Галочка в Сети

27 Марта 2019 5

Тема «российских хакеров», способных внедриться в электронные системы подсчета голосов, уже не первый год остается в политической повестке многих государств. Предсказуемо, не стали исключением и предстоящие украинские выборы.

Еще в феврале секретарь СНБО Александр Турчинов заявил, что сотрудники СБУ и Госспецсвязи будут круглосуточно нести дежурство возле систем «Выборы» -- с целью предотвратить несанкционированные действия против ресурсов ЦИК. Разумеется, оппонентами власти это было прямо расценено как еще одна возможность для манипуляций результатами голосования.

В ходе выборов не раз поднималась тема электронных серверов для передачи результатов голосования, вспоминались связанные с этим скандалы 2004 г., обсуждалась защита от вмешательства из России. Однако (о чем вспоминают не так часто) особую остроту эта тема обретает в свете постановления Кабинета Министров от 17 января 2018 г., которое определяет перспективной целью внедрение голосования через интернет -- достаточно редкий, даже в практике развитых демократий, способ волеизъявления.

Как у Эстонии получилось

Следует различать «электронное голосование» в широком смысле и голосование через интернет. Голосование с использованием электронных систем -- не редкость. Для таких разных стран, как Индия, Бразилия, США, Эстония, это более или менее привычно. А вот собственно всеобщее голосование через интернет является уникальным эстонским опытом.

Технически это осуществляется так. У каждого гражданина Эстонии есть обязательное удостоверение личности с электронным чипом. Идентификационная карта вставляется в кард-ридер, подключенный к компьютеру. Личность пользователя проверяется (используя электронную идентификационную карту в качестве электронной подписи) -- и после этого гражданин может голосовать через интернет.  Подобная практика начала внедряться с 2001 г. -- после того как правящую коалицию образовали приверженцы активного использования цифровых технологий в государственном управлении. В 2005 г. голосование по интернету тестировали на местных выборах. В 2007 г. оно впервые было применено на выборах в парламент. За 12 лет количество голосующих по интернету росло -- и на парламентских выборах 2019 г. достигло 43,8 %.

Опыт Эстонии считается образцовым, ведь наладить голосование по интернету в масштабах всей страны больше нигде так и не удалось. Эстония достаточно активно продвигает свой опыт и в Украине, в частности в рамках эстонско-украинской программы по развитию сотрудничества «Стойкая Украина». С учетом того, что старт голосования через Сеть возможен лишь с местного уровня, эстонская сторона проводит работу и в регионах. Так, неделю назад, 22 марта, посол Эстонии в Украине Герт Анс лично поехал в Николаев, чтобы рассказать об эстонском опыте электронного голосования в ходе дискуссии на базе Национального университета кораблестроения.

Неизвестно, насколько именно активность эстонской стороны повлияла на наш Кабмин при принятии Концепции развития цифровой экономики и общества Украины на 2018--2020 гг. Но в документе Кабмина отдельно обозначено развитие именно голосование через интернет, что, по мнению авторов, должно повысить репрезентативность голосования и общую оперативность получения их результата.

Зри в grassroots

Основных возражений против возможности применения эстонского опыта в Украине обычно два. Первое -- сомнения в способности обеспечения безопасности данных. Второе -- несопоставимые масштабы населения Украины и Эстонии.

Но стоит добавить, что украинские реалии в принципе не слишком способствуют внедрению голосования через интернет. Логика простая.

Возможно ли внедрение голосования через интернет сразу на выборах национального уровня? Если маленькая Эстония не пыталась поступить так, то не стоит и Украине. Возможно ли внедрение голосования через интернет на местных выборах? Нет, местные общины достаточно различаются по уровню технологической грамотности и оснащенности. Возможно ли закрепить, что электронным голосованием будут пользоваться лишь в некоторых общинах/регионах? Ну, это уже носит некие признаки сепаратизма -- или, точнее сказать, будет так восприниматься.

Вот и получается, что единственный способ постепенного внедрения технологии голосования через интернет -- использование ее на местных референдумах в тех общинах, где для этого есть возможность. Но проведение местных референдумов в Украине на данный момент невозможно просто в силу правового вакуума!

Но даже когда такие возможности законодательство предоставляло (до 2012 г.), проведение местных референдумов либо блокировалось, либо их результаты игнорировались. Поощрение неполитических инициатив снизу (то, что в английском языке емко именуется grassroots) никогда не было типичным для украинской власти всех уровней.

Воля in chains

Вопросы же защиты информации вполне могли бы решаться внедрением новых технологий. Например, блокчейна. Украина входит в число стран, где применение блокчейна растет наиболее активно, данную технологию используют уже и государственные службы (Госгеодкадастр). Подходит блокчейн и для организации прозрачных выборов, считают специалисты.

«Проведение голосования на выборах с использованием технологии Blockchain может раз и навсегда исключить какие бы то ни было возможности несоответствия результатов голосования непосредственному волеизъявлению граждан, -- рассказывает управляющий партнер BlockchainLab Тимур Михайловский. -- Говоря простыми словами, Blockchain -- это база данных, в которую можно занести информацию, но удалить или исказить -- очень сложно, практически невозможно. Использование этой технологии способно повысить доверие к результатам, сделав невозможной подтасовку».

Но основные проблемы -- политические, а не экономические. Внедрение блокчейна, как и развитие тесно связанных с ним криптовалют, тормозится неспособностью законодательной власти урегулировать вопросы функционирования этой сферы.

«За пять лет, с 2013--2014 гг., в Украине появилось множество компаний, в т.ч. с мировым именем, которые не могут выйти из серой зоны, -- поясняет Тимур Михайловский. -- С одной стороны, они платят налоги, а с другой -- не защищены законодательством, потому что понятий «криптовалюта», «биткоин» и т. д. просто не существует в украинском законодательстве. Все эти пять лет ведутся дискуссии и диалог с государственными органами и народными депутатами. На рассмотрении находятся уже 5 законопроектов, но воз и ныне там. Т.е. рынок сформирован и успешно действует, но политической воли нет».

Кстати, с одним из законопроектов вышел конфуз -- он достаточно точно повторял белорусские нормативные положения, вплоть до упоминания существующих в Беларуси, но не в Украине учреждений. В целом же опыт Беларуси, как и опыт Эстонии, остается на данный момент неприменимым для Украины. Не отрегулированы ни технологии, ни референдумы.

Возможно, потому что нет политической воли для «выборов более честных, прозрачных и эффективных, чем традиционные» (цитата из упоминавшейся концепции).

Читайте последние новости и все о ситуации в Украине и мире на страницах «2000» и в социальных сетях Facebook, Twitter, Livejournal, а также Telegram


Загрузка...
Загрузка...

В Париж за желтым жилетом

С 1 июня 2019 г. у нового президента будет достаточно времени, чтобы подписать указ о...

И снова про юго-восток

Политическая действительность заставляет задуматься о более серьезном обращении к...

Мир на Донбасс вернут рабочие места

Этот регион нужно превратить в самый привлекательный и желанный с точки зрения...

Седые младореформаторы «зеленого» президента

Грантоеды и агенты влияния делают погоду в штабе Зе

Бедность и зависимость Порошенко

Отчуждение между обществом и властью достигает критических пределов, за которыми —...

Вам telegramма

Telegram — удобный способ привлечения мотивированных подписчиков

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка