И снова про юго-восток

№16 (904) 19 — 25 апреля 2019 г. 17 Апреля 2019 4.5

Одним из основных последствий первого тура президентских выборов многие политические обозреватели назвали возвращение электората юго-востока в качестве фактора национальной политики.

Сторонники Юрия Бойко и Александра Вилкула продолжают спорить, кто именно сорвал объединение претендентов и вероятный выход «единого оппозиционного кандидата» во второй тур. Самое показательное, что в саму возможность такого сценария верят не только они — и это заметный сдвиг с 2014—2015 гг., когда многие политологи заявляли о том, что сам по себе «юго-восток» остался в прошлом.

Не могли пройти мимо этого и победители первого тура.

Да нет, показалось

Самое большое удивление закономерно вызвали заявления Петра Порошенко. Он не только сказал, что сам русскоязычный (что, в общем, не являлось секретом) — он также в обращении к Владимиру Зеленскому призывал соблюдать права верующих всех конфессий. Да, подобные примирительные тезисы смотрелись диссонансом на фоне продолжающейся мобилизации в стиле «Порошенко или Путин» — но сам факт их появления незамеченным пройти не мог.

В то же время Владимир Зеленский скорее пытался излишне не раздражать своих потенциальных «бело-синих» избирателей. Получалось не всегда — прозападный крен Зеленского и его окружения был достаточно очевиден. А расследования блогера Александра Вознесенского о связях некоторых лиц из окружения Зеленского с активными сторонниками ПЦУ и вообще с Порошенко каких-то оргвыводов не повлекли.

Всерьез говорить о том, что лидеры гонки как-то пересмотрели роль юго-востока, не приходится. Главное доказательство этому — взаимное отсутствие внятной контрпропаганды, направленной на «бело-синий» электорат. Хотя по тому же Владимиру Зеленскому в свете заявлений его и окружения по религии («ПЦУ — наше достижение») и внешней политике (однозначно прозападный курс), появления рядом с ним видных грантополучателей отработать можно было достаточно эффективно. Заметно снизив явку в базовых для него регионах.

Очень похоже, что на попытки каким-то образом учесть позицию «бело-синего» электората повлиял результат Юлии Тимошенко — ставший ярким примером, к чему может привести демонстративное игнорирование запросов «коллективного юго-востока». Карта результатов Юлии Тимошенко показывает границы «несуществующего юго-востока» с точностью до общины. Провал в этих регионах явно стал одним из факторов невыхода Тимошенко во второй тур.

Понятно, что сосредотачиваться следовало на центральных областях, всегда бывших электоральной базой Тимошенко. Понятно, что разница в рейтингах традиционно привлекала в областные организации партии разные по количеству и/или качеству элиты. Но все это не поясняет того, почему вместо сосредоточения на социалке (тарифах на газ и т. п.) была выбрана линия на «догнать и перегнать президента» в триаде «армия-язык-вера». Возможно, это помогло Юлии Тимошенко все-таки вырвать победу в Ивано-Франковской области. Зато оттолкнуло избирателей южных и восточных областей — причем в «промайданном» сегменте электората ее все равно опередил Порошенко. Исключение составила лишь родная для Тимошенко Днепропетровщина.

А объяснение в каком-то смысле лежит на поверхности. Игнорирование запросов избирателей юго-востока по сути стало традиционным для украинской политики, уже сформировав некий стереотипный образ мышления (на чем и споткнулась кампания Тимошенко). И немалую роль в этом сыграли именно те политики, которые претендовали на выражение этих интересов.

Тающая безальтернативность

Грубо, саркастично, но отношение Партии регионов к защите интересов юго-востока можно описать так: других защитников, кроме нас, остаться не должно. Как следствие — отсутствие поддержки неформатных инициатив снизу, прямое давление на альтернативные политические проекты (вспомним хотя бы арест лидера «Родины» Игоря Маркова), системная подмена деятельной поддержки масс «правильно организованными» массовыми мероприятиями. И в результате — неспособность создать системную массовую альтернативу майдану и практически одномоментный крах.

Образовавшийся на руинах Партии регионов Оппозиционный блок включал достаточно разных экс-«регионалов» — и тех, кого такое положение дел вполне устраивало (а все произошедшее рассматривалось как некое досадное недоразумение), и тех, кто осознавал тупиковость подобного пути. К этому (в особенности на местах) добавились и те, кто в Партии регионов не состоял. Т.о. открывался простор для широкой внутрипартийной дискуссии — содержательно более интересной, чем нынешняя борьба Оппозиционной платформы «За жизнь» и Оппозиционного блока.

Однако объективная политическая действительность способствовала уходу от принципиальных вопросов — надо было срочно идти на парламентские, а затем и на местные выборы. Принципы развития было решено обсудить «в следующий раз» — и подобное положение дел сохранялось уже до раскола, произошедшего по каким угодно, но не по идеологическим причинам. Впрочем, теперь изменившаяся объективная политическая действительность заставляет задуматься о более серьезном обращении к собственному избирателю — иначе он может уйти к «Слуге народа», а то и снова будет игнорировать выборы, как это случилось в 2014 г.

На самом деле конкурирующие «бело-синие» кандидаты представили на суд избирателей несколько отличные концепции. Команда Юрия Бойко апеллировала к восстановлению отношений с Российской Федерацией — и возможности Виктора Медведчука позволили выступить в этом направлении более чем убедительно. Тем более на фоне того, что разговоры о каких-то конструктивных отношениях с Россией (несмотря на растущий товарооборот) все эти годы были табуированы.

Команда Александра Вилкула в общих чертах пыталась показать возможность возвращения к многовекторному, подчеркнуто независимому проекту, вероятно, привлекая избирателей за пределами юго-востока. Имидж Вадима Новинского как защитника канонической церкви также дает возможность электорального расширения на центр и даже запад — где наиболее остро стоит проблема захвата храмов.

Т. о. возможности для сущностной и живой дискуссии тут есть. Но «бело-синий» избиратель (в случае похода на парламентские выборы двумя колоннами) вряд ли будет вдаваться в частности — он будет пытаться оценить реальную готовность «своих» политиков защищать общие, как декларируется, интересы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Бремя приличий

На Украину фетиш «образцовой демократии» экспортируется по явно завышенным...

Опасные игры «заинтересованных сторон»

Без нейтрализации «партии войны», которая ощущает свою абсолютную...

О чем не сказал Трамп

Трамп перед выборами может заняться урегулированием донбасского конфликта, добиваясь...

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Рост напряженности по всем направлениям

Если российско-немецкий кризис не будет разрешен и дело дойдет до срыва СП-2, процесс...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка