Что принесет Украине возвращение США в Европу

№39(961) 13 – 19 ноября 11 Ноября 2020

Президент Трамп, скорее всего, так и не признает своего поражения и не станет сотрудничать с представителями окружения Байдена, что не позволит заранее подготовить транзит власти.

Вследствие этого новая администрация США вынуждена будет уже после инаугурации Байдена потратить время на создание механизмов взаимодействия с бюрократическим аппаратом и на замену чиновников, занимающих ключевые посты в важнейших ведомствах. Поэтому ранее второй половины февраля, по-видимому, Вашингтон не сможет приступить к реализации нового внешнеполитического курса, хотя некоторые, самые важные изменения — вроде восстановления доверительных отношений между США и Германией и присоединения Соединенных Штатов к Парижским соглашениям по борьбе с изменением климата — могут произойти уже в первые дни правления нового американского президента.

Однако стойкое нежелание действующего президента США играть по общепринятым правилам не сможет надолго задержать переход к новому геополитическому курсу, который будет во многом принципиально отличаться от внешней политики Трампа. Поэтому уже в марте мы можем стать свидетелями резкого усиления американского воздействия на положение дел в Евразии, что приведет к новой расстановке сил в ключевых регионах, в т. ч. в Восточной Европе.

Правда, не стоит забывать, что демократы не сумели добиться большинства в сенате, а потому Байден будет серьезно ограничен в своих действиях.

Однако у американского президента все же достаточно полномочий, чтобы добиться улучшения испорченных Трампом отношений с традиционными американскими союзниками (прежде всего с Германией) и заставить региональные державы, решившие воспользоваться в собственных интересах изоляционистским курсом Трампа (в первую очередь Турцию), несколько поумерить свои амбиции.

Не секрет, что многие украинские политики всерьез рассчитывают на то, что Байден будет оказывать сильное давление на Россию, принуждая ее к скорейшему урегулированию донбасского конфликта и возвращению Крыма в состав Украины.

Нужно сказать, что заявления самого Байдена, неоднократно обещавшего, что он сумеет эффективно противостоять российской экспансии, дают основания для подобных ожиданий.

Что касается донбасского конфликта, то очевидно, что будущая американская администрация, которая намерена содействовать укреплению внутреннего единства Евросоюза, напрямую заинтересована в том, чтобы на востоке Украины наконец установился прочный мир.

Пока на Донбассе сохраняется напряженность, существует опасность роста внутренних противоречий в ЕС. Страны, заинтересованные в сохранении тесных экономических связей с Россией (Германия, Австрия, Италия, Франция), будут пытаться отодвинуть на второй план противоречия, возникшие между Россией и Евросоюзом. А Польша, стремящаяся играть самостоятельную геополитическую роль, в союзе с некоторыми другими восточноевропейскими государствами будет содействовать повышению напряженности в отношениях с Россией, чтобы снизить влияние Германии на европейскую внешнюю политику и подчеркнуть собственную значимость в качестве форпоста против российской экспансии.

Администрация Байдена не может допустить, чтобы возникла ситуация, когда ей придется выбирать между Берлином и своими восточноевропейскими союзниками. Поэтому Вашингтон будет добиваться устранения источника международной напряженности, которой умело пользуются Польша и страны Балтии для усиления своих позиций.

Соответственно, следует ожидать, что одним из главных внешнеполитических приоритетов новой американской администрации станет урегулирование донбасского конфликта.

Скорее всего, Вашингтон вернется к той политике, которая проводилась в 2015—2016 гг. администрацией Обамы, пытавшейся создать условия для восстановления мира на Донбассе посредством достижения компромисса между Украиной и Россией, учитывающего интересы США и ЕС. Хотя бывшему президенту США тогда не удалось полностью остановить боевые действия, их интенсивность существенно снизилась. Россия получила возможность поддерживать тесные экономические связи с ЕС несмотря на то, что восточноевропейские союзники США призывали к объединению Европы для борьбы с российской экспансией.

Вполне вероятно, что и на этот раз Вашингтон будет сочетать жесткую риторику в адрес Москвы, усиливающую позиции Польши и стран Балтии, с укреплением альянса с Германией, которая попросту не может отказаться от тесного экономического сотрудничества с Россией (и не желает этого делать).

Только теперь американская администрация, как можно предположить, будет более энергично добиваться урегулирования конфликта, поскольку внутреннее единство Евросоюза, расшатанное Трампом, сегодня намного слабее, чем четыре года назад.

Разумеется, Вашингтону для этого придется задействовать средства экономического и политического давления на Москву, чтобы заставить ее отказаться от планов превратить Донбасс в регион, удерживающий Украину в сфере российского влияния.

США, по всей видимости, будут добиваться от России передачи Украине контроля над участком границы, проходящим по территории ЛНР и ДНР, до проведения выборов в самопровозглашенных образованиях.

Но подобная политика по отношению к России непременно будет сопровождаться выдвижением жестких требований в адрес Украины, руководство которой должно обеспечить принятие закона об амнистии. Это, кстати говоря, должно предшествовать значимым уступкам с российской стороны. Без предварительного объявления амнистии речь следует вести не об урегулировании, а о капитуляции.

Но к подобному завершению донбасского конфликта Москва явно не готова.

В этой связи возникает вопрос: как добиться принятия закона об амнистии (а также других законов, необходимых для проведения мирного урегулирования) в рамках нынешней украинской политической системы, в которой, как оказалось, сломаны механизмы, обеспечивающие принятие важных решений?

Противостояние президента с Конституционным Судом еще раз доказывает, что проведение сколько-нибудь последовательного политического курса может натолкнуться на неожиданные и труднопреодолимые препятствия. А попытка быстро разрешить возникшую проблему может вызвать глубокий политический кризис, способный завершиться приходом к власти новых сил, с которыми внешним игрокам придется договариваться заново.

Необходимость создания политических механизмов, которые позволили бы украинской стороне последовательно двигаться к разрешению донбасского конфликта, может потребовать переформатирования украинской политической системы. В том случае, если Владимир Зеленский так и не сумеет доказать, что может выполнять свои обязательства перед внешними игроками, Украину, по всей вероятности, ожидают досрочные парламентские (и, возможно, президентские) выборы. При этом США могут сделать ставку не на оппонентов и противников Зеленского, а на политиков, находящихся сегодня в тени или колеблющихся между противоборствующими сторонами.

Аналогичным образом поступила в 2014 г. администрация Обамы, поддержав Петра Порошенко, не принимавшего активного участия в свержении Януковича и не рассматривавшегося после победоносного окончания «революции достоинства» в качестве одного из претендентов на верховную власть. Как представляется, подобный выбор американской администрации тогда был обусловлен тем, что фигура Порошенко не вызывала отторжения ни у России, ни у ЕС, а сам Петр Алексеевич казался политиком, не только способным восстановить внутреннее спокойствие, но и готовым выполнять свои обязательства перед внешними партнерами.

Американская администрация просчиталась. Порошенко решил, что ему выгоднее вести собственную игру, используя конфликт с Россией для усиления своих внутриполитических позиций.

Тем более что, как правильно рассчитал Петр Алексеевич, США и ЕС все равно будут вынуждены поддерживать Украину, находящуюся в конфликте с Россией, поскольку не могут допустить, чтобы Москва силой изменила ситуацию в свою пользу.

Попытки американской администрации найти политического деятеля, способного стать противовесом Порошенко и ограничить его влияние, оказались безуспешными.

Главным итогом правления Порошенко стала дальнейшая деградация украинской политической системы, которая, нужно заметить, продолжилась и после прихода к власти Владимира Зеленского.

Нет никакой гарантии того, что ставка Вашингтона на этот раз окажется более успешной.

Поэтому так важно, чтобы украинская власть хотя бы попробовала самостоятельно починить механизмы, обеспечивающие принятие решений, и первая сделала шаги к установлению на Донбассе прочного мира, не дожидаясь, пока администрация США возьмет инициативу в свои руки.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Необоснованный страх и несбыточные мечтания

Внешнеполитические планы администрации США вызывают у Москвы необоснованные...

Призраки и игры в три-четыре руки

Становится все более очевидным, что «минский процесс» подходит к «точке...

В новый год —с новыми налогами

Принимаются законы, которые дают добро завозу в страну бывших в употреблении машин...

Искусство игры в поддавки

Пересмотр или отмена Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом — это начало...

Удачные комбинации, сильные опции, новые креатуры

Скандал с музеем майдана способен уничтожить имидж Порошенко, причем именно среди его...

Экстраполяции и намеки

Пока в треугольнике Москва—Берлин—Париж присутствует куда более сильный и...

Ковид выходного дна

Имеем полную разобщенность как между ветвями, так и уровнями власти. И очередной...

Свободу на карантин

Неоднозначный закон «О медиа» получил прямую поддержку из посольства США

«Призрак коммунизма» вмешался в президентскую гонку

Часть американского общества, открыто заявившая о своих симпатиях левым взглядам,...

Закон и пряник

Консенсус ключевых мировых игроков свелся к тому, что карт-бланш на этнические чистки...

Долгий подсчет, неясные перспективы

Во многих местных советах складываются причудливые конфигурации и происходит...

Кто подставил президента?

Впервые предложен план реальной реинтеграции ОРДЛО в Украину

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка