Любовь к Украине будет прирастать ненавистью к России

№ 51 (888) 21— 27 декабря 2018 г. 20 Декабря 2018 3

Главным событием недели стало создание Православной церкви Украины, пока в рамках Константинопольского патриархата. Но насколько независимой будет эта церковь и сколь весомым стал этот успех власти, мы сможем говорить в лучшем случае через несколько недель — когда, как ожидается, она получит томос об автокефалии и будет обнародован текст этого документа, вокруг которого сейчас столько спекуляций.

Отказ от СП-2 уже вполне реален

Между тем уже очевидно, что проголосованная 12 декабря в Страсбурге резолюция Европарламента о выполнении соглашения об ассоциации Украины с ЕС стала крупнейшим успехом Киева. Пункт 79 документа, утвержденного 433 голосами против 105, гласит, что Европейский парламент «вновь подтверждает ключевую роль Украины в европейской сети энергоснабжения; осуждает строительство газопровода «Северный поток-2», поскольку это политический проект, представляющий угрозу европейской энергетической безопасности и усилиям по диверсификации энергоснабжения; призывает к отказу от проекта».

Дело не в одних этих словах, а в истории появления этого пункта, которая показывает, что настроения в ЕС против газопровода нарастают, и казавшееся невозможным совсем недавно выглядит уже вполне реальным. Так, резолюцию стали готовить еще в мае, и в ее первой редакции, одобренной 23 июля комитетом по иностранным делам Европарламента, вопросы энергетики были отделены от других экономических и помещались в разделе по обороне и безопасности, но никаких упоминаний не только об этом газопроводе, но и о роли Украины в европейской системе энергоснабжения не было.

Тот проект вообще был гораздо короче, чем документ, принятый сейчас. Он состоял из 3 пунктов констатирующей части (с буквенной нумерацией) и 28 — резолютивной (с цифровой нумерацией). В итоге же этих пунктов в нем оказалось соответственно 12 и 92, что явно показывает интерес европейских депутатов к Украине.

В сентябре европарламентарии подали к проекту 174 поправки. В частности, румынка Моника Маковей из группы евроконсерваторов и реформистов предложила записать, что ЕП «призывает к отказу от продолжающегося строительства трубопровода «Северный поток-2». У входящей в ту же группу польского депутата Анны Фотыги (министр иностранных дел в 2006—2007 гг.) из правящей партии «Право и справедливость» поправка звучала так: «Европарламент вновь подтверждает ключевую роль Украины в системе европейского энергоснабжения; в связи с этим возражает против имеющего место строительства трубопровода «Северный поток-2», который серьезно подорвал бы европейскую энергетическую безопасность».

У ее соотечественников из «Гражданской платформы» (партия председателя совета ЕС Дональда Туска) Дариуша Росати (министр иностранных дел в 1995—1997 гг.) и Юлия Питеры предложение выглядело не столь сурово: «Европарламент осуждает строительство «Северного потока-2», поскольку этот проект представляет угрозу европейской безопасности». У их коллеги по ЕНП литовки Лаймы Андрикиене, которая заседает в Европарламенте почти полтора десятилетия, идея оформлена еще мягче: «призывает Европейскую комиссию обеспечить, чтобы наземные и морские участки новой трубопроводной инфраструктуры в регионе, включая трубопровод «Северный поток-2», полностью соответствовали законодательству ЕС и энергетической стратегии Евросоюза и не подрывали энергетическую безопасность региона».

Т. о. лишь Маковей напрямую предлагала отказаться от проекта, а все прочие авторы поправок выражали недовольство без этих слов, хотя, безусловно, и польские депутаты, и Андрикиене поддерживали отказ от «Северного потока». Дело же, видимо, в том, что в ЕНП входит правящая партии Германии, ХДС, с которой восточноевропейским коллегам спорить неудобно. К тому же Литва зависит и от дотаций из бюджета Евросоюза, в выделении которых ведущую роль играет Германия.

Для Польши эти дотации не так важны, а европейские консерваторы, к которым принадлежит Фотыга, формально считаются оппозицией в Европарламенте, так как не голосовали за состав Еврокомиссии. Однако Фотыга депутат все-таки дипломатичный: например, будучи главой МИД, она могла отослать обратно букет цветов от Сергея Лаврова, но даже как простой европарламентарий не желала перегнуть палку касательно Германии, чтобы это не отразилось на ее отношении к польскому правительству.

А вот в румынском правительстве не сидят однопартийцы Маковей, и она могла поступать как оппозиционер без оглядки. Кроме того, думаю, еще в сентябре большинство европарламентариев, включая и авторов поправок, полагали, что вторая ветка «Северного потока» дело решенное. Поэтому в случае оппозиции проекту оптимально будет зафиксировать недовольство, отмежеваться от него, попробовать зарегулировать его европейскими правилами, но не раздражать Берлин призывом к отказу.

Однако 12 ноября — т. е. еще до керченского инцидента — комитет по иностранным делам во главе с депутатом от немецкой ХДС Михаэлем Галером утвердил новый проект резолюции, где уже содержалась та формулировка, которая в итоге попала в документ. А в ходе подготовки к пленарному заседанию поправку с исключением слов о «Северном потоке» предлагали лишь депутаты из группы Объединенных левых (иначе говоря, еврокоммунистов), которые представляли Испанию и Португалию, т. е. страны, не связанные с поставками российского газа. Но на самом заседании они