Юго-восточная карта может стать козырной

№47 (884) 23 — 29 ноября 2018 г. 22 Ноября 2018 4.7

Обнародованные 13 ноября данные соцопроса, проведенного тремя ведущими социологическими службами — КМИС, «Рейтинг» и Центр Разумкова, возможно, обозначили перелом в ходе предвыборной кампании.

Важность исследования была в двух обстоятельствах. Во-первых, в том, что его совместно проводили фирмы, уже давно хорошо зарекомендовавшие себя. Правда, у Центра Разумкова в 2016-м и 2017 г. рейтинг Порошенко выглядел подозрительно выше, чем у других соцслужб в то время. Однако в нынешнем исследовании ничего подозрительным не кажется.

Во-вторых, жителей Украины опрашивали с 19 октября по 2 ноября. Следовательно, это было первое социсследование, которое практически полностью прошло после двух знаменательных событий — решения синода Константинопольского патриархата о намерении предоставить автокефалию православной церкви в Украине и постановления правительства о повышении цен на газ для населения, что влечет за собой общий рост коммунальных тарифов. Первое было обнародовано 11 октября, второе — 19-го, в день начала исследования. Т. е. о предстоящем томосе могли знать все участники опроса, а о повышении тарифов — почти все.

Также надо отметить, что исследование охватило 10 тыс. человек. Это значит, что каждая из участвовавших в нем служб опросила более 3 тыс. украинцев, что в 1,5—2 раза больше, чем обычно опрашивается при исследовании, проводимом одной фирмой.

Ясно было, что вопрос автокефалии должен был сыграть Порошенко в плюс, а цен на газ — в минус. Но какая проблема в глазах избирателей должна перевесить? Как и можно было ожидать, тарифы оказались важнее томоса.

О неизбежном эгоизме в избирательных кабинах

Согласно исследованию, 66% населения считают главной проблемой страны «военный конфликт на востоке Украины», далее с 43% идут «взяточничество и коррупция во власти», а «повышение тарифов на коммунальные услуги» на пятом месте с 27%, уступая 3% безработице и низкому уровню зарплат и пенсий. Все прочие проблемы не набирают более 17%.

Но вот когда речь идет о самой важной проблеме лично для опрошенных, то здесь повышение тарифов лидирует с 59%, затем идет низкий уровень зарплат и пенсий — 52%, рост цен (инфляция) — 42%. Война в числе главных личных проблем — лишь для 28%, а коррупция во власти — для 19%. И, убежден, на избирательном участке большинство граждан окажутся эгоистичны, т. е. личные проблемы будут занимать их больше государственных.

В предыдущий раз группа «Рейтинг» задавала аналогичный вопрос в конце июня — начале июля. Тогда пятерка главных проблем для страны была аналогичной (и по местам), но повышение тарифов (на тот момент только анонсированное) называли 24% избирателей. Главной же личной проблемой тарифы считали 41% — второе место. На первом находились низкие зарплаты и пенсии с 47%, а война была третьей — с 34%.

Но при этом среди избирателей старше 60 лет повышение тарифов и тогда называли главной личной проблемой 48%, среди избирателей от 50 до 60 — 44%. К сожалению, в нынешнем опросе не приведено отношение к проблемам в возрастном разрезе, но, думаю, принципиальных изменений быть не может, и с учетом общей тенденции эта проблема, вероятно, стала главной уже для двух третей пожилых людей.

А ведь именно эти люди — наиболее активные избиратели. Не случайно самые масштабные повышения тарифов украинская власть старалась проводить максимально удаленно от выборов. Такие повышения в условиях стабильного валютного курса (при обвале гривни, ясно, тарифы приходится повышать) за последние 20 лет случались, помимо нынешнего раза, трижды.

Впервые — в начале 2000-го, т. е. сразу после победы Леонида Кучмы, и за два года до новых парламентских выборов, за четыре с половиной — до новых президентских.

Второй раз — осенью 2006-го, через полтора с небольшим года после президентских выборов и через полгода после парламентских. Правда, не прошло и года после повышения, как состоялись новые выборы. Но тогда контролировавшие правительство «регионалы» не предполагали, что Ющенко распустит Раду.

В третий раз — в середине 2016-го, т. е. почти за три года до президентских выборов и более чем за три года до выборов ВР.

Нынешнее же повышение тарифов показывает либо самоуверенность власти, либо (скорее всего) предельную зависимость от Запада, в данном случае воплощенном в МВФ. И закономерно, что на фоне этого повышения больше всего выигрывает политик, прочно оседлавший антитарифную риторику. А это — Юлия Тимошенко.

Хотя кажется, что ее поддержка среди избирателей почти не выросла. Если сравнивать с данными опроса (группы «Рейтинг», проходившего с 10-го по 18 сентября), она даже уменьшилась с 13,2% до 12,7% (общего числа избирателей). Но последний опрос дал увеличение не желающих идти на выборы (с 12,6% до 15,1%) и не определившихся (с 17% до 21,5%). А это значит, что среди определившихся избирателей рейтинг Тимошенко подрос почти на 2% — до рекордных 20,7%.

Да, эта цифра не впечатляет и является наихудшим показателем для социологических лидеров президентских гонок за всю историю независимой Украины. Но главное для Тимошенко — это незначительное, тем не менее критически существенное увеличение электорального резерва. Ведь в модели второго тура, где она противостоит действующему президенту, 29% готовы голосовать за Тимошенко и лишь 14% — за Порошенко. А 16% еще не определились и 41% вообще не намерены голосовать. В таких моделях (а они ранее публиковались далеко не во всех обнародованных опросах) Тимошенко опережает Порошенко с 2016 г., однако впервые она имеет вдвое больше сторонников, чем глава государства, и также впервые отрыв достиг полутора десятков процентов.

Еще важнее, что ранее опросы показывали: лидер «Батькивщины» побеждает во втором туре лишь Порошенко или кандидата, который ассоциировался с юго-востоком и антимайданом, т. е. с Бойко и Рабиновичем. Но всем остальным лидерам рейтингов Тимошенко в этих моделях уступала. Теперь же она опережает во втором туре и Гриценко (27% против 20%), и Зеленского (26% против 23%), и, само собой, Бойко (29% против 16%). Улучшение ее шансов во всех моделях второго тура — самое интересное обстоятельство, обнаруженное в исследовании.

Что же касается Порошенко, то он уступает всем во всех моделях второго тура. Отставание его от Гриценко и Зеленского почти такое же, как от Тимошенко — 14% против 26% в паре с лидером «Гражданской позиции», и 15% против 28% в паре с лидером «95-го квартала». Это понятно и объяснимо. Но Порошенко проигрывает даже Бойко — 17% против 20%.

Об антирейтинге, топящем рейтинги

Вполне допускаю, что реально (в отличие от социологии) президент стал бы победителем в этой паре. Однако объективно такой финал выборов невероятен, зато крайне показательны те два-три дополнительных процента, которые Порошенко добирает (в сравнении с его результатом в парах с Тимошенко, Гриценко и Зеленским) против кандидата, чьим именем можно (и, видимо, мыслится) пугать как угрозой реванша старого режима. Оказывается, такая угроза не способна массово мобилизовать электорат в пользу действующего президента даже как меньшего из зол и лишь несколько корректирует его поддержку в лучшую сторону.

Эти цифры показывают и всю ограниченность опоры Порошенко на национал-патриотическую триаду «Армія. Мова. Віра». Ведь те, для кого эта триада критически важна, могут не поддерживать президента в паре с кандидатами, которых считают связанными с майданом, ибо будут уверены, что и Тимошенко, и Гриценко будут делать то же.

В случае с Бойко они должны бы видеть вероятную угрозу прекращения этой политики и сплотиться вокруг Порошенко. Однако триада почти не работает для наращивания электорального резерва президента.

Рейтинг первого тура у Порошенко остается стабильным и даже растет (правда, в рамках статистической погрешности). 10,3% (намеренных голосовать и определившихся с выбором) — это на полпроцента лучше, чем он имел в сентябре по данным группы «Рейтинг».

Этот очень скромный рост рейтинга президента — весьма сомнительное достижение на фоне стабильно чудовищного его антирейтинга. За Порошенко по-прежнему ни при каких обстоятельствах не проголосовали бы чуть больше половины граждан (50,2%), тогда как ни у кого из прочих потенциальных кандидатов этот показатель не доходит и до 28%.

Такой антирейтинг у Порошенко уже давно, но и с ним, и с рейтингом первого тура (не доходящим до 10%) он еще в июне был лидером по одному показателю — относительное большинство избирателей (13—14% общего количества опрошенных) считали, что Порошенко, скорей всего, станет следующим президентом. А несколько процентов граждан (с учетом плотности предвыборной гонки) — эта цифра может быть критически важной: не имея определенных политических пристрастий, всегда голосуют за фаворитов.

Но и в упомянутой номинации еще в августе (если брать опросы «Рейтинга») произошла смена лидера. И с каждым новым исследованием Тимошенко в группе тех, «кто, скорее всего, станет президентом», увеличивает отрыв от Порошенко — сейчас в ее победе уверены 17,6% избирателей (общего числа), и каждый пятый — среди намеренных участвовать в выборах. Безусловно, эта цифра не очень велика, но у прочих кандидатов (помимо президента) она никогда не доходила даже до 6%.

Сейчас у третьего в этом плане кандидата — Владимира Зеленского — лишь 3,9%. Правда, для него это лучший показатель за все время. А еще существеннее то, что он в данном исследовании, как и в ряде других, проведенных осенью, оказался вторым, опережая Порошенко примерно на процент. Рейтинг артиста поднялся синхронно с аналогичным падением рейтинга Святослава Вакарчука, который пока не посылает внятных сигналов относительно своего участия в предвыборной кампании.

В пользу Зеленского играет и очень хороший антирейтинг. Лишь 8,1% не проголосовали бы за него ни при каких обстоятельствах. Конечно, с ростом узнаваемости этой фигуры — не как актера, а как потенциального кандидата в президенты — эта цифра растет, но очень медленно. Так, у Тимошенко и Ляшко антирейтинг в три раза больше, чем у него, а у Бойко и Рабиновича — в два с лишним раза.

На перспективу Зеленского, конечно, играет и поддержка Игоря Коломойского в сочетании с тем, что избиратели не ассоциируют артиста с олигархом с неоднозначной репутацией. Поддержка же Коломойского в данном случае — это не только обычное выделение материальных и других ресурсов для раскрутки кандидата, но и наличие у олигарха другого проекта на этих выборах, а именно Александра Шевченко (партия УКРОП) — основателя курорта «Буковель».

Разумеется, невозможно представить даже выход во второй тур политика, запомнившегося в Верховной Раде в основном дракой с Олегом Ляшко (это было еще под конец прошлого созыва парламента). Но поддержка 2,1% общего числа опрошенных (и 3,3% намеренных участвовать в выборах и определившихся) — это не так уж мало. Эта цифра больше, чем у лидера «Самопомочі» Андрея Садового и у объявленного недавно кандидатом «Свободы» Руслана Кошулинского (вице-спикера в прошлом созыве Рады). Впрочем, с начала осени в большинстве соцопросов Шевченко опережал и лидера «Свободы» Олега Тягнибока. В Галичине же рейтинг кандидата от УКРОПа достигает 7% (общего числа избирателей), в прочих регионах Западной Украины — 4%.

Но за этими цифрами не только недавние избиратели «Самопомочі» и «Свободы». Ведя кампанию с националистическими лозунгами, Шевченко забирает некоторое число сторонников и от все более ориентированного на аналогичный электорат Петра Порошенко.

Могут перейти к Шевченко и некоторые избиратели Анатолия Гриценко, чей галицкий рейтинг вдвое больше общенационального и чья партия «Гражданская позиция» представлена в местных советах в основном в этом регионе. Конечно, в общенациональном масштабе это число невелико, но ведь — как видно по соцопросам — и доли процента оказываются критически важными для попадания во второй тур. И именно благодаря кампании Шевченко и Порошенко, и Гриценко могут потерять крайне необходимые им голоса, а выиграет от этого как раз Зеленский.

Судя по последнему опросу, данная тройка идет практически вровень — у Зеленского 11,4% (здесь и далее от определившихся и намеренных участвовать в выборах), у Порошенко 10,3%, Гриценко — 9,9%. Именно за счет долей процента лидер «Гражданской позиции» утратил второе место, которое он еще летом имел в большинстве соцопросов. Хотя нельзя сказать, что его рейтинг существенно упал. А по части антирейтинга Гриценко остается первым среди лидирующей группы кандидатов — 7,1%.

Однако смысл кампании Шевченко не только в оттягивании голосов у конкурентов Зеленского за выход в финал, но и в раскрутке рейтинга УКРОПа. Очень успешно выступив в первой своей избирательной кампании в 2015-м (7,4% голосов на выборах в облсоветы и Киевский горсовет), эта партия с весны 2016-го ни в одном из соцопросов по выборам в ВР не приближалась к 5%-ному барьеру. Теперь же, согласно исследованию трех соцслужб, у УКРОПа — 3,6% (определившихся и намеренных участвовать в выборах). Это цифра, конечно, меньше избирательного барьера, но лучше, чем было у партии за последние 33 месяца. Больше, чем имеет в том же опросе «Свобода», и менее чем на процент меньше, чем у «Самопомочі» и «За життя».

Зеленский, Порошенко и Гриценко — теоретически не единственные, кто имеет шансы на выход во второй тур. Так, единый кандидат от юго-востока имел бы, вероятно, лучшие шансы, чем любой из этой тройки. Ведь у Юрия Бойко по тому же исследованию — 8,7%, у Евгения Мураева — 5,1%, у Вадима Рабиновича — 3,7%. А сумма этих цифр — 17,5% — оказывается гораздо ближе к рейтингу Тимошенко, нежели к рейтингу президента и его конкурентов за выход во второй тур. Безусловно, суммировать рейтинги некорректно, но даже если бы упомянутый кандидат вобрал в свой результат лишь около 2/3 электората Бойко, Рабиновича и Мураева, то с 11,7% он оказался бы вторым, обойдя Зеленского на 0,3%.

О едином порыве в изгнании «единого кандидата»

Напомним, интрига с тем, кто будет кандидатом в президенты от «Оппозиционной платформы — За життя», о создании которой две недели назад объявили Юрий Бойко и Вадим Рабинович, казалось бы, разрешилась на удивление быстро и «легко».

Последний на брифинге 15 ноября сообщил, что отказывается стать единым кандидатом на пост президента от объединения «Оппозиционная платформа — За життя» по морально-этическим соображениям: «Я долго думал этой ночью, и мне кажется, что я как человек, который исповедует иудаизм, не могу и не имею морального права быть судьей в вопросах православия, что является безусловным долгом будущего президента».

Должен констатировать, что озвученную Рабиновичем причину следует считать уважительной. Конечно, по Конституции церковь в Украине отделена от государства, и вмешательство в ее дела со стороны оного не допускается, но «мы имеем то, что имеем». В сложившейся ситуации государству, власти будет очень трудно занять позицию даже не нейтралитета, а я бы сказал — отрешенности от церковного конфликта. Ведь даже объявленный нейтралитет может трактоваться в пользу любой из сторон, а там, где конфликт выйдет на улицы, государству и вовсе будет невозможно не реагировать. И, согласимся, это не тот случай, когда «арбитр» со стороны, другого вероисповедания, будет восприниматься как объективная третейская инстанция.

Однако большой вопрос: вероисповедание Рабиновича — это действительно причина или только повод? Впрочем, одно другому не противоречит, и без проекции на конфликт вокруг автокефалии лидеры новой политической структуры могли прийти к выводу, что кандидат с «коренной» фамилией более перспективен (а это объективный политический факт, который всегда принимается в расчет).

О том, кто «остался на трубе», Рабинович сообщил в эфире телеканала NewsОne в тот же день, рассказав, что состоялось заседание стратегического совета «Оппозиционной платформы — За життя», на котором было принято решение выдвинуть Бойко в качестве кандидата в президенты от объединенной оппозиции. «Объединились два самых рейтинговых кандидата, которые сегодня существуют в центре и на юго-востоке, — отметил политик. — Я буду его поддерживать, буду ему помогать. Считаю, что Бойко победит».

Что же касается «рейтинговости» объединившихся кандидатов, то стоит обратить внимание на результаты социсследования BURI, опубликованные за несколько дней до заявления об альянсе. Мы уже анализировали эту структуру, всегда «делавшую приятное» Петру Порошенко, и пришли к однозначному выводу о ее фейковом характере («По методикам Труффальдино», «2000», №44 (881) от 2—8 ноября 2018 г.).

Согласно же ее последним «данным», лидирует, как водится, Юлия Тимошенко с 14,0%, за ней Петр Порошенко с 12,7%, а вот дальше, внимание, — Вадим Рабинович с 11,7%, сразу за ним Юрий Бойко и Святослав Вакарчук — по 11,2%. Иными словами, объединение двух «немайданных» политиков дает «объединенному кандидату» практически гарантированный выход во второй тур, причем с первого места в первом туре. Правда, все остальные опросы — естественно — столь радужную для Вадима Рабиновича картину не показывают.

Но, похоже, вопрос о Бойко как о «едином кандидате» от юго-востока уже похоронен. После того как Юрий Бойко и Вадим Рабинович договорились о том, кому из них идти в президенты, следствием этого «междусобойчика» стал невиданный ранее для Оппоблока перенос внутренних трений в публичную плоскость. И потому даже условное «плюсование» рейтинга Вадима Рабиновича, ныне находящегося, по наиболее достоверным данным опросов, в диапазоне 2—3%, не компенсирует Юрию Бойко потерь, вызванных изгнанием его из фракции Оппоблока (особенно если структуры последнего начнут работать против него).

Сразу после договоренностей Бойко с Рабиновичем на предыдущей пленарной неделе представители более решительного в своей оппозиционности крыла партии заявили: «Бойко и Левочкин, видимо, таким образом хотят вступить в партию «За життя» (Вадим Новинский) или «Газовики» ушли в стан Медведчука—Рабиновича» (Елена Бондаренко). Т. е. акцент делался на том, что, мол, участники договоренностей порывают с партией. И уже 20 ноября Юрия Бойко и Сергея Левочкина в едином порыве т. н. «промышленников» исключили из состава фракции.

Пресс-служба партии сообщила: «На заседании фракции во вторник большинством голосов руководителем фракции избран Вадим Новинский». Безусловно, это очень сильный для фракции ход, учитывая безусловный моральный авторитет этого политика. Новинский же отметил: «И фракция большинством голосов — 22 человека (всего во фракции до исключения Бойко с Левочкиным было 43 депутата. — С. Б.) — не поддержала Юрия Бойко в его действиях. Также фракция обратилась к политсовету партии с требованием как можно скорее созвать съезд для обсуждения этих вопросов и ситуации в партии. За то, что Юрий Бойко и Сергей Левочкин нарушили устав, за сотрудничество с властью и за предательство интересов наших избирателей они были исключены из фракции Оппозиционного блока».

Левочкин ответил, дескать, реакцией на это решение будет создание из 20 депутатов группы «Оппозиционная платформа — За життя», а Бойко и Рабинович сообщили, что ожидают в новой группе не только «оппоблоковцев». При этом обходится вопрос, выйдут ли члены платформы из фракции ОБ — для списочников добровольный выход (в отличие от исключения) чреват лишением депутатства по решению партийного съезда (эта конституционная норма, которая действует с начала политреформы, долго оставалась не действующей на практике, однако БПП в 2016 г. создал ее прецедент, лишив мандатов Николая Томенко и Егора Фирсова).

Судя по этому обмену заявлениями, раскол действительно серьезный. Особенно бросается в глаза то, что стороны не только не пытаются его как-то микшировать, но наоборот — стремятся поскорей «оформить». Можно сказать, что «промышленники» поторопились с исключением из фракции Бойко и Левочкина, но ведь и те явочным порядком объявили о создании своей платформы, как стало понятно, под выдвижение Юрия Бойко, который теперь позиционируется как «единый кандидат юго-востока», т. е. пытались поставить своих партнеров перед свершившимся фактом.

Видимо, внутрифракционные переговоры зашли в тупик, и каждая из сторон пришла к выводу, что тратить на них время бессмысленно, за чем и последовало исключение названных политиков из фракции. Исключить же их из партии будет куда сложнее, т. к. в политсовете из 8 человек места поделены паритетно. И партийный список составлялся паритетно, но за счет мажоритарщиков оппоненты Бойко и Левочкина имеют во фракции некоторое преимущество, к которому в данном случае и прибегли.

И хотя, повторю, высшие органы Оппоблока сформированы строго по принципу паритета между двумя создавшими его группами, в «низах» очевидное преимущество за «промышленниками», которые поэтому и настаивали на созыве съезда партии. Собственно, и их оппоненты на сей счет особых иллюзий не питали, с чем можно связать заявление Юрия Бойко: «Наша объединенная платформа будет трансформироваться в политическую партию», ведь в двух партиях по украинскому законодательству состоять нельзя.

Однако оба исключенных остаются членами Оппоблока (по крайней мере до съезда) и в состоянии со своими людьми блокировать работу политсовета. Прочих их сторонников из фракции пока не исключают — видимо, чтобы не обнажать масштаб раскола. Хотя их симпатии и ранее были известны.

И 20 ноября Рабинович и уже исключенный из фракции Бойко презентовали группу «Оппозиционная платформа — За життя» из 19 депутатов. Это также в основном члены фракции Оппоблока. Полный список группы неизвестен, однако на брифинге присутствовали 10 членов фракции ОБ. Между тем в составе фракции Оппоблока остаются и лидер «За життя» Вадим Рабинович, и член этой партии Нестор Шуфрич. Они не попали под горячую руку, вероятно, чтобы не только не подчеркивать глубину раскола, но и чтобы не перейти от него к острой вражде.

О Бойко, Мураеве, Зеленском, Медведчуке и Порошенко как претендентах на главного бенефициара

Ясно, что целью «суровых воспитателей», изгнавших из фракции Левочкина с Бойко, является лишение группы Бойко—Рабиновича бренда «Оппозиционный блок» и раскрутка собственного кандидата за счет этого бренда. Очевидно, что теперь Бойко будет вынужден идти на выборы не от Оппоблока, а от другой политсилы. Как отреагирует на это нынешний электорат Оппоблока, тем более что в его парламентской фракции остаются наиболее яркие спикеры последних лет (Вадим Новинский, Александр Вилкул, да и не только они), еще покажут социологические опросы. Но характерно, что «бойковцы» (наверное, уже можно использовать такое определение) фактически отказались от борьбы за «бренд» Оппоблока, понимая, что подавляющее большинство его структур на местах (а там есть свои лидеры) их не поддержат.

Однако, разумеется, «воспитатели» не могут ни помешать этой группе назвать себя «Оппозиционной платформой», ни раскручивать себя при помощи медиаресурсов, с которыми у них дело пока поставлено лучше. Даже партийный сайт Оппоблока находится больше под контролем последних, ибо 20 ноября он публиковал материалы исключительно в поддержку платформы Бойко—Рабиновича, правда, 21-го давал слово представителям обеих сторон.

И, очевидно, сохраняется определенный личный рейтинг Юрия Бойко, который он, несмотря на то что всегда смотрелся вялой, инертной и предельно скучной фигурой, никоим образом не способной зажечь избирателя своими банальными спичами, успел наработать (в чем, впрочем, его личной заслуги нет). Да и с достаточно раскрученным проектом «единый кандидат», лицом которого был представлен Бойко, многие «антимайданные» избиратели связывают свои надежды.

Да, сам факт выдвижения Бойко был обусловлен (что логично) его наибольшими личными рейтингами среди потенциальных кандидатов от юго-востока, но ведь Оппоблок никогда не был партией лидерского типа, а Юрий Бойко — яркой, выделяющейся на фоне соратников фигурой. Если рейтинги «Батькивщины», БПП (само собой), «Гражданской позиции», Радикальной партии, в значительной мере «Самопомочі» обусловлены практически исключительно популярностью их лидеров, то можно смело говорить, что рейтинг Юрия Бойко — это сугубо рейтинг даже не лидера, а наиболее очевидного кандидата в президенты от Оппоблока. И в этом, безусловно, основной козырь Бойко.

А вот реальным оппозиционерам из Оппоблока придется, к сожалению, весьма непросто — им нужно будет в очень сжатые сроки раскручивать своего нового кандидата (а на эту роль у них достаточно харизматических фигур).

И в контексте президентских выборов последствия этого неизбежного раскола могут быть негативными для рейтинга обеих частей ОБ, т. е. и для тех представителей оппозиции, кто реально является таковой и занял в этом конфликте заслуживающую уважения принципиальную позицию. С учетом перспектив парламентских выборов такое их решение однозначно верное, оно укрепит их авторитет в глазах наиболее трезвомыслящей части электората, но пока вероятным бенефициаром от центробежных тенденций во фракции является, например, все тот же Евгений Мураев с его проектом «Наши», поскольку он разошелся с бывшими партнерами гораздо тише.

Что может быть более эффектным фоном для появления якобы объединяющей фигуры, чем жесткий конфликт между кандидатами в «единые»? Так бывает в политике (как, впрочем, и в повседневной жизни) — выигрывает не победивший в схватке, а наблюдавший за ней со стороны, а значит, выглядящий в глазах избирателя более уравновешенным и предсказуемым. Хотя это впечатление часто бывает не более чем опасной иллюзией.

В этом контексте мы должны взглянуть на фигуру Владимира Зеленского, прочно занявшего место в тройке лидеров президентской гонки. Его, безусловно, нельзя отнести к представителям «политического юго-востока», но именно в этом регионе он пользуется наибольшей поддержкой. Неизбежное разочарование в лидерах, оказавшихся неспособными договориться, может стать его козырной картой и значительно добавит ему голосов. Причем причины этого не только в сугубо протестном голосовании, но и во вполне здравом рассуждении, что Владимира Зеленского сложно представить ярым «украинизатором», «ревизионистом» истории, «ястребом» в отношении конфликта на Донбассе, да и к отношениям с Москвой стоит ждать прагматичного подхода.

В любом случае в этом плане он куда более приемлем для юго-востока, чем все прочие реальные кандидаты из числа лидеров гонки. А поскольку и его «реальность» уже более чем очевидна, то последствия раскола в оппозиционном лагере для его фигурантов могут быть куда более непредсказуемы, чем сейчас может представляться.

Впрочем, это сегодняшние расклады, когда гонка формально не стартовала, а за четыре месяца все может кардинально измениться, причем не один раз. И снова напомню: нам не стоит сбрасывать со счетов версию, что если карта удачно ляжет, то истинным «единым» кандидатом от юго-востока может стать Виктор Медведчук. Ведь признаки того, что такой вариант по крайней мере рассматривается и почва под него готовится, совершенно однозначные, на что я показывал три недели назад. То, что такой вариант рассматривается, можно судить по неоднократным оговоркам в российских СМИ и блогосфере, где политика весьма нередко называют одним из серьезных претендентов на президентское кресло. Впрочем, возможно, это всего лишь частное, но весьма характерное мнение тех, кто его озвучивает.

А вот ответ на вопрос, насколько раскол в «антимайданном» лагере выгоден власти, Петру Порошенко, трудно дать однозначно. С одной стороны, вроде бы очевидно, что «кандидат от юго-востока» является для него оптимальным соперником во втором туре, но тенденции президентских рейтингов все явственней указывают, что в первом туре остается одна интрига — кто составит конкуренцию Юлии Тимошенко во втором. И если президентские политтехнологи сейчас сосредоточились на выполнении первоочередной задачи, практически «смирившись» с выходом Тимошенко во второй тур, то «юго-восточный» раскол им на руку, и Порошенко становится одним из вероятных его (раскола) бенефициаров.

В общем, юго-восточная карта может стать козырной в большой игре грядущих президентских выборов.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Морской бой с конфессиональными последствиями

Военное положение позволит окружению президента быстро укрепить престиж новой...

Желанная пора автокефалии

Линией на пропаганду исторических успехов власти стало тиражирование «успехов»...

Главное — соблюдение обрядов

Вы узнаете: какие дивиденды получила Украина вследствие инцидента в Керченском...

Смертельно опасное непонимание

Москва и Киев пытаются нанести друг другу как можно больший ущерб, подталкивая самих...

Азовский конфликт: причины роста напряженности в...

Увенчавшаяся жестким приземлением история дерзновенной и успешной эвакуации...

Вслед за вертолетами Авакова — геликоптеры...

В условиях военного конфликта на востоке страны, а сейчас — и с введением в ряде...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка