Фетиш давления

№6(972) 11 – 17 февраля 07 Февраля 2021

На патриархальной свалке устаревших понятий,
Использованных образов и вежливых слов…

Рок-группа «Гражданская оборона», «Русское поле экспериментов»

Происходящие события наглядно демонстрируют обессмысливание и окончательное «изнашивание» фундаментальных понятий.

На протяжении десятилетий они служили, с одной стороны, мировоззренческой опорой для идеалистов и романтиков от демократии, с другой – фонарем, освещавшим «нецивилизованным» народам путь в «светлое» неоколониальное будущее.      

Следствием этого становятся их непригодность, предполагающая потребность в более адекватных и современных определениях, и крушение формировавшихся годами идеологических конструкций.

В частности, это касается свободы слова в том ее понимании, которое сложилось в рамках либерально-демократической идеологической доктрины. Сегодня тем, кто действительно нуждается в этой свободе, следует оказывать интеллектуальное сопротивление тому, чтобы это понятие совершенно не выродилось, вплоть до своей противоположности. При этом надо понимать, что большинству тех, кто сокрушается о свободе на всех углах, она на самом деле в ее классическом представлении не нужна. Подавляющему же большинству населения, сосредоточенному на хлебе насущном, она безразлична.

Классическое определение свободы слова предполагает возможность публично распространять, а равно потреблять любую информацию, кроме той, распространение которой является правонарушением, закрепленным в соответствующем законодательстве (прежде всего уголовном), в его конкретных статьях, содержащих конкретные санкции. Противоправность – тот водораздел, за которым нельзя прикрываться свободой слова -- нужно нести ответственность. Нельзя, например, пропагандировать войну, призывать к насильственному свержению власти, совершению терактов, разжигать вражду и т. п. Выяснение наличия или отсутствия состава правонарушения – дело тонкое, сложное, требующее значительных затрат, в т. ч. временных, и незаангажированности.

Однако когда объемы информации колоссально увеличились, максимально ускорился ее оборот и баснословно расширились возможности ее использования в борьбе за власть и мировое влияние, установленные ранее, при других скоростях правила перестают соответствовать новым отношениям и отбрасываются как слишком обременительные и затратные.

При этом повышается градус нетерпимости к инакомыслию, которое в глобализированном мире не просто уязвляет чье-то тщеславие, но обрушивает рейтинги, ведет к потере влияния, власти, богатств, недополучению прибыли и т. д.

В связи с такими катаклизмами границы свободы слова совершенно размываются и передвигаются по произволу заинтересованных в том своекорыстных сил, которые то обнаруживают сверхчувствительность (если нужно использовать фетиш свободы слова как средство давления и очернения противников), то непроницаемость (если она им невыгодна).

Эти границы почти некому становится охранять, а голос добросовестных стражей утопает в нарастающем гуле того, что называют информационной войной.

В результате наблюдаются абсурдные вещи. К примеру, происходит противопоставление свободы слова и пропаганды.

Понятие пропаганды в наше время обрело отчетливо негативную окраску, о ней – либо ничего, либо плохо. Тогда как пропаганда означает всего лишь распространение информации (происходит от латинского propagoраспространяю) и является прямым проявлением свободы слова. Собственно, свобода слова как раз и предполагает возможность пропагандировать.

Целенаправленное распространение всеразличных сведений (пропагандирование) традиционно является прежде всего делом государств и правящих сил, реализующих функцию формировании гражданского сознания и общественных настроений и имеющих для этого мощные информационные средства.

Но у них сегодня нет монополии. С учетом бурного развития информационных технологий и демократических деклараций, которые все же трудно просто так отбросить, пропаганда – явление массовое. Она есть и в данной статье – в отношении здравого смысла и права как антипода произвола. В другом месте, если кому-то угодно, может пропагандироваться бессмыслица. Все это должно укладываться в рамки законности, но с ней, повторюсь, проблема.

В пылу политической и геополитической борьбы сторонами выделяются «правильная» и «неправильная» пропаганды, оценки которых предвзяты и не соотносятся с их реальным содержанием (разумностью, правдивостью, обоснованностью и т. п.) и правовыми критериями.

В Украине к «неправильной» пропаганде в настоящее время относится критика антисоциальной политики руководства государства и его подконтрольности внешним центрам. Дескать, это такая уловка коварного агрессора в «гибридной войне», ведущейся, перефразируя министра внутренних дел, «на земле, в небесах и на море». Согласие с подобными представлениями требует от разума неприемлемых уступок.

В связи с закрытием трех оппозиционных телеканалов распространяется утверждение о «злонамеренной пропаганде», распространение которой не совместимо-де со свободой СМИ. Однако для этой пропаганды, как видно, не предусмотрено статей в Уголовном кодексе. Иначе должны были быть применены они, а не казуистические санкции. Что фактически означает непротивоправность указанной пропаганды.

Заметим также, что попытки введения таких статей принято расценивать как посягательства на свободу слова. В УК Украины когда-то была установлена ответственность за клевету и оскорбление, но ее отменили под предлогом их использования властью для расправы над неугодными критиками.

Т.о. круг абсурдности замыкается.

«Неправильная» пропаганда, чтобы долго не церемониться, вообще объявлена «информационным терроризмом», что является ярким примером подмены юридических понятий пропагандистскими клише.

Ранее уже приходилось указывать на расплывчатость понятия терроризма, ставшей следствием его активного использования пропагандой для демонизации противников. Теперь кого только террористами ни называют! Из последних примеров – ворвавшиеся в Капитолий сторонники Трампа в США объявлены «внутренними террористами». Да еще и «информационный терроризм», упоминания о котором в Уголовном кодексе тоже, конечно же, не найдете.

Секретарь СНБО Украины А. Данилов, судя по данным о его образовании, настоящий универсал (ветеринар, учитель истории, менеджер, юрист), в комментарии о закрытии телеканалов заявил, что «речь в данном случае не идет о свободе слова. Речь идет об информационном терроризме в отношении нашей страны, и мы не можем этого допустить».

Министр культуры и информационной политики А. Ткаченко (до недавнего времени медиаменеджер) в эфире ток-шоу назвал заблокированные телеканалы «машинами пропаганды и информационного терроризма». По его словам, «одно дело, когда речь идет о медиа, которые пытаются придерживаться стандартов журналистики, другое дело – когда речь идет об агентах Кремля. Государство имеет право защищать нашу свободу и независимость. В том числе и свободу слова».

Хорошо бы еще он уточнил, какие СМИ стремятся поддерживать стандарты журналистики. Интересно, входит ли в этот пул телеканал «1+1»?

Цитаты министра взяты из первого попавшегося источника – вполне себе «проукраинского» сайта «Обозреватель». Рядом размещено сообщение с заголовком «Украинцы поддержали блокировку телеканалов Медведчука. Опрос». Однако, поинтересовавшись подробностями, в текстовом и видеоматериале не найдете подтверждения вынесенному в заголовок утверждению, если только не считать, что четверо респондентов, высказавшиеся «за», отображают мнение всех украинцев. Из опрошенных на видео лиц четверо в той или иной мере за блокировку, трое против, пятерым все равно. Один из поддержавших запрет заявил с видом затока, что «там дуже багато маніпуляцій», одна из опрошенных сказала «хай блокують» и убежала.

Такого рода подходы стали нормой для большинства украинских медиа в их безостановочном самоубийственном порыве к крушению каких-либо стандартов. Иезуитски выглядят на этом фоне заявления послов G7 (США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония) о том, что они «согласились с необходимостью борьбы с дезинформацией в рамках свободы и плюрализма медиа».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Быстрых «прорывов» ждать не стоит

Проявлять оптимизм чрезвычайно рано. На пути к «разрядке-2», который лежит через...

Интеллект гегемона

Ввиду того, что правящие в Украине силы открыто проявляют готовность следовать в...

Цифровая валюта рождает новый финансовый порядок

Цифровые валюты станут одним из тех инструментов, которые создадут форму и правила...

Постскриптум ко Дню космонавтики

День космонавтики и 60-летие первого полета человека в космос президент Владимир...

«Кредитный марафон» на интерес

Заменить заимствования МВФ другими средствами вполне возможно

Оптимальный вялотекущий конфликт

Пауза, которую взяли в контактах с Зеленским Меркель и Макрон, показывает, что и там...

«Большое строительство» ушло в песок

Прежде чем запускать «Большое строительство», нужно было сформировать...

Геополитический реализм Турции и украинские иллюзии

Украине нужно учиться у Турции проводить политику в эгоистических национальных...

Приоритетная фантасмагория-2021

Судя по всему, такие примеры, где мужчина является формальным главой семьи и...

Как министр аграрной политики строил свой агробизнес

За год г-н Лещенко совершил головокружительный карьерный скачок – от депутата...

Игры на обострение

Игры на обострение, в которых каждая из сторон пытается получить свой тактический...

Табачный конфуз

Первым Авторизованным экономическим оператором в Украине стал швейцарский табачный...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка