Две весны — два образа выборов

№45 (882) 9 — 15 ноября 2018 г. 08 Ноября 2018 3.8

11 ноября на неподконтрольной территории Украины пройдет мероприятие, которое официальный Киев называет не иначе как «фейковыми выборами», проводимыми российской оккупационной администрацией. Согласно российской прессе это выборы «глав» и «народных советов» «ДНР» и «ЛНР», которые порой называют самопровозглашенными республиками.

Но официальная трактовка в Москве несколько иная. Ее дал 1 ноября статс-секретарь, замглавы МИД РФ Григорий Карасин на просьбу журналистов прокомментировать призывы ряда стран в ООН к России остановить в Донбассе выборы: «Выборы носят муниципальный характер, и никакого отношения к компетенции других государств не имеют, тем более что мы не являемся стороной в конфликте. Речь идет о территории Украины, где проводятся муниципальные выборы с тем, чтобы там установилась какая-то предсказуемая местная власть. Вот основная цель».

Т. е. Россия формально от этих выборов отмежевывается и подчеркивает, что Донбасс — это территория Украины. Причем такое отмежевание зафиксировано не только в этом заявлении. Например, замглавы ЦИК России Николай Булаев сообщил 31 октября, что Центральная избирательная комиссия РФ не будет наблюдать за ходом этих выборов. «Обычно мы наблюдаем там, где есть соглашение между избирательными комиссиями, где нас приглашают. А у нас такого соглашения нет». Как видно из информации в СМИ, наблюдать будут исключительно депутаты Федерального собрания.

Еще один признак отмежевания — это то, что в отличие от 2014 г. на территории РФ не будут создаваться избирательные участки для беженцев из Донбасса. Впрочем, это сделано, видимо, еще с одной целью — ведь именно в Россию все эти годы выдавливались неугодные руководству Донецка и Луганска люди, и в случае создания российских участков не исключено было бы поражение там фаворитов Москвы, особенно это касается «врио главы» «ДНР» Дениса Пушилина.

Как видно из трактовки Карасина (он, кстати, нередко участвует в переговорах «нормандской четверки» на уровне политдиректоров), речь идет о местных выборах на территории Украины. Ведь понятия «муниципальные» и «местные» — абсолютные синонимы. А проведение местных выборов как ключевого элемента урегулирования конфликта прописано в Минских соглашениях.

Но в Донецке и Луганске, напротив, подчеркивают, что как раз речь никоим образом не идет о местных выборах. Так, представитель «ДНР» на минских переговорах Наталья Никонорова выпустила 30 октября заявление, где говорится, что эти выборы «не противоречат Минским соглашениям, поскольку в рамках комплекса мер прописаны условия проведения только местных выборов...» При этом она подчеркивает, что ни в «ДНР», ни в «ЛНР» местные выборы не проводились и пока не планируются. А причиной проведения нынешних выборов она называет убийство Захарченко, а не факт истечения полномочий руководящих органов «ДНР» и «ЛНР», которые, как известно, избирались в ноябре 2014-го как раз на четырехлетний срок.

Что же можно сказать об этих выборах? Постараюсь минимизировать эмоции и эпитеты, вызванные происходящим на грядущем празднике «местной демократии», и ограничиться голыми фактами, ибо даже они весьма красноречивы.

О реальной секретности при формальной конкуренции

В организации любых выборов ведущую роль играют избирательные комиссии. В «ДНР» и «ЛНР» они сформированы не из субъектов избирательного процесса, как это происходит в Украине, а по центризбиркомовской вертикали. В «ЛНР» «ЦИК» формирует территориальные (т. е. окружные) комиссии, а те — участковые. В «ДНР» же «ЦИК» сформировал и все 408 участковых избирательных комиссий, а территориальных там нет вообще. Кто непосредственно участвует в работе комиссий — неизвестно. Впрочем, и сайт Центризбиркома Украины никогда не указывал персональный состав участковых комиссий, но давал состав окружных. А на сайте «ЦИК» «ЛНР» можно найти номера его постановлений о создании теризбиркомов (каждая такая комиссия создавалась отдельным постановлением), но исключительно номера, ибо каждое из сообщений сопровождается фразой: «текст постановления опубликованию не подлежит (для служебного пользования)».

Для чего такая секретность, понятно — члены избиркомов наверняка планируют посещать подконтрольную Украине территорию, и если станет известно об их роли на выборах, они могут быть задержаны. Так, отчет СММ ОБСЕ от 4 ноября сообщает: «2 и 3 ноября на северной стороне контрольного пункта въезда-выезда (КПВВ) в Станице Луганской команда СММ видела биллборд с надписью на украинском языке: «СБУ предупреждает: участие в выборах в ОРЛО — государственная измена»».

А как еще раньше сообщали украинские СМИ, такие биллборды есть и на КПВВ в Донецкой обл., и в отделениях Пенсионного фонда на подконтрольной Киеву территории Донбасса. В частности, первым такой плакат был зафиксирован в отделении Пенсионного фонда в Попасной (Луганская обл.). При этом, как сообщает издание «Новости Донбасса», его источники в Луганской областной военно-гражданской администрации и управлении ПФ отрицали, что такой плакат действительно там висел, и в ОВГА вообще предположили, что фото — это подделка. А 30 октября спикер СБУ Елена Гилтянская сообщила тому же изданию, что такие биллборды делают волонтеры, а спецслужба не имеет к ним отношения.

Правда, она не сказала главного, на мой взгляд: будут ли преследоваться рядовые участники выборов? В любом случае для членов избиркомов угроза больше.

Принято считать главными дефектами украинской избирательной системы как закрытые списки, по которым избирается половина депутатов ВР, так и избрание другой половины по одномандатным округам. Так, в первом случае избиратель не только не может выразить отношение к участникам списка предпочитаемой партии, но и обычно не знает, кто там числится, за исключением первой пятерки кандидатов, которая и фигурирует в бюллетенях. Во втором случае выборы превращаются в состязание денежных мешков.

А в «ДНР» и «ЛНР» на выборах «народных советов» действует сугубо пропорциональная система с таким же избирательным барьером, как и на выборах Верховной Рады — 5%. Кроме того, существует еще один барьер — каждое претендующее на участие в выборах общественное движение сначала должно собрать определенное число подписей, а уже после их проверки его регистрируют. Впрочем, в данных случаях барьер не стал преградой, и в «ДНР» и «ЛНР» все претенденты нужное количество подписей собрали.

Впрочем, претендентов изначально было четыре. Это все общественные движения, которые уже представлены в «народных советах», — «Донецкая республика» и «Свободный Донбасс» (неподконтрольная территория Донецкой обл.), и «Мир Луганщине» и «Луганский экономический союз» (ЛЭС) (неподконтрольная территория Луганской обл.).

Но вот списки являются еще более закрытыми, чем в случае с ВР. Так, украинский Центризбирком дает краткие данные обо всех членах списков: год рождения, партийность, место жительства и работы. Эти сведения публикуются как на сайте ЦИК, так и в «Голосе Украины». Конечно, немногие изучают эти материалы самостоятельно, но к числу этих немногих относятся и СМИ, которые затем популяризируют в обществе наиболее интересные находки, дают характеристику спискам ведущих партий и т. п.

Но на сайте «центризбиркома» «ЛНР» нет — в отличие от сайта ЦИК Украины — раздела об избирательных списках. Да, при желании оба списка там можно обнаружить, однако в них еще меньший набор сведений — только фамилии имена и отчества каждого кандидата. Ну а рядовой житель неподконтрольных территорий, если не послушает призыва СБУ и придет голосовать, увидит в бюллетенях только фамилии первой тройки.

А вот на сайте «ЦИК» «ДНР» сразу находится раздел «информация о зарегистрированных республиканских списках кандидатов в депутаты «Народного Совета» «ДНР» от общественных движений». Но в нем лишь первые тройки обоих списков. А ведь, вероятно, в каждом из них около сотни кандидатов, ибо в «народном совете» 100 мест. Но не опубликованы списки и на сайтах самих движений. Такую закрытость объективно нельзя объяснить соображениями безопасности, ибо половина членов этих списков станут депутатами, и все равно имена им придется открыть. Если такая закрытость и объясняется этими соображениями субъективно, все равно она в большой степени нивелирует смысл выборов.

Выборы в «народные советы» второстепенны на фоне выборов «глав республик», так как и «ДНР», и «ЛНР» построены по президентской модели. Все кандидаты известны, и формально конкуренция существует.

В «ДНР» пять кандидатов. Это врио «главы республики» Денис Пушилин (он же лидер списка «Донецкой республики»), депутат «народного совета» от «Свободного Донбасса» и нынешний лидер списка этого движения Роман Храменков, адвокат Елена Шишкина, «замминистра образования» Владимир Медведев, руководитель музея союза ветеранов Афганистана Петровского района Донецка Роман Евстифеев.

В «ЛНР» — четыре: и. о. «главы» «ЛНР» и председатель общественного движения «Мир Луганщине» Леонид Пасечник, «председатель профсоюза работников железнодорожного транспорта» «ЛНР» Наталья Сергун, «председатель профсоюза работников образования и науки» «ЛНР» Олег Коваль, научный сотрудник Перевальского районного исторического музея, председатель Перевальского отделения ЛЭС Людмила Руснак. После ознакомления со списком «Луганского экономического союза» выясняется, что три конкурирующих с Пасечником кандидата на место «главы» «ЛНР» идут в депутаты от этого движения, но не в первой тройке — Коваль имеет в списке 6-й номер, Сергун 11-й, а Руснак — 17-й. Не факт, что все они будут избраны, так как в «народном совете» «ЛНР» 50 мест, и в 2014 г. ЛЭС с 22% за свой список смог провести туда лишь 15 человек.

Из столь скромного положения в списке объективно следует, что «Луганский экономический союз» показывает: баллотирование его представителей на пост «главы» — это их частное, а не партийное дело, тогда как сам ЛЭС является не оппозицией «Миру Луганщине» и его лидеру, а их партнером. Во всяком случае полемики между кандидатами и общественными движениями нет, все агитируют сами за себя. А победа действующего и. о. «главы» предрешена и, очевидно, без каких-либо махинаций. Просто его узнаваемость на порядок выше, чем у всех прочих. Никаких скандалов в связи с выборами в «ЛНР» не было. Это, вероятно, связано и с тем, что основной негатив власти ассоциируется с фигурой прежнего «главы» Игоря Плотницкого, который был вынужден подать в отставку в прошлом ноябре, вследствие чего лишились должностей и наиболее одиозные представители его команды.

В «ДНР» исход выборов также предрешен в пользу действующего руководителя, и кампания такая же бесконфликтная. Однако на предыдущей ее стадии избежать скандала не удалось. И то, как его разрулили, поучительно показывает степень управляемости ситуацией, очевидно, благодаря тому, что Москва держит руку на пульсе.

Скандал связан с недопуском на выборы Павла Губарева, которого в апреле-2014 именовали «народным губернатором» Донецкой обл. При Захарченко Губарев был, как и движение «Свободный Донбасс», партнером действующей власти, подчеркивающей, что их сила — не оппозиция, а альтернатива. Доказательством партнерства было то, что люди, связанные с партией Губарева «Новороссия», в частности его жена Екатерина, в 2014-м смогли стать депутатами по списку «Свободного Донбасса». Само же личное неучастие Губарева в тех выборах также объективно было актом партнерства с Захарченко — чтоб не перебегать дорогу последнему.

Сейчас же он сам связывает это неучастие с тем, что после покушения на него, имевшего место 12 октября 2014 г., ему пришлось месяц лежать в больнице. Съезд «Свободного Донбасса» тогда прошел 15 октября. Но все же ничто не мешало при желании включить его фамилию в список, тем более что было известно: жизнь Губарева вне опасности.

Однако дело было, видимо, исключительно в том, что в силу своей известности Губарев оттягивал бы голоса у Захарченко и возглавляемой им «Донецкой республики», и стороны договорились друг с другом. Может, и не совсем полюбовно, но факт остается фактом: Губарев тогда не высказывал намерений выдвинуть свою кандидатуру на пост «главы» «ДНР». И отсутствие этих намерений никак не связано с покушением, ведь при желании он мог бы получить эти подписные листы еще раньше (например, Захарченко получил их 5 октября 2014 г.).

Далее Губарев, не вмешиваясь активно в политику, занимался бизнесом, в т. ч. медийным. Среди принадлежащих ему ресурсов называют и сайт «Свободного Донбасса». В начале этого года пошли слухи, что Захарченко использует его на выборах, чтобы топить своего главного предполагаемого конкурента Александра Ходаковского (бывшего командира бригады «Восток» и бывшего «секретаря Совбеза ДНР»).

Но в нынешнем сентябре оказалось, что с Ходаковским можно обойтись гораздо проще. 21 сентября он записал в своем аккаунте ВКонтакте: «Вчера ночью при возвращении домой из России, на Успенском погранпункте российские пограничники в незатейливой, но корректной форме объяснили мне, что они меня не выпустят, и что мне нужно возвращаться назад в РФ. Причины названы не были, но они и так понятны. К исполнителям вопросов и претензий не имею, к заказчикам, в принципе, тоже». Ну а где сидят заказчики — в Донецке или Москве, Ходаковский не стал уточнять, но, по-моему, и так ясно, что одного личного желания Пушилина было бы явно мало для такого способа устранения конкурента.

О Пушилине, обвиненном в рейдерстве

Но вернемся к Губареву. Сразу же после объявления выборов в «ДНР» он заявил о намерении в них участвовать. Он не претендовал на выдвижение в депутаты по списку «Свободного Донбасса», тогда как Пушилин возглавляет список «Донецкой республики». Это отсутствие претензий и выглядело попыткой договориться с врио «главы» «ДНР».

Вероятно, тому казалось, что даже выдвижение Екатерины Губаревой в составе проходной части списка «Свободного Донбасса» превратило бы это объединение из спарринг-партнера в нежелательного конкурента. И тогда произошли следующие события.

29 сентября утром Екатерина Губарева записала в соцсетях, что все разногласия с крылом Юрия Сивоконенко (лидер «Свободного Донбасса») преодолены, и они идут на выборы единой командой, которая будет сформирована в этот день на съезде. Но очень скоро сам Губарев сообщил в своем Telegram-канале, что его жена пропала и до съезда не дошла. Через несколько часов он написал, что Екатерина нашлась и находится у Пушилина.

Вечером того же дня она записала в Фейсбуке: «Утром около 10 вышла из дома, чтобы поехать на съезд. Меня попросили подъехать на беседу, где мне было доведено, что пройдет съезд «Свободного Донбасса» без моего участия. В списке «Свободного Донбасса» я шла номером один. Теперь в списке меня вообще нет. Через время меня отпустили, отдав все мои вещи». При этом она подтвердила факт общения с Пушилиным, не раскрыв его подробности (как, впрочем, и ее супруг).

Тем временем съезд «Свободного Донбасса» утвердил списки, и не было никакой информации о том, что ситуация с исчезновением Губаревой вызвала какие-либо конфликты на съезде.

Здесь показательна позиция депутата «Народного Совета» от этой силы, активного пользователя Фейсбука Владислава Бердичевского, которого часто цитируют и российские СМИ. Утром 29 сентября он делает перепост сообщения Губаревой о единой команде, затем сообщает о ее исчезновении, но позже в тот же день удаляет пост об исчезновении и пишет: «Пока тему выборов поставим на паузу. Пусть все успокоится». Пауза была краткой: через несколько дней Бердичевский начинает писать о кампании «Свободного Донбасса», в частности, о сборе им подписей.

Тем временем сам Губарев 30 сентября сдает подписи в центризбирком, а 4 октября делает заявление: на него и его семью «оказывается мощное давление» для отказа от участия в выборах, но он не соглашается и утверждает, что у него «есть весомая поддержка и в силовых, и в чиновничьих кругах в Москве», и что «не все в Москве готовы отдавать Донбасс в Украину».

В опубликованном на следующий день интервью «Московскому комсомольцу» Губарев уже ничего не говорил о том, что его поддерживают влиятельные люди в России. В то же время он сказал, что на съезд «Свободного Донбасса» «согнали каких-то непонятных молодых людей для массовки, проголосовали за свой список депутатов для их выдвижения на выборы. Т. е. фактически произошел рейдерский захват «Свободного Донбасса» ассоциированными с Пушилиным людьми». Вечером того же дня «ЦИК» на основе проверки криминалистами подписных листов, предоставленных Губаревым (такая проверка проводилась в отношении всех кандидатов), бракует большую половину предоставленных им подписей и не регистрирует его.

Но интереснее всего в этой истории хеппи-энд. Так, еще 4 октября Екатерина Губарева разместила в Фейсбуке свое фото, озаглавленное «Альтернатива»: она вместе с тремя людьми на фоне плаката с Губаревым. Один из этих людей Андрей Жигулин — «глава» «комитета по уголовному и административному законодательству» «Народного совета» и один из членов первой тройки «Свободного Донбасса» на выборах. Тройки, которая была утверждена на том самом съезде, где произошел «рейдерский захват». Впрочем, не было информации о том, чтобы кто-либо еще из известных в «ДНР» людей говорил, что его тоже не допустили на съезд.

После 5 октября Губарев не комментирует свое снятие и переключается в соцсетях на не связанные с выборами темы (например, автокефалии). Подконтрольный же ему сайт «Свободный Донбасс» пиарит кампанию этого движения, в то же время на нем остаются материалы о сдаче Губаревым подписей и его заявление от 4 октября (а вот информация о его нерегистрации отсутствует). Очевидно, «рейдерский захват» «Свободного Донбасса» не имел места, но отдельным членам движения указали на рамки, в которых они могут действовать. И они, судя по примеру Бердичевского, с этими рамками спокойно согласились.

Роль Москвы в умиротворении Губарева неясна в деталях. Но явная поддержка Пушилина показывает, что в России переживают за внешнюю легитимность утверждения нового «главы» «ДНР» в виде высокой явки и процента голосов. Примером этого стала засветка встречи Пушилина с помощником российского президента и куратором проектов «ДНР» и «ЛНР» Владиславом Сурковым 10 октября в Москве. Ясно, что подобные встречи имел и Захарченко, однако никогда не сообщалось даже об их факте. Здесь же о встрече СМИ подробно рассказывали, с одной стороны, сам Пушилин, с другой — близкий к Суркову эксперт Алексей Чеснаков, чьи слова тут же распространило ТАСС. Тем самым ненавязчиво создавалось впечатление, что Пушилину удается больше, чем Захарченко, и его приход во власть будет знаменовать новую степень близости с Москвой.

Кстати, и Пушилин, и все прочие участники выборов (в т. ч. и в «ЛНР») говорят исключительно об интеграции с Россией, не упоминая о других вариантах даже как об абстрактных возможностях (например, в случае изменения власти в Киеве).

Однако слова и даже субъективные желания — это одно. И надо внимательно отнестись к оценке ситуации, которую дал такой наблюдатель процессов изнутри, как российский доброволец и известный блогер Александр Жучковский сразу после того, как определились кандидаты на пост «главы» «ДНР»:

«Ситуация несколько хуже, чем кажется на первый взгляд. Недопуск Губарева — это не просто нежелание Пушилина и его кураторов иметь сильного конкурента на выборах. Фактически это продолжение зачистки системы от нежелательных для нее элементов.

Сегодня в «ДНР» понаехало множество функционеров Семьи (т.е. ближайшего окружения Януковича. — С.Б.) — это не первые лица вроде Курченко, а «семейники» второго-третьего эшелона, которые возвращаются на Донбасс, чтобы вернуть свои позиции и активы, утраченные четыре года назад.

После выборов и «воцарения» Пушилина ожидается назначение представителей Семьи на все значимые посты и должности в «ДНР».

Независимо от оценок личностей Захарченко и Тимофеева (при прежнем руководстве был «министром доходов и сборов» и фактически вторым лицом в «ДНР». — С. Б.) их группа стремилась к независимости от Семьи и к образованию в «ДНР» своей контрэлиты. Будучи не лучшим управленцем, Захарченко все-таки ассоциировал себя с «русской весной» и был настроен исключительно пророссийски. Про Пушилина так сказать нельзя. От Пушилина ожидать формирования своей контрэлиты не приходится — это человек не идейный, не самостоятельный и не является сильной политической фигурой. Он ставленник Семьи, и все кадровые решения будет принимать по ее указанию.

Это не значит, что завтра ЛДНР вернут под Украину — стоящие за Семьей московские силовики уже считают Донбасс своей вотчиной. Но это значит, что сюда возвращаются и берут все под контроль старые элиты. Поэтому риск сдачи ЛДНР увеличивается, так как «семейники» настроены проукраински, и независимая «ДНР» для них ценностью не является. Т.е. при возможном ослаблении контроля над ними со стороны Москвы процесс возвращения всего Донбасса под Украину может стать необратимым».

O трагедии, смешавшей расклады

В отличие от выборов на территории «русской весны» — ЛДНР, которые состоятся уже в это воскресенье и результаты которых заведомо предсказуемы, избирательная президентская кампания в Украине только разворачивается и к весне 2019 г. может продемонстрировать нам совершенно неожиданные повороты и сюрпризы.

Честно говоря, готовя этот еженедельный обзор важнейших для Украины событий, включающий анализ и прогноз их возможного развития, изначально я не собирался комментировать трагическую смерть херсонской активистки Екатерины Гандзюк вследствие совершенного на нее три месяца назад нападения с применением серной кислоты. До этого за пределами провинциального Херсона Екатерина была практически неизвестна, а подобные жуткие события, увы, для сегодняшней Украины стали достаточно обыденными. Моральная оценка подобных ЧП выходит за рамки данной рубрики — политических же последствий трагедии, кроме возможной двух-трехдневной шумихи в прессе (с традиционным уже поиском патриотическими СМИ «российского следа»), первоначально не просматривалось.

Однако поднятая этим событием политическая волна, дошедшая до заявления генпрокурора об отставке, естественно, потребовала «реагирования». Но прежде необходимо дать информацию о самой Екатерине Гандзюк и том, что было известно о покушении на нее до ее смерти.

С 2003 г. она была активисткой партии «Батькивщина», руководила Херсонской областной организацией этой политической силы, избиралась от нее в городской и областной советы, также неодно-кратно выезжала по грантовым программам на учебу за рубеж. Активно участвовала в событиях майдана и борьбе с пророссийскими активистами. 2 мая этого года она записала в Фейсбуке, вспоминая события четырехлетней давности: «Спасибо, одесские патриоты... Спасибо, что остановили эту плесень. Ни капли жалости, потому что им никого из нас не было и не будет жаль». С 2016-го Екатерина — и.о. управделами Херсонского горсовета, помощница херсонского городского головы Владимира Миколаенко, вместе с которым в 2015-м вышла из «Батькивщины».

Гандзюк была известна в Херсоне острыми принципиальными конфликтами, наиболее же напряженный характер приняли ее отношения с группой скандально известных херсонских т.н. «активистов», некоторое время назад «оформившихся» как херсонская ячейка партии «неосоциалиста» Ильи Кивы, являющегося, как известно, креатурой Арсена Авакова («Розовые чулочки СПУ», №28 (867) 13—19.07.2018). Соответственно сама Нацполиция и профильный министр постоянно становились объектами нападок Екатерины Гандзюк.

Уже находясь в клинике, активистка дала понять, что не доверяет системе МВД, ввиду чего генпрокурор Юрий Луценко заявил, что передал уголовное производство в ведение СБУ. Тем самым был фактически спровоцирован юридический казус, поскольку МВД также продолжало свое расследование. На момент смерти Гандзюк о ходе расследования СБУ практически ничего не известно, а вот расследование Нацполиции дало свои результаты.

По общедоступной информации, обвинение в организации и осуществлении нападения на Екатерину Гандзюк, которое под давлением общественности было переквалифицировано со злостного хулиганства на «покушение на убийство», было предъявлено пяти человекам. Все они являются ветеранами АТО, состоявшими в «правом движении» под знаменами 5-го батальона «Украинской добровольческой армии». Четверо признали свою вину, а вот Сергей Торбин, которого следствие считает организатором преступления, находится — как принято говорить — в полном отказе и заказчика преступления не называет.

После смерти Екатерины Гандзюк, о которой стало известно днем 4 ноября, события начали разворачиваться с калейдоскопической быстротой. Еще 25 сентября в соцсетях было сообщено об ухудшении состояния активистки и что в дальнейшем из этических соображений информация о состоянии ее здоровья публиковаться не будет. Похоже, неблагоприятный медицинский прогноз не был секретом для «заинтересованных сторон» и к «неизбежному» подготовились заранее.

Уже вечером в день ее смерти во многих украинских городах состоялись акции памяти Екатерины Гандзюк (с подготовленными плакатами), участники которых требовали найти и покарать заказчиков преступления. С аналогичными требованиями сверхоперативно, в течение двух-трех часов выступили большинство западных дипмиссий и еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства и расширения Йоханнес Хан.

На следующий день 73 общественные организации подписали заявление с требованием отставки генпрокурора Юрия Луценко и министра внутренних дел Арсена Авакова из-за неспособности реформировать правоохранительную систему. В общем, появились поводы говорить о новой «Врадиевке» и даже сразу «майдане-3», благо начинаются подобные события в Украине всегда в конце осени.

Более того, в медийное пространство была широко запущена версия, что следствие (нужно понимать, то, которое проводило МВД) в передаче денег предполагаемому организатору нападения на Гандзюк Сергею Торбину подозревает Игоря Павловского — помощника народного депутата от БПП Николая Паламарчука, который якобы является «смотрящим» президента Порошенко на Херсонщине.

Сам Паламарчук, понятно, полностью отверг обвинения, однако в несколько своеобразной форме: «У меня действительно есть такой помощник Игорь Павловский, он живет в Херсоне. Но при чем здесь я? Если есть такая информация, то пусть его задерживают. Но при чем здесь я?» — сказал депутат.

Он также добавил, что общался с Павловским на эту тему. «Я с ним общался, я ему сказал, если ты имеешь к этому отношение, то иди в правоохранительные органы. У него поднялось давление, его забрала скорая. У меня 30 помощников, я могу знать всех помощников, я могу знать, с кем он встречался и кому перешел дорогу?»

Согласитесь, со стороны депутата, бывшего генерала и замминистра МВД, наверняка имеющего непубличную информацию о ходе следствия, это выглядит как попытка откреститься от влипшего помощника. Да и от чего бы повышаться давлению у априори непричастного человека — мало ли кого в чем обвиняли «активисты»?

5 ноября решением генпрокурора следствие полностью и окончательно было передано в ведение СБУ, а еще 4-го числа, в день смерти Гандзюк, Торбин был этапирован из Херсона в Киев. А ведь очевидно, каким чудовищным ударом для президента может стать то, что влиятельные люди из его политсилы причастны к убийству активистки. Между тем на крайне высоком (международном) уровне требуют «найти виновных».

По нашим сведениям, экстренное изъятие дела у МВД было обусловлено опасением, что Аваков в новой ситуации может дать ход этой версии. Но, с другой стороны, и от СБУ нужен «результат», и у общественности есть опасения, как бы там не вернулись к уже, по информации источников, рассмотренной следствием (МВД) версии о причастности к покушению людей из команды Кивы, чему пока доказательств не найдено. Но ключевое в данном случае слово «пока». А это уже станет ударом ниже пояса по Арсену Авакову.

Т.о. последствия смерти Екатерины Гандзюк вполне могут уже в ходе стартовавшей президентской гонки разрушить хрупкий баланс внутри нынешней власти (между Порошенко и Аваковым), а также привести к кардинальному усилению давления на нее со стороны «активистской» улицы (и часто стоящей за ней заграницы), которая в последнее время практически ничем себя не проявляла.

Возрастет и давление на власть ее зарубежных покровителей, все более недовольных той атмосферой шовинизма, расизма и антисемитизма, которая усиливается в Украине при полном попустительстве власти (подробнее об этом читайте, пожалуйста, в статье Сергея Лозунько «Я фашист...» на стр.А4), поскольку это подрывает их реноме в глазах уже собственных избирателей.

Заявление Юрия Луценко об отставке, прозвучавшее в ходе экстренного отчета Раде о расследовании «дела Гандзюк», показывает, насколько все серьезно. Правда, сделанные по горячим следам выводы, что Юрий Витальевич решил экстренно покинуть тонущий корабль, оказались преждевременными. Заявление — это весьма распространенный в политике ход, призванный как раз подтвердить доверие к себе и сбить все требования об отставке.

В рейтинговом голосовании, проведенном по инициативе Ирины Геращенко, отставку генпрокурора поддержали только 38 депутатов при минимально необходимых 226. Свое предложение она мотивировала так: «Мы — провластная коалиция — не поддерживаем отставку Юрия Луценко... Я сейчас обращаюсь к председателю парламента поставить на голосование, и мы увидим, что коалиция не даст на это голоса».

Тем не менее, учитывая стремительность событий, можно предположить, что действия многих являются экспромтом, а не продуманной тактикой. Это относится и к заявлению Геращенко, истинной целью которого могло быть, с одной стороны, именно не дать «спрыгнуть» Юрию Луценко, а с другой — не дать «времени на размышление» Авакову и «Народному фронту», которые «на коленке» никак не могли принять решение о «поддержке» заявления Луценко, а значит — о переходе в открытую оппозицию к президенту. Отказом же в оной они «засвидетельствовали», что остаются в одной лодке с президентом.

Но ситуация вокруг гибели Екатерины Гандзюк, безусловно, будет развиваться и в ближайшее время принесет немало серьезных последствий. Например, Юлия Тимошенко, неоднократно демонстрировавшая умение оперативно и адекватно реагировать на перемены в политической обстановке, в данном случае сможет на примере этой трагедии говорить об абсолютной неспособности власти гарантировать украинцам элементарную безопасность. И говорить об этом убедительно, поскольку погибшая в прошлом принадлежала к руководимой ею политической силе.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Коэн: украинский языковой закон — шаг в неверном...

Средства массовой информации сегодня повсеместно испытывают немалые сложности: это и...

«Больше никогда»?

Для поклонников «европейских ценностей» военный переворот в ФРГ, да еще и с...

Российские санкции в контексте российско-украинских...

У нас вновь есть повод для обсуждения современного состояния украинско-российских...

Меркель: первый визит в новом качестве

Судя по итогу визита в Киев, никаких срочных дел у канцлера Ангелы Меркель (по крайней...

Радуга раскола и рябь вместо цунами

Подмеченная фотографом Reuters радуга, вспыхнувшая в небе над американским Капитолием...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка