«Гонгадзе» по имени Джамаль

№42 (879) 19 — 25 октября 2018 г. 18 Октября 2018 4.8

Мир потрясен и возмущен убийством саудовского оппозиционного журналиста-эмигранта Джамаля Хашогги, в последнее время работавшего обозревателем Washington Post.

Гибель журналиста Джамаля Хашогги вызвала массовые протесты в Турции

Наверное, столь масштабный резонанс вызван не столько самим фактом, сколько тем, как это сделано. По общепринятой версии, журналист зашел в саудовское консульство в Стамбуле, дабы оформить свидетельство о разводе, и оттуда уже не вышел. При этом его «умные» эпл-часы были сопряжены с айфоном его невесты и транслировали все, что с ним происходило, а именно: допрос, пытки, зверское убийство с последующим расчленением трупа для вывоза из здания консульства. Причем делала это специально прибывшая в Стамбул группа из 15 саудовских «дипломатов», большинство из которых опознаны.

Конечно, Королевство Саудовская Аравия весьма специфическое государство, бесконечно далекое от общепринятых в нынешнем мире норм политической и общественной жизни, что ему до сих пор прощалось ввиду первенства по запасам и добыче нефти. И тем не менее не может не возникнуть вопрос: а зачем понадобилось устранять оппозиционера столь циничным и вызывающим способом, который западным державам будет очень сложно оставить без ответа?

Скажем прямо, чтобы организовать ликвидацию неугодного человека, тем паче — неохраняемого (особенно когда нет ограничения в финансовых средствах), существует множество менее вызывающих и уж точно не указывающих столь определенно на виновника способов. Неужели саудовские спецслужбы настолько некомпетентны?

К тому же и момент, на первый взгляд, выглядит крайне неудачным. В Эр-Рияде 24 октября должен был начаться крупнейший инвестиционный форум Future Investment Initiative (FII) («Инвестиционная инициатива будущего»), который уже успели окрестить — по итогам состоявшегося год назад аналогичного мероприятия — «Давосом в пустыне» благодаря представительному составу участников и презентованным проектам на сотни миллиардов долларов. Нынешний же обещал быть еще более успешным.

Кроме того, на нем ожидалась презентация масштабного плана политических и экономических реформ в Саудовской Аравии, задуманного ее нынешним фактическим правителем — наследным принцем Мухаммадом ибн Наифом.

Теперь форум фактически сорван, многие его гости и участники (в т.ч. и СМИ) по понятным причинам отказались ехать в Саудовскую Аравию. В числе «передумавших» Google, Uber, Viacom и Ford. Не будет на мероприятии президента Всемирного банка Джим Ен Кима, из числа партнеров форума вышли такие мейнстримовые медиа, как Los Angeles Times, The New York Times, Financial Times, CNBC, Bloomberg и CNN. И все это наводит на мысль, что для подлинных организаторов циничного убийства момент был как раз весьма удачным.

То, что реформы давно назрели, объясняется тем, что реальная Саудовская Аравия сильно отличается от существующего в представлении многих образа купающейся в деньгах нефтяной монархии, где каждому подданному «при рождении кладется на счет по 30 тыс. долл.».

Подданных у саудовского короля — в отличие от «коллег» из княжеств Персидского залива — слишком много, а нефтедоллары расходовались слишком опрометчиво.

При этом Саудовская Аравия

де-факто — частная собственность семьи ее основателя короля Абдул-Азиза ибн Абдуррахмана Аль Сауда. Он оставил после себя 45 законных сыновей, также отличавшихся плодовитостью, и ныне королевская семья насчитывает порядка 10 тыс. человек. Эти люди занимают все мало-мальски значимые посты в королевстве и являются главными бенефициарами огромных денежных поступлений от продажи нефти. Понятно недовольство чувствующих себя обделенными «низов», что чревато большими проблемами в самом скором будущем.

Кроме того, в отличие от большинства монархий, где традиционно престол переходил от отца к сыну, в Саудовской Аравии он наследовался от брата к брату, и ныне правящий 82-летний король Салман — сын основателя государства ибн Сауда. Живы еще его восемь братьев, младшему из которых 72 года. То, что сыновья ибн Сауда неумолимо «заканчиваются», чревато чудовищным династическим кризисом, ведь количество претендентов на престол не поддается исчислению, и за каждым — свои кланы и «группы поддержки».

И вот Салман, вступивший на трон в январе 2015-го, резко поменял правила игры: «освободил от должности» наследника престола принца Мукрина (самого «младшенького» сына ибн Сауда), назначив таковым собственного 32-летнего сына Мухаммада ибн Наифа, фактически сосредоточившего в руках всю полноту власти. Понятно, что такая смена вех, нарушившая соблюдавшийся десятилетиями порядок наследования престола (от брата к брату), преследует цель не допустить междоусобиц. Прежний порядок давал каждому принцу шанс дождаться трона. Кроме того, переход реальной власти от «аксакалов» к совсем молодому поколению не мог не вызвать, скажем помягче, «брожения».

Наследный принц Мухаммад ибн Наиф

В качестве ответа недовольным принц Мухаммад использовал универсальный по нынешним временам способ нейтрализации политических противников — обвинение в коррупции. Без малого год назад по миру разнеслась весть, что в Саудовской Аравии буквально за сутки были арестованы или отстранены от исполнения обязанностей 11 принцев (включая члена королевской семьи миллиардера Валида ибн Талала), четыре действующих и 34 бывших министра. Среди арестованных — глава национальной гвардии, командующий ВМС, министр экономики и планирования, главы трех телекоммуникационных сетей.

Но, конечно, даже столь масштабные чистки не могли полностью нейтрализовать отодвигаемые от власти и денежных потоков могущественные кланы, включая и их влияние на саудовские спецслужбы. А значит, логично было бы ожидать от них ответного хода. И если расценивать демонстративное убийство Джамаля Хашогги как провокацию против принца Мухаммада, то нельзя не отметить ее чрезвычайно квалифицированную подготовку. Ведь сам характер преступления практически не дает саудовской власти шансов «отпереться» (как было бы, если бы Хашогги просто убили на улице неизвестные). Ведь раз оно произошло в консульстве, то к этому, мол, причастна власть, иными словами — наследный принц.

Убитый принадлежал к нашему «цеху», сакральной на Западе профессии журналиста (дело Гонгадзе мы хорошо помним), да еще и работал в культовой не только для США газете Washington Post.

Подобная изощренность заставляет заподозрить, что за провокацией стоят не только саудовские кланы. Ведь напрашиваются и прямые аналогии, скажем, с «делом Скрипалей». Бросается в глаза то, как быстро вскрываются подробности убийства, имена подозреваемых, а The New York Times уже сообщает о связях одного из них с принцем Мухаммадом.

Тут, конечно, заметен и коммерческий интерес, ведь опальные кланы имели многочисленные бизнес-связи на Западе, «стоимостью» во многие миллиарды долларов. С другой стороны, некоторым крупным компаниям непроведение реформ более выгодно, чем реализация проводимого наследным принцем курса: им проще договариваться с коррумпированными кругами в саудовской правящей элите, соблюдая собственный интерес, чем действовать в жестком правовом поле. Как ни цинично, но в последние годы в мировых СМИ неоднократно приводились примеры практики подобных двойных стандартов. Характерно, что и в первой реакции Трампа на трагедию с саудовским журналистом были сказанные, наверное, по неосторожности слова о том, что, определяя реакцию Вашингтона, нужно учитывать фактор обширных экономических связей с Эр-Риядом.

Однако нельзя игнорировать и геополитическую составляющую — в контексте бескомпромиссной борьбы части глобальных элит против нынешнего хозяина Белого дома. Ведь у Дональда Трампа сложились весьма неплохие отношения с нынешней саудовской властью, и разгоревшийся скандал — чрезвычайно тяжелый удар по его политике. Не случайно Майкл Помпео срочно направился в Эр-Рияд, дабы обсудить с руководством королевства варианты разрешения возникшего кризиса.

В преддверии стратегически важных выборов в конгресс (в случае неудачи республиканцев противники Трампа могут получить достаточное количество голосов для импичмента) демократы получили отличный повод для критики Трампа за «слабую позицию». Если же он пойдет на антисаудовские санкции, то это может привести к немедленным негативным последствиям, что также не сможет не сказаться на итогах выборов в конгресс.

Такая вот глобальная «игра без правил».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Коэн: украинский языковой закон — шаг в неверном...

Средства массовой информации сегодня повсеместно испытывают немалые сложности: это и...

«Больше никогда»?

Для поклонников «европейских ценностей» военный переворот в ФРГ, да еще и с...

Российские санкции в контексте российско-украинских...

У нас вновь есть повод для обсуждения современного состояния украинско-российских...

Меркель: первый визит в новом качестве

Судя по итогу визита в Киев, никаких срочных дел у канцлера Ангелы Меркель (по крайней...

Радуга раскола и рябь вместо цунами

Подмеченная фотографом Reuters радуга, вспыхнувшая в небе над американским Капитолием...

Загрузка...

Две весны — два образа выборов

11 ноября на неподконтрольной территории Украины пройдет мероприятие, которое...

Звезды сближаются: Вифлеемская — с...

Вы узнаете: поступит ли в Киев транш МВФ до конца нынешнего года и почему фонд...

Украина и Trident Juncture 2018 — не участвуя поучаствовали...

25 октября 2018 г. в Норвегии стартовали стратегические учения сил НАТО Trident Juncture 2018...

Игра на три результата

Наша страна интересует американцев исключительно в контексте противостояния с...

5 способов вернуть украинцев на родину

За границей трудятся около 5 млн. украинцев, приблизительно 25% экономически активного...

2000 злотых за наши головы!

Крупнейшая строительная фирма Польши — Budimex — стала первым предприятием...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка