Главное — соблюдение обрядов

№49 (886) 7 — 13 декабря 2018 г. 06 Декабря 2018 4.5

Украинская власть получила немалые дивиденды вследствие инцидента в Керченском проливе, стал очевиден дрейф позиции западных стран в сторону ужесточения их отношения к РФ.

В первую очередь этот дрейф вылился в отмену намеченной на саммите G20 встречи Трампа и Путина. Эту отмену было крайне трудно предположить, ибо реакция хозяина Белого дома была, пожалуй, наиболее сдержанной из тех, что звучали от официальных лиц в Вашингтоне.

Так, 26 ноября он заявляет: «Нам не нравится то, что там происходит. Европе это тоже не нравится... Мы все вместе работаем над этим. Надеюсь, проблема будет улажена».

А 27 ноября в интервью «Вашингтон пост» речь идет уже о возможности отмены встречи с Путиным. Трамп говорит, что ждет от своей команды по нацбезопасности «полного отчета», который «будет иметь весьма определяющее значение. Может, у меня не будет встречи... Мне не нравится эта агрессия».

28 ноября в интервью «Нью-Йорк пост» Трамп повторил, что примет решение о встрече с Путиным после отчета команды по нацбезопасности. Однако ключевыми и самыми растиражированными были фразы: «Был вопрос — было ли предупреждение? Они (украинские корабли. — С. Б.) дали им (России. — С. Б.) знать, что они проходят? Потому что у них есть система, я полагаю... Этого не должно было произойти».

Эти фразы как будто свидетельствовали, что президент США готовит почву для того, чтобы не отказываться от встречи. Ведь по сути признавалось право России закрывать проход для украинских кораблей в случае отсутствия извещения о проходе. А на тот момент из российской и из украинской версий можно было понять, что своевременного извещения украинские корабли не дали.

О намеке, сделанном Помпео

Россией проход был закрыт не из-за отсутствия такого извещения, а в связи с закрытием своей акватории у входа в Керченский пролив. И хотя на такое закрытие она имеет право, форма его и доведение информации об этом до украинских моряков вызывает вопросы, в т. ч. относительно соблюдения российского законодательства. Т. е. Трамп акцентирует момент, выгодный для России

Но уже 29 ноября Трамп пишет в Twitter: «Исходя из того, что моряки и корабли не были возвращены Россией на Украину, я решил, что для всех заинтересованных сторон будет лучше, если я отменю ранее назначенную в Аргентине встречу с президентом Путиным. Я ожидаю что этот важный саммит состоится, как только эта ситуация разрешится».

И хотя в ходе саммита Трамп и Путин накоротке поговорили, требование о возвращении моряков и кораблей для полноценного саммита продолжает четко звучать с его стороны.

Кроме того, через несколько часов после твита Трампа сенат США единогласно (100 голосов из 100 возможных) принял резолюцию №709: действия России в Керченском проливе названы провокацией, Москву призывают вернуть украинских моряков и суда и прекратить преследование судов, проходящих Керченский пролив. Поведение РФ названо «дестабилизирующим для всего региона». Сенат призвал международное сообщество объединиться против действий России в Керченском проливе, а президента и администрацию США «имплементировать весь правительственный подход для выражения решительного неприятия атаке России на украинские силы».

Хотя резолюция готовилась спешно, Трамп, безусловно, должен был знать о ее подготовке и понимать, что ее постараются утвердить до саммита, следовательно — его встреча с Путиным стала бы вызовом сенату. Президенту США это ни к чему, а его симпатии к Путину не следует преувеличивать. Более того, его твит с отказом от встречи за несколько часов до резолюции сената означает, что Трамп решил сыграть на опережение, чтобы выглядеть большим патриотом, чем сенаторы.

Но хотя отмена Трампом встречи с Путиным объективно является следствием ряда факторов, в частности внутренних проблем президента США (как раз накануне отъезда в Буэнос-Айрес его бывший адвокат Майкл Коэн признал себя виновным в заведомой лжи конгрессу о планах Трампа по строительству Трамп-тауэр в Москве), все равно официальной причиной отмены встречи назван исключительно инцидент с украинскими кораблями. Т. о. это событие легко видится украинским избирателем самым ярким проявлением западной поддержки Киева за время правления Порошенко. Ибо и ассоциация с ЕС, и безвиз ожидались долго, здесь же отмена встречи стала неожиданным (особенно на фоне предыдущих комментариев Трампа) прорывом.

Еще раньше поддержку Киеву выразил госдеп. 26 ноября на сайте ведомства появилось сообщение: «...Секретарь Помпео подтвердил решительную поддержку США суверенитета и территориальной целостности Украины, которая распространяется и на ее территориальные воды. Президент Порошенко выразил благодарность за заявления США о поддержке и подчеркнул важность того, что западные страны остаются едиными перед лицом российской агрессии. Секретарь Помпео согласился и позитивно оценил украинские шаги по деэскалации ситуации с Россией».

Здесь примечательны три момента.

Во-первых, госсекретарь охарактеризовал российские действия словом «агрессия». Его употребляют также Великобритания и некоторые восточноевропейские страны, Франция и Германия от этого воздерживаются.

Во-вторых, Помпео заявил о поддержке территориальной целостности Украины, имея в виду и территориальные воды. Т. е. когда все просто обвинили Россию в нарушении права мирного прохода, госсекретарь намекнул, что инцидент произошел в украинских территориальных водах.

Но третье и самое главное то, что Помпео сразу оценил украинскую деэскалацию. Трудно понять, что имелось в виду, однако эти слова прозвучали практически одновременно с обращенными к обеим сторонам инцидента призывами Берлина и Парижа к деэскалации ситуации. Следовательно, Киев может отвечать партнерам по «нормандскому формату», что его деэскалацию уже оценили.

О планах втянуть Германию в войну

На фоне такой американской поддержки Петр Порошенко мог мечтать о большем, особенно когда такие мечтания поощряли его собеседники. В вышедшем 29 ноября его интервью крупнейшей немецкой газете «Бильд» есть такой фрагмент:

«Бильд: Нужно ли направить немецкие военные корабли в Азовское море? Что это даст?

Порошенко: Германия — один из наших ближайших союзников, и мы надеемся, что входящие в НАТО государства готовы направить военные корабли в Азовское море, чтобы помочь Украине и обеспечить безопасность».

Но 28 ноября на правительственной пресс-конференции в Берлине уже прозвучал вопрос (неясно, с чьей стороны, т. к. в публикуемой на сайте правительства ФРГ стенограмме это не указано): «Посол Украины в Германии обратился с просьбой — для поддержки Украины, пусть даже символической, отправить немецкие военные корабли в данный регион. Рассматривается ли такое предложение федеральным правительством?»

Спикер федерального правительства Штеффен Зайберт ответил: «Поскольку наша позиция, как я уже говорил, направлена на деэскалацию, диалог и сдержанность с обеих сторон, я должен сказать, что направление немецкого флота к берегам Крыма в настоящее время не планируется».

Вероятно, интервью давалось до этой пресс-конференции или когда Порошенко не успел о ней узнать. Трудно представить, чтобы украинский президент намеренно вступил в публичный спор с немецким правительством. Но вышло-то интервью после пресс-конференции, и для обычного читателя, который более-менее интересуется проблемой (а здесь она начинает затрагивать и безопасность Германии, поэтому, думаю, интересующихся достаточно много), такой спор как бы произошел.

Для этого читателя картина выглядела так: правительство отвергло идею символической отправки немецких кораблей к зоне конфликта. Но украинский президент все равно призывает к откровенно авантюрному варианту — к уже не символической отправке немецкого флота прямо в Азовское море. Кстати, согласно упомянутому российско-украинскому договору 2003 г. проход военных кораблей третьих стран в это море сейчас практически невозможен, т. к. требуется согласие всех участников договора, а значит, и России. Последнего обстоятельства читатель, конечно, мог не знать, но впечатление, что Порошенко отвергает позицию немецкого правительства, явно складывалось.

Я теоретически могу допустить, что президент Украины и сам мог в интервью поднять тему отправки кораблей НАТО в зону инцидента. Но все же реально в роли «разжигателя» выступил немецкий журналист, задавший соответствующий вопрос, причем без дипломатичных оборотов: не «какой поддержки вы бы хотели?», а «надо ли флот посылать?»

И тут Порошенко, безусловно, было очень трудно отойти от собственного имиджа национал-патриота и оказаться не столь радикальным, как журналист. Впрочем, возможность и сохраняющего имидж, и одновременно сдержанного ответа была, например: «Надо подумать над вашим предложением, но я понимаю, что конвенция Монтрё сильно ограничивает присутствие кораблей нечерноморских государств в акватории. Думаю, для нас главное — расширение санкций».

Но в результате имеем вот что: даже если бы федеральное правительство ранее не высказывало своего отношения к проблеме, легко можно было подумать, что Порошенко хочет втянуть Германию в войну.

Именно после появления интервью, 1 декабря, бывший вице-канцлер, бывший министр иностранных дел социал-демократ Зигмар Габриэль заявил в эфире немецкого канала NTV и в газете Der Tagesspiegel: «Я думаю, мы не должны позволить, чтобы Украина втянула нас в войну. Украина попыталась это сделать». При этом он раскритиковал призывы Киева закрыть международные порты для российских судов, следующих из Азовского моря, и направить ВМС НАТО в Черное море.

Об Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая заставит придыхать

Габриэль сейчас не официальное лицо, однако и канцлер Ангела Меркель после этого интервью еще более внятно призвала к сдержанности не только Москву, но и Киев. Приведу фрагмент ее выступления на украинско-немецком экономическом форуме 29 ноября: «Я за то, чтобы выложить факты на стол, чтобы солдаты были освобождены, и из них не выдавливали бы признаний, как мы видели по телевизору. Я также за то, чтобы мы попытались успокоить ситуацию. И мы должны стремиться к тому, чтобы такой город, как Мариуполь, не был отрезан от судоходства, что косвенно сделало бы недоступной часть Украины.

Я также поставлю этот вопрос президенту России на саммите G20. Тем не менее у нас есть просьба к украинской стороне — быть разумной. Мы знаем, что мы можем разрешить это только разумно и только в рамках переговоров, потому что нет никаких военных решений для всех этих конфликтов».

В то же время генсек партии канцлера, т. е. ХДС, и один из вероятных преемников Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр заявила, что Россию надо наказывать из-за Крыма, из-за агрессии в Азовском море, и предложила дожимать Москву вместе с американцами, запретив российским судам из Азова заходить в европейские и американские порты. Я считаю, что необходимо сделать выводы из полученного опыта, который говорит о том, что наша линия поведения еще не достигла нужной жесткости. Иначе Путин не решился бы на этот шаг».

Также она — хотя и более осторожно — выступила против «Северного потока-2», призвав вернуться к дискуссии о необходимости строительства: мол, к этому вынуждают действия РФ. Она не призывает вообще остановить строительство, а предлагает в числе возможных мер ввести квоты на поставки российского газа по этому трубопроводу.

Как рассказал российскому изданию «Взгляд» германский политолог Александр Рар, «если Крамп-Карренбауэр станет канцлером, то мы будем с придыханием вспоминать о временах, когда во главе Германии была Ангела Меркель. Тем более что у ХДС сейчас идет сращение политических позиций с «зелеными», а они — самая антироссийская партия в Германии». Главный же его вывод: «Если кто-то решил использовать конфликт в Азовском море, чтобы в последний момент остановить «Северный поток-2», то у них что-то начинает получаться».

Рар связывает такое развитие с настроем СМИ: «Украинская пропагандистская машина здорово сработала в ситуации с кризисом в Азове. Российская точка зрения в Германии почти не слышна. Всюду в прессе присутствует мнение о том, что Москва неадекватно ведет себя в Азовском море». И на таком фоне, по его мнению, и генсек ХДС, и многие другие немецкие политики вынуждены использовать антироссийскую риторику для повышения рейтингов.

Однако, на мой взгляд, Рар путает причины и следствия, ибо он не может противоречить принятому в западном мире тезису о существовании свободной прессы, которая сама определяет свою позицию, отражая общественное мнение. Тогда как на самом деле пресса это мнение формирует, отражая интересы тех, кто ею управляет. Эти же интересы реализуют и политики, которым выгодно ссылаться на СМИ как на мнение общества.

Следовательно, этот настрой прессы как раз и означает, что реально правящим в Германии силам больше нужны крамп-карренбауэры, чем габриэли. Поэтому вопрос, заданный Петру Порошенко традиционно правой с оттенком желтизны газетой «Бильд» о немецком флоте в Азовском море, вряд ли является попыткой представить украинского президента так, чтобы в Германии заговорили, что Киев хочет втянуть Берлин в войну. Нет, этот вопрос (рассчитанный на соответствующий ответ Порошенко) призван был подыграть тем, кто, как и генсек ХДС, и в Германии и в Украине не боится обострений. И, как видим, иногда добивается успехов в т. н. мировом сообществе.

Однако дело не столько в удачной (в кои-то веки) работе украинской дипломатии. Ведь следует обратить внимание на то, что резкая критика России не сопровождается практически никакими жестами в поддержку Киева. А ужесточению западной позиции предшествовало несколько дней аккуратных заявлений с призывом к сторонам проявлять сдержанность и решить проблемные вопросы путем переговоров.

Примечательно и то, что Банковая никогда не афишировала прямые контакты с Кремлем, официальная информация о телефонных разговорах двух президентов практически никогда не публиковалась (хотя они имели место), но сейчас, на фоне сверхпатриотической риторики Порошенко, жалобы на невозможность поговорить с Путиным звучат практически ежедневно.

Но в Москве действительно «не берут трубку», что крайне раздражает Запад, и, судя по всему, это послужило главной причиной ужесточения риторики и политического давления. Представитель МИД ФРГ Мария Адебар заявила: «Министр иностранных дел будет в четверг на встрече глав МИД ОБСЕ, там не будет нормандской встречи, но будут переговоры с украинским главой МИД. С российским главой МИД такие переговоры также запланированы». По ее словам, Маас намерен поднять тему дипломатического урегулирования разногласий.

Судя по всему, Запад (причем речь идет о согласованной позиции США и европейцев, Германии и Франции в первую очередь) действительно стремится к урегулированию, которое не допускало бы подобные инциденты в будущем и не ставило бы Запад в неловкое положение, когда «сложившаяся практика» требует исходить из презумпции правоты Украины.

По имеющейся у нас информации, предлагаемая формула компромисса выглядит так: Россия возвращает корабли и их экипажи, а Киев обязуется не прибегать к действиям, которые можно расценить как провокационные.

О Кремле, который уклоняется

Тем не менее пока Кремль от любых переговоров уклоняется, хотя усилия донести до западных партнеров свое видение инцидента в Керченском проливе видно невооруженным глазом. Собственно, то, что в Москве решили поставить диалог на паузу до завершения в Украине избирательного цикла (президентского во всяком случае), было очевидно в т. ч. и по заявлениям представителей власти еще до керченского инцидента. Приведу мнение на сей счет российского политолога Сергея Маркова:

«В Москве подчеркивают, что в планах Путина не стоит разговор с Порошенко. Также неоднократно подчеркивалось, что России не нужны посредники для переговоров с руководством Украины. Получается, что Москва вообще никак не хочет вести политические переговоры с Порошенко. Путин еще и отдельно сказал, что с нынешним руководством Украины не о чем говорить. И все это на фоне очевидного обострения отношений между Россией и Украиной. Что все это значит?

1. Несколько лет существовали каналы связи между Путиным и Порошенко и какие-то договоренности между ними. Порошенко и его лоббистам в чем-то верили. Лоббистами и, видимо, операторами таких каналов были бывший посол в Украине Михаил Зурабов и Виктор Медведчук. Сейчас эти каналы, видимо, заблокированы.

2. Что заблокировало эти каналы? Ведь они работали несколько лет, даже в разгар бойни на Донбассе. Точно сказать трудно. Моя версия — проект томос. Очень воцерковленные люди в Кремле считают проект томос той самой красной линией, которую безвозвратно пересек Порошенко.

3. Москве не нужны посредники, потому что посредник должен способствовать поиску компромисса между Россией и Украиной. Но сейчас это невозможно. Порошенко активно ищет конфликт и любые переговоры он использует только для расширения конфликта.

4. Стратегия Москвы раньше была понятной — ждать, пока американцы устанут от Украины, снизят свое влияние, и тогда Порошенко все сведет на мир. Таковы, как кажется, были обещания Порошенко. А какова стратегия сейчас? Ждать нового президента? Но выборов президента не будет. Президент будет назначен американцами, а далее просто легализован через псевдовыборы. Так было в 2014. И нет никаких оснований полагать, что в 2019 будет по-другому. Думать, что американцы позволят быть президентом Украины кому-нибудь не антироссийскому, — наивно. А Путин наивностью не страдает.

5. В ближайшее время мы увидим по действиям, что это за новая стратегия Москвы в отношении Украины».

Конечно, если я кого-то цитирую, это отнюдь не означает полного согласия со всеми его тезисами. Однако версия о томосе как главной причине того, что в Кремле поставили крест на любой работе с Порошенко, выглядит весьма убедительно.

Действительно, томос практически снимает все версии о некоем «договорняке», даже если были (пусть и весьма абстрактные) договоренности заняться решением назревших вопросов по окончании избирательной гонки, тем паче что Порошенко для Москвы едва не самый приемлемый из реальных кандидатов. Томос — это действительно красная черта, пересечение которой неприемлемо для Москвы независимо от каких бы то ни было тактических соображений.

Да и в любом случае в Кремле понимают, что в контексте избранной Порошенко позиции ожидать конструктива до завершения избирательных баталий нереально. И новая стратегия Москвы будет строиться после них. Причем, об этом я сужу и по собственному опыту общения, в московской политэлите весьма распространено мнение (и Сергей Марков, судя по всему, его разделяет), что в Киеве без ведома американцев никто и чихнуть не может, что все происходящее у нас — тонко срежиссированный за океаном спектакль.

О Марии Захаровой, впервые заявившей о буйном цвете

Но Порошенко умеет отстаивать свой интерес и в отношениях с заокеанским партнером. А выборы и их исход, понятно, — это интерес из интересов. И уже в силу этого говорить о том, что выборы априори ничего не изменят в украинской политике на российском направлении, нельзя. Конечно, в Кремле за ходом избирательной кампании на Украине, по меньшей мере, внимательно наблюдают.

На минувшей неделе появилась определенность в том, как там относятся к расколу в Оппоблоке. Практически одновременно в двух ведущих информационных программах российского телевидения, «Вести» и «Время», вышли сюжеты, однозначно позиционирующего Юрия Бойко как истинно оппозиционного кандидата. Причем наиболее рейтингового, изгнанного из Оппоблока именно потому, что Ахметов, мол, действует в интересах Порошенко (с которым у него совместные бизнес-интересы), раскалывая оппозиционный электорат и лишая оппозиционного кандидата шансов на второй тур. О том, что исключению Бойко предшествовало создание им «Оппозиционной платформы» через голову однопартийцев, российский Первый Канал не упомянул.

Но то, что в Москве поставили украинский вопрос на паузу и «не берут трубку», отнюдь не означает, что там решили только такой пассивной реакцией и ограничиться. У меня создалось впечатление, что в России готовы к любой резкой реакции Запада на ее более активные действия на украинском направлении и вполне могут пойти на обострение в украинских делах.

Во-первых, это показало развитие инцидента у Керченского пролива. Ведь украинские катера задержали уже вечером того дня. А до этого, согласно российской версии, «с 10.35 до 18.30 в результате маневрирования российских пограничных кораблей группа судов ВМС Украины была блокирована в районе якорной стоянки №471 (к югу от Керченского пролива)». Т. е. в течение восьми часов украинские суда, объявленные нарушителями, стоят блокированные, и захватить их не пытаются. Радиопереговоры с ними то ли не ведутся, то ли никуда не сливаются. И информационный накал с обеих сторон в это время очевидно спадает.

Это говорит о том, что все это время либо шли переговоры между Москвой и Киевом, либо в Москве определялись, как отреагировать. Но длительность паузы показывает, что все «за» и «против» тщательно взвешивались, а решение принималось не пограничниками, и даже не руководством ФСБ, а Кремлем. Ибо невозможно представить, чтобы Путин за все это время не узнал о ситуации, не высказался о ней и не осознал, что захват украинский кораблей повлечет жесткие обвинения в адрес России.

Во-вторых, 30 ноября уже после этой отмены встречи с Трампом официальный представитель МИД РФ Мария Захарова на своем брифинге допустила невиданные ранее высказывания об Украине: «Тот режим, который сейчас расцвел буйным цветом, — это рукотворное явление и тот результат, который получили Украина и мир после экспериментов над государственным устройством и демократией, проведенных западными коллегами: США, евроструктурами, а также отдельными государствами европейского континента. Сейчас настал момент ответственного подхода и, давайте говорить прямо и без сарказма, настоящей помощи Украине. Потому что под руководством своего президента П. А. Порошенко она зашла слишком далеко в провокативных действиях».

Захарову (в связи с нападениями на российские дипучреждения в Украине) спросили, «возможен ли вариант переноса некоторых дипломатических функций из Киева и Львова в Донецк и Луганск, что поддержит легитимность Донбасса как территории Украины, не подчинившейся военному перевороту 2014 г., обеспечит безопасность дипломатов и поддержит политический проект «Малороссия».

Ответ представителя МИД России сводился к двум тезисам: Захарова (хотя вопрос и не касался работы украинских дипломатов в РФ) затронула и эту тему, сказав, что Россия будет охранять украинские диппредставительства, но «есть предел народному терпению».

Правда, она не стала вдаваться в рассуждения о том, имеется ли в виду что-либо вроде захвата американского посольства студентами в Тегеране в 1979 г., и перешла к тому, о чем ее собственно спрашивали: «Что касается вашего вопроса о возможном переносе куда-либо этих представительств, то наш недавний исторический пример говорит о том, что иногда не нужен перенос: иногда так получается, что меняется статус дипломатических представительств. Например, у нас было Генеральное консульство в Симферополе, а потом стало Представительство МИД в регионе. Случается и так».

О варианте, более перспективном, чем перенос

В Украине последовавшая затем неделя охарактеризовалась беспрецедентной (я, во всяком случае, такого припомнить не могу) пиар-активностью президента, направленной как на внутреннюю, так и на внешнюю аудиторию. Задачей, очевидно, было убедить «публику» в оправданности введения ВП, заодно представив президента как сильную и волевую фигуру, принявшего единственно правильное решение, спасителя нации. Порошенко сделал много заявлений, которые вроде бы следовало трактовать как «знаковые», но я этого делать не буду, поскольку мне они представляются экспромтами, причем часто сделанными в особом «эмоциональном» состоянии, вызванном, по нашей информации, срывом давно готовившегося «генерального плана» по отмене выборов.

Единственное, на что следует обратить внимание, это внесенный главой государства в ВР законопроект о проведении 23 декабря выборов в объединенных территориальных громадах: предлагается внести изменения в ст. 28 закона «О правовом режиме военного положения» об обеспечении проведения местных выборов. Текст законопроекта на момент написания этих строк еще не опубликован, но Андрей Парубий на заседании согласительного совета 3 декабря выразил надежду, что депутаты на текущей неделе одобрят этот документ.

Как сообщают наши источники, окончательный вариант еще правится («внесен», но фактически не внесен — это частая практика). Формальные основания для его рассмотрения и принятия — продемонстрировать неуклонное следование принципам демократии со стороны киевской власти, особенно в свете «замечаний», сделанных западными партнерами, когда обсуждался первоначальный вариант ВП.

Но сверхидея, конечно, в возможности провести и президентские выборы в условиях ВП. Ведь, как уточнила представитель президента в ВР Ирина Луценко, предложение Порошенко предусматривает, что ВП не будет действовать 23 декабря в тех областях, где пройдут местные выборы. Схема до удивления примитивная — избирательная кампания в условиях ВП, с возможностью для власти ограничения прав и свобод, затем на один день ВП приостанавливаем, проводим выборы и восстанавливаем статус-кво.

Как и в случае с изначальным планом, на Банковой рассчитывают, что для Запада такой вариант пройдет: для них главное — соблюдение «обрядов», чтобы выборы состоялись в установленный срок, а на детали, глядишь, никто особого внимания обращать не станет. И, как уже считают некоторые оптимисты на Банковой, такой вариант даже более перспективен, чем перенос выборов с весьма смутными надеждами на выправление электоральной картины. В любом случае, у Порошенко понимают, что «избираться» придется 31 марта. Но очевидно, что новая стратегия разрабатывается в страшной спешке и шараханьях. Дай бог, чтобы не ломали в суматохе слишком много дров.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Антимайдан в Париже

Промежуточным итогом акций протестов т. н. «желтых жилетов» во Франции стала...

Анбандлинг проведем, доходов от транзита не...

11 декабря в брюссельском медиацентре американского госдепартамента состоялся...

Бойко «накатал телегу»

Бывший лидер Оппозиционного блока Юрий Бойко написал заявление в полицию...

Канадский юрист о «низменных настроениях» в...

В 1943 г. в украинском городе Самбор нацистами уничтожено и захоронено свыше 1 200...

Украина: большой войны не будет

Российско-украинский военно-морской конфликт в Черном море не перерастет в мировую...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка