Долгий подсчет, неясные перспективы

05 Ноября 2020

Одной из основных особенностей прошедших местных выборов становится затянувшийся подсчет голосов.

Например, по состоянию на середину дня 3 ноября обработано лишь 56% протоколов на выборах Киевского городского головы, притом что по закону 6 ноября уже должны быть объявлены официальные итоги выборов.

В тот же день, 3 ноября, в пресс-службе Центральной избирательной комиссии сообщили, что уточнение протоколов о подсчете голосов избирателей отдельных УИК и проведение повторного подсчета голосов избирателей отдельными ТИК продолжалось. Во всех регионах Украины районными ТИК было принято 1232 таких протокола (более 82% общего количества), в то же время областным ТИК передали 1063 протокола (более 77,8%).

Конечно, сложности можно списать на особенности подсчета голосов в новых условиях. Во многих крупных городах на этих выборах добавились бюллетени по выборам в новосозданные районные советы. А голосование за отдельных кандидатов, безусловно, добавило работы членам участковых избирательных комиссий. Но пример с выборами киевского городского головы показывает, что дело далеко не только в новой сложной системе выборов. Сошелся целый ряд факторов.

Если говорить про выборы в столице, то здесь причиной столь долгого подсчета почти безальтернативно называется «пограничный» результат действующего мэра Виталия Кличко — различие в несколько процентов означает либо его победу в первом туре, либо второй тур, куда с ним предположительно выходит экс-глава КГГА Александр Попов. А вот версий, кому именно выгодно проведение второго тура/победа Кличко в первом, озвучивается немало.

Помимо того, что скорейшая победа (вполне естественно) выгодна действующему мэру, высказываются суждения насчет того, что как раз Кличко ищет выборов в два тура: ведь в противостоянии с кандидатом от не слишком популярной в столице ОПЗЖ его результат может быть внушительным. Соответственно — это может быть невыгодно его соперникам в борьбе за контроль над столицей.

Но все подобные версии не стоит воспринимать слишком всерьез и буквально: их «вброс» в нужный момент служит лишь одним из средств закулисной борьбы. Судя по затянувшемуся подсчету голосов, действительно очень острой.

Развитие событий в Киеве показывает лишь одну из моделей возможной задержки с подсчетом голосов. Впрочем, в большинстве крупных городов проблем как раз с подсчетом голосов за кандидатов в мэры не возникает. Действующие городские головы либо побеждают уже в первом туре (и не испытывают нужды в сложных комбинациях), либо выходят во второй тур — и их соперники по второму туру, в свою очередь, уверенно опережают остальных конкурентов.

Зато явно затягивается подсчет голосов в местные советы. Несмотря на схожесть формы, причины могут заметно отличаться.

Например, в Мариуполе партия «Слуга народа» оказалась на грани проходного барьера. При этом экзитполы показывали, что «зеленые» преодолевают барьер (пусть и с минимальным запасом), а первые подсчеты голосов давали для правящей партии неутешительную картину. В таких условиях тщательный подсчет был оправдан — во избежание фальсификаций. Однако отмечены и заявления оппонентов «Слуги народа», что затяжка подсчета голосов была вызвана фальсификациями в пользу правящей партии.

В Николаеве на грани проходного барьера в горсовет оказались сразу три партии, сконцентрировавшие в себе представителей «старых» местных элит. В итоге подсчет продолжался до середины дня 3 ноября. По итогу всего лишь около 30 голосов не хватило партии «Николаевцы» для вхождения в горсовет, а партии «За будущее» — около 70. По заявлениям местных Telegram-каналов, столь длительный процесс подсчета был связан с попытками «добрать» необходимое количество голосов. Не удалось — и теперь персональный состав горсовета значительно обновится.

А иногда подсчет затягивается и вовсе, что называется, «для изображения деятельности». Например, в случае высокого результата оппонентов попытки затянуть подсчет позволяют показать центральному штабу, что ведется необходимая контрработа. Пусть и с заметным опозданием — но внятная партийная работа вообще стала редкостью на этих выборах. Равно как и привычная вертикальная структура с четкой иерархией и распределением обязанностей.

Общеукраинской особенностью этих выборов стал достаточно «либертарианский» подход к разворачиванию партийных штабов — вместо единой системы фактически образовывались автономные, нередко слабо взаимодействовавшие друг с другом штабы отдельных групп влияния внутри партий. Предполагалось, что, работая в интересах отдельных кандидатов, они будут работать и на результат партии в целом.

Однако в ходе избирательной кампании есть целый ряд задач, которые могут выполнять лишь полноценные партийные штабы. К таким задачам относится, в частности, организация работы членов комиссий/наблюдателей, их обучение и координация их деятельности, а в ночь после выборов — проведение параллельного подсчета голосов. Низкий уровень партийной работы приводит к неизбежным сбоям в этом направлении.

Например, с учетом новой, непростой для понимания избирательной системы требовалось серьезное обучение работников УИК — какие бюллетени действительны, а какие нет. Так, по сети ходило фото инструкции, якобы подготовленной для своих наблюдателей одной из парламентских политсил. В ней указывалось сразу три вида «недействительных» пометок в бюллетенях, которые на самом деле должны были бы засчитываться. А именно: голосование только за партию, разборчивое (но не по трафарету) написание номера кандидата, написание номера кандидата в квадрате партии (такой бюллетень должен был бы засчитываться просто как голос за список в целом). Неизвестно, раздавались ли такие инструкции на самом деле и были ли заблаговременно внесены изменения в них. Но в том, что в самих штабах могли неправильно понимать закон — и соответственно неправильно инструктировать своих работников, — сомневаться не приходится.

Даже правильно заполненные бюллетени не всегда адекватно отображали волеизъявление украинских избирателей. И это касается того самого персонального голосования.

Расхожей историей на многочисленных тренингах по новой избирательной системе был рассказ об Эстонии. «Там у них система вроде нашей новой, но лишь процентов десять избирателей выбирают еще и кандидата», — такую фразу, и практически без изменений, автору этих строк приходилось слышать три или четыре раза от разных ведущих. Схожие рассуждения тиражировались в публицистике и аналитике — и то, что украинский избиратель в массе своей будет поддерживать лишь партийные списки, казалось очевидным.

Да и для партий, казалось бы, логичным было акцентировать внимание исключительно на своих порядковых номерах, а не запутывать избирателя еще и номерами кандидатов. Еще одно (и более существенное) соображение — что голосование исключительно за партию повышает роль номера кандидата в списке. А поскольку номер определяет партийное руководство (с формальным утверждением конференцией), то возрастали и возможности для продажи проходных мест в списках.

Однако события пошли несколько по иному сценарию. Во-первых, в форму избирательного бюллетеня были внесены изменения, способствовавшие голосованию еще и за кандидата (квадрат для номера был перенесен с конца бюллетеня на уровень с «общим»). Во-вторых, упомянутые особенности штабного строительства привели к тому, что основную часть политической рекламы стала составлять персональная реклама кандидатов — которые, разумеется, активнейшим образом агитировали за необходимость персонального голосования. В итоге у многих избирателей сложилось впечатление, что номер хоть кого-то из кандидатов вписать необходимо — иначе бюллетень признают недействительным.

Это привело к достаточно высокой доле бюллетеней, в которых стоял персональный номер кандидата — и одновременно к тому, что уровень осознанности персонального выбора был не очень большим (избирательная кампания была скоротечной и не слишком дорогой). Это тоже повлияло на конечные итоги, сделав их чуть менее предсказуемыми. Во многих местных советах складываются причудливые конфигурации и происходит обновление персонального состава.

Недооценивать подобные изменения тоже не стоит. Да, не происходит изменения самой сути системы, да, во многих регионах «старым» элитам удается удерживать и укреплять свои позиции. Но новые правила избирательной игры, заметно добавившие непредсказуемости в их итоги, способствуют постепенным и не слишком заметным, но переменам. Ровно так же, как и в национальном масштабе.

А вот суть этих изменений — отдельный и большой вопрос.

Голос Сороса

С приобретением Finance.ua и Minfin.com.ua фондом Фиалы—Сороса можно ожидать, что...

Физика и лирика ситуации

Зеленский стал неким объединяющим и стабилизирующим для страны фактором — вроде...

Расстояние до народа

Толчком к сворачиванию остатков социального государства стало углубление т. н....

Утилизация елок

После праздников от символа Нового года начинают массово избавляться. Национальный...

За занавесочкою лжи

Распространение доллара по всему миру было необходимым, но недостаточным условием...

Сигнал всем игрокам

В роли «доброго следователя» должны выступить президент Зеленский и...

«Голос» и его новогоднее «чудо»

Ставка на сырье, даже если оно содержит наркотики, ни до чего хорошего бедные страны...

Мятеж и цифровой переворот?

Цензура в традиционном правовом понимании – это, действительно, акт государства.

«Присоединяйтесь, барон, присоединяйтесь»

Пока все ломают головы и копья по поводу достройки в водах Балтики эпохального...

Есть ли основания для оптимизма?

Ушедший в вечность 2020-й многие, по их словам, не проводили, а спровадили, поскольку он...

Дед Мороз, Кристкиндл, святой Миколай — было бы...

Скоро фейерверки ознаменуют вхождение в третий десяток ХХI века — мир вступил в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка