Корова, трактор, гербицид!

№29-30 (915) 19—25 июля 2019 г. 18 Июля 2019 5

Политический неурожай: у проходных партий нет аграрных программ

Федеральное министерство продовольствия и сельского хозяйства Германии заплатило за исследования того, какие аграрные программы прописали в своих документах украинские политические партии. Результат получился смешной и ожидаемый для нас, обескураживающий — для немцев. Ведь отечественные программы создаются не для того, чтобы их читали. Тем не менее исследование оказалось крайне поучительным.

А давайте что-то напишем про мораторий!

Эксперты такой структуры, как «Немецко-украинский агрополитический диалог», исследовали предвыборные программы восьми самых популярных политических партий Украины, опубликованные на сайте Центральной избирательной комиссии. И на первый взгляд, открывающийся результат кажется обескураживающим.

Лидер гонки, партия «Слуга народа», по аграрному вопросу... молчит. Ну то есть совсем. Намеки на то, что политическая сила будет делать, можно найти, пожалуй, лишь в предвыборной программе президента. Владимир Зеленский совсем недавно говорил о необходимости «формирования прозрачного рынка земли», что бы это ни значило. Глава партии Дмитрий Разумков в официальных интервью рассказывал, что партия «начала работу» в данном направлении.

Вторая по популярности партия, «Оппозиционная платформа — За жизнь», вставила в программу один-единственный тезис, касающийся аграрного сектора: «Сохранение земли в собственности крестьян. Открытие рынка сельскохозяйственной земли — исключительно по результатам общенационального референдума».

«Европейская солидарность» Петра Порошенко, казалось бы, просто обязана что-то сказать сельчанам и агробизнесу — ее лидер вроде как пять лет руководил на главном посту и этой отраслью, вел ее к процветанию. Но нет, партия упоминает агросектор в программе один раз, в перечне прочих направлений, и единственное неконкретное обещание — «привлекать инвестиции, создавать высокооплачиваемые рабочие места».

И это при том, что Петр Порошенко, сам могучий латифундист, владелец активов в сельском хозяйстве, уж точно неплохо знаком и с проблематикой, и с вызовами отрасли.

«Батькивщина», в отличие от конкурентов, имеет отдельную часть политической программы партии: «Реформирование аграрного сектора и земельных отношений». Партия предлагает назвать государственную поддержку малых и средних фермерских хозяйств главной стратегией аграрной политики.

Кроме того, партия выступает за продолжение моратория на продажу земли сельхозназначения. При этом предлагается еще и интересный механизм: фермеры и средние сельхозпроизводители должны иметь возможность без аукционов(!) выкупить землю за счет льготных кредитов. А государство должно выкупать землю по рыночным ценам(!) у тех пайщиков, которые хотят ее продать.

Наконец, партия обещает принять закон о введении единого налога на гектар земли для аграриев.

Следует упомянуть, что у партии имеется также программная книжица под над названием «Новый курс Украины» со своей аграрной частью.

«Голос» хотя и позиционирует себя как молодая партия технократов, ведет себя абсолютно по законам циничного популистского жанра — молчит о конкретном. В программе партии нет ни слова о реформе аграрного сектора.

«Сила и честь», похоже, в парламент не проходит. Но поскольку попадает в опросы социологов, ее программу тоже почитали. И нашли там утверждение о необходимости «эффективной земельной реформы с внедрением такой модели рынка земли, которая бы обеспечила равный и конкурентный доступ к земле всех участников рынка».

Соответствующее законодательство нужно принять после экспертного и общественного обсуждения, где основной акцент будет сделан на «собственника — гражданина Украины, который будет работать на своей земле».

Партия Гриценко «Гражданская позиция» тоже окажется, по всей видимости, за бортом. Но эта партия прописала несколько тезисов по аграрному вопросу. Например, обещала отстроить инфраструктуру села (дороги, интернет), обеспечить доступ к качественной медицине и образованию. К вопросу рынка земли Гриценко обещал перейти после «преодоления экономического кризиса».

Впрочем, есть и конкретное, более чем рациональное требование — наполнение Государственного земельного кадастра на 100% и согласование его с Реестром имущественных прав. Кроме того, предлагается создать систему предотвращения земельного рейдерства и предохранители против скупки земли иностранцами и компаниями-нерезидентами.

Объявлен также залог развития села — это дешевые кредиты для фермеров.

Радикальная партия Олега Ляшко получит, кажется, около 2%. Но на теме села она оттопталась горячо. Главный тезис звучит так: «Власть хочет заставить крестьян отдать землю за бесценок, чтобы потом продать ее транснациональным корпорациям и сделать украинцев батраками». Поэтому партия, похоже, предлагает сделать украинцев крепостными сразу — закрепить землю за украинскими крестьянами.

Среди других замечательных тезисов: 5000 грн. от государства каждому владельцу коровы и агропереработка в каждом селе.

Итак, можно сделать вывод, что наиболее популярным вопросом аграрной реформы, о котором хотя бы упомянуло большинство партий, стал мораторий на продажу земли сельхозназначения. Две из восьми рассмотренных партий (Радикальная партия и «Батькивщина») выступают против его отмены. Половина партий требуют закрепить право собственности на землю лишь за украинскими гражданами. Некоторые — за отмену моратория, но при ряде условий. Весь этот винегрет из популизма и стыдливого молчания требует некоторых пояснений.

Удобная забывчивость 

На встрече, посвященной презентации результатов исследований, которая состоялась в Киеве 15 июля, представители немецкой стороны объясняли: хотят привить профес-сиональному сообществу Украины привычку анализировать обещания политиков. В Германии практика всестороннего профессионального анализа политических программ со стороны профильных ассоциаций, профсоюзов, объединений бизнеса является обязательном элементом общественной игры. Эту аналитику сообщества с разъяснениями затем показывают избирателям, выявляя подводные камни и выгоды сторон. 

После того как политическая сила приходит к власти или участвует в процессах управления, те же общественные профессиональные структуры внимательно следят, чтобы обещания выполнялись. И — припирают к стенке политиков, если уличают тех в желании увильнуть. 

, Игорь КОНДЕНКО

Почему это не работает в Украине, ведь политики, как оказалось, могут себе позволить вообще не говорить ничего конкретного даже по такому важнейшему вопросу, как реформы ключевой отрасли? 

Тому есть несколько причин, и все они очень важны. 

В стране царствует гиперпопулизм: считается, что избиратель хочет слышать несбыточные обещания, а не реальную программу работы.

Во-вторых, политики никак не связаны программой — никто в здравом уме не голосует так, как обещал, бизнес и шоу у наших депутатов идут по разным ведомствам. Собственно, эта показательная шизофрения понятна и принимается избирателем: тому и в голову не придет спрашивать у депутата, как тот голосовал и почему. Важнее, что он говорит на ток-шоу. 

Отсюда и вывод: по ключевым вопросам, которые могут сузить избирательную базу, лучше помалкивать. Успех на выборах нынешнего президента — яркий пример такой фантастической стратегии. 

Есть и еще один немаловажный аспект — даже политика у нас играется «в короткую». Никто не помнит, какую маску носил тот или иной лидер пару месяцев назад, — телепамять очень коротка, важен сегодняшний фейерверк эмоций. Соответственно бренды партий создаются ситуативно, а их программы не читают даже их лидеры. Никто не собирается требовать, чтобы партия продолжала выполнять стратегию, о которой объявила десять лет назад. Просто не осталось человека, который бы помнил о наличии такой стратегии, — даже если партия и не меняла вывеску. 

Все это, конечно, накладывает отпечаток и на государство. Абсолютно те же процессы происходят и в министерствах, полностью уничтожая пресловутую институционную память и преемственность усилий. 

Наконец, в стране просто отсутствуют надлежащие стратегии, определение тех ценностей, которые мы считаем важными для себя и для будущего. И нигде эта пустыня не выглядит так вопиюще, как в аграрном секторе. 

Никто не купит

Обратим внимание на один важный антагонизм. Агробизнес и сел— это в нынешних условиях не союзники. Современное высокотехнологичное агропроизводство не нуждается в селе. Оно вообще почти не требует людей. И максимально вы-
сокомаржинальным агробизнес становится с ростом земельных наделов: холдинги с банком земли в сотни тысяч гектаров получают сегодня на гектар в разы больше отдачи, чем собственники с 500—1000 га. Фермеры, которые обрабатывают участки в десятки гектаров, просто не способны даже приблизиться к подобной эффективности, и с точки зрения чистого бизнеса такие форматы нелепы.

Да, существуют узкие нишевые возможности. Но ими смогут воспользоваться немногие «малыши», и в целом для государства с точки зрения наполнения бюджета выгоднее, чтобы землю обрабатывал крупный бизнес. Более того — крупный капитал проще контролировать, тогда как «мелочь» работает практически нелегально, скрывая потоки.

Вторая сторона медали — то, что многие страны предпочли иметь неэффективных маленьких фермеров, чтобы сохранить их как класс, чтобы поддержать экосистему села, не потерять социальную инфраструктуру территорий. Фермер —это не экономический, а социальный проект. Может ли Украина позволить себе еще парочку социальных проектов?

Идея о том, что фермер может кормить страну, предполагает, что страна ему за это очень дорого платит — разными формами поддержки. И не факт, что стране это нужно.

В Украине же процветает агрошизофрения. С одной стороны, политики уверяют, что нам нужна поддержка «крестьян». С другой — что агросектор должен стать локомотивом экономики. Но эти утверждения противоречат друг другу. Мелкий собственник не может стать локомотивом — разве только в том смысле, что будет постоянно прожорливо требовать топлива. Впрочем, вообще ни одна современная успешная страна не въехала в экономической рай на сельском хозяйстве.

Кроме того, почему-то априори считается, что селяне хотят работать на земле. Это странное убеждение настойчиво засело в головах горожан. Но достаточно посмотреть, как растут пригороды даже райцентров, чтобы убедиться в обратном.

Еще один раздутый миф — то, что агрохолдинги и мифологические «международные корпорации» мечтают скупить украинскую землю. Прежде всего нужно понять: крупные игроки давно сформировали устойчивый банк своей земли и более чем успешно ее обрабатывают. Предположить, что собственник 500 тыс. га способен завтра, при снятии моратория, выложить из кармана по 5 тыс. долл. за гектар, как это ожидают самые скромные собственники паев, — весьма смело. Бизнесу такие грандиозные деньги нужно не просто найти — их нужно вернуть, отработать. Даже при очень высокой маржинальности сельхозпроизводства в Украине такие вложения порой просто
не имеют смысла — гораздо проще и комфортнее работать на арендованной земле.

Многие эксперты давно говорят — надежды на активный приток денег в отрасль в случае снятия моратория не слишком оправданы. Да, короткий всплеск на рынке будет сильный, но затем многие отношения снова сведутся практически к нынешней форме.

В Украине остра не так проблема отмены моратория, как проблема нелегального оборота земли. У государства еще совсем недавно было около 10 млн. га сельхозугодий. И значительная их часть до сих пор не имеет кадастровых номеров! Многие участки, которые по документам пустуют, много лет обрабатываются «неизвестными лицами». В результате, как свидетельствует таможенная статистика, мы способны вывозить из страны подсолнечного масла больше, чем мог бы дать официальный урожай семян! Государству для начала стоило бы навести порядок со своими землями, вывести их из тени. Причем совершенно не обязательно их продавать —долгосрочная аренда, возможно, была бы неплохим решением с точки зрения наполнения бюджета.

При этом иностранные эксперты и зарубежный бизнес находятся совсем не в позиции алчных стервятников, как это принято изображать. Дитрих Трайс, DTC Agri-Consulting: «Крупный бизнес совсем не мечтает о безоговорочном открытии земельного рынка в нынешних условиях. Мы прекрасно видим, что государство к этому не готово, механизмы не готовы, система не готова. Такой шаг без закладки надлежащего фундамента привел бы к массовым атакам, рейдерству, грандиозному мошенничеству.

Ну и в нынешних условиях открытие рынка — это смерть малых агропредприятий, они не смогут найти ресурс, чтобы конкурировать за землю. Государство должно решить — а нужно ли ему сохранить такие формы?

Стабильность легальной системы, общая стабильность — вот что нужно агросектору больше, чем любые ручные реформы. Например, многие политики говорят о том, что селу нужна переработка. Но почему в современной Украине мало переработки, почему страна продает агросырье? Потому что прийти в растениеводство просто — купил трактор, взял землю на сезон. Не получилось — продал трактор, уехал. 

В животноводстве или переработке все много сложнее. Нужно вложиться в недвижимость, в производственные линии, оборудование. Продать недвижимость куда сложнее, это не трактор. Дисконт, потери будут серьезными. Поэтому нет стабильных условий для бизнеса в стране — нет переработки». 

Одним из ярких примеров того, что популистские и вроде бы совершено верные лозунги не работают, является отечественная мукомольная отрасль. Это классический случай переработки, о которой так любят говорить. Казалось бы, нет ничего проще: продавая муку вместо простого зерна, мы получаем пресловутую добавленную стоимость, создаем рабочие места, увеличиваем поступления в бюджет и пр. Только вот странная ситуация: в Украине нет недостатка с этим типом перерабатывающих мощностей. При желании, наверное, мы могли бы перемолоть все зерно, которое собираем. 

Да вот незадача — мощности простаивают. Украинский экспорт муки микроскопичен, и страна даже не каждый год — каждый квартал теряет очередные позиции на внешних рынках, уходит с целых направлений. Наши переработчики просто не умеют продавать в современных условиях. Так зачем переработка ради переработки в других секторах, если мы не сможем найти рынки и потребителя? 

Еще больше проблема реализации продукции усугубится, если мы посмотрим пристальнее на мелкого производителя. Идиллическая картина, которую так любят рисовать политики: уютная семейная ферма как альтернатива черствому, бездушному холдингу. Но снова незадача: мелкая ферма не в состоянии продать свою продукцию, тем более на экспорт. В стране отсутствует экосистема, которая бы консолидировала малых игроков, формировала партии унифицированного товара, развивала рынки. В результате государственные усилия по формированию большой прослойки малых агропроизводителей могут обернуться экономической катастрофой и множеством кризисов, даже личных трагедий. 

Все эти нюансы, конечно, следует учитывать еще при формировании политических лозунгов — популизм и непрофессионализм в агросекторе не менее опасны, чем в любых других ключевых отраслях. И в этом смысле даже неплохо, что по вопросам сельского хозяйства наши политики преимущественно помалкивают. Есть шанс заставить их еще хорошенько подумать, прежде чем высказаться.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...

Загрузка...

Развилка веры для президента

Попытка предотвращения силовых акций приводит к опасности мощных медиаатак на...

Зеркало в синей ладони

«Синяя рука», в сентябре 2018 г. водруженная в начале бульвара Тараса Шевченко в...

Многострадальный Чернобыль – теперь и в комиксах

Американская типография уже отпечатала первый тираж посвященного нашей трагедии...

Без Трампа и Путина: штаб Нетаньяху вынужден...

Украина и Индия — это не США и Россия, а визит в Киев для Нетаньяху равнозначен...

Тимошенко, Янукович и Пинчук: теперь эти имена звучат...

Крейгу было поручено составление отчета, оправдывающего вердикт украинского суда по...

Загрузка...

Государство в телефоне

Вслед за рухнувшим политикумом рухнул «моноолигархат». Парламентская осень по...

Местный депутат — лицо неизвестное

Борьба за депутатский мандат в Киевсовет будет бескомпромиссной

Успехи президента впереди

Причина нашей острой государственной недостаточности — крах проекта либеральной...

Work and Travel USA: "Отношение как к грязи"

Участники программы SWT регулярно становятся жертвами запугивания и мести –...

Как в Вашингтоне будущее Украины обсуждали

Хербст высоко оценил нового украинского лидера, назвав Зеленского «чрезвычайно...

В испытательный полигон превратили гражданскую войну...

Исследователи предупреждают: для ультраправых иностранных боевиков Украина стала...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка