Дипломатический фальстарт посла Хербста

10 Сентября 2004

Александр ГОЛЫЧЕВ

Джон Хербст, безусловно, хороший дипломат, но он — американский дипломат. Потому в своих рассуждениях руководствуется силовой, можно даже сказать, нахрапистой методикой внешней политики родного государства, а не общепринятыми принципами международного права

13 сентября исполняется год с тех пор, как в Киев прибыл новый посол США в Украине (пятый с момента провозглашения нашей страной независимости) — Джон Эдвард Хербст. Уже его первые появления «на людях» засвидетельствовали — это достойный продолжатель дела Стивена Пайфера и Карлоса Паскуаля, нередко предпринимавших действия и оглашающих заявления, которые граничили с вмешательством во внутренние дела Украины. Более того — г-н Хербст значительно расширил и углубил эту традицию.

«Обкатанный ЕЭПом»

У нового посла не было времени на адаптацию и раскачку — он вынужден был сразу же реагировать на факт подписания соглашения о Едином экономическом пространстве, которое совпало едва ли не день в день с приездом дипломата. Заявление Хербста получилось несколько бесцеремонным: «Естественно, это решение правительства Украины, какие шаги ей предпринимать, чтобы войти в ЕЭП.Но я думаю, нужно внимательно посмотреть на последствия этих шагов и вписываются ли они в стремление Украины интегрироваться в евроатлантическое сообщество. В интересах Украины — не делать таких шагов, которые бы усложняли эту интеграцию».

Столь резко «с места в карьер» не брал даже Карлос Паскуаль, активизация деятельности которого пришлась на последние полтора-два года его посольской каденции. Слова Хербста, с назначением которого многие аналитики связывали начало эры тесного партнерского сотрудничества между Украиной и США, сразу же расставили «правильные акценты», засвидетельствовав тем самым наличие у посла типичной для американцев «хозяйской жилки»: дескать, весь мир должен быть у ног любого гражданина Соединенных Штатов, а тем более — их полномочного представителя.

И что ему до равноправных партнерских взаимоотношений и приверженности принципам дипломатической корректности и невмешательства!

Хотя подобного развития событий можно было ожидать заранее.

Еще 18 июля 2003 года, выступая перед членами профильного комитета сената США, от которых зависело продвижение Джона Хербста на следующую ступеньку карьерной лестницы, он уделил особое внимание будущим выборам президента Украины, которые назвал «тестом на приверженность украинского руководства демократии», сразу же определив свою роль в этом процессе, которая, по его мнению, должна состоять в «обеспечении кандидатам на эту должность равных возможностей при подготовке к кампании».

Т.е. заявка изначально была сделана не на представительские, а на контролирующие функции, и американским сенаторам такая позиция понравилась, поскольку лежит в контексте государственной политики США.Впрочем, Хербст чуть ли не до последнего момента не рассматривался в качестве претендента №1 на посольский пост в Киеве, куда прочили сенатора-республиканца Боба Шеффера, представителя т. н. «украинского лобби» в конгрессе, члены которого ратуют за более тесное сотрудничество между двумя государствами. Однако в вашингтонских верхах, видимо, посчитали, что в контексте современных реалий было бы слишком большой роскошью посылать в Киев человека, готового демонстрировать дружеское отношение, да еще и не профессионального дипломата.

Последнее обстоятельство немаловажно: слова Джона Хербста о том, что «посольство США в Украине — одно из наиболее важных посольств во всем мире», не гипербола, а объективная реальность, если рассматривать эту должность с точки зрения дальнейшего продвижения по службе предыдущих послов. Стивен Пайфер после завершения посольской миссии в Киеве стал фактически третьим человеком в американском госдепе, Карлос Паскуаль был назначен координатором помощи США по Европе и Евразии, а это ни много ни мало — контроль над гигантским потоком грантов, в распределении которых он поднаторел как раз за время пребывания в Украине. Таким образом, обоим дипломатам было за что бороться, а их успех в реализации установок Белого дома — для Хербста очень действенный стимул ревностно относиться к своим обязанностям.

«Отец узбекской демократии»

После объявления его кандидатуры было много рассуждений о приоритетных задачах, над достижением которых станет работать новый посол. Проводились параллели с его работой в Узбекистане (там Джон Эдвард посольствовал до Украины), который не в последнюю очередь благодаря Хербсту стал самым близким союзником США в Центральной Азии — вплоть до предоставления своей территории для размещения американских войск. Предполагалось, что человек, сумевший повлиять на «тонкий Восток» в лице Ислама Каримова, без проблем добьется взаимопонимания с Леонидом Кучмой.

Но специфика — геополитическая, экономическая и ментальная — Украины и Узбекистана, несмотря на общее советское прошлое, всегда сильно отличалась. Насколько можно судить из публикаций в прессе времен пребывания гна Хербста в Ташкенте, он был склонен демонстрировать в общении с тамошним руководством подход на грани «дипломатической силы» и «дипломатического торга», где приоритетными были отнюдь не интересы Узбекистана. Скрытые рычаги влияния на Каримова на самом деле оказались секретом Полишинеля — азиатские государства (не только постсоветские) никогда не являлись эталонами демократии в заокеанском понимании этого термина.

Любопытно другое: Хербст, в начале своей узбекской командировки эксплуатировавший тему гражданских свобод, плавно с нее «съехал» (и если впоследствии вспоминал, то вскользь, больше ради приличия), как только официальный Ташкент выразил готовность разместить на своей территории чуть ли не все вооруженные силы США, подразделения которых там появились формально для ведения боевых действий против афганских талибов, а фактически — в качестве реальной силы влияния в регионе. Вашингтон традиционно ценит подобную лояльность и готов в случае достижения подобного взаимопонимания закрывать глаза на «шалости» в виде ареста пары-тройки оппозиционных лидеров или на отсутствие в стране даже намека на свободу слова. С Украиной такой вариант вряд ли пройдет — она упрямо продолжает отстаивать свои позиции и на любые (зачастую надуманные) упреки готова предоставить обстоятельные контраргументы.

Шлейф «мастера вооруженной дислокации» потянулся за Хербстом и в Киев, вынудив его уже на первой пресс-конференции оправдываться: «...я считаю странным предположение людей, которые считают, что раз во время моей работы там (в Узбекистане. — «2000») были размещены войска, то во время моей работы в Украине здесь также будут размещены американские войска». Отнесясь с должным пониманием к благородному негодованию господина посла, все-таки заметим, что предположения из ничего не возникают, да и объективный, не раз и не два уже отмечаемый геополитический фактор налицо — Украина слишком удачно размещена географически, чтобы Вашингтон не поддался соблазну укрепить здесь свое влияние с помощью морских пехотинцев США.Причем речь не о нашем государстве как таковом, а о его месте в самом центре Европы, которая с точки зрения Вашингтона демонстрирует недопустимую строптивость.

«Разводящий евроазиатского перекрестка»

Не исключено, что в данном случае имеет место некий перспективный, рассчитанный на поэтапную реализацию, план внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов. Сравним: Пайфер — «кассетный скандал» и начало «грантовой дипломатии», направленной на формирование в украинском обществе объединений и групп, идеологически ориентированных на Вашингтон и его интересы; Паскуаль — «кольчужный скандал» и широкий поток грантов в Украину.

Хербст, судя по всему, пытается сделать следующий шаг — добиться с помощью как дипломатических механизмов, так и внутреннего давления (гранты все-таки надо отрабатывать) «назначения» подконтрольного и подотчетного Белому дому президента Украины, который бы выступал в роли гаранта безусловного присутствия (в т. ч. и военного) США на «перекрестке» евроазиатского геополитического пространства. Подтверждений этой гипотезе за год накопилось более чем достаточно.

Вполне возможно, что изначальной целью посла было, используя узбекский опыт, договориться с Леонидом Кучмой «по-хорошему». Однако, как уже отмечалось, с самого старта пребывания гнаХербста в Киеве ему вместе с госдепом США пришлось заниматься корректировкой своих предварительных стратегических и тактических наработок относительно Украины. Можно уверенно констатировать — Вашингтон «проспал» ЕЭП, не придав заявлениям о его возможном создании надлежащего значения, и только постфактум почувствовал, что он теряет влияние на процесс, который грозил пустить прахом все старания Пайфера и Паскуаля, а также усложнить жизнь Хербсту.

Украина, демонстрирующая самостоятельность на «внешнем фронте» и сама, без консультаций с кем бы то ни было, решающая где, с кем, когда и какие соглашения подписывать,— это в глазах вашингтонских чиновников верх вольнодумства, своеобразное дипломатическое «диссидентство». Отсюда — столь резкие заявления посла, которые посыпались уже тогда, когда он еще не успел вникнуть в суть происходящих в нашей стране событий и процессов. Правда, для профессионала быстрое ориентирование в обстановке не является большой проблемой, но сделаем поправку на форс-мажорные обстоятельства, которые вынудили Джона Хербста начать украинскую страницу своей карьеры с минорной ноты.

Хотя и это обстоятельство никоим образом не оправдывает его назидательной риторики, в которой разграничено — что «в интересах Украины», а что — нет. Даже являясь представителем мегадержавы, определяющей лицо современного мира, он, пожалуй, не вправе подменять собой органы государственной власти в стране пребывания, что тем не менее пытался и продолжает пытаться делать.

По сути у Джона Хербста получился явный фальстарт, но господин посол не пожелал вернуться на исходные позиции и предпочел продолжить свой бег, не обращая внимания на опасность профессиональной дисквалификации, вероятность которой нельзя исключать и сейчас.

«Типичный продукт»

Один из последних примеров, подтверждающих это, — ответы посла США в Украине на вопросы газеты «Президентський вісник» в номере от 18 августа. В частности, он считает, что посол иностранного государства «не только может, но и обязан» публично оценивать внутриполитические процессы, происходящие в стране пребывания, поскольку, по мнению Джона Хербста, одно из его «ключевых заданий здесь (в Украине. — «2000») состоит в укреплении связей между Соединенными Штатами и Украиной. Демократические процессы и права человека — это факторы, объединяющие общность демократических государств. Вот почему иногда необходимо указывать нашим украинским друзьям на опасности пренебрежения демократическими процессами в угоду краткосрочной политической выгоде».

А чтобы ни у кого не возникало сомнений, что эта необходимость будет реализована в полной мере, прежде всего — в контексте президентских выборов в Украине как ключевом для геостратегии США событии в регионе, посол конкретизирует: «...посольство Соединенных Штатов будет указывать на нарушение права любого кандидата (в президенты Украины. — «2000») проводить мирные, законные предвыборные мероприятия и обращаться к избирателям без притеснений или вмешательства, независимо от какой партии этот кандидат».

Джон Хербст, безусловно, хороший дипломат, но он — американский дипломат. Потому в своих рассуждениях руководствуется силовой методикой внешней политики своего родного государства, а не общепринятыми принципами международного права, на которое ссылается ровно настолько, насколько оно вписывается в рамки идеологии Белого дома. Все же неподходящие положения международной юриспруденции отметаются за ненадобностью.

В этом отношении посол Хербст — типичный продукт моноцентричной политической системы нашего мира, в центре которой находятся США, а все остальные государства рассматриваются исключительно в качестве более или менее отдаленных от «материнской планеты» спутников. Отсюда — демонстрируемый им «правовой пробел», который мы возьмем на себя ответственность заполнить.

В международном законодательстве, касающемся дипломатической и консульской службы, есть такое понятие, как «права и обязанности дипломатов по отношению к стране пребывания», квинтэссенция которого с точки зрения обязанностей выражается в двух основополагающих правилах, которыми послы в своей деятельности руководствуются вот уже почти два столетия — со времен Венского конгресса 1815 года:

прямые обязанности дипломата — разъяснять принципы политики своего государства и информировать свое правительство о том, что происходит в стране пребывания;

дипломат не может вмешиваться во внутренние дела принимающего его государства.

Тщательно (хотя и весьма однобоко) следуя первому правилу, Джон Хербст как-то совершенно упускает из виду второе. Создается впечатление, что он действительно задался целью подменить органы государственной власти в Украине, но даже не замечает столь явного перебора, свято веря, что действует правильно. При этом речь идет даже не об официальной позиции Соединенных Штатов Америки, а только их посольства, которое, по словам Хербста, «будет указывать», «обращать внимание» и т. п. Тем самым посол США игнорирует право Украины на государственный суверенитет, уважение к которому тоже является одним из краеугольных принципов международного права.

Наша страна — член множества международных организаций, но она не входит в состав Соединенных Штатов. А потому Джон Хербст или любой другой дипломат, который сменит нынешнего посла на этой должности, имеют на суверенной украинской территории не больше прав, чем полномочный представитель другого государства. Они — гости, пускай и имеющие высокий ранг. Мы же, украинцы, на своей земле — хозяева, которые согласно общепринятым нормам человеческих взаимоотношений определяют правила поведения на своей территории.

Тем же гостям, которые пытаются взять на себя функции хозяев, принято отказывать от стола и от дома. Если же не сделать этого сегодня, то завтра может оказаться, что ваше жилище занято совершенно посторонними людьми, а вы сами очутились «у порога на коврике» — это в лучшем случае...

P. S. Посол США в Украине Джон Хербст, выступая перед американскими сенаторами еще в ранге претендента на эту должность, сказал: «Можно считать, что большая часть моей карьеры была подготовкой к этому назначению». Уровень этой подготовки уже был продемонстрирован, остается только ждать последствий — как для посла, так и для нашего государства.

Новизна старых позиций

Когда «СП-2» вступит в строй, вполне логично ожидать, что Москва найдет повод, дабы...

ТВ-фастфуду вопреки

В современном телевизионном формате различных проектов и ток-шоу с претензией на...

Закон нашего времени: сбывается невозможное и...

Всё идёт к тому, что в середине июня 2021 г. в Швейцарии состоится встреча президента...

Козыри и их последствия

Все сильней тенденция к снижению напряженности в отношениях США и Запада в целом с...

Зачем создавать дополнительные проблемы?

Исторически Украина сформировалась как многонациональное государство

25-я антарктическая вернулась домой с трехдневным...

В Украину возвратились из Антарктиды 30 украинских полярников –  10 зимовщиков 25-й...

Антимуравейник

Пытаюсь представить, что было бы, если бы нашим предкам, отбившим нападение нацистов,...

Казанский теракт: о чем стоит задуматься

Теракт в Казани, унесший жизни девяти человек, стал, к сожалению, далеко не первым в...

Сезон охоты на старушек

У пожилого человека выбор невелик: подписать договор пожизненного содержания с...

Распад постсоветского пространства

Разделенная Украина остается гарантом продолжения разрушения постсоветского...

Как StopFake Адольфа Алоизовича не дал «подставить»

В украинском экспертном и околоэкспертном сообществе множество различных структур...

Демонстративные бунты и скрытые интересы

Ермак стал ключевой фигурой в системе украинской власти и фактическим лидером группы,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка