Дело 2 мая — не «ни за что», а «не за то»

№38(834) 22—28 сентября 2017 г. 21 Сентября 2017 1 4.5

18 сентября многих людей, следящих за процессом т. н. узников 2 мая, всколыхнуло решение Ильичевского суда — оправдать тех, кто провел за решеткой последние три с лишним года в связи с событиями одесской трагедии 2014 г. Естественно, сидели все это время лишь представители неправильной с точки зрения власти стороны — Куликова поля, антимайдана и т. д. Поэтому признание судом несостоятельности доказательств обвинения можно считать настоящей сенсацией.

Кризис доверия к правоохранительной системе и к власти в целом снова привел в Одессе к жестоким столкновениям. 20 сентября массовые беспорядки спровоцировала реакция граждан на другой скандальный пожар — в детском лагере «Виктория». , УНИАН

Но, как говорится, было две новости, хорошая и плохая. Радоваться за людей, уже официально проведших три года в тюрьме ни за что, приходится недолго и уж точно не за всех. В зал суда вошли представители СБУ и ГПУ, и прокуратура Одесской обл. прямо в зале Ильичевского городского суда объявила о подозрении Сергею Долженкову и гражданину РФ Евгению Мефедову по ст. 110 УК (посягательство на территориальную целостность Украины). Ночью Киевским районным судом Одессы была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей в течение 60 суток.

«Нет ни одного доказательства»

«2000» регулярно знакомили читателей с ходом дела 2 мая, но имеет смысл напомнить суть происходящего в Одессе. В то время как виновные пожара в Доме профсоюзов властью и правоохранительными структурами игнорируются, а расследование даже не спускается на тормозах, а просто парит в какой-то другой реальности (в которой время от времени ГПУ просит Европу о помощи, а отчет экспертов Международной консультативной группы от Совета Европы витиевато обходит вину штурмовавших Куликово поле в трагедии), в то же самое время другое расследование проводилось — против группы «куликовцев», причастных — по версии обвинения — к беспорядкам на Греческой площади в трагический день 2 мая. Это дело было очень уместно для власти и СМИ для замены «настоящего дела 2 мая», которое пока невозможно.

Но с делом этим — почти как с украинскими постмайданными реформами — с самого начала что-то пошло не так. То ли у занимавшихся подготовкой обвинительной базы не было вдохновения, то ли профессиональных навыков, то ли внутренней убежденности, а — возможно — и ненависти к идеологическому оппоненту было слишком много для равновесия в головах, но с юридической стороны все было настолько плохо, что огромных усилий стоило даже найти судей, готовых в это дело окунуться.

Дело «футболилось» одесскими судами в лучших традициях местной команды «Черноморец». В итоге, как видим, мяч долетел в соседний Ильичевск, уже превратившийся в Черноморск, при этом задержанным продлевалось пребывание под стражей, а если с этим возникали проблемы (ведь продлевать было не за что — и в 2014-м, и в 2017-м), то правосудию помогали его лучшие друзья — «активисты».

Ярчайшим примером было то, как в ноябре 2015-го Малиновский суд сначала решил, что оставшиеся пять обвиняемых могут быть выпущены под залог (как ранее еще пять человек, проходящих по тому же делу), но, столкнувшись лицом к лицу, точнее к балаклаве, с другой (разумеется, во всем правой) стороной, все отменил, о чем «2000» тогда же сообщили читателям.

В общем, с делом этим у судей было сплошное расстройство и нервное напряжение. При этом сложилось впечатление, что этот печальный судейский цирк будет продолжаться еще очень долго. Но все же это оказалось не так. Где-то в жерновах власти что-то было перетерто, и рассыпавшееся в прах дело решено было предать земле, а сразу за этим возродить новые подозрения и дела.

И вот 18 сентября на заседании суда мы услышали от Ильичевского суда много интересного. В частности, в суде были зачитаны заявления родственников четырех погибших на Греческой (всего смертельных случаев в этой части города 2 мая было шесть), которые не видели вины подсудимых в этом.

Напомним, евромайдановец Сергей Ходияк, который был задержан по подозрению в стрельбе из охотничьего ружья на Греческой, из-за чего, по версии следствия, погиб один человек, а шесть человек были ранены, отпущен почти сразу еще в 2014-м и вскоре забыл и о домашнем, и о каких-либо еще арестах.

Суд признал несостоятельными показания ключевого свидетеля обвинения Александра Посмиченко. Как сообщает интернет-издание «Таймер», «судьи сослались на тот факт, что Посмиченко неоднократно отказывался давать показания, а когда все-таки давал их в зале суда, то путался и противоречил сам себе. Судьи констатировали, что, находясь в зависимости от следствия, Посмиченко мог оговорить подсудимых, а потому его показания могут быть недостоверными». Об этом также неоднократно писалось, но теперь это признал и суд.

Далее суд назвал сомнительными приведенное в качестве доказательств фото и видео — прокуратура не предоставила оригиналы, а лишь отредактированные версии, экспертизы прокуратуры, как сообщается, «проведены не по результатам осмотра самих тел, а по неким меддокументам, составленным непонятно кем и на непонятно каком основании». «Нет ни одного доказательства, подтверждающего обвинение. Более того, обвинение даже не пыталось доказать вину», — цитирует «Таймер» зачитываемое судьей решение.

Те, кого попросили остаться

Далее — развязка: оправдание и новое подозрение и задержание. Между постановлением суда и заходом в зал представителей прокуратуры и СБУ, потребовавших журналистов уйти, прошло всего несколько минут.

Подозрение коснулось двух человек, наиболее раскрученных в медиапространстве Сергея Долженкова и россиянина Евгения Мефедова. Остальные пока остаются оправданными. Интересно, что прокуратура снова не мудрствовала лукаво и использовала в качестве аргумента заявление, написанное неравнодушным одесситом как раз в ноябре 2015 г., когда «активисты» заставляли судей не выпускать «куликовцев» под залог. В том заявлении и говорилось об автопробеге в марте-2014 с российским флагом и якобы призывами к неподчинению центральной власти Украины.

В выложенном в Фейсбуке адвокатом Валентином Рыбиным (кстати, Юрий Луценко уже поручил лишить его свидетельства на занятие адвокатской деятельностью — хештеги правовое государство и юридическое образование) подозрении, подписанном прокурором отдела прокуратуры Одесской обл. Юрием Богомоловым, говорится, что Мефедов и Долженков 28 марта 2014 г. совершили автопробег, посвященный 70-летию освобождения Николаева от фашистских захватчиков, при этом открыто демонстрировались российский, андреевский и черно-желто-белый флаги, вдобавок звучало «Вперед, славяне» и «Вперед, русичи».

Среди прегрешений перечисляется возложение цветов к памятнику героям-ольшанцам. В числе фраз, инкриминируемых прокуратурой как «посягательство на территориальную целостность Украины», есть такие слова Мефедова: «Мы одесситы, «одесская дружина», приехали возложить цветы нашим героям-ольшанцам, которые в количестве более полусотни положили семьсот вооруженных немецких захватчиков. Это были одесситы, это была морская пехота, поэтому мы отдаем им дань памяти. Сегодня в этот день мы не остановимся, мы будем дальше продолжать нашу борьбу в память наших великих предков».

Оставим за скобками мнение суда, хотя бы и Ильичевского, об оригиналах записей и т. п., но что, такие слова действительно служат в правовом государстве доказательством сепаратизма?

В таком правовом государстве, как Украина, видимо, служат, потому что в рядах провернувших операцию по трансформации развалившегося дела 2 мая в дело обычных рядовых сепаратистов, кажется, довольны собой. Ведь теперь не нужно искать в темной комнате черную кошку с доказательствами (с трудом протискиваясь между слонами не тех улик), а можно перейти на простое и понятное «агент Путина», «российский захватчик».

Возьмем, к примеру, пост такого большого знатока событий того дня, как депутат Алексей Гончаренко, штурмовавшего (в своем блоге), а потом уже не совсем штурмовавшего Дом профсоюзов. «Мы часто критикуем наши суды и имеем на это все основания, но в данном случае мы должны поблагодарить суд за то, что он не исходил из политических соображений, не пошел на поводу у тех, кто собрался у здания суда, а сказал правду. Правду о том, что, к сожалению, вина подсудимых не доказана. Сегодня был вынесен вердикт следственным и правоохранительным органам Украины. СБУ сделало правильный шаг, повторно задержав Мефедова и Долженкова по другой статье обвинения — посягательство на территориальную целостность. Теперь, я надеюсь, их вина будет доказана», — написал Гончаренко.

Т. е. не посадили не «ни за что», а «не за то». У нас же есть правосудие и суд, и Гончаренко ими доволен. Просто плохо велось расследование, за сделку со следствием человек оговорил других, а потом отказался от этого. Зато теперь есть целое заявление о возложении цветов в Николаеве — это в корне меняет дело.

Ну не получилось доказать, что на Греческой «куликовцы» убивали людей, тем более что только один из шести погибших там относится обычно к стороне евромайдана. Это неважно, главное, что задержанные есть. Как же не найтись для них статьям! Правило работает и наоборот, для «хороших» людей никакие улики поводом не будут. Другое дело, что предоставить врагам закон украинские следственные органы оказались не в состоянии. Чего нет — того нет.

Ну отсидели люди больше трех лет, как установил суд, ни за что, такое бывает и в правовых государствах. Зато как оперативно к этим людям (двум из них) было доставлено новое подозрение! И снова можно сидеть, пока суд да дело, да снова суд, да снова дело.

Впрочем, все равно показательна риторика Ильичевского суда (помимо самого оправдания), и неудивительно, что многие «одесские патриоты» всполошились. «Сьогодні випустили бойовиків ОНР. А завтра посадять Севу і Ходіяка, післязавтра заведуть на нас усіх справи за те, що «2 мая мы жглі одесситов?» — пишет известный одесский националист Богдан Осинский. «Сева» — это Всеволод Гончаревский, зафиксированный в числе тех, кто пинал ногами выпрыгнувших из окон людей у Дома профсоюзов. Его тоже в августе 2014-го ненадолго задержали.

Волноваться этим персонажам, конечно, пока не о чем, но слово «пока» в этом предложении имеет значение. Да и в, конце концов, бывают не только одесские-ильичевские суды.

ОТ РЕДАКЦИИ

Придут ли на замену районным судам «эскадроны смерти»?

Решение Ильичевского суда по одному из эпизодов одесской трагедии не только не удовлетворило никого и не сняло никакие вопросы — они лишь обострило общественное противостояние.

Причем противостояние это лишь в малой степени касается «пророссийских боевиков» и «националистических радикалов». Практически все сегменты общества оказались неудовлетворены в первую очередь работой следствия. Кто-то считает, что обвинение фигурантам дела 2 мая были дутые, явно сфабрикованные, кто-то — что следствие всеми силами пыталось замять вину арестованных, и спустить дело на тормозах, не принимая во внимание многочисленные попытки журналистских и общественных расследований скандального дела, кто-то — что реальных виновных вообще не пытались искать. Но нет, пожалуй, ни одного человека, кто бы верил, что следователи и чины МВД, ГПУ отработали беспристрастно и с полной отдачей.

Наше государство не только не умеет выглядеть убедительно, но даже не пытается больше делать это. В результате госмашину воспринимают не просто как неэффективную — люди с самыми противоположными политическими взглядами считают ее откровенно враждебной. Так, по итогам этого одесского дела одни уверяют, что государство пытается быть репрессивным по отношению к несогласным с курсом власти на утверждение в стране идеологии крайнего национализма, другие — что оно не способно защитить страну и население от реванша антиукраинских и антидержавных сил.

Раздражение нарастает, и оно обязательно найдет себе выход. Одному из оправданных, ранее находившемуся под домашним арестом, почти тут же «неизвестные», не согласные с оправдательным приговором, проломали голову и сломали ребра. Это говорит не только о радикализации общества, но и о тотальном недоверии и даже презрении как к правоохранительной, так и судебной системе. Хочешь правосудия, справедливости (какой она тебе видится) — сделай все сам: сам расследуй, сам вынеси приговор, сам приведи в исполнение. Конечно, это тупик. Ведь если государство теряет монополию на насилие, в такой стране жить становится смертельно опасно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Второе пришествие Бидзины Иванишвили

Бидзина Иванишвили cогласен вновь возглавить партию «Грузинская мечта»

От заката столетия демократии к глобальному...

Либеральная демократия скатилась с пьедестала беспрецедентной экономической мощи до...

Тревога и скепсис

В России со скепсисом смотрят на намерение Украины выйти из СНГ, с тревогой — на...

Загрузка...

Первые залпы прямой наводкой

Вы узнаете: есть ли у Авакова президентские амбиции, в обмен на что Петр Порошенко...

«Холодная война» как шанс на второй срок

Если вам кажется, что какой-то пиар бесконечно плох — значит, он просто имеет других...

На втором фронте без перемен

В отношениях Украины с Россией возник новый конфликт. В конце марта близ косы...

«Новичкам» здесь не место

Дело с отравлением экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии вбило еще один клин...

Век неба не видать

Кладбище «бумажных самолетиков»: почему многочисленные проекты «Антонова»...

Похлеще Манафорта

Уже несколько лет украинский истеблишмент (как чиновники, так и политики)...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
21 Сентября 2017, Валерий

"Жить в такой стране становится смертельно опасно " . Именно поэтому появились
Донецкая народная республика и Луганская народная республика . Граждане этих республик
разобрались в ситуации государства Украина ещё в 2014 г ., а у некоторых граждан понимание приходит только сейчас .

- 16 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка