Каталонский референдум: ущербная реакция Мадрида

№40(836) 6—12 октября 2017 г. 05 Октября 2017 3

В минувшие выходные на референдум по вопросу независимости Каталонии Мадрид отреагировал отправкой в регион нескольких тысяч сотрудников полиции. Они избивали избирателей и обстреливали мирных активистов резиновыми пулями. Сложно представить себе более контрпродуктивное решение.

Судя по соцопросам, накануне референдума идея независимости не могла похвастать всеобщей поддержкой, а большинство каталонцев считали голосование нелегитимным. Испанское правительство могло выбрать простой и апробированный сценарий: не чинить препятствия проведению плебисцита, при провале голосования утвердить результаты, а в случае успеха сторонников независимости объявить итоги референдума недействительными. Так поступили Канада (в 1995-м), Великобритания (в 2014-м), а на днях этот путь избрал Ирак.

Если бы власти Испании проигнорировали референдум, весь мир очень скоро забыл бы о нем. Вместо этого каталонские события оказались главной темой в СМИ благодаря действиям Мадрида, преступившего границы важнейших международных стандартов, предписывающих толерантно относиться к мирным демонстрациям и поддерживать принцип представительной демократии.

И действительно, в ходе референдума 1 октября мы стали свидетелями использования тактики репрессий, как правило, характерной исключительно для авторитарных государств. Правительство перебросило в регион тысячи правоохранителей только для того, чтобы физически помешать каталонцам проголосовать.

Соцсети в Каталонии сегодня переполнены соответствующими видеозаписями: полиция бьет стариков, сбрасывает людей с лестниц, наносит удары по лицам и шеям, тащит пожилых женщин волоком и избивает сограждан дубинками.

Использование резиновых пуль в Каталонии запрещено, тем не менее правоохранители практически в упор расстреливали ими избирателей и участников протеста. Пострадали свыше 900 человек. И если подобные картинки выглядят не убедительно, то у каталонцев есть видео, фиксирующие, как полиция изымает на избирательных участках урны для голосования в ходе откровенного глумления над общепризнанным символом демократии.

Эти свидетельства — подлинный подарок для представителей движения за независимость. Любой сепаратистской группировке, мечтающей о создании признанного всеми суверенного государства, неизменно приходится действовать в обход международных норм. А самой важной из упомянутых норм остается принцип территориальной целостности, подразумевающий незыблемость грани и невмешательство в дела других государств.

Существующий статус-кво вполне объяснимо пользуется дружной мощной поддержкой, и мировые лидеры, играющие немалую роль в определении права сепаратистов на международное признание, практически всегда стремятся не раскачивать лодку.

Тем не менее есть и вступающее в противоречие с этим принципом (но освященное уставом ООН) право народов на самоопределение, а также на достойное представительство своих интересов в правительстве. Сепаратистские движения, как правило, базируют претензии именно на данном принципе, утверждая, что центральное правительство не выполняет свои обязательства.

Естественно, остальной мир традиционно игнорирует подобные заявления, особенно когда их озвучивают граждане, чьи интересы представлены в системе госуправления демократическим путем. Но если в такое уравнение ввести переменную в виде сопряженного с насилием подавления протестов, все расчеты рухнут.

«Подмена власти насилием может принести победу, но цена такой победы окажется очень высокой, ибо расплачиваться за нее доведется не только побежденным, но и победителю, причем собственной властью», — констатирует политический теоретик Ханна Арендт.

Так, к примеру, последствием декларации о независимости Косово в 1990-м стал роспуск косовского правительства Сербией, увольнение 100 000 этнических албанцев, регулярные рейды по селениям косовских албанцев, а также масштабное военное присутствие. Именно с этого и начинался долгий путь Косово к независимости (она, кстати, до сих пор не признана всеми без исключения). Вот так обеспокоенность международного сообщества по поводу этнических чисток вылилась в полномасштабную интервенцию.

Реакция Мадрида в конечном итоге обеспечила ранее дружно отметаемые претензии каталонцев на независимость большей степенью легитимности, чем могли бы принести им результаты референдума или неустанной рекламной кампании в соцсетях. Усилия испанских властей увенчались тем, что теперь весь мир наблюдает за событиями, ранее не вызывавшими особого интереса.

Практически с полной уверенностью можно утверждать — прямо сейчас ни одно государство не признает независимости Каталонии, ведь это слишком негативно скажется на отношениях с Испанией. На официальное признание могут решиться лишь те, чье мнение не стоит ни гроша: крошечные государства, никак не связанные с Испанией или ЕС, где никогда не бушевали сепаратистские настроения.

Впрочем, тщательное изучение ситуации доказывает существование множества иных способов, позволяющих третьим лицам оказывать поддержку сепаратистским движениям: внесение соответствующих резолюций в ООН или ЕС, предложения о введении санкций, финансирование ополчения, временное замораживание дипломатических отношений или, напротив, открытие новых дипмиссий на отколовшихся территориях.

Подобная активность чаще всего наблюдается во время очередных вспышек насилия на фоне попыток подавления демократии, представляющих собой вопиющее нарушение. Даже малозначительные действия с целью признания или оказания поддержки вносят существенный вклад в дело повышения легитимности сепаратистских движений, способствуя укреплению их административного и военного потенциала.

Шаг за шагом такие поступки повышают шансы на признание суверенитета. Так происходит до тех пор, пока у одного или нескольких государств не возникает искушения признать независимость сепаратистов в одностороннем порядке на основании результатов очередного референдума (как в случае с курдами).

Вспомните — вначале ни одно государство не признавало независимости, объявленной Бангладеш и Южным Суданом, но положить конец насилию не удавалось долгие месяцы, и в мире вызрело осознание необходимости масштабного признания их суверенитета.

И если Мадрид и далее будет увлекаться применением чрезмерной силы, другие страны начнут выражать тревогу в связи с ситуацией в Каталонии. А чиновники ряда государств (в особенности бывших колоний) займутся обсуждением правомочности претензий каталонцев. Дело в итоге может дойти даже до голосований по этому вопросу в международных организациях — ООН и ЕС.

Если и после этого положить конец насилию не удастся, ничто не помешает каталонцам заняться установлением дипсвязей с другими странами. Причем некоторые государства впервые в своей истории могут пойти им навстречу. Процесс отделения территорий проходит медленно и неспешно, и часто всеобщего международного признания суверенитета не приносит. Тем не менее насилие и подавление стремления к самоопределению остаются одними из самых мощных катализаторов этого процесса.

Если испанское правительство действительно хочет, чтобы о нем вновь хорошо отзывались в СМИ, ему следует всеми возможными способами добиваться восстановления легитимности собственного правления в Каталонии. Одним из способов «сброса давления» может стать искренняя готовность к развитию федерализма в Испании. Отмена датированного 2010 г. провокационного решения суда о лишении региона определенных полномочий в сфере автономного управления (в языковом вопросе, в судебной системе и в праве на самоуправление) могла бы стать еще одним полезным шагом.

Мадриду однозначно необходимо воздержаться от временного лишения Каталонии автономии. В противном случае правительство окажется в состоянии непрерывной конфронтации, а описывать ее будут исключительно как откат к диктаторскому прошлому Испании.

Впрочем, как бы то ни было, испанское правительство собственными действиями подрывает свой авторитет. Сегодня оно нуждается в тщательно продуманных шагах, убедительно демонстрирующих — в правительстве уважают каталонцев, считая их испанцами, и Мадрид всегда готов учитывать их интересы.

В ином случае каталонцы добьются куда более весомых успехов, если им удастся заручиться поддержкой тех стран, где степень понимания их стремлений только возрастает.

Foreign Affairs 3 октября 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Неудача России грозит обернуться бедой для Украины

Неразрешимые трудности на «европейском направлении» Кремль может попытаться...

Радость Климкина

«Французы называют Москву Моску, а немецкий Ахен — вообще Экс-ле-Шапель. И никого...

Смена риторики вместо смены вех

Менять «ястребиную» предвыборную стратегию, сформированную под значительным...

Широкой этой свадьбы было мало

Вы узнаете: кому нужно продление закона об особом порядке самоуправления в отдельных...

Интеграция Украины с Европой: дружно игнорируемая...

Европейские чаяния Украины носят необратимый характер, большая часть общества...

Зенитные комплексы, которые все изменили

«Силовая группировка» в российской власти может принять самостоятельное...

Загрузка...

Старое «съели», а новое самим нужно

Командный центр армии США (U.S. Army Contracting Command) действительно купил одну украинскую...

Чтобы не утонуть в болоте

С этого номера начинаем регулярные публикации материалов из международной прессы об...

Парубиева дюжина

Вы узнаете: как голосования в парламенте влияют на рейтинг главы государства; зачем...

Мутно и непрозрачно лоббируются интересы украинских...

Западные СМИ, фонды и исследовательские структуры проявляют живой интерес к личностям...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка