Экстраполяции и намеки

№40(962) 20 – 26 ноября 19 Ноября 2020

Два знаковых заявления прозвучали в очередном интервью Леонида Кравчука.

Во-первых, он следующим образом охарактеризовал Минские соглашения: «Политическая удавка на шее Украины и один из тормозов, который везде и во всем мешает нам принимать решения».

При этом он пожаловался, что Россия «тычет этим в глаза» и даже слушать не хочет, что комплекс мер подписали в очень сложных условиях, когда шли военные действия.

Замечу, что любые мирные соглашения заключаются в «сложных условиях» и отображают сложившееся соотношение военных и политических сил — оба «Минска» заключались в ситуации военного поражения украинской стороны и предотвращали не ликвидацию самопровозглашенных республик, а дальнейшее расширение их территорий. Чтобы предотвратить это, Украина и взяла на себя обязательства предоставить им особый статус.

Предпосылкой же для их пересмотра сейчас Кравчук видит то, что «не такое уж блестящее положение в России сегодня, чтобы диктовать многим, в частности Украине, какие-то условия и не идти на любые уступки».

Т. о. впервые на столь высоком и официальном уровне (Кравчук — официальный представитель Украины в переговорном процессе) продекларирован не только отказ выполнять Минские соглашения в том виде, в котором они подписаны, но и разъяснена открытым текстом причина «оптимизма» Киева.

Под «не блестящим положением» Кравчук наверняка понимает значительно ухудшившиеся отношения России с Германией, которая вместе с Францией, и раньше в целом благоволя Украине в «нормандском формате», теперь, нужно понимать, заняла еще более благосклонную позицию.

Об этом говорится и в других официальных сообщениях Киева. Так, по итогам состоявшейся 13 ноября встречи советников лидеров стран «нормандской четверки» — Украины, Франции, Германии и России в формате видеоконференции Офис президента сообщил, что представители Германии и Франции поддержали предложенный Украиной «план действий». Причем немецкая сторона предложила для ускорения процесса организовать работу экспертных групп советников лидеров стран «нормандской четверки».

Впрочем, в Киеве частенько выдают желаемое за действительное. И о том, насколько велика степень поддержки этого плана представителями Франции и Германии, мы можем только гадать: она может быть и на уровне «если получится, то замечательно». Договорились-то, как водится, договариваться дальше и искать взаимоприемлемые решения.

В пространном сообщении пресс-службы Владимира Зеленского о состоявшемся накануне встречи советников телефонном разговоре с

Ангелой Меркель говорится лишь: «Глава Украинского государства также рассказал о подготовленном Украиной плане совместных действий, заранее предоставленном нашим партнерам по Нормандскому формату, который будет способствовать активизации работы ТКГ». Отчету о достигнутых результатах (перемирие и пр.) уделено гораздо больше места.

Поэтому не стоит особенно обольщаться относительно решимости Берлина и особенно Парижа «продавить» мир на выгодных Киеву условиях. Скорее ситуацию на переговорах по Донбассу Берлин использует как инструмент в давлении на Москву, в то же время стараясь не давать Киеву особых авансов.

Ответ Москвы

Понятно, что Кравчук обозначил тенденции, уже имевшие место быть, поэтому ничего удивительного, что «ответ» Москвы прозвучал ранее — в большом интервью Сергея Лаврова ряду зарубежных журналистов (проводилось в формате видеоконференции), коснувшемся всех актуальных вопросов международной повестки дня.

В целом глава российского МИДа был аккуратен в высказываниях, традиционно называл визави «партнерами», избегал прямых обвинений. В частности, это касалось конфликта в Нагорном Карабахе и роли Турции, а также вопросов сотрудничества с новой американской администрацией (при этом Лавров отметил, что в Москве ждут официальных итогов выборов или их признания проигравшей стороной).

Но было одно исключение, касавшееся отношений с Германией и ситуации с урегулированием на Донбассе.

Касательно ситуации с Навальным российский министр крайне резко высказался относительно отказа Германии и Организации по запрещению химического оружия предоставить данные исследований. Указал, что версии случившегося постоянно меняются, и выдвинул «еще одну»: боевые отравляющие вещества попали в организм российского блогера во время его транспортировки из Томска в Берлин, и указал на наличие «непонятных людей» (читай — представителей немецких спецслужб) в перевозившем Навального самолете.

По поводу же введенных против России санкций из-за «дела Навального», то: «Ответы, конечно же, будут. Локомотивом санкций ЕС в связи с «делом Навального» была Германия. Поскольку они прямо затрагивают руководящих сотрудников Администрации Президента России, наши ответные санкции будут зеркальными. Они уже приняты, скоро мы сообщим нашим германским и французским коллегам. Санкции будут против руководящих сотрудников аппаратов руководителей ФРГ и Франции».

А дальше, думаю, имеет смысл привести прямые цитаты: «Мы видим, как Германия взяла на себя роль лидера нового обострения отношений с Россией. Нас это тревожит, в том числе с точки зрения той глобальной роли, которую Германия играла, играет и, судя по всему, собирается опять играть в Европе.

По Украине у нас колоссальные претензии к нашим германским и французским коллегам. Прятаться за пять принципов ЕС, гласящих, что «с Россией все будет хорошо, как только она выполнит Минские договоренности», граничит с дипломатической и политической нечистоплотностью. Заявления украинских властей должны получить какую-то реакцию со стороны как минимум Парижа и Берлина — соавторов Минских договоренностей в рамках «нормандского формата». Президент Украины В. А. Зеленский заявляет, что сначала надо взять под контроль границу, а потом они «сами разберутся», без «всяких» Минских договоренностей. Он и вице-премьер А. Ю. Резников говорят, что Минские соглашения устарели, уже давно просрочены и нужно все делать по-новому.

Л. М. Кравчук, назначенный главным переговорщиком от Украины в Контактной группе (именно там должно все решаться), недавно распространил новую инициативу. Она уже была охарактеризована нашими переговорщиками как полностью подрывающая Минские договоренности и преследующая одну-единственную цель — любой ценой ничего не делать, но собраться на новый саммит в «нормандском формате». Видимо, В. А. Зеленскому приятно пообщаться с мировыми лидерами, создать впечатление для своего электората и, может быть, своих воздыхателей на Западе, что он что-то умеет и что-то может.

Но это подмена сути внешними эффектами. Мы это проходили — так было при П. А. Порошенко, теперь при В. А. Зеленском. К сожалению, никаких перемен мы не наблюдаем. Прежде чем потакать подобному подходу на подрыв Минских договоренностей, необходимо, чтобы Берлин и Париж возвысили свой голос и призвали Президента Украины и его команду уважать то, о чем было сказано на саммите в «нормандском формате» в Париже в декабре 2019 г.: Минским договоренностям нет альтернативы. Пока этого не сделано, мы будем считать, что Германия и Франция потакают разрушению того, что создано их руками.

Это будет уже второй случай предательства собственных договоренностей. Первый — в феврале 2014 г., когда Берлин, Париж и Варшава были свидетелями и подписались под протоколом урегулирования между В. Ф. Януковичем и оппозицией. Наутро оппозиция плюнула им в лицо, разорвала подписи, а представители ЕС просто «утерлись», признали незаконный захват власти через вооруженный антиконституционный государственный переворот. А потом «наказали» Россию за поддержку тех, кто отказался признать этот антиконституционный переворот.

Это была даже не ошибка, это именно преступление против справедливости, международного права, совершенного нашими немецкими и французскими партнерами. Второй раз такое же предательство по отношению к собственным договоренностям мы сейчас наблюдаем в том, что касается подрыва Минских договоренностей. Сначала соглашение февраля 2014 г., потом февраля 2015 г. Раз в год наши коллеги из Берлина и Парижа делали такие действия, которые потом сами же пытались похоронить» (Цитируем по сайту МИД РФ).

Изменившаяся ситуация

Читатель сам сможет оценить жесткость заявлений российского министра, аналогов которой я даже не припоминаю, тем более по отношению к державам, с которыми у России всегда были стратегические партнерские отношения.

Судя по всему, скандал с Навальным крайне разозлил российское руководство, там совершенно не удовлетворились тем, что введенные в связи с ним санкции носили скорее символический характер, как и звучавшими, в т. ч. совсем недавно, примирительными заявлениями со стороны немецкого коллеги Лаврова Хайко Мааса.

Чтобы не быть вечно виноватой, Москва решила занять активно наступательную позицию, притом что шум вокруг Навального действительно стих, после объявления санкций ЕС «дело» практически закрыто на уровне официальной реакции. А санкции, мол, были, есть и будут новые, никаким «хорошим поведением» (кроме разве что полной капитуляции) России не добиться их отмены, а значит — не стоит и стараться, нужно просто учиться жить при них (об этом также подробно говорил Сергей Лавров).

И уж точно не собирается ради того, чтобы было спущено на тормозах «дело Навального», идти на стратегические уступки в других принципиальных вопросах, таких как урегулирование на Донбассе. Крайне резкое, на грани с дипломатическими оскорблениями напоминание Лаврова о гарантиях Берлина и Парижа в 2014 г. является явным ответом на звучащие за закрытыми дверями переговорных комнат обещания представителей Парижа и Берлина дать гарантии выполнения Киевом достигнутых договоренностей, если Москва согласится на изменение очередности.

Очевидно, что единственный интерес Берлина, Парижа и Москвы в мирном урегулировании на Донбассе заключался в снятии препятствия для развития своих отношений, вплоть до формирования мощного стратегического альянса. Причем для российской власти реализация Минских соглашений (т. е. возвращение ОРДЛО в «лоно» Украины, пусть и в особом статусе) означала серьезные имиджевые издержки внутри страны.

И когда Кравчук говорит об изменившейся за шесть лет ситуации, то нужно понимать, что для России она изменилась не совсем так, как ему хочется представить. В январе 2015 г. для Москвы тема санкций, их снятия и недопущения дальнейшего усиления была действительно актуальна, что и заставило пойти на значительные уступки, остановив успешное наступление и принципиально согласившись с возращением ОРДЛО в Украину.

Но за прошедшие годы Россия действительно научилась жить под санкциями, кроме того, обозначилось понимание их предела, далее которого западные державы не пойдут, поскольку «самим дороже». А повод «заинтересованные стороны» всегда организуют — Скрипали, Навальный, в любой момент этот список может получить продолжение.

Смысл нынешней сверхжесткой позиции по отношению к Германии и Франции и заключается, по всей вероятности, в том, чтобы заставить эти страны, заинтересованные в развитии отношений с РФ, отойти от позиции признания априори любых обвинений в адрес России, которые выдвигаются на Западе. Также Москва настаивает, чтобы Берлин и Париж отказались от проводившейся линии «непогрешимости» Украины, когда публичная критика Киева за отход от Минских соглашений была табуирована.

Но в любом случае, пока в треугольнике Москва—Берлин—Париж присутствует куда более сильный и «горячий» раздражитель («дело Навального»), чем принявший хроническую вялотекущую форму конфликт на Донбассе, разрешать его Москве, тем более путем болезненных уступок, нет никакого смысла.

И, наконец, нельзя не обратить внимание на некоторые моменты

из интервью, в котором Владимир Путин рассказал о достижении мирного соглашения в Карабахе. Журналист спросил о, казалось бы, не самом актуальном сейчас вопросе статуса Нагорного Карабаха, но ответ российского лидера получился достаточно обширным:

«Потому что сам факт непризнания Карабаха, в том числе со стороны Армении, существенным образом накладывал отпечаток на ход событий и на его восприятие.

Здесь надо прямо говорить: в свое время после преступных, без всякого сомнения, действий бывшего грузинского руководства, имею в виду нанесение ударов по нашим миротворцам в Южной Осетии, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Мы признали справедливым волеизъявление народа, проживающего в Крыму, и стремление людей, проживающих там, воссоединиться с Россией, мы пошли навстречу людям, мы сделали это открыто. Кому-то это может нравиться, кому-то не нравиться, но мы делали это в интересах тех людей, которые там проживают, и в интересах всей России, и мы не стесняемся говорить об этом прямо». (Взято с сайта президента РФ).

Экстраполируя такую позицию на ситуацию на Донбассе, намек получается вполне очевидным.

Нужен ли Киеву мир

По логике, наверное, следовало бы говорить о том, что, дескать, поэтому напрасны надежды Киева на то, что Франция и Германия «додавят» Москву. Но, похоже, в киевских коридорах власти хотят как раз обратного.

Да, Владимир Зеленский шел на выборы как «президент мира» (так его воспринимало подавляющее большинство избирателей). И, казалось бы, выполнение главного его обещания было бы способно значительно поднять его реноме и стремительно падающие рейтинги.

Но короля играет свита, и общим местом можно считать то, что Зеленский стремительно превращается в «Порошенко 2.0», — «президента войны». А «партия войны» — противница каких бы то ни было компромиссов: многих ее «активистов» не устраивает даже простое, без всяких особых статусов, возвращение Донбасса (разве что с поражением их жителей в гражданских правах). Иначе это значительно изменит электоральные расклады на Украине.

Опасаются этого и в «Слуге народа», поскольку электоральный потенциал президентской партии на неподконтрольных Киеву территориях крайне низок. «Очароваться» Зеленским в свое время у их жителей не было возможности, и в случае возврата в политическое пространство Украины они в подавляющем большинстве поддержат ОПЗЖ и другие условно пророссийские проекты.

Поэтому сохранение статус-кво видится в окружении президента оптимальным вариантом. Ничем иным, кроме как стремлением осложнить переговоры, сделать компромисс для противоположной стороны еще более неприемлемым (и скажем больше — добавить ей аргументов, когда речь идет о «гарантиях»), нельзя не признать подачу Кабмином в Раду сразу ставшего скандальным законопроекта «о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно упорядочения вопросов, связанных с военнопленными и интернированными лицами в особый период».

Вкратце, по задумке премьер-министра, будут созданы некие лагеря, в которые можно будет угодить при наличии паспорта «страны-агрессора» и подозрении в угрозе безопасности Украины. При этом параллельное наличие украинского паспорта не отменяет вероятности интернирования и не может служить гарантией защиты. А это значит, что в «зоне риска» оказываются все жители ОРДЛО и Крыма (его же также надеются вернуть), получившие на руки документ Российской Федерации.

Впрочем, некоторые наши источники сообщают, что в украинских верхах появилось мнение, что капитуляция России «вопрос решенный», и этот законопроект — намек пророссийским жителям ОРДЛО, дабы они собирали чемоданы.

Не рано ли заказывать банкет?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В новый год —с новыми налогами

Принимаются законы, которые дают добро завозу в страну бывших в употреблении машин...

Искусство игры в поддавки

Пересмотр или отмена Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом — это начало...

Удачные комбинации, сильные опции, новые креатуры

Скандал с музеем майдана способен уничтожить имидж Порошенко, причем именно среди его...

Ковид выходного дна

Имеем полную разобщенность как между ветвями, так и уровнями власти. И очередной...

Свободу на карантин

Неоднозначный закон «О медиа» получил прямую поддержку из посольства США

Что принесет Украине возвращение США в Европу

Усиление американского давления на Россию будет сопровождаться выдвижением жестких...

«Призрак коммунизма» вмешался в президентскую гонку

Часть американского общества, открыто заявившая о своих симпатиях левым взглядам,...

Закон и пряник

Консенсус ключевых мировых игроков свелся к тому, что карт-бланш на этнические чистки...

Долгий подсчет, неясные перспективы

Во многих местных советах складываются причудливые конфигурации и происходит...

Кто подставил президента?

Впервые предложен план реальной реинтеграции ОРДЛО в Украину

Катастрофа лучше продается

За последние двадцать лет вода Авачинской бухте стала теплее на пять градусов

Хрупкая конструкция

Большинство местных ячеек СН — это группировки местных элит, которые будут вести...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка