«Хотелось как лучше». И получилось!

№36 (873) 7 — 13 сентября 2018 г. 06 Сентября 2018 4.8

Речевой образ Трампа: через «язык гангстеров» к академическим словарям

«Именно так я и победил — благодаря пресс-конференциям и, возможно, моим выступлениям. И, конечно, победу мне принесли не те, кто слушал вас, — в этом нет никаких сомнений... И я намерен говорить с народом напрямую».

16.02.2017. Дональд Трамп о роли СМИ на пресс-конференции

Несколько дней назад The Washington Post сообщила, что по ее данным Дональд Трамп за 558 дней в Белом доме сумел произнести / опубликовать 4229 «лживых или вводящих в заблуждение утверждений». Но можно ли все, сказанное Трампом, считать фейком? И зачем он это делает?

Мы провели расследование.

Успешное прогнозирование действий человека, облеченного властью (особенно занимающего пост главы сверхдержавы), — процесс невероятной сложности. Он предусматривает кропотливый комплексный анализ великого множества переменных и тщательный учет тысячи мелочей — вплоть до степени эмоциональности риторики государственного деятеля.

Экспертов, политологов, аналитиков и журналистов вполне объяснимо интересуют не только подоплека и потенциальные последствия судьбоносных решений, принимаемых во властных кабинетах, не только тактические и стратегические планы их обитателей, но и личностные психологические качества, поведенческие особенности, а также характер этих людей.

Столкнуться в полной мере со столь пристальным интересом к своей особе, в частности, к уровню интеллектуального развития, богатству внутреннего мира, экспрессивности риторики и даже объему словарного запаса, довелось и 45-му президенту США Дональду Трампу. Но вряд ли этим можно удивить человека, уверенно парирующего критические замечания убойной фирменной фразой — «я последователен — я очень стабильно гениален».

Лексика парней из фильмов-боевиков

«Темная магия слов стала определяющей особенностью борьбы Трампа за Белый дом — в масштабе невиданном для современной политики. Он отказывается от привычного стиля ведения кампании — от сугубо политических заявлений, типичных обещаний, трансляции предвыборных роликов и активности в деле сбора средств. Он полностью положился на мощь языка, позволяющую ему не только играть на страхах и опасениях американцев, но и разжигать их», — к такому выводу приходит The New York Times в декабре 2015 г. Редакция издания проанализировала произнесенные кандидатом Трампом всего за одну неделю 95 000 слов и проинформировала читателей о «зловещем звучании» многих из них.

В феврале 2018 г. The New York Times вообще ставит под сомнение «умственные способности» президента Трампа — и вновь на основании лексики и стилистики его официальных выступлений. «У Америки однозначно никогда не было главнокомандующего, выражающегося в подобной манере — по крайней мере на публике», — пишет автор материала Джон МакХортер, эксперт по компаративной лингвистике из Колумбийского университета. Да, число американских лидеров, способных общаться с народом на равных и напрямую без посредников в виде СМИ, действительно невелико.

23 августа 2018 г. это же почтеннейшее издание находит в словарном запасе Трампа удивительное сходство с языком общения героев американских боевиков «Казино», «Славные парни» и «Кодекс Готти» — нью-йоркских гангстеров. «Господину Трампу комфортно в рамках арго ушлых парней тех времен, и эту лексику он переносит в современную жизнь... но он не осознает, что называть кого-либо «крысами» или «перевертышами» в 2018 г. по меньшей мере абсурдно», — сетует газета на «тюремный жаргон» президента.

Ранее, еще в январе 2018 г., ведущие СМИ принялись дружно комментировать результаты анализа словарного запаса 15 американских президентов, проведенного специалистами онлайн-базы данных Factba.se. Одни и те же данные разные издания преподносят с различной степенью сенсационности. «Словарный запас Трампа соответствует уровню семилетнего ребенка», — пишет британская Metro. «Трамп изъясняется на уровне 4-го класса средней школы — хуже всех остальных президентов США»,— добавляет жару Newsweek.

Накалу страстей способствует и наглядная диаграмма «языковых способностей» 15 американских лидеров, где 45-й президент на первый взгляд действительно выглядит двоечником с самым худшим баллом (см. рис.).

По словам аналитиков Factbase, они проанализировали по 30 000 слов, произнесенных или написанных каждым из 15 американских президентов (за исключением официальных выступлений и заявлений), и оценили степень их удобочитаемости — по сложности построения фраз, по богатству лексики и доходчивости текстов. В общем, было сделано все, чтобы доказать — именовать себя гением Трамп явно не вправе.

В итоге удобочитаемость Трампа соответствовала 4 классу средней школы, Гувера — 11 классу, а Обамы, Клинтона, Форда, Никсона и Эйзенхауэра — примерно 4—5 классам.

Из этого газетчики и сделали громкие выводы о «семилетнем» развитии Трампа, умолчав при этом о «девятом классе» интеллектуала Обамы. Умолчали СМИ и о том, что за индексы использовали аналитики Factbase — и на это у них были все причины.

Как справедливо отметило издание Bustle, «использованная в данном анализе шкала Флеша-Кинкейда ни в коей мере не определяет уровень гениальности и даже интеллектуальности человека. Она лишь позволяет оценить степень читабельности или простоты усвоения слов президента Трампа кем-либо из читателей. И набранный балл по шкале говорит лишь об одном — школьники классом младше уже не смогут понимать такие тексты».

А если верить выводам авторитетного доклада гарвардских исследователей «Проблема грамотности», способность к чтению у среднестатистического совершеннолетнего американца колеблется на уровне 8—9 класса школы. Иными словами, вывод напрашивается как раз благоприятный для Трампа — подавляющее большинство населения страны прекрасно понимает, что именно он говорит (вне зависимости от содержания высказываний и степени красноречия президента). Более того, по иронии судьбы избирателю гораздо ближе язык «четвероклассника» Трампа, чем заумные рассуждения «девятиклассника» Обамы или «ученика 12 класса» Гувера. В общем, аналитики в итоге лишь раскрыли причины неожиданной популярности 45-го президента...

В конце мая 2017 г. очередную попытку поставить под сомнение умственные способности Трампа предпринимает издание Stat News. «Эксперты обращают внимание на явные перемены в качестве спонтанных ответов президента на вопросы репортеров, сравнивая видеозаписи его пресс-конференций в 80-е годы с выступлениями в 2017 г. В ряде случаев ситуация настолько тревожна, что вполне уместными могут выглядеть вопросы о состоянии его здоровья», — с «беспокойством» пишет издание, ссылаясь на мнения ряда психологов.

Раньше Трамп умело строил сложноподчиненные фразы, искусно вплетая в них уместные сравнения, и никогда не терял нить рассуждения. Синтаксис, грамматика и стилистика Дональда Трампа отличались безупречностью, а все высказывания — логичностью построения, сообщает издание. Но теперь этого нет: Трамп использует короткие рубленые фразы, регулярно прибегает к неуместным эпитетам, грешит повторами и гиперболами, а также обрывает предложения. Трампу уже 70, осторожно намекает Stat News, и все это вполне может быть признаком надвигающегося старческого слабоумия.

Впрочем, репортеры тут же признают — перемена стиля выступлений Трампа может быть вызвана и стратегическими соображениями, поскольку упрощение лексики и стилистики повышает степень восприятия идей президента электоратом. «Лингвистические перемены могут носить стратегический характер — возможно, Трамп считает, что его сторонники хотят слышать от него более простые и более пылкие слова», — констатирует издание.

Забавно, но президент США, едва ли не приговоренный ведущими СМИ к деменции, умудряется активно содействовать процессу пополнения словарного запаса среднестатистического американца! И это факт, подтвержденный издателями авторитетнейшего словаря Merriam-Webster еще в 2016 г.

Так, в феврале 2016 г., пока Трамп некоторое время размышлял — принять ли поддержку белого ультраправого националиста Дэвида Дьюка или отказаться от такой медвежьей услуги, после публикации им окончательного решения через Twitter («что касается Дэвида Дьюка — я дезавуирую») число поисковых запросов о значении слова disavow («дезавуировать») на сайте словаря за двое суток возросло на 4000%. За этот короткий период упомянутое слово вошло в 1% самых популярных выражений.

Результаты проведенного Merriam-Webster исследования поражают — в ходе президентской гонки избиратели регулярно обращались к сайту словаря за разъяснением значений новых для них слов: 41% этих слов связан с Трампом и только 11% — с его соперницей Хиллари Клинтон. Кстати, даже известный интеллектуал Барак Обама лишь слегка превзошел результат Клинтон (15% поисковых запросов), но радикально отстал от Трампа. В общем, что бы там ни говорили об умственных способностях 45-го президента США, факт остается фактом — его выступления и комментарии настолько интересуют сограждан, что они готовы даже открывать словари!

Успех «народной» стратегии

И в этом редакция Stat News, несомненно, права: псевдомедицинские рассуждения о деменции президента США явно не имеют под собой никаких оснований, а вот предположения о стратегическом характере перемен в риторике Трампа выглядят наиболее адекватными. Судя по всему, мастеру по заключению сделок удалось разработать фирменный рецепт успеха в деле грамотного охмурения электората. И немалую помощь в этом ему оказал опыт предшественников.

Вспомним надменное отрицание интеллектуальности Джорджем Уокером Бушем, приносившее ему определенные очки. Джеффри Нанберг, автор книги «Вперед к «ядреному» будущему: язык, политика и культура в периоды конфронтации», профессор языкознания Стэнфордского университета и старший научный сотрудник Центра исследований в области языка и информации, уверяет: «бушизмы» — не просто ляпы, а тщательно продуманная стратегия поведения».

Легендарная фраза Буша-младшего о строительстве «ядреных» станций (43-й президент США произносил слово «ядерный» как nucular, а не nuclear), уверяет авторитетный лингвист, вовсе не оговорка или проявление откровенного невежества: возведенная в абсолют дремучесть позволяет прослыть своим в доску, завоевать репутацию простого парня из Техаса. Искренне потешаясь над забавными «бушизмами», избиратель, сам того не замечая, совершенно упускал из виду совсем непростое происхождение Джорджа Буша — выходца (кстати, как и Дональд Трамп) из семьи, давно сколотившей огромное состояние.

«Подобный подход уже стал частью американской политической традиции — кандидаты стремятся опуститься как можно ниже и ближе к народу, не пытаясь создавать себе имидж красноречивого оратора-интеллектуала. И, судя по всему, это весьма эффективный способ борьбы за выборные должности», — резюмирует Дэвид Найос, автор «Дать отпор правым: спасем Америку от ликвидации здравого смысла».

По его словам, имидж политического простака или рубахи-парня пользуется популярностью еще со времен Эндрю Джексона, первого президента, сумевшего стать «своим парнем» — весьма привлекательной альтернативой на фоне отцов-основателей, аристократичных и высокомерных представителей элиты. «С тех пор политики «из народа» пользуются в Америке устойчивым спросом», — отмечает Найос.

Ему вторит и историк Сьюзен Джекоби, автор бестселлера «Эпоха американского абсурда» — настольной книги многих политологов, пережившей уже 10 переизданий. «Представление о том, что грубость и прямолинейность высказываний (а отнюдь не вежливость и соблюдение приличий в речи) свидетельствует о большей степени честности человека, уже давно прижилось в США», — считает историк.

Прибегая к грубым высказываниям, Трамп лишь «задействует мудрую стратегию риторики», пишет Мелисса Мор, автор бестселлера «Ср*нь господня: краткая история брани». По ее словам, последние исследования доказывают: «бранные высказывания укрепляют авторитет и придают словам весомость». Им движет вовсе не любовь к брани, а «стремление убедить аудиторию в том, что он для нее свой, и недалекий человек просто не способен освоить мастерство манипуляции такого уровня», — констатирует Мор.

Словарный запас президентов по индексу удобочитаемости — формула Флеша-Кинкейда

«Некоторые политики говорят именно то, что нам хотелось бы слышать, но мы им не доверяем, ведь они жонглируют разными заумными словами. Другие рубят с плеча, и сказанное ими может нам не нравиться, но мы склонны доверять им — нам кажется, что они пришли в политику вовсе не для того, чтобы любыми путями завоевать нашу благосклонность. Считая кого-либо человеком, заслуживающим доверия, мы особо не утруждаем себя проверкой фактов, подтверждающих его заявления. Именно этот эффект мы и наблюдаем в случае с Трампом. Люди считают его искренним, полагая, что он «называет вещи своими именами», — и для них уже не играет никакой роли его готовность искажать факты. Не пугает даже его этика, вызывающая отвращение», — поясняет доцент политологии Элизабет Марковиц, автор книги «Политика искренности: Платон, чистосердечность высказываний и демократических суждений». Феномен подобных Трампу политиков Марковиц называет «гипертрофированной искренностью», или безудержным стремлением показаться искренним — даже в ущерб реальным фактам или истине.

Проста лишь речь обмана?

Знаменитое наблюдение Григория Саввича Сковороды — «У истины простая речь» — как кажется, уже утрачивает актуальность под влиянием соцсетей, ныне самых популярных инструментов общения, активно размывающих четкость излагаемых идей. За внешней простотой все чаще скрывается не истина, а откровенная ложь.

Когда сообщение ограничивают 140 (или сегодня 280) печатными знаками, как это принято в Twitter, попытка донести мысль ясно и четко зачастую обретает откровенно уродливые черты с точки зрения лингвистики: орфографические и синтаксические ошибки, короткие слова, отсутствие грамматической структуры и незаконченность предложений, злоупотребление анаколуфами*, гиперболизацией, неоправданными повторами и лишенными семантического смысла «пустыми» прилагательными и деепричастиями ради эмоциональной окраски.

И если между формой и содержанием действительно имеется устойчивая взаимосвязь, то бескрайний потенциал просторечия (в современном варианте — «Твиттер-яза») в деле донесения до общества искаженной реальности — особенно в исполнении государственных мужей такого уровня, как Трамп, — вызывает самую серьезную тревогу. Похоже, подлинным индикатором лжи, манипуляций и обмана в политике становится именно кажущаяся простота.

Следует признать: если не опираться на помощь опытных политтехнологов и лингвистов, то умение упростить свой «речевой образ» — редкий природный дар. Ведь необходимо, чтобы этот образ был не только понятным электорату (понятными могут быть и пустые, хотя и внешне яркие лозунги и декларации, которыми тотально грешат ведущие украинские политики), но и массово воспринимался избирателем с интересом, а в идеале — с симпатией и одобрением.

Даром упростить свой «речевой образ», безусловно, обладал Виктор Черномырдин. Многие его фразы («черномырдинки»: например, известное каждому «хотели как лучше, а получилось как всегда») стали крылатыми не только в России, но и всюду, где еще понимают русский язык.

На украинском же политическом небосклоне есть, пожалуй, только одна, безусловно, не столь яркая, но тем не менее продвигающаяся по той же орбите звезда — Олег Ляшко. Тем интереснее наблюдать за ним в условиях отсутствия реальной конкуренции на траектории его движения. Казалось бы, вызов ему мог бросить Владимир Зеленский. Но кардинальное различие образов этих двух фигур в том, что речь Ляшко — в отличие от профессионально поставленной речи мастера сцены Зеленского — на уровне подсознания воспринимается слушателем как естественная, природная, т. е. сказанное им кажется искренним и вызывающим большее доверие.

В общем, как «2000» писали уже не раз, шоу будет продолжаться, если, конечно, кто-то, так и не поняв секрет успеха политиков, подобных Трампу, в страхе за возможный собственный провал неожиданно не опустит занавес в самый разгар представления или просто не попросит профессиональных артистов и аматоров со сцены.

* Анаколуф (греч. anakolouqon — «непоследовательность») — риторическая фигура, состоящая в неправильном грамматическом согласовании слов в предложении, допущенная по недосмотру или как стилистический прием для придания характерности речи какого-либо персонажа. Анаколуфу близка синтаксическая заумь (текст, построенный на систематическом нарушении синтаксических правил) и эрратив (текст, построенный на нарушении орфографических правил).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Полный пенсион

В США и других развитых странах все более популярно движение «жить лучше — за...

Из Москвы намекают о возможности признания...

Вы узнаете: как смерть Захарченко аукнется в Москве и Киеве; кто и зачем тасует...

Последний день лета

Вы узнаете: чем Александр Захарченко отличался от Ахмеда Ясина, почему его гибель...

Порошенко подкладывает своим сменщикам свинью

В угоду своим предвыборным целям Порошенко готов поставить Украину в непростую...

5 лет партнеру Пола Манафорта и контактеру Рината...

Сэмюеля Пэттена официально обвинили в том, что он представлял в своей стране интересы...

Загрузка...

Кредитов нам не надо. Помогите материально

Если говорить об объеме заимствований, то кому как не украинским чиновникам знать,...

Свобода слова: Украина — не Европа

Распространенное БПП заявление выглядит как прямой призыв к расправе с независимыми...

Разрыв договора — для принятия закона

Вы узнаете: зачем Медведчук зондирует общество; почему выборы в самопровозглашенных...

Как легко прослыть антисемитом

На фоне непривычно высокой для обычно мертвого летнего сезона политической...

Обмен форматов с неясной доплатой

Европа попытается добиться прогресса в мирном процессе на Донбассе до начала выборов...

«Пропагандистский листок правых расистов и белых...

Что кроется за скандальной публикацией? Возможно, The Washington Times тролит Трампа?

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка