Игры в конституционализм

№43 (674) 25 – 31 октября 2013 г. 24 Октября 2013 0

Петр ПЕТРОВ

Конституционный разврат продолжается, что явственно следует из интервью «2000» члена Конституционной Ассамблеи, профессора Валентина Коваленко (№41(672), 11—17.10.2013). Ученый ошибается с самого начала, утверждая, что «обществу не безразлична судьба Конституции». Судя по известным опросам, граждане Конституцией не интересуются — не читают, не знают, не помнят, что никак не свидетельствует об озабоченности ее судьбой.

По идее вроде бы должны интересоваться, но — увы. При желании Валентин Васильевич может в этом легко убедиться.

Конечно, незаурядный интерес к этому предмету проявляют студенты Национальной академии внутренних дел, да и других вузов — но в основном только в моменты аттестации по конституционному праву, а дальше благополучно забывают усвоенные сведения. К тому же они далеко еще не все общество. Тем более последнее утверждение справедливо в отношении научной и околонаучной братии, извлекающей из абстрактных конституционных материй осязаемую выгоду в виде карьерного роста, приглашений «во дворец», титулов, наград, и потому готовой выдавать желаемое за действительное.

И не стал бы упрекать граждан — вполне естественно не интересоваться тем, с чем не связываешь решение насущных вопросов, что, выглядя привлекательно в теории, совершенно не согласуется с действительностью.

И непонятно, на каком основании В. Коваленко утверждает, что «страна в целом преодолела дуализм «юридической» и «фактической» Конституции, свойственный постсоциалистическим государствам, а Основной Закон стал действительно таковым и для личности, и для гражданского общества, и для государства».

Да в том-то и дело, что не стал — ни для личности, ни для государства, ни для полумифического, очевидного для теоретиков-конституционалистов, но не очевидного для незаангажированного наблюдателя гражданского общества. И еще вопрос, в какой конституции дуализм сильнее, — советской или нынешней.

В современной Украине все с самого начала досадным образом не легло в начертанную теоретиками конституционного права схему. Например, вопреки предписаниям, освященные Конституцией ветви государственной власти вовсе не стали сдерживать друг друга и служить противовесами — их представители, не думая об обеспечении известного в теории баланса властей, установили круговую поруку в деле извлечения коррупционной ренты из всенародного достояния, каждый на своей «вотчине». И перенаправить в сторону интересов всеобщего блага эту громоздкую инерционную систему, в которой уже в двух поколениях чиновники привыкли к определенным привилегиям и неформальным правилам, не помогут никакие усложнения упомянутого г-ном Коваленко «треугольника».

Не перестаешь удивляться реформаторам. Оказывается, теперь, после описанной профессором Коваленко многолетней «перманентной конституционной реформы», все еще необходимо «выйти на европейскую модель модернизации Конституции, наполнить последнюю важными новациями, под которыми принято понимать европейские стандарты обеспечения прав и свобод человека, демократии».

Вот и «божество» — Венецианская комиссия — призвала Украину к проведению «истинной и всеобъемлющей конституционной реформы». Члены КА дружно сошлись на мысли, что «реформированная Конституция должна соответствовать общепринятым принципам и нормам международного права, а также коррелировать с международными стандартами в сфере демократии, верховенства права» и т. д. и т. п.

А нынче что — неужели не соответствует и не коррелирует? Можно подумать, что речь идет о каких-то древних «законах Хаммурапи», а не о современном правовом акте, содранном как раз из передовых европейских образцов. Равенство прав, право на свободное развитие личности, уважение к человеческому достоинству, на личную неприкосновенность, безопасную окружающую среду, социальную защиту, на труд и многое другое, щедро упомянутое в разделе II Конституции, — это нечто не соответствующее международным нормам и стандартам?..

В связи с этим, помнится, как при изучении конституционного права приходилось встречать множество цитат авторитетных отечественных ученых, утверждавших, что украинская Конституция — самая демократичная и не только соответствует европейским образцам, но и несколько превосходит их в части закрепления прав и свобод. И ведь были правы.

Чего мелочиться? Закреплять права и свободы — это же не обеспечивать их. Закрепил побольше — и продолжаешь дискутировать о конституционных горизонтах.

По г-ну Коваленко, в модернизированной Конституции нужно отдельно закрепить права национальных меньшинств, детей, людей с ограниченными физическими возможностями, заграничных украинцев и т.д. Надо понимать, щедро задекларированные всеобщие права уже обеспечили, пора переходить к частностям.

Со своей стороны заметим, что можно также расширить видовой спектр всяческих прав и свобод, которые хоть и не закреплены, но обеспечиваются, да еще как — право быть одураченным, суверенное право жертвы оплатить свою экзекуцию, свобода лжи и т. п.

По мнению члена КА, Украина является социальным государством, доказательством чему якобы служит треть льготников в структуре населения. Хотя вряд ли само наличие системы льгот и их количество делает государство социальным. Но даже приняв высказанную точку зрения, следует уточнить, что государство Украина социально по инерции, заложенной в известные годы, а просоциальность ее властей является вынужденной, обусловленной необходимостью обращаться к электоральному ресурсу «опекаемых».

По г-ну Коваленко выходит, что преградой на пути позитивных преобразований стают льготники («некому строить сильное европейское государство»), а не то, что необходимые для модернизации средства банально разворовываются или направляются на удовлетворение частных либо корпоративных интересов, никак не связанных с модернизацией государства.

Приведя в упадок экономическую базу, которая позволяла обеспечивать социальную защиту граждан, прежде всего в связи с утратой трудоспособности, лихие рыночники теперь с удовольствием бы избавились от «балласта», мешающего им проводить «эффективные реформы». И, несомненно, такое постепенное избавление в дальнейшем и будет, как сейчас говорят, трендом. Тем более что, как видно, наука готова тому способствовать.

Касаясь того, что «некому строить», так г-н профессор наверняка достаточно осведомлен, что в Украине происходит с отношением к труду, чтобы не сваливать вину исключительно на льготников. Труд, который как раз и способен привести к построению сильного европейского государства, кропотливый и непоказной, становится чуть ли не уделом изгоев. В то же время «труд» политических эксцентриков, демагогов, имитаторов, мошенников всех мастей весьма почетен и прибылен. Но посредством такого «труда» не то что «Европу» — отхожее место как следует не построишь.

Реформаторы склоняются к тому, что «пора отказаться от положения о «деидеологизации общественной и государственной жизни», поскольку это-де мешает овладению массами благотворной национальной идеей. Очевидно, имеется в виду норма Конституции (ст. 15), определяющая, что ни одна идеология не может признаваться государством обязательной. Сколько клеймили Советский Союз как раз за идеологический диктат, а теперь не нашли ничего лучше, чем вернуться к идее господствующей идеологии.

В ее основу предлагается положить «задачи и принципы построения у нас сильного европейского государства, гарантирующего верховенство права и демократию, поддержку гражданского общества» и проч. из известной риторики, в частности «защиту национального товаропроизводителя». В общем, всем всего и в лучшем виде.

Непонятно только, как коррелирует защита национального товаропроизводителя с евроустремлениями, предполагающими суровые времена для этого производителя. Ему предлагают срочно модернизировать производство, дабы его продукция успешно конкурировала с европейскими товарами. Не говоря о реалистичности такой модернизации в нынешних условиях, напомним только, что успех на рынке определяется не только и не столько качеством продукции, сколько квотами, протекциями и иными возможностями, которые изначально шире у транснациональных корпораций. Потому с гипотетически закрепленным в Конституции правом национального производителя на защиту будет примерно то же самое, что с правом гражданина на уважение к достоинству или безопасную окружающую среду.

Конечно, «верховенство права», «демократия» и т. п. — замечательные вещи. Вопрос только в том, кто осуществляет их толкование. Вот если бы реформаторы набрались смелости уточнить в своих прожектах, что верховенство права и демократия — не самоцель и что они должны пониматься в контексте традиционных представлений о справедливости и морали, несмотря на диктат со стороны мировых центров влияния — это было бы кое-что. А так — пустая трескотня.

Согласимся с высказанной в интервью точкой зрения о необходимости патриотизма. Нехорошо, когда гражданин, пользуясь благами государства, его ресурсами, накопленными трудом многих поколений, в то же время действует ему во вред (на кого это, интересно, намек?). Но реформаторам, ратующим за патриотическое воспитание населения, нелишне было бы уточнить, к какой именно Украине следует испытывать патриотизм, поскольку она очевидно не одна.

В настоящей статье изложена альтернативная точка зрения на вопрос «модернизации Конституции Украины». Позволим себе по-иному, чем профессор Коваленко, объяснить и мотивы этого занятия. В частности, в нем угадываются нечестные замыслы списать на несовершенство Конституции пороки управления и заведомо несправедливой социальной системы. Прослеживаются также амбиции инициаторов и исполнителей прослыть респектабельными реформаторами и значительными историческими личностями. Со стороны ученых очевидно желание придать важность себе и своему ремеслу, в т.ч. путем преувеличения значения технических аспектов.

Например, совсем уж никак нельзя согласиться со следующими рассуждениями ученого: «Судебной власти в Концепции уделяется особое внимание, о чем свидетельствует даже то, что соответствующий раздел будет размещен в Конституции сразу же после посвященного органам исполнительной власти, а не после раздела «Прокуратура», как сейчас». Правда, понимая оторванность от реальных нужд, он уточняет, что «очередность разделов — не главное в усовершенствовании конституционного статуса судебной власти в стране».

Думается, не произведем сенсацию, утверждая, что гражданам, о которых якобы пекутся реформаторы, совершенно безразлично, в каком месте Конституции находится раздел «Правосудие» (и есть ли он там вообще), а что им небезразлично — так это возможность реальной (не декларативной!) судебной защиты. Исследуя вопрос, где в структуре ОЗ должен находиться раздел о правосудии, в наше время, вероятно, можно успешно защитить научную диссертацию, но нельзя помочь гражданам найти защиту от произвола, в т. ч. судебного. А разве не это главное в реформаторстве, в т. ч. конституционном?

Приходилось встречать мнения вроде того, что положения Конституции и не должны быть слишком реалистичными, поскольку-де устремляются вперед, ввысь, за горизонты, закрепляют высочайшие стандарты, служат указателем и т. д. и т. п. Но на деле-то происходит не столько устремление к высоким целям, сколько дискредитация идеи Конституции.

Говоря о закреплении прав заграничных украинцев, г-н Коваленко признает: «Можно, конечно, возразить, что реализовывать эти идеи никто не мешает и сегодня». (Заметим, что это касается и всего остального, составляющего предмет забот конституционалистов.) «Но, — продолжает он, — особенности правоприменительной практики у нас... таковы, что многие, даже самые прогрессивные идеи не получают своего надлежащего развития без... позитивного закрепления в конституциях и законах».

Остается уточнить, что у нас «многие, даже самые прогрессивные идеи, не получают своего надлежащего развития», несмотря на их самое тщательное закрепление в конституциях и законах. Неадекватность практической роли нашего ОЗ его статусу и реляциям некоторых ученых и политиков — наглядное тому подтверждение.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...

Тестирование миропорядка

Мы являемся очевидцами исторически значимых событий, когда рушатся основополагающие...

Ликбез простыми словами

Итак, принят закон об открытии рынка земли в Украине – якобы, как нам твердят, по...

Деклассирование глобального неолиберализма

Кризис обнажил главную проблему нынешнего миропорядка –либеральная демократия...

Апофеоз момента

Надеюсь, дошло-таки до властей: не заграница, а исключительно национальный...

О коллективном подсознании в период глобализации

Забота об укреплении национальной безопасности, под которой подразумевается...

Слухи как технология

Кратковременного воздействия быстро сменяющихся слухов хватает для решения...

Загрузка...

Самокат уходит в небо

На Банковой решено укрепить власть за счет создания олигархического консенсуса,...

Стремительный смартфон

Существует выбор только между возвращением во власть наиболее компетентных опытных...

Фейковая корона вируса

Реализовать столь всеобъемлющие, как в Китае, методы контроля за распространением...

Размежеваться, чтобы объединиться

Процесс объединения из добровольного превращается в принудительный, и его нужно...

Предназначение

Поколение победивших покусилось на моральные устои: они отрицают их традиционное...

Власть тьмы и призрак вируса

Люмпен раболепствует перед олигархией и принимает от нее подачки, обращая всю свою...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка