных активистов куда более весомый аргумент, чем 2-3 тыс митингующего электората, и обходятся дешевле потому как требуют только политической крыши чтьбы безнаказано самообеспечаться.

- 5 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка