Cвященник, женщина и гость

№21(820) 26 мая -- 1 июня 2017 г. 25 Мая 2017 5

О визите в Грузию бывшего московского мэра

В стране, подарившей миру Важу Пшавелу — великого грузина, обессмертившего свое имя проникновенными строками, в частности, таким литературным шедевром, как поэма «Гость и хозяин», разразилась нешуточная дискуссия на тему: почему не был арестован приехавший в Грузию в гости бывший мэр Москвы Юрий Лужков? Вопрос и впрямь животрепещущий. Ну как тут не вспомнить отрывок из упомянутой поэмы Важы Пшавелы:

Вы что, с ума сошли, кистины?

Чей гость тут связан, чуть живой?

Зачем, презрев закон старинный,

Вы надругались надо мной?

Клянусь вам верой Магомета,

Гостеприимство — наша честь!

А если вы забыли это,

Так у меня оружье есть!..

Сегодня гость он мой, кистины!

И если б море крови был

Он должен мне, здесь нет причины,

Чтоб горец гостю изменил.

Не буду вдаваться в политические детали всей этой истории — о них много сказано. Вспомнили о том, что мэр Москвы неоднократно посещал сепаратистские Абхазию и т. н. Южную Осетию, чем нарушил закон об оккупированных территорях, что после августовской войны-2008 он чуть ли не заново отстроил половину Цхинвали...

Кстати, последнее обвинение вызывает определенные вопросы. Если считать, что Цхинвали — грузинский областной центр, а его жители — граждане Грузии, то за новостройки в этом городе Лужкова следует не ругать, а благодарить, не так ли?

Впрочем, оставим политические детали спора, коснемся лишь моральной стороны вопроса. Как должен был поступить священник церкви села Канда Каспского района о. Серафим с прибывшим к нему в гости московским экс-мэром? О. Серафим известен в Грузии тем, что ведет в своей церкви богослужение на арамейском языке — языке Иисуса Христа, чем, скорее всего, и был вызван интерес московского гостя к небольшой церкви в селе Канда.

Многие доморощенные политики не постеснялись обругать о. Серафима. По их мнению, он не должен был впускать Юрия Лужкова в свою церковь. Сам священник говорит так: «Послушайте, люди! Говорят, что ажиотаж по поводу посещения Юрием Лужковым бого-служения в нашей церкви связан с тем, что он оккупант. Но хотел бы спросить: разве я присвоил ему звание почетного гражданина Тбилиси и Батуми? Разве меня, а не его благодарила вся страна за то, что он заново отстроил первую классическую гимназию в Тбилиси после кровопролитной гражданской войны 1991—1992 гг.?

Отец Серафим и Юрий Лужков

Человек пришел присутствовать на богослужении — разве я был вправе запретить ему это? Двери церкви открыты для каждого — будь то политик или простой крестьянин. Главное — на территории церкви я никому не дам права говорить о политике. Но и выгонять никого не стану. И свое мнение выскажу каждому — и другу, и врагу, кто бы он ни был. Таково мое личное мнение, и если оно кому-то не по душе, прошу прощения».

Итак, священник поступил так, как поступил. А как бы, интересно, поступила женщина, олицетворяющая, как известно, святость домашнего очага, что бы она сделала, если бы к этому очагу пришел пусть непрошеный, но гость, статус которого в Грузии всегда был окружен особым пиететом?

Ответ на этот вопрос с фельдфебельской прямотой дала бывший министр обороны Грузии Тина Хидашели: будь она на месте о. Серафима, она выгнала бы Лужкова из церкви. И уточнила: «Отец Серафим говорит, что не понимает, перед кем ему надо оправдываться. Именно это и вызывает сожаление. Никто ни перед кем не должен оправдываться. А объясниться надо бы. Понятно, что из церкви он не мог прогнать Лужкова. Но я, например, прогнала бы. Это личностный выбор».

Сказано сумбурно, но понятно. Видимо, последняя должность в правительстве наложила неизгладимый отпечаток на характер г-жи Хидашели. Не будем ее за это судить. Просто сопоставим две точки зрения — священника и женщины-экс-министра, и вывод каждый сделает сам — кто из них прав.

Примечание.

Согласно сюжету поэмы Важы Пшавелы, кистин (чеченец) по имени Джокола случайно встречает в лесу заблудившегося грузина Звиадаури и, не признав в нем кровного врага, некогда убившего его брата, приглашает на ночлег домой. Об этом узнают другие кистины — односельчане Джоколы. Возмущенные его поступком и жаждущие мести, они врываются в дом к Джоколе, захватывают грузина и собираются его убить. Но Джокола, движимый долгом гостеприимства, встает на защиту врага. Оба они погибают...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Совпадения, комбинации, перспективы

Тема мирного урегулирования на Донбассе становится трендовой для любого политика

Children of Soros

Наблюдаем редкий случай: слово, придуманное и введенное в обиход в Украине, получило...

Об «уникальном шансе» вернуть Крым

Вновь активизировалась широкая дискуссия о скором (или не очень)  возвращении...

Цугцванг и не только

Страна вздохнула с облегчением, когда эпопея с захватом заложников в Луцке...

Терроризм в законе и вне его

Инцидент с захватом заложников в Луцке – вне зависимости от возможного наличия и...

Жизнь на воде

Я «водяной»… Именно так отреагировал мой знакомый на вопрос о месте своего...

Конец «Минска» и предвыборный ажиотаж

15 июля Рада приняла, на первый взгляд, совершенно «техническое» постановление о...

Интриги, сценарии, спектакли

Неделю назад мы констатировали, что состоявшаяся в Берлине встреча представителей...

Проблема паразитизма

О сворачивании социальной составляющей украинского государства мы предупреждали...

Опасная связь?

В последние годы много дискутируют по поводу того, опасна или нет мобильная связь, как...

Ставки высоки: ничего случайного

3 июля в Берлине состоялась встреча представителей «нормандского формата» по...

Паутина виртуала: как интернет вещей влияет на нашу...

По информации агентства Bloomberg, фитнес-индустрия, с суммарным доходом $368 млрл. в год,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка