Как понять, чего добивается Россия от Украины

03 Сентября 2020 0

Независимо от того, как сло-жится ситуация на Донбассе, отношения с Россией ка-кими бы они ни были: враж-дебными, нейтральными или добрососедскими бу-дут представлять огромную важность для Украины.

Дело не только в том, что Рос-сия, как показали события 2014— 2015 гг., обладает возможностью повлиять на ход событий в Укра-ине, используя силовые средства, которые она пустила в ход, хоро-шо понимая, что это может серь-езно осложнить ее отношения со странами западного сообщества.

Нельзя закрывать глаза на то, что Украина сохраняет с Россией проч-ные экономические связи, куль-турное пространство обеих стран до сих пор во многом является об-щим (особенно в сфере массовой культуры), а постоянные межлич-ностные контакты между украин-скими и российскими граждана-ми создают социальный запрос на прекращение межгосударственно-го противостояния. Можно, конеч-но же, закрывать на него глаза, как это пытаются делать многие укра-инские политики.

Однако подобная тактика, какой бы удобной она ни выглядела в краткосрочной перспективе, соз-дает угрозу политической и соци-альной дестабилизации.

С одной стороны, она способст-вует усилению радикальных на-ционалистов, с другой — порож-дает в юго-восточных регионах не-довольство центральной властью, что в случае нового политическо-го кризиса может перерасти в се-паратистские настроения.

Разгадать стратегию

Нынешнее государственное ру-ководство Украины сможет упро-чить свое политическое положе-ние и существенно ограничить по-литическое влияние группировок, выступающих против власти под радикальными националисти-ческими лозунгами, только в том случае, если сумеет ясно и четко обозначить свою позицию в отно-шении России. Для этого необхо-димо, опираясь на реальные об-щественные настроения, очертить цели и приоритеты украинской власти на постсоветском простран-стве, не ограничиваясь, разумеет-ся, исключительно урегулировани-ем донбасского конфликта.

Процесс, безусловно, чрезвычай-но важный для украинского об-щества, не может подменить со-бой комплексную внешнеполи-тическую и внешнеэкономи-ческую стратегию в отношении России и других постсоветских государств, отсутствие которой и стало одной из главных при-чин того, что украинская власть весной 2014 г. не сумела сохра-нить национальное единство и государственную целостность.

Однако для того, чтобы такая стратегия появилась, нужно преж-де всего понимать, чего Россия, остающаяся главным игроком на постсоветском пространстве, до-бивается от Украины.

И здесь возникает весьма серь-езная проблема, связанная с тем, что российское руководство за все годы конфликта так и не заявило ясно и четко о своих требовани-ях и претензиях. Это не означает, что политика Москвы сводится к неограниченной экспансии, а ее подлинная цель заключается в пог-лощении Украины и всех других бывших советских республик, до которых она только сможет дотя-нуться.

Несмотря на то что подобные взгляды стали чуть ли не общепри-нятыми в украинском экспертном сообществе, подлинные мотивы, по которым Москва не озвучивает цели своей украинской политики, как представляется, намного слож-нее. Российское общество, с точ-ки зрения идейного разнообразия, существенно отличается от укра-инского. Идейные группировки, не обладающие заметным общест-венным влиянием или полностью отсутствующие в Украине, — сто-ронники советского патриотизма; «имперцы», мечтающие о расши-рении границ; «государственни-ки», выступающие за монопольное доминирование России на постсо-ветском пространстве, преврати-лись в последние годы в идеоло-гических союзников государствен-ной власти.

Было бы ошибкой ставить знак равенства между внешне-политическими требованиями, которые выдвигают привержен-цы данных идейных течений, и реальными целями российской внешней политики. Однако хотя государственное руководство во

многом не разделяет позицию «со-ветских патриотов», «имперцев» и «государственников», оно явно воздерживается от заявлений, ко-торые бы ей открыто противоречи-ли. Кремль опирается на сторон-ников «государственного пат-риотизма» при проведении своего внутриполитического курса, а по-тому стремится обеспечить их под-держку, указывая на то, что рос-сийская внешняя политика соот-ветствует этим идейным принци-пам.

В результате официальная внеш-неполитическая риторика отлича-ется туманностью, а высказыва-ния первых лиц государства по важнейшим вопросам междуна-родных отношений допускают са-мые разнообразные интерпрета-ции.

Например, Владимир Путин не-однократно утверждал, что русские и украинцы представляют собой дружественные народы или даже различающиеся по своей бытовой культуре части единого народа.

Однако до сих пор неясно, какие практические выводы российская власть делает из данного тезиса.

Россия будет всеми средствами до-биваться превращения Украины в своего союзника или даже вхож-дения Украины в какое-то межго-сударственное образование под российским лидерством? Или пре-зидент России всего лишь выра-жает желание как можно быстрее разрешить противоречия, разде-лявшие братские народы? Или Вла-димир Путин всего лишь говорит о том, что Москва готова догово-риться с Киевом при условии со-хранения Украины в российской сфере влияния?

Представляется, что получить от-вет на подобные вопросы можно, только обратившись к российским экспертам, оказывающим влияние на формирование российского внешнеполитического курса. Разу-меется, они также вынуждены воз-держиваться от публичных выска-зываний, которые были бы понят-ны любому желающему. Повто-рюсь: российские власти не рас-крывают свою внешнеполити-ческую стратегию, чтобы не поте-рять своих внутриполитических союзников. Но профессиональные эксперты, пусть даже и тесно свя-занные с властью, должны гово-рить так, чтобы их можно было понять хотя бы тем, кто занима-ется анализом и освещением внеш-неполитических процессов. Поэто-му их заявления позволяют хотя бы получить представления о под-линных целях Москвы.

Право знать

Наличие в российском телеэфи-ре большого количества шоу, при-званных аргументировать россий-ское поведение на международной арене, предоставляет возможность вступить в диалог с видными рос-сийскими экспертами по вопро-сам внешней политики.

Особенно примечательна в этом отношении программа «Право знать», выходящая на телеканале «ТВ-Центр», которую ведет извест-ный политолог Дмитрий Куликов, много работавший в Украине.

Вячеслав Никонов и Дмитрий Куликов

Гостями программы Куликова, как правило, выступают эксперты и культурные деятели, либо участ-вующие в реализации проектов российской власти, либо причаст-ные к их формированию. В ходе передачи они отвечают на вопро-сы журналистов, представляющих ведущие российские СМИ и медиа из других стран, освещающие рос-сийские события. Поэтому, когда стало известно, что очередным гостем программы «Право знать» (этот выпуск вышел в эфир 29 ав-густа) станет Вячеслав Никонов — депутат Госдумы от «Единой России», возглавляет созданный российским правительством фонд «Русский мир», который призван способствовать усилению россий-ского культурного влияния в раз-личных странах, а также главный редактор журнала «Стратегия Рос-сии», — «2000» не преминули вос-пользоваться случаем, чтобы за-дать Вячеславу Алексеевичу воп-росы, представляющие, по наше-му мнению, наибольшую важность для украинского внешнеполити-ческого курса. Нам представлялось важным узнать, как относится г-н Никонов к усилению польского влияния в Украине и Беларуси и считает ли он, что Россия должна противодействовать усилению по-зиций одного их своих самых глав-ных внешнеполитических против-ников. И видит ли российский эк-сперт предпосылки для восстанов-ления российско-украинских от-ношений: если да, то что должно произойти, чтобы Украина и Рос-сия от нынешней взаимной враж-дебности вернулись к добрососед-скому сотрудничеству.

Вот как ответили на наши вопро-сы Вячеслав Никонов и Дмитрий Куликов (публикуем только те высказывания российских экспер-тов, которые прозвучали в теле-эфире).  «2000»:

Общественная ситуация в Украине и Беларуси во многом определяется возросшим влияни-ем Польши в этих странах. При-чем польское правительство су-мело этого добиться благодаря реализации долгосрочных соци-альных и культурных проектов, а также предоставлению выпуск-никам украинских и белорусских школ возможности получать в Польше высшее образование за счет польского государства. Со-бирается ли Россия как-то про-тиводействовать усилению польского влияния в Украине и Бела-руси? Какие средства она соби-рается использовать для этого?

Вячеслав Никонов: — Что касается Польши, то внешнеполитической субъектности нет даже у Евросоюза. Поэтому го-ворить о субъектности Польши совсем смешно. Конечно, у нее есть какие-то внешнеполитические ам-биции, есть своя повестка дня, но польское правительство никогда не будет делать ничего, что не бы-ло бы предварительно согласова-но в Вашингтоне. Оно даже не бу-дет выдавать карту поляка, если не получит отмашку от американ-цев. Понятно, оно что-то делает в Украине, но очень дозированно и только в той степени, в какой США это разрешают.

Очевидно, что на белорусском направлении у поляков сейчас карт-бланш, и они этим вовсю пользуются, ведут себя так, будто они уже хозяева Беларуси. Меня потрясло выступление польского депутата в европейском парламен-те, который заявил, что Светлану Тихановскую нельзя называть «Ти-хановской», поскольку ее фами-лию — в соответствии с нормами польского языка — нужно произ-носить как «Тихановска». Получа-ется, она сама не знает, как пра-вильно произносится ее фамилия, и польские политики должны разъ-яснить ей это.

У нынешней Польши есть по-вестка «великой Польши от моря до моря», и США против этого не возражает, поскольку Польша — вернейший американский вассал.

Бо'льшую преданность проявляют только страны Балтии, где Соеди-ненные Штаты сперва вообще наз-начили американских граждан в президенты, которые и управляли этими государствами, якобы суве-ренными.

Польша является активным чле-ном НАТО и полигоном для про-движения военных формирований блока к российским границам.

Польская власть в восторге от то-го, что на польской территории бу-дут размещены американские ок-купационные войска, в т. ч. на гра-нице с Беларусью.

Конечно, Польша была бы не прочь восстановить «Речь Посполи-тую», но это не такая простая исто-рия. Хотя амбиции у польских по-литиков большие, даже больше, чем у украинских националистов, которые замахиваются на Кубань или даже на значительную часть России.

В Польше, конечно, есть разные политические силы, но в целом польская политика сегодня пре-дельно националистическая. И польская власть не ставит каких-то территориальных или моральных пределов расширению своего вли-яния. Существуют давние полити-ческие обиды, и есть пример Пил-судского, которому в 1920 г. уда-лось остановить наступление Ту-хачевского, что получило извест-ность как «чудо на Висле». России случалось проигрывать, и не толь-ко в польской войне 1920 г., бы-ла, например, Крымская война. Но после этого Россия сосредотачива-лась, и мало никому не казалось.

Дмитрий Куликов: — Украине следовало бы пом-нить, что до того, как начался по-ход на Польшу, польские войска стояли в Киеве и в Минске. И не следует радоваться, что кого-то

пускают на учебу в Польшу, поскольку за подобной политикой стоит нереализованный «импер-ский комплекс». Я считаю, Поль-ша — это единственная страна, у которой он сохранился, потому что она всю свою историю хотела, но так и не смогла стать империей.

У тех стран, которые остаются или были империями, никакого «имперского комплекса» нет. Он есть у тех, кто империями так и не стал. Поэтому Польша так уцепи-лась за шанс, который, как ей ка-жется, у нее появился, — постро-ить в XXI в. собственную империю, «от моря до моря», куда должны войти Литва, Беларусь и Украина.

Есть еще один прагматический момент, который Украине также хорошо бы понять. Построенный в Польше СПГ-терминал имеет смысл только в том случае, если прекращается транзит российско-го газа через Украину и Беларусь, и срывается завершение «Северно-го потока-2». Если эти трубопрово-ды перерезать, то Польша станет королем газового рынка Восточ-ной Европы. Сбудется польская мечта: Польша сможет поставлять в Германию американский газ.

Поэтому украинцам было бы хо-рошо задуматься над тем, что им предуготовили польские друзья, и кто на самом деле будет взрывать украинские газопроводы. А вы все рассуждаете про какие-то «візерун-

ки» и вышиванки. Сосредоточь-тесь. Вам же конец приходит, а вы обсуждаете непонятно что.   «2000»:

Возможно ли в обозримом будущем восстановление дру-жественных отношений между Россией и Украиной? И что для этого должно произойти?

Вячеслав Никонов: — В обозримом будущем я та-кой перспективы, честно говоря, не вижу. Россия готова взаимодей-ствовать с другими странами настолько, насколько другие стра-ны готовы взаимодействовать с Россией.

Есть ли сейчас в Украине готов-ность взаимодействовать с Росси-ей? Я ее не вижу. Экономические связи и отношения в рамках СНГ либо уже разорваны, либо разры-ваются украинской стороной. Меж-ду нашими странами нет авиаци-онного сообщения потому, что это Россия так решила? Нет, это сдела-ла Украина. И дальше по списку.

В Украине, на мой взгляд, нет политической силы, с которой можно было бы вести диалог, кро-ме Оппозиционного блока, кото-рый говорит, что с Россией, неза-висимо от разногласий о принад-лежности Крыма, нужно развивать связи, поскольку это великий со-сед. Это крупнейший рынок, су-ществующий вблизи Украины, на котором могут присутствовать ук-раинские предприятия, поскольку рынок Евросоюза явно не для них.

Украина интересна Европе, точнее говоря, части Европы, прежде все-го той же Польше, как источник почти бесплатной рабочей силы.

Никаких других интересов нет.

Поэтому объективно Украина должна быть в хороших отноше-ниях с Россией, тем более что на-роды наших стран чрезвычайно близки. Исторически это был один народ, который разделился вслед-ствие экспансии Речи Посполитой, полонизировавшей часть единого этноса.

Но главная проблема, конечно, не в Киеве. Субъектность украин-ской политики очень ограничена.

Украина управляется извне. В пер-вую очередь из Соединенных Шта-тов, которые не заинтересованы ни в хороших отношениях между Россией и Украиной, ни даже в том, чтобы Украина была благо-получным государством. И этого в Украине не понимают, рассчи-тывая, что Запад поможет.

Но Запад заинтересован в Укра-ине только с одной точки зрения.

Дня него Украина — это инстру-мент, который можно использо-вать против России. Это копье, направленное в горло России. Глав-ное качество копья в том, чтобы оно было острым. Но никто никог-да не думает о счастье копья, по-тому что это инструмент. Вот в этом положении сейчас и находит-ся Украина. Подружиться с копьем, направленным тебе в горло и уп-равляемым рукой извне, доволь-но сложно.

Чтобы такое положение дел из-менилось, много чего должно про-изойти. Вероятно, смена поколе-ний в украинской политике и соз-ревание Украины как государства.

Чтобы проводить политику, осно-ванную на собственных нацио-нальных интересах, необходимо государственное мышление, кото-рого в Украине пока нет. Там все мышление исключительно заим-ствованное. Это западное мышле-ние, которое противоречит интере-сам Украины.

Надо иметь свою экономи-ческую повестку дня, которую пи-сали бы не в МВФ, поскольку там пишут то, что нужно Западу, а не Украине. Поэтому Украина еще должна состояться как государст-во, чтобы созреть до понимания того, что отношения с Россией яв-ляются для нее абсолютным им-перативом. Потому что Украина, находящаяся во враждебных отно-шениях с Россией, будущего не имеет. Как не имеют его и другие соседи России, пребывающие с ней во враждебных отношениях. На всей планете есть только две стра-ны, которые примерно на треть живут хуже, чем в 1991 г., — Гру-зия и Украина.

Дмитрий Куликов: — Это произошло на наших гла-зах, и мы понимаем, что это дале-ко не случайно. Вообще мне ка-жется, что вопрос ближнего зару-бежья для России будет решаться исторически с точки зрения той идеологии, которую вы, Вячеслав Алексеевич, отстаиваете много лет: русского мира, русской идентич-ности, русской цивилизации. Дол-жен быть принципиально решен вопрос о нашем цивилизационном единстве в тех естественно-исто-рических границах, в которых на-ша цивилизация воспроизведется.

Что это означает

Из ответов видных российских экспертов на вопросы «2000» мож-но сделать три важных вывода.

Во-первых, в России хорошо представляют слабости украинско-го государства, но при этом все же предъявляют к Украине такие тре-бования, которые она выполнить не может в принципе. Чего стоит, например, пожелание, чтобы Ки-ев начал по собственной иници-ативе добиваться восстановления отношений с Москвой, отложив в сторону «крымский вопрос» и не дожидаясь политического урегули-рования донбасского конфликта.

Или — недовольство тем, что Ук-раина, которую упрекают за то, что она во многом управляется из-вне, не проводит самостоятельную внешнюю политику, вопреки сво-ей экономической слабости и зави-симости от западной поддержки

даже в таких важных вопросах, как финансовая и социальная стабиль-ность.

Это значит, что российских экс-пертов, связанных с властью, уст-раивает нынешняя ситуация в от-ношениях с Украиной. Как можно предположить, это помогает Моск-ве оправдывать как свой курс внут-ри страны, так и действия на меж-дународной арене.

Во-вторых, российские экспер-ты в определенной степени живут представлениями времен «холод-ной войны». Не в том смысле, что они считают необходимым под-держивать конфликт с Западом.

Вполне возможно, что Москва ни-чуть не против того, чтобы дого-вориться с Вашингтоном на прием-лемых для нее условиях. Но те, кто участвует в формировании россий-ского внешнеполитического кур-са, считают, что вся мощь запад-ного сообщества направлена про-тив России, которая занимает во внешней политике западных стран приблизительно то же место, что и СССР на пике своего могущест-ва. Поэтому российские эксперты считают, что договариваться по важным вопросам имеет смысл только с США. Последние-де спо-собны принудить европейских вас-салов, не обладающих собствен-ной субъектностью, покончить с антироссийской политикой. Если же достичь соглашения с США не-возможно, то искать точки сопри-косновения с другими государст-вами западного мира менее целе-сообразно.

Как думается, подобные пред-ставления и являются основным источником внешнеполитических просчетов России, которая за пос-ледние десять лет сумела до-пустить превращение Украины из дружественного государства в неп-римиримого противника, в опре-деленной степени утратила под-держку Германии, а теперь риску-ет выпустить из сферы своего вли-яния Беларусь.

Москве необходимо осознать, что единство позиции западных стран в отношении России опре-деляется не столько приказами из Вашингтона, сколько действиями самой России. Разумеется, враж-дебные отношения между Росси-ей и Западом на руку Польше, поскольку это является лучшей га-рантией того, что российско-гер-манское сближение, резко снижа-ющее геополитическое и экономи-ческое значение Польши, будет приторможено.

Но Москва отказывается сопер-ничать с Варшавой за влияние на европейской части постсоветско-го пространства или пытаться достичь с ней компромисса, поскольку считает, что добиваться соглашения, повторюсь, следует в первую очередь с Вашингтоном.

В-третьих, российские эксперты не считают, что Кремль должен проводить активную политику на «украинском направлении». В этом отношении характерна оговорка Никонова: Вячеслав Алексеевич, рассуждая о положении дел в Ук-раине, явно перепутал Оппозици-онный блок с «Оппозиционной платформой За жизнь». При этом г-н Никонов — прекрасно ин-формированный эксперт, и вряд ли можно сомневаться в том, что он хорошо представляет украин-скую политическую ситуацию.

Просто она не вызывает у него настоящего интереса, поскольку он, судя по всему, явно убежден, что России не с кем взаимодей-ствовать в украинском полити-ческом пространстве. Более того, с его точки зрения, это и не нужно, поскольку Украина-де рано или поздно либо прекратит свое су-ществование в качестве единого государства, либо очутится в рос-сийских объятиях. Поэтому он стремится подчеркнуть, что Рос-сия исполнена добрых намерений, которые не встречают отклика с украинской стороны.

Что же в таком случае должна делать Украина на «российском направлении»?

Представляется, что в первую очередь — развивать тесные от-ношения с важнейшими партне-рами России на постсоветском пространстве, которые будут мо-тивировать Москву к урегулиро-ванию российско-украинских противоречий.

Следует избегать слишком тес-ного внешнеполитического со-юза с Польшей, к которому Укра-ину, кстати говоря, подталкивает участие в недавно созданном Люб-линском треугольнике. Польша за-интересована в сохранении напря-женности между Западом и Росси-ей, а Украина нуждается в запад-ной поддержке, которая (и здесь российские эксперты совершенно правы) пока явно недостаточна.

Запад в то же время заинтересо-ван в сохранении прочных — по крайней мере экономических — связей с Россией.

И, разумеется, нужно предло-жить собственный план мирно-го урегулирования конфликта на Донбассе и разрешения крым-ской проблемы. При этом Киеву нужно совместить как необходи-мость отстаивать национальные интересы, так и важность полу-чения положительной междуна-родной реакции на украинские мирные инициативы.

Москве, в частности и по внут-риполитическим причинам, выгод-но выступать в образе миротворца, добрым намерениям которого про-тиводействует украинская сторона.

И Киев ничего не добьется, если будет и дальше позволять вести по-добную игру.

Москитный флот

Соглашение о закупке британских катеров принципиально важно для Британского...

Она возвращается!

70—80 млн. т зерна в год — это хорошо, но чем правительству мешают тепловозы,...

«Приоритетное внимание» Евросоюза к Украине

Пересмотру условий договора о евроинтеграции, на чем настаивает Киев, внимания...

На грани фола

Антироссийская риторика до какого-то момента нарастала, однако, достигнув...

Постковидное банковское озеленение

Украинские города получат кредиты на электротранспорт и утилизацию отходов

Химия с титаном

Скандальное увольнение наемного иностранного менеджера — свидетельство теневой...

Нишевый эффект и ряд мелких услуг

Главной проблемой для власти после выборов будут имиджевые потери

Приноравливаясь к волне

Всякое зло имеет тенденцию к умножению

Прошлогодний триумф маловероятен

Истинная причина отмены голосования объясняется боязнью центральной власти...

Немилость Евросоюза и благорасположение Белого дома

Скандал будет раскручиваться дальше, и главные козыри Трампа, скорей всего, еще не...

Война как отрицание истины и гуманности

Наличие крупных азербайджанской и армянской диаспор, отсутствие прямого ущерба...

Бремя приличий

На Украину фетиш «образцовой демократии» экспортируется по явно завышенным...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка