Фиона Хилл о летальных вооружениях, почти утраченном суверенитете Украины и о санкциях, бьющих бумерангом по Европе

12 Ноября 2019 5

Показания госпожи Хилл – бывшего высокопоставленного сотрудника Совета национальной безопасности США и администрации Трампа – отличаются нетипичной для американских чиновников откровенностью.

Фиона Хилл прямо говорит о том, что введенные против РФ санкции бьют не столько по России, сколько по европейским союзникам США, окончательно добивая обломки т.н. трансатлантического единства. Она признает, что Украина едва не лишилась государственного суверенитета из-за позиции предыдущей президентской администрации и бездействия Европы, а поставки летальных вооружений и встречу президента Зеленского с Трампом считает своеобразной компенсацией за то, что пришлось и приходиться переживать Украине, в т.ч. за сдачу ядерного арсенала.

ВОПРОС: Как вы оцениваете политику президента Трампа в отношении Украины по предоставлению украинцам оборонительных летальных вооружений – справедливо ли будет считать ее более обоснованной стратегией оказания помощи?

ФИОНА ХИЛЛ: Да, справедливо.

ВОПРОС: Что вы можете рассказать нам о разнице в подходе бывшей и нынешней президентской администрации к этой стратегии?

ФИОНА ХИЛЛ: Задолго до прихода на работу в администрацию президента я (и это можно найти в открытых источниках – в частности, в опубликованных мной статьях) после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе выступала против поставок Украине летальных вооружений оборонительного характера. Дело в том, что в тот период меня – как независимого аналитика и на основании информации, накопленной мной во время работы в Национальном совете по разведке, – реально тревожил тот факт, что украинские вооруженные силы пребывали в таком удручающем состоянии, что просто никогда не смогли бы противостоять российской армии. На тот момент благодаря доминированию российских вооруженных сил и постоянной эскалации такие поставки лишь раздували бы пламя конфликта, откровенно говоря, стимулируя бойню – уничтожение украинских солдат.

Кроме того, европейцы не собирались вмешиваться и не планировали ничего предпринимать.

Должна отметить, что это извечная проблема, и мне приходилось сталкиваться с ней регулярно и по всем вопросам. Как вы помните, Европа тоже входила в сферу моей ответственности. В то время нас (меня и многих моих коллег) чрезвычайно тревожил вопрос назревающего разлада в наших отношениях с Европой. Европейцы даже готовы были к сворачиванию санкций и отказу от других обязательств, ранее взятых ими на себя совместно с нами.

Затем, уже в период работы в правительстве и администрации у меня начала формироваться убежденность в детальной продуманности плана оказания помощи, в том, что наши коллеги в Пентагоне действительно все тщательно обдумали, а генерал Эбизейд (а затем и его преемник – Кит Дейтон, занимавший пост специального представителя министра обороны по вопросу украинской обороны) прекрасно знает, что следует делать.

Они разработали адекватный план по обеспечению долговременной стабильности украинских вооруженных сил. Их целью было восстановление оборонного сектора Украины, с тем чтобы он со временем вновь начал нормально функционировать. Украина наряду с Беларусью входила в число тех республик Советского Союза, где было сосредоточено большинство оборонных промышленных предприятий СССР.

Вот почему в Украине до недавних пор (вплоть до распада отношений с Россией) производили комплектующие для вертолетов и самолетов – в особенности транспортников высокой грузоподъемности, используемых вооруженными силами РФ.

Мы полагали: если Украине удастся навести порядок, особенно, в сфере энергетических проблем, реально тянувших страну вниз (как мы все знаем, армия – один из крупнейших потребителей энергоносителей), то со временем у Украины может появиться боеспособная армия.

А учитывая площадь территории страны и численность ее населения, Украина потенциально могла бы стать достаточно мощным военным государством (примерно так, как Польша в Восточной Европе).

И у нас имелся соответствующий план. Как вы понимаете, люди с течением времени пересматривают точку зрения, узнавая что-то новое. Вот и меня в итоге убедили в том, что этим следует заниматься – вопреки моим сомнениям ввиду доминирования вооруженных сил РФ в вопросах эскалации, вопреки моим мыслям о том, что предоставление такой помощи может спровоцировать россиян.

ВОПРОС: Иными словами, вы пришли к этому мнению?

ФИОНА ХИЛЛ: Да.

***

ФИОНА ХИЛЛ: Еще в 1994 г. мы работали над отчетом под названием «Обратно в СССР»: мы в «Школе Кеннеди» тщательно документировали все усилия российского правительства и Бориса Ельцина, направленные на подрыв суверенитета всех новых государств, возникших на руинах Советского Союза.

Еще тогда мы выделили Украину как самую уязвимую страну в тот временной период, поскольку именно тогда Украину подталкивали к отказу от ядерного арсенала. И мы писали в том отчете, что Украине не следует отказываться от ядерного арсенала, поскольку велик был шанс того, что он в итоге попадет в руки россиян. И этот вопрос затем урегулировали Будапештским меморандумом, принятым в конце 1994 г.

В те времена Украина переживала массу нападок, обвинений, загадочных политических убийств, различных угроз военного характера (в т.ч. и в отношении Крыма). И после всего этого правительство США – совместно с правительствами других стран – решило предоставить Украине гарантии ее суверенитета.

Но знаете, если посмотреть на все происшедшее с Украиной более чем за 20 лет, происходило именно то, чего мы в свое время опасались. Украина вновь едва не утратила свой суверенитет. А мы стремились продемонстрировать, что считаем Украину суверенным государством. И одним из способов демонстрации суверенитета страны однозначно является проявление уважения к главе этого государства на самом высшем уровне. Мы так поступаем традиционно.

***

ВОПРОС: Вы ранее упоминали, что вас беспокоит политизации истории с Украиной. Как это влияет на нашу национальную безопасность – национальную безопасность США?

ФИОНА ХИЛЛ: Приведу вам конкретный пример. Мы вводим санкции (правительство разрабатывает, а конгресс одобряет) против России за аннексию Крыма и развязывание войны в Донбассе. Европейцы поддерживают режим санкций, постоянно координируя с нами все свои действия – с момента крушения малазийского лайнера MH17 в Донбассе. Создана представительная международная комиссия и ведется тщательное расследование этой трагедии.

Но затем европейцы начинают замечать, что многие моменты (в т.ч. постоянные санкции, введенные нами против России с 2016 г., и наши непонятные действия в отношении Украины) на самом деле представляют собой лишь наши внутренние политические игры.

В последние недели работы в Совете национальной безопасности я испытывала чрезвычайную тревогу и огорчение в результате проходивших у нас с европейцами дискуссий. Вот один пример – санкции, введенные вами, т.е. конгрессом, в соответствии с законом CAATSA (Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций): их изначально применили против г-на Дерипаски и «Русала», и все действия министерства финансов были полностью прозрачными.

Тем не менее, вводя санкции по этому закону, мы вовсе не планировали провоцировать закрытие промышленных предприятий – крупных заводов – по всей Европе. Это – своеобразный косвенный ущерб.

Но крупнейший в Европе алюминиевый комбинат находится в Ирландии. Крупные заводы есть во Франции, Швеции, да и в других странах.

И к нам прибыли послы всех этих государств – они были крайне обеспокоены влиянием санкций на их страны: понимаете, на большое количество работников, на занятость – особенно в том случае, когда санкции применяются в соответствии с узкой трактовкой, предусмотренной законом CAATSA. В итоге беседы с ними со всеми проводило министерство финансов в попытке разработать какие-то дополнительные соглашения с ними для того, чтобы избежать нанесения косвенного ущерба.

А когда послы приходили общаться с нами как с коллегами, они делились возникавшим у них впечатлением о том, что все это лишь политические игры двух наших партий, и мы не задумываемся всерьез о последствиях.

В итоге у них создавалось впечатление, что мы политизируем свою внешнюю политику, что мы предпринимаем действия, направленные против них, – чтобы силовыми методами разрешить существующие у нас противоречия. А это означает, что мы уже не можем проявлять эффективность в совместной работе с нашими европейскими союзниками в вопросе сдерживания России и обеспечении святости суверенитета Украины.

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Сторонники ограниченных компромиссов проживают на...

Данные соцопроса, проведенного фондом «Деминициативы» и КМИС: более 70%...

Милитаристское меньшинство объявляет себя народом

А что же большинство, проголосовавшее за президента и его партию? Что все его...

Постыдная история цинизма американских манипуляций...

Циничные манипуляции Трампа в отношении Украины стали лишь апогеем растянувшегося на...

Сухо и морозно

Над Украиной царит черноморский антициклон. Осадки ожидаются лишь на востоке страны

Чем больше ZOPA, тем проще договориться!

Определяющее для Зеленского — то, что происходит внутри страны

Загрузка...

Асфальт и живая политика

Чем позже очнутся остальные участники рынка, тем больше золота компетентные...

«Черная пятница»: от феерии потребления – к торжеству...

Общую благостную картину несколько смазало отсутствие на акциях главного символа...

Берлин и Париж – острые углы есть, но о «разводе»...

«Немецко-французское сотрудничество - это как два меха аккордеона: иногда их резко...

Нью-йоркские каникулы Юрия Луценко II: в погоне за $7...

Черновики контрактов готовились в двух вариантах: по первому из них Джулиани...

Обаяние скромности

К сожалению, мы с женой с опозданием познакомились с замечательным актером Давидом...

Во имя Сороса

В случае разрыва с Коломойским Зеленский лишится абсолютного большинства в ВР, и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка