Игра в кошки-мышки

04 Сентября 2020 0

Автобус, который перевозил людей из организации «Патриоты — за жизнь!»

Вечером 27 августа нардеп Илья Кива сообщил в соцсетях: «Только что под Харьковом, на трассе Киев—Харьков, был заблокирован автобус, который перевозил людей из организации «Патриоты — за жизнь!». Заблокирован людьми, принадлежащими к группам «Азов» и «Национальный корпус». Данные бандформирования, остановив людей, расстреляли автобус из автоматического оружия, нанеся тяжелые пулевые ранения гражданским лицам. Также применили травматическое оружие, чем нанесли тяжелые травмы, несовместимые с жизнью. Также «азовцы» и «Нацкорпус» похитили двоих человек и вывезли в неизвестном направлении».

Реакция советника МВД последовала быстро: «Сегодня на трассе Харьков—Киев произошел конфликт между двумя группами сторонников разных политических сил. В результате нападения на автобус одной из сторон были нанесены ранения из травматического оружия двум гражданам. Еще один гражданин получил черепно-мозговую травму. Информация о гибели кого-либо из участников противостояния не соответствует действительности.

В результате четких и слаженных действий сотрудников полиции Харьковской области группа нападавших только что задержана в Красноградском районе Харьковской области. Политическим партиям, и вообще кому бы то ни было, Конституцией Украины запрещено иметь любые силовые формирования. Право на законное применение силы есть только у государства. Национальная полиция будет жестко и принципиально реагировать на любые силовые провокации, от какой бы политической силы они ни исходили — правых, левых, красных или голубых».

И он, и его шеф Арсен Аваков разместили фотографии задержанных, которые министр внутренних дел сопроводил комментарием в своем фирменном стиле: «Зайки» в ряд — задержаны с мускулами и без мозгов, стрелявших в таких же, ехавших с политических гастролей. Никто не погиб, легкие раны, но каждого из участвующих в этих провокациях ждет жесткая реакция. Политиканам: посеявший насилие — получит по лбу от Державы, без политики».

Президент в Фейсбуке также высказался по поводу случившегося, первым делом поблагодарив полицию за оперативность в задержании виновных и отметив, что «общество должно вспомнить, что в государстве есть полиция и есть Закон. Ни принадлежность к определенным политическим силам, ни приверженность различным идеологиям, вероисповеданиям, взглядам, если это не запрещено законодательством, не должны быть оправданием преступлений.

Именно безнаказанность порождает вседозволенность, а значит, расследование по таким делам должно происходить как можно быстрее, а суды должны принимать решения, руководствуясь исключительно буквой закона, а не политической конъюнктурой.

Мы десятилетиями слушали лозунг «Закон — один для всех». Но видим, к чему приводят пустые обещания! Множество правоохранительных органов сосредоточили внимание на экономических и коррупционных преступлениях, борьба с которыми, конечно, важна, но мы не должны допустить возвращения к «лихим 90-м» с дерзкими разборками на улицах. Поэтому громкие слова должны наконец превращаться в результат, а виновные — получать реальное наказание».

Сказано все правильно. Но нередко заявления Зеленского остаются только словами. А в этом его пассаже за благодарностью полиции легко угадываются легкие шпильки в ее адрес и в адрес ее бессменного со времен евромайдана руководителя. Но, судя по всему, никакие политические выводы из этого вопиющего эпизода не ожидаются.

А ведь контроль Авакова над «азовцами» во всех их ипостасях — секрет Полишинеля, и в этом случае очевиден очередной сигнал Арсена Борисовича относительно своей незаменимости. Причем речь идет не только о контроле над праворадикалами в контексте безопасности от них нынешней власти, но и об использовании их в тактических политических целях — для запугивания и террора против оппонентов.

Собственно, случившееся было именно таким актом, очередным сигналом всей «антимайданной» Украине. Несмотря на то что конкретные виновники заключены под стражу, строить прогнозы относительно судебной перспективы этого дела нецелесообразно: примеров того, как уголовное преследование праворадикалов спускалось на тормозах, предостаточно, а вот противоположные практически отсутствуют.

Чтобы изменение ситуации стало ощутимым, нужны жесткие действия по всему праворадикальному «фронту», для чего у власти всегда есть ресурс, тем паче что законных оснований для таких действий они давали и дают предостаточно. Но политической воли для этого у власти нет, а когда что-то не можешь или боишься сделать, то всегда находятся и самооправдания, некие «плюсы»: мол, радикалы — нужный ресурс для давления на оппонентов.

Но на силу рано или поздно находится другая сила, и в этом плане инцидент под Харьковом особенно показателен и чреват далеко идущими последствиями. Ведь жертвами атаки «Нацкорпуса» стали члены организации «Патриоты — за жизнь!» — по сути силового крыла, которым обзавелась ОПЗЖ, причем комплектуемого, по имеющейся информации, из того же «контингента», что и «Нацкорпус» и прочие радикальные группировки.

В нападении на них, как и в серии нападений на активистов Партии Шария, легко увидеть и стремление сохранить за «правыми» монополию на улицу. Но, похоже, процесс создания альтернативных силовых группировок пошел. Обеспокоенность этим просматривается и в заявлении Зеленского. И действительно, это может привести к куда более серьезным последствиям, чем в 90-е: тогдашние «братки» открыто в политику не лезли, открытую поддержку тем или иным политсилам не оказывали.

А в нынешних реалиях можно скатиться к ситуации Германии начала 30-х, когда на улицах развернулись настоящие сражения между нацистскими и левыми боевиками. Чтобы не допустить этого, нужно не сомнительное реагирование на уже произошедшие инциденты, а профилактика — в самом широком смысле слова, меры по ликвидации существующих формирований, особенно тех, которые и оспаривают монополию государства на насилие. Но для этого, в свою очередь, требуется политическая воля.

О Фокине, вышедшем за «рамки»

Настоящей информационной бомбой стало опубликованное в выходные интервью первого заместителя главы украинской делегации в ТКГ

Витольда Фокина. Резонанс вызвал общий контекст интервью, то, что проблему Витольд Фокин призывает решать исключительно путем компромисса, с учетом специфики региона и менталитета его жителей, уважения к ним (при этом не делая акцент на его «пророссийскости») и на основе Минских соглашений. Фокин высказал готовность вести прямые переговоры с руководством непризнанных республик (при согласии президента и парламента), а также посетить их при наличии гарантий безопасности.

Более того, он пошел даже дальше, предложив предоставить особый статус не только ОРДЛО, но и Донецкой и Луганской областям в целом, причем в отношении подконтрольных Киеву районов сделать это, не дожидаясь окончательного урегулирования, дабы они стали примером для неподконтрольного Донбасса. Признал Витольд Павлович и то, что каким бы то ни было попыткам урегулирования на Украине противостоит сильная партия войны.

Действительно, резкие комментарии, вплоть до призывов привлечь Витольда Фокина к ответственности за «измену», последовали практически сразу (экс-премьер был тут же занесен на сайт «Миротворец»), а руководитель Офиса

президента Андрей Ермак заявил, что слова Витольда Фокина не отображают официальную позицию Украины, повторив основные постулаты оной, и дипломатично уточнил: «Витольд Фокин только что присоединился к переговорному процессу и разбирается с тематикой».

Последняя формулировка относится к числу наиболее мягких, когда нужно дезавуировать заявления официального лица. Но и Витольд Павлович в политике не один пуд соли съел, чтобы не понимать границы того, насколько частное мнение может отличаться от официальной позиции. Знает он и основное правило любых переговоров — противоположная сторона ни в коем случае не должна знать границу уступок, на которую ты готов пойти.

Да и в целом переговорная тактика практически всегда сводится к тому, что «дабы получить желаемое, требуй невозможное», т. е. если приходится уступать, держи упорную оборону, защищай каждую позицию. Тут же украинский переговорщик практически сразу говорит о том, что, с его точки зрения, нужно идти даже дальше, чем предусматривают соглашения, из-за нежелания выполнять которые Киевом и все сложности.

Но тактики бывают разные. Порой и в дипломатии используется игра в доброго и злого следователя, причем совсем не обязательно, что добрый — это вышестоящий. Наоборот, непосредственный переговорщик полностью настроен на конструктив и поиск компромисса, но позиция стоящих выше не позволяет, мол, реализовать достигнутые соглашения, и нужно искать более приемлемые подходы.

Приведу фрагмент интервью Фокина о том, что на последнем заседании ТКГ огромную роль сыграла инициатива Кравчука, который прямо сказал, что обратится в Верховную Раду с просьбой рассмотреть соответствие пункта четвертого постановления Рады Минским соглашениям и Конституции.

«— Насколько ультимативно требовала этого Россия?

— Я не считаю это ультиматумом. В начале нашей встречи была такая «игра»: что бы мы ни говорили, ни предлагали, господин Грызлов отвечал: «Давайте начнем с четвертого пункта». Но Кравчук нашелся, предложив вариант обращения к Раде, это сыграло положительную роль. Я полагаю, что украинская делегация нашла выход из тупика.

— А если парламент не пойдет на изменение постановления?

— Это будет означать, что Верховная Рада в какой-то своей голосующей части не очень заинтересована в мирном урегулировании конфликта на Донбассе».

Собственно, уже тут мы видим, как работает эта схема, то бишь украинские переговорщики готовы работать в соответствии с Минскими соглашениями, но парламент считает такие уступки чрезмерными, и что исполнительная власть с этим может поделать! Позиция особенно удобна, когда партнеры, включая Францию и Германию, жестко настаивают на движении вперед.

Да и в целом это работает, когда нужно потянуть время. На минувшей неделе мы получили подтверждение из достоверных источников, что в Офисе президента решили тянуть время до президентских выборов в США, рассчитывая на смену американской администрации. Схема с добрыми украинскими переговорщиками, Леонидом Кравчуком и Витольдом Фокиным, соответствует этому решению, причем ветеранов украинской политики, похоже, используют втемную.

А если нужно получить повод для очередной технической паузы, то их можно и сменить, сославшись на общественное возмущение, или же они сами подадут в отставку, поняв свою роль (не буду исключать, что Витольд Павлович уже все понял и провоцирует отставку своим чрезвычайно смелым интервью).

Наконец, как мы давно предполагали, поводом для паузы могут стать события в Беларуси. Думаю, достаточно уверенно можно сказать, что в Минск ТКГ уже не вернется отношения Киева и Минска кардинально испорчены, а главное — режим Лукашенко стал абсолютно нерукопожатным для Запада, а значит — рабочие поездки его официальных представителей в Минск исключены, если речь не идет об обсуждении сугубо белорусских проблем (но их сам Лукашенко не желает обсуждать с западными «партнерами»).

Пока заседания ТКГ проходят в формате видеоконференций (как в период пика карантинных мер), но понятно, что достичь серьезного прорыва при этом весьма сложно.

О борьбе с «влиянием Запада»

Как говорят, семь бед — один ответ. Вот и на Банковой, видимо, сочли, что раз уж решили играть в политические кошки-мышки с Западом по теме урегулирования на Донбассе, то аналогичную тактику можно использовать и в других чувствительных вопросах, причем в том же формате хорошего—плохого следователя.

В роли последнего в этом случае выступил не парламент, а, по понятиям западных ценностей, куда более статусная институция — Конституционный Суд, признавший

назначение Артема Сытника директором НАБУ в 2015 г. незаконным, поскольку тогдашний президент Петр Порошенко не имел таких полномочий.

Напомню, что создание системы независимых, а по факту — полностью подчиненных западным партнерам антикоррупционных структур было одним из основных требований Запада, которое ему пришлось продавливать с огромным трудом, через тактику постоянных проволочек прежней власти. В результате венчающий пирамиду антикоррупционных органов Антикоррупционный суд так и не был создан, несмотря на неоднократно устанавливаемые в соглашениях о западной помощи дедлайны.

Новой власти уже сформированные НАБУ и Специальная антикоррупционная прокуратура также были не ко двору, тем паче что их руководители явно более тяготели к Петру Порошенко. И вот на минувшей неделе своего поста лишился глава САП Назар Холодницкий, а затем последовал вердикт КС по Артему Сытнику.

Нужно отметить, что несколько месяцев назад постановление об отставке Сытника было подано в Раду и, по поступавшей информации, предполагалось к рассмотрению с высокими шансами на принятие. Но последовали недвусмысленные демарши послов западных стран, после чего оно повисло в воздухе. Ну а вердикт КС — более высокая инстанция, ведь независимость правосудия — наше все. Отдельно отмечу, что КС никак не ограничен в сроках рассмотрения запросов, и посему по многим из них вердиктов ждут десятилетиями, а тут судьи КС управились за 3,5 месяца.

И действительно, на момент написания этого материала реакции из-за кордона не последовало, зато сам Артем Сытник заявил, что покидать пост не намерен и продолжит выполнять свои обязанности. Не будем углубляться в юридическую казуистику, которой оперируют стороны, поскольку она сугубо вторична, значение будут иметь рычаги влияния сторон.

Офис президента выступил с пространным и витиеватым заявлением, лейтмотив которого — в приверженности непримиримой борьбе с коррупцией и надежде, что НАБУ будет продолжать эту работу. Но в то же время: «В связи с этим решением Конституционного Суда и с коллизией относительно возможной потери полномочий директором Бюро мы ожидаем от исполняющего его обязанности эффективной реализации антикоррупционной политики в период до избрания на честном и прозрачном конкурсе нового руководителя». Т. е. на Банковой дают понять (в крайне аккуратных выражениях), что более Артема Сытника главой НАБУ не считают.

Очевидно, что «коллизия», которая, по всей вероятности, затянется надолго, приведет к полному параличу НАБУ (оно, впрочем, и ранее не отличалось эффективностью) и возможности Сытника сведет практически к нулю, чего на Банковой и добивались. Другой вопрос, что будет, если Запад в жесткой и ультимативной форме (пусть и не публично) потребует и далее рассматривать Сытника действующим главой НАБУ, на что последний наверняка и рассчитывает.

Судя по заявлению Офиса президента, там понимают такую возможность и имеют запасную позицию, но рассчитывают, что прокатит.

Хрупкая конструкция

Большинство местных ячеек СН — это группировки местных элит, которые будут вести...

Мэр — всему голова

«А сегодня в завтрашний день не все могут смотреть. Вернее, смотреть могут не только...

Подсчеты и парадоксы

Остаются лишь надежды, что не будет перемен к худшему. Это усиливает стихийный...

Грустные размышления и тревожные предчувствия

Местные выборы показали, что администрация Владимира Зеленского не обладает...

Преданность непоколебимому лицемерию

Льстят, испытывая глубокое презрение и безразличие к судьбе опекаемых

Долгий путь

Если на предстоящих местных выборах СН проиграет, это только усилит позиции «партии...

Спорт не всегда мир

Не все граждане народ: представителями «единой страны» считаются лишь те, кто...

Большой риск во имя мелких целей

Турция, Великобритания и Польша продвигают собственные интересы при содействии...

Визиты политические или церковные

Неясно, просчитывали ли в офисе Зеленского последствия приглашения патриарха, но...

Стратегия сквозь призму фамильярности

Конфронтация с РФ у Зеленского рассматривается как стратегическая и долговременная,...

Москитный флот

Соглашение о закупке британских катеров принципиально важно для Британского...

Она возвращается!

70—80 млн. т зерна в год — это хорошо, но чем правительству мешают тепловозы,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка