Курт Волкер: недопустимо не видеть главного за массой второстепенного

№ 51 (888) 21— 27 декабря 2018 г. 20 Декабря 2018 2.7

17 декабря в Брюсселе состоялся брифинг Курта Волкера, специального представителя госдепартамента США по Украине, посвященный инциденту в Керченском проливе. Немалый интерес вызвало принятое организаторами решение о переходе от консервативного телефонного формата общения репортеров с американскими чиновниками к более продвинутому формату видеоконференции.

Решение оказалось удачным: брифинг собрал около 80 журналистов (существенно больше, чем два-три десятка участников традиционных телефонных конференций). Да и наш собеседник в отведенные ему полчаса успел ответить на большее число вопросов, поступавших в электронном виде в реальном времени.

Интерес вызвала и новая система отбора — отныне каждый участник брифинга может ставить «лайки» наиболее злободневным и острым, по его мнению, вопросам коллег. В итоге достигается некий консенсус, и малозначимые темы отходят на второй план, а острые вопросы озвучиваются в первую очередь, что крайне важно, учитывая чрезвычайно сжатый формат подобных брифингов.

Конечно, на полное исключение человеческого фактора из системы рассчитывать все же не приходится. Более того, именно этот фактор, похоже, позволяет оставлять за бортом мероприятий неполиткорректные (читай — откровенно неудобные для чиновников) вопросы.

Впрочем, новый формат интерактивного общения позволил представителям СМИ (в т. ч. и еженедельника «2000») обсудить с г-ном Волкером не только инцидент в Керченском проливе, но и другие, не менее актуальные для нашей страны темы.

Представляем вам вступительное слово специального представителя США, а также наиболее интересные фрагменты из его достаточно подробных и преимущественно весьма содержательных (но при этом наименее освещенных отечественными СМИ) комментариев.

ВОЛКЕР:

— Ключевой момент, на мой взгляд, состоит в необходимости напоминать людям, что конфликт в Восточной Украине не прекращается: каждая ночь здесь омрачена насилием, минометными и артиллерийскими обстрелами, а также стрельбой снайперов. Всему этому необходимо положить конец.

Этим занимаемся мы, этим занимаются Франция и Германия. Украина, в свою очередь, воплощает в жизнь свою часть обязательств, предусмотренных Минскими соглашениями. Но, откровенно говоря, со стороны России мы не наблюдаем серьезного стремления к достижению режима прекращения огня, к отводу тяжелых вооружений, к выводу иностранных боевиков и к роспуску действующих здесь незаконных вооруженных формирований. Иными словами, конфликт продолжается.

А позиция США такова — мы, как и все остальные, хотим видеть здесь мир и безопасные условия для населения, возможность доступа к гуманитарной помощи, поскольку люди действительно держатся из последних сил в тяжелой для них ситуации. Необходимо обеспечить возможность возвращения людей домой, а затем можно говорить и о реализации Минских соглашений.

Они подразумевают проведение местных выборов, особый статус для востока страны (в границах Украины и в соответствии с украинской Конституцией), амнистию для совершивших преступления в период конфликта (не все преступления, а только связанные с конфликтом). И уже после этого местные выборы дадут людям возможность выбрать легитимных лидеров легитимных местных органов власти.

Именно это и есть наши цели — доступ к гуманитарной помощи, мир и безопасность, реализация Минских соглашений и восстановление территориальной целостности Украины.

Я предлагал приехать в Москву в декабре. Я был готов к этой поездке, но тут Россия нанесла удар по украинскому ВМФ в Черном море, взяла на абордаж корабли и задержала моряков. Как вам известно, в результате нападения и отказа от немедленного освобождения моряков президент Трамп отменил запланированную встречу с президентом Путиным. И у меня нет возможности ехать в Москву для переговоров по Минским соглашениям в то время, как Россия удерживает украинских моряков.

Мне бы хотелось прокомментировать керченский инцидент и потом перейти к вашим вопросам. Нападение на корабли ВМФ Украины — действительно очень знаковый инцидент, и связан он с несколькими аспектами. Во-первых, это одностороннее заявление России о контроле над Керченским проливом, соответственно — о контроле над входом (и выходом) в Азовское море.

Ранее Россия заявляла об аннексии Крыма, и это заявление никто не принял. Потом они заговорили о том, что и омывающие Крым воды — тоже российские. Теперь они утверждают, что под односторонним российским контролем находится и весь Керченский пролив — а это нарушение датированного 2003 г. двустороннего соглашения с Украиной.

Украина пыталась провести военные корабли из собственного порта в Одессе в свой же порт в Мариуполе — по своим же водам. Россия заблокировала этот проход. Повернувшие обратно корабли были обстреляны. Более того, обстрел (как и абордаж и пленение) на самом деле велся в международных водах.

Иными словами, есть правовые вопросы, в которых у нас существуют разногласия с Россией: это вопрос непосредственно Керченского пролива, свободы мореплавания, входа в Азовское море и выхода из него, а также вопрос доступа к украинским портам. Кроме того, речь идет и о противозаконных действиях российской береговой охраны, атаковавшей упомянутые корабли в открытом море, преследовавшей их и пленившей их экипажи.

Сегодня в России выдвигают морякам обвинения в соответствии со своим гражданским уголовным кодексом, что, в свою очередь, противоречит всем международным нормам. Технически, если Россия настаивает на своей трактовке, моряков следует считать военнопленными.

Значимость инцидента в том, что это эскалация нового типа в конфликте России с Украиной, причем Россия в этом случае действовала открыто: на этот раз не через марионеток в Донбассе, а совершенно открыто. И этот факт вызывает глубокую тревогу у всех в Европе.

Именно поэтому я сегодня и нахожусь в Брюсселе, где планирую провести встречи с коллегами из ЕС. У нас состоится двухсторонняя встреча с Бельгией, а также ряд встреч в рамках НАТО. Мы хотим выслушать соображения наших друзей и союзников относительно недавних инцидентов, узнать их мнение и поделиться рекомендациями.

CLUB Z MEDIA GROUP (Болгария):

— Президент Радев считает, что Европа не должна становиться заложником внутренней политики и амбиций Украины. Не могли бы вы прокомментировать это заявление и суть разногласий между странами — членами ЕС касательно направленных против России действий?

ВОЛКЕР:

— Я не думаю, что кто-либо должен становиться заложником внутренней политики Украины. Но в Украине совершенно здоровая и жизнеспособная демократия. Сегодня на пост президента у них претендует масса людей, и конкуренция будет сильной.

Но мы сегодня говорим о том, что вообще никак не связано с внутренней политикой Украины.

«ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК 2000»:

— Господин посол, готовы ли вы сообщить нам обнадеживающие новости о судьбе членов экипажей украинских военных кораблей, задержанных в районе Керченского пролива? Будут ли моряки освобождены и отправлены на родину в ближайшее время? Каков вообще ваш прогноз?

ВОЛКЕР:

— К сожалению, никаких хороших новостей сообщить не могу. Многие люди (из США и со всего Европейского континента, в т. ч. канцлер Германии Ангела Меркель) требуют от России безотлагательного освобождения моряков. На минувшей неделе состоялась и телефонная беседа канцлера Меркель с президентом Путиным на эту тему. Факт остается фактом — Россия отвечает «нет». В России заявляют о некоем правовом процессе — хотя это не так даже по определению, поскольку само задержание моряков было противоправным. Однако они ссылаются на некий процесс, который у них может занять месяцы.

Вот почему ситуацию, к сожалению, нельзя назвать хорошей. Тем не менее можно говорить хотя бы об одном обнадеживающем моменте — украинцы могут быть уверены в том, что все — в США, ЕС, НАТО, в Западной Европе в целом — все без исключения требуют от России незамедлительного освобождения украинских моряков.

И мне, конечно же, хотелось бы надеяться на то, что Россия освободит моряков еще до Рождества, но пока РФ не предпринимает никаких шагов, указывающих на обоснованность такой надежды.

MITTMEDIA NEWSGROUP (Швеция):

— Какие дополнительные инструменты сдерживания должен задействовать Запад, чтобы лишить Россию возможности дальнейшего разжигания агрессии против Украины?

ВОЛКЕР:

— На мой взгляд, дополнительным инструментом могло бы стать сохранение заметного многонационального присутствия в Украине и вокруг нее (как в Черном море, так и в относительно безопасных регионах Украины), поскольку действия России в этом случае стали бы более очевидными, чем сегодня.

DIPLOMAT MAGAZINE (Нидерланды):

— Месяц назад в Галифаксе, на Форуме по международной безопасности, глава украинского МИД Климкин упомянул о переговорах между США и Украиной о возможности поставок новых партий летального оружия Украине. Как продвигается этот вопрос в свете инцидента в Керченском проливе?

ВОЛКЕР:

— Министр Климкин говорил о возможности Соединенных Штатов обеспечивать Украину военной финансовой помощью и о продажах иностранных вооружений Украине. Мы полностью готовы к этому — как и в отношениях со многими другими государствами. За день до форума в Галифаксе мы провели заседание Американо-украинской комиссии стратегического партнерства. Украинские и американские эксперты по национальной безопасности обсуждали на нем стратегию национальной безопасности Украины, ее оборонный потенциал, имеющийся дефицит и возможность ликвидации нами существующих пробелов.

Кроме того, у нас есть действующий (одобренный конгрессом) пакет оказания иностранной военной финансовой помощи на $250 млн. Соответственно у нас есть и возможность продажи дополнительной техники. В ближайшие месяцы будут оглашены определенные сообщения, будут поданы уведомления в конгресс о первых траншах таких поставок. Этот процесс будет непрерывным, поскольку мы знаем потребности Украины и понимаем, в чем именно можем оказать помощь.

ИНТЕРФАКС (РФ):

— Повстанцы в Донецке недавно заявили о вероятности подготовки Украиной наступления в Донецком регионе. Они также ожидают от украинской стороны провокаций в Мариуполе ради продления сроков действия военного положения. Считаете ли вы обоснованными такие заявления?

ВОЛКЕР:

— Подобные заявления озвучивают пророссийские структуры в надежде отвлечь внимание от действий России. РФ, как нам известно, претендует на полный контроль над всем Керченским проливом и уже контролирует проход через него. Такие действия ограничивают свободу судоходства.

На мой взгляд, таковы планы России. Отвлекая внимание, они говорят — «о, Украина планирует наступление или Украина планирует провокации» — а на самом деле происходит иное.

Особого внимания заслуживает проявленная Украиной выдержка. К примеру, выдержка ВМФ Украины — даже после обстрела в Черном море они не стали отвечать огнем и вступать в перестрелку с Россией. В сложившихся обстоятельствах это свидетельство огромной выдержки. Я не думаю, что мы станем свидетелями украинского наступления. Подобные заявления могут играть роль некоего прикрытия для вероятных ударов со стороны россиян. Я, конечно, надеюсь, что ничего подобного не произойдет, но обязан отметить, что это возможно.

THE IRISH TIMES (Ирландия):

— Президент Порошенко говорит о сосредоточении большого количества российских войск и бронетехники в непосредственной близости от украинских границ. Могут ли США подтвердить, что такое сосредоточение действительно имеет место? И если это так, действительно ли российские войска все еще находятся там?

ВОЛКЕР:

— Да. Все это действительно так. Однако все это накапливалось не в последние несколько недель — все это накапливалось на протяжении нескольких лет. Кроме того, РФ сосредоточивает значительные военные силы и в самой России. Мощный военный потенциал за это время создан и в Крыму. Иными словами, сосредоточение военных сил гораздо серьезнее, чем это было до начала конфликта. И эти слова справедливы и сегодня.

В заключение хочу добавить: наша цель — вернуть жителям Украины, Донбасса и прилегающих территорий мир. К сожалению, сегодня мы вновь оказались у черты вероятной эскалации.

WEINER ZEITUNG (Австрия):

— Есть ли планы по расширению Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ — с охватом района Азовского моря? Что именно обсуждалось и какие решения приняты 11 декабря, на последней встрече в рамках «нормандского формата»?

ВОЛКЕР:

— Обсуждались два вопроса. В ходе встречи в «нормандском формате» (она проходила на уровне дипломатических советников президентов/глав государств) не было принято никаких решений или согласований, за исключением необходимости дальнейшего обсуждения. И, естественно, за это выступают все. Но встреча не принесла результата в виде освобождения моряков или установления режима прекращения огня. Не принесла она и результата в виде решения вопроса о зимнем пакете гуманитарной помощи. Откровенно говоря, отсутствие реального стремления России к прогрессу по всем вопросам чрезвычайно разочаровывает.

Мы также обсуждали перспективу введения миротворческой миссии ООН в Восточную Украину вместо российских сил, и РФ вновь не проявила к этому реального интереса.

Что касается Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ — ее мандат уже дает ей право действовать на всей территории Украины (теоретически мандат распространяется и на украинские территориальные воды). Между тем проблема в отсутствии у них потенциала для таких действий — для этого потребуются дополнительные силы.

Есть, конечно, и еще один вопрос — Россия предпринимает активные действия от своего имени (в отличие от Донбасса, где она заявляла о своей непричастности, подталкивая вперед эти псевдогосударства). В истории с Азовским морем и Керченским проливом Россия действует открыто.

Вот почему вероятность распространения мандата СММ на территории, где речь будет идти о надзоре и контроле за деятельностью России, выглядит крайне маловероятной. Россия — наряду с другими государствами — имеет право голоса в ОБСЕ, ведь это коллегиальный орган, и она может попытаться заблокировать подобное решение.

KLUBRADIO (Венгрия):

— В парламенте на заседании комитета по иностранным делам посол США Корнстейн критически отозвался об отношении Венгрии к Украине. Какие инструменты оказания давления на правительство Орбана вы намерены применить ради снятия блокады в вопросе партнерства Украины и НАТО?

ВОЛКЕР:

— В данный момент Венгрия блокирует отношения Украины и НАТО. На наш взгляд, это крайне неуместно. Речь идет о стране, атакуемой Россией. И украинцы стремятся к партнерству, сотрудничеству и координации действий с НАТО. Из-за действий Венгрии мы лишены возможности назначить дату заседания комиссии министерского уровня НАТО—Украина. Это лишь факты, но это безрадостные факты.

Венгрия поднимает вопрос об уважении прав национальных меньшинств в Украине. Это вполне правомочное заявление — речь идет о вопросе, негативно сказывающемся на жизни всех меньшинств в Европе. Это русскоязычное население стран Балтии, немцы в итальянском и австрийском Южном Тироле и т. п. Иными словами, количество проблем национальных меньшинств велико.

Подобные вопросы заслуживают серьезного внимания. Украина приняла закон, обязывающий меньшинства изучать и украинский язык. Учить национальный язык страны проживания — это разумно. Венгрия настаивает на продолжении обучения этих людей на венгерском языке. И это тоже разумно. У национальных меньшинств должна быть возможность учиться на родном для них языке. Этот вопрос однозначно может быть решен в ходе двусторонних переговоров между Украиной и Венгрией — с учетом европейских принципов, давно действующих в других государствах.

Да, вопрос действительно существует, но я считаю его полностью разрешимым. Можно сказать так: недопустимо не видеть главного за массой второстепенного — недопустимо брать отношения Украины с НАТО в заложники из-за двустороннего спора о правах меньшинств. Речь идет о правовом вопросе, но мы при этом не должны лишаться возможности сотрудничать с Украиной, в т. ч. и на министерском уровне в рамках НАТО.

ОБЩЕСТВЕННОЕ ТВ ДОНБАССА (Украина):

— Есть ли у вас новости по обмену пленными на Донбассе? Последний серьезный обмен состоялся почти год назад. Как вы думаете, чем можно объяснить отсутствие прогресса в этом вопросе?

ВОЛКЕР:

— Я с радостью наблюдал за процессом обмена пленными, проходившим год назад. На мой взгляд, это важный шаг, и мы надеялись, что он поможет выстроить хоть какое-то доверие. В конечном итоге этого не произошло. Насколько мне известно, Украина сохраняет готовность к участию в дальнейшем обмене пленными, и президент Порошенко пытался дозвониться президенту Путину для обсуждения этого вопроса.

Россию в данный момент обмен пленными не интересует. Удерживая моряков (хотя этот вопрос и выходит за рамки процесса обмена пленными), Россия пытается использовать их в качестве заложников или пешек в игре по оказанию политического давления на Киев. И это безрадостно: речь идет о реальных людях с реальными семьями. У украинской стороны есть готовность к обмену, и я надеюсь, что он состоится.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Мерцающая звезда украинского томоса

Вы узнаете: отличается ли украинский томос от томосов других православных церквей;...

Праздничные декларации о намерениях

Украинская ситуация утратила для Кремля свою прежнюю значимость

Безвизовые страдания

Массовый исход украинцев в Европу сопровождается увеличением отказов туристам во...

Неужели Вашингтон выковал перстень Москве?

Вы узнаете: почему затягивают решение проблемы о «новогоднем перемирии» в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка