Дело Стерненко – символическое надгробие над могилкой украинского национализма

№10(976) 11 – 17 марта 09 Марта 2021

Шумиха и огромный резонанс вокруг селфи-радикала Сергея Стерненко весьма показательны, хотя этот сюжет, мягко говоря, не тянет на статус информационного блокбастера.

Недавно в статье «Интерпретация преследований» Петр Петров очень четко обозначил ряд важных понятийных аспектов.

Попробуем рассмотреть резонансный растянувшийся во времени информповод под несколько иным углом.

В лагере тех, кому Стерненко не по душе, одобрение его приговора – это отчасти проекция негативного восприятия самой личности «узника». И отчасти – удовлетворение годами накапливающегося запроса на «справедливое пресечение». Пресечение длинного тренда безнаказанности и разгула банального хулиганства, бандитизма и криминала, который прикрывался патриотическими лозунгами и пользовался потерей (до сих пор безвозвратной) монополии государства на насилие.

Другой вопрос: почему государство не применяло в необходимых объемах даже имеющиеся карательные полномочия, канализируя бандитизм с правой маркировкой в политических целях?

«Не соромно було б дивитися в очі батьку Бандері»?

А вот в отношении лагеря сторонников, защитников и активно сочувствующих радикалу дело Стерненко стало диагнозом. Сам факт, что столь ничтожная фигура и плоская личность стала центром притяжения для обобщенно-условного националистического, правого, ура-патриотического лагеря Украины, свидетельствует о ничтожности и плоскости этого самого лагеря. Национализм превратился в продажное политическое позерство на проплаченных митингах и дешевое трикстерство, ставшее баннером на различных акциях.

«Силовые» группировки националистов, использующиеся в политических целях, это те же титушки-боксеры, только идеологически брендированные. Их правонарушения и преступления – это уверенность в безнаказанности и следствие беспомощности силового аппарата государства, либо использование этих преступлений политическими группировками, временно получившими доступ к рычагам управления госаппаратом или его частью.

Кумиры украинского национализма Степан Бандера, Николай Сциборский и другие, например, на Львовском судебном процессе по делам об убийствах комиссара консульства СССР во Львове Андрея Майлова, директора Львовской академической гимназии Ивана Бабия и студента Якова Бачинского не отрицали своей вины, а прямо заявляли о своей ответственности за содеянное. С их точки зрения, это были методы и элементы борьбы с врагом и вражеской идеологией и режимом.

А что же Стерненко и другие «радикалы», например, обвиняемые в убийстве Олеся Бузины, и прочие полищуки-медведьки? Это сопливые жертвы «постмайданных недорежимов» (с полуразрушенной, и полуарендованной извне системой госуправления), с плохой актерской игрой и ужасной постановкой драматургии. За этим даже следить скучно! А наряду с кастой этих ассасинов есть же еще целая группа «борцов», способных только бить стариков, обливать зеленкой подростков, травить юных тиктокерш.

И левых зачистили, и правых зацепили

У отечественных националистов – правых, праворадикалов, ультра-патриотов – осталась только примитивная идеологическая «надстройка» из флагов, лозунгов, кричалок и неких символов, значение которых они далеко не всегда осознают. У них нет идеологической основы. По факту она купирована в два приема, в рамках неолиберальной целесообразности.

Первый прием вовсе не очевидный.

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что в пределах украинского политического ландшафта за последние 6-7 лет произошла тщательная зачистка левых движений, партий и организаций. Заклинательной печатью, которой спрессовали левый фланг, стала декоммунизация. Под запрет попало все социально ориентированное и патерналистское.

К слову, общая рамка декоммунизации, которая носит сугубо либеральный характер, ударила и по правым – правому консерватизму. По его естественной тяге к экономическим формам патернализма, признанию роли социального государства (за неимением своего это правые позаимствовали у левых). Впрочем, ущерб оценить сложно по банальной причине отсутствия представительных правоконсервативных сил (националистов-консерваторов, если угодно) в Украине. По факту в Украине нет ни левого, ни правого флангов – только неолиберальное (либертарианское, леволиберальное и т. д.) сплошное зыбучее «болото».

Второй прием еще более изящный.

Как ни странно, это логика евромайдана и рамка «Революции достоинства» и святого мифа о борьбе за свободу, европейские ценности, либеральные рынок и модель экономики, либеральную парадигму ценностей. Правые в Украине ограничены инструментарием русофобии, антироссийскости и гуманитарного шовинизма.

За хорошую и верную службу украинским правым позволяют формулировать мейнстрим в гуманитарной политике страны: проводить ревизию истории, агрессивно продвигать языковой вопрос, формировать новый пантеон героев и, конечно, устраивать сафари на «агентов Кремля». Украинским правым нет никакого дела до экономической политики в стране, где безраздельно господствуют отечественные либералы.

На пути к экономической повестке стоит заслон из зловеще хмурящегося мифа о «Революции достоинства», «цивилизационном выборе и «европейском пути», куда следует дисциплинированно маршировать под «Плине кача».

Националисты у вас, говорят, не настоящие!

Украина не только «не Россия», но и «не Европа». Украина демонстрирует нечто свое. Это не российский формат разворота к национальному консерватизму (традиционализму). Это не европейский тренд возрождающегося консерватизма и не европейская социал-демократия. Это нарративное «одеялко» дремучего архаизма под покрывалом компрадорской неолиберальной «методички».

Каскад кризисных волн укреплял правый политический тренд в Европе: от глобальной рецессии в 2008--2009 гг. через кризис с беженцами до нынешнего времени. Знаковым событием стали выборы президента США, когда Дональд Трамп стал секс-символом глобального консервативного ренессанса.

Усиление различных (назовите их как угодно) националистических, национал-патриотических или правоконсервативных сил в Европе в целом и в ЕС, в частности, стало результатом кризиса европейских и евробюрократических либеральных элит. Правые консерваторы стали апеллировать к вопросам усиления национального суверенитета как защитного инструмента от разного рода кризисных потрясений.

Одним из первых аргументов этих сил является экономический национализм: изоляционизм, или экономическая суверенность. Если очень грубо сформулировать эту риторику консерваторов, то речь идет о возврате приоритетного статуса национальному капиталу, который в процессе торгово-экономической глобализации уступил место транснациональному капиталу.

Украинские же правые приняли роль безмозглого вышибалы, радикально-карикатурного жупела и кривляющегося шута под началом либеральной тусовки. Местные либералы, в свою очередь, в абсолютном большинстве являются низкоквалифицированным обслуживающим персоналом, который работает на интересы обобщенного транснационального капитала.

Украинские псевдоправые, псевдонационалисты, псевдоультрапатриоты – это не правые в самом широком смысле слова. Потому что они не правые консерваторы, а правые либералы.

Украинский национализм и правый консерватизм – пустая словесная оболочка, раскрашенная примитивно-воинственными граффити русофобии и антироссийскости. Со времен «праотцов» идеология украинского интегрального национализма образца стыка ХІХ–ХХ вв. не развивалась и не эволюционировала. Она осталась в примитивных, зачаточных формах, в контексте первичного, аграрно-сельского нарратива.

Впрочем, сейчас крайне редкий «украинский националист» может похвастаться прочтением хотя бы нескольких работ Николая Михновского или Дмитрия Донцова.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сезон охоты на старушек

У пожилого человека выбор невелик: подписать договор пожизненного содержания с...

Распад постсоветского пространства

Разделенная Украина остается гарантом продолжения разрушения постсоветского...

Как StopFake Адольфа Алоизовича не дал «подставить»

В украинском экспертном и околоэкспертном сообществе множество различных структур...

Демонстративные бунты и скрытые интересы

Ермак стал ключевой фигурой в системе украинской власти и фактическим лидером группы,...

Куда могут завести Владимира Зеленского мечты о...

В своем парламентском послании Владимир Путин ясно дал понять, что Россия полностью...

Памяти Александра Чистякова

26 апреля скончался Александр Владимирович Чистяков, глава Ассоциации рыболовов и...

Баттлы и намеки

Заявлениями Резникова и Ермака перейден очень важный рубеж – пожалуй, впервые за...

Ценою жизни

При проведении опытов в муках ежегодно погибает 150 млн. животных.

В декларациях «брехня», а в головах разруха

15 апреля на внеочередной сессии Верховной Рады в первом чтении был принят...

Быстрых «прорывов» ждать не стоит

Проявлять оптимизм чрезвычайно рано. На пути к «разрядке-2», который лежит через...

Интеллект гегемона

Ввиду того, что правящие в Украине силы открыто проявляют готовность следовать в...

Цифровая валюта рождает новый финансовый порядок

Цифровые валюты станут одним из тех инструментов, которые создадут форму и правила...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка