Логика обстоятельств

04 Января 2020 1 4.9

Новый год – это время подводить некоторые итоги. Но разворачивающиеся процессы свидетельствуют, что подводить итоги еще рано. Рано поводить итоги и прошедших шести лет. И даже десяти лет, поскольку они находятся в историческом времени аберрации близости событий.

Трудно припомнить, чтобы политический год начинался с такого обострения сразу после европейского Нового года. Обычно дают возможность отпраздновать еще восточный Новый год. Не говоря уже о том, что в России и Украине празднуют традиционно Рождество по юлианскому календарю и Старый Новый год. На этот раз припекло. Или цинично используется удобный момент предпраздничной расслабленности ПВО.

В пятницу стало известно о гибели в Багдаде Сулеймани и заместителя командующего шиитским ополчением Ирака Абу Махди аль-Мухандиса. Операция по их устранению была проведена в Ираке американскими военными якобы по указанию Трампа. Президент США в пятницу заявил, что ликвидированный командующий иранским спецподразделением «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Касем Сулеймани тем или иным образом имел отношение к гибели миллионов, включая граждан США.

Ну и что Дональд Трамп мог еще сказать! Что он не в состоянии контролировать свои спецслужбы и армию? Бахвальства личным руководством этой новогодней операцией не было. А вот что было, так это упоминание о переговорах с Ираном. Трамп выступил с утверждением, что, хотя Иран не побеждал в войне, но никогда не терпел неудачу с переговорами. Пояснять свою мысль американский лидер тогда не стал. Но из этого ясно, что переговоры с Тегераном таки велись. И переговоры, видимо, вполне результативные. Логично, что кому-то эти переговоры совсем не нравились. И мы догадываемся кому.

Логично также, что события развиваются в русле прежде всего президентской предвыборной кампании, до окончания которой осталось менее года. И в русле зависшего импичмента, который демократы должны передать в сенат, но не передают.

В связи со штурмом американского посольства в Багдаде возникают ассоциации со штурмом российского посольства в Киеве и с событиями, которые вскоре за этим последовали. Также вспоминается темная история с убийством в Пакистане лидера Аль-Каиды Бен Ладена и, опять-таки, события, которые за этим последовали. Но ситуация с того времени сильно изменилась. Изменился и вес троицы: Китая, Тегерана и России.

В последний день ушедшего года о чем еще было спорить политикам, если не об истории и о ее истинных истоках. В силу своего понимания правильной трактовки истории. Спорили и о том, кто же начал Вторую мировую войну. Историки, как обычно, настаивают, что историей должны заниматься исключительно историки -- ввиду своей профессиональной подготовки. Спор стал еще более актуальным с новой опасностью начала войны на Востоке.

А нам (не историкам) довольствоваться бы их выводами и интерпретациями трудных мест истории. Пусть, конечно, интерпретируют, но я бы в силу некоторых причин не стал бы им доверять без оглядки на здравый смысл. К тому же они часто уводят в чрезмерный анализ вторичных процессов и вторичных причин, после барахтанья в которых на осмысление исторических истин уже не остается никаких сил.

Любая же интерпретация истории происходит исключительно в современном контексте. Иначе какой смысл ее интерпретировать? Ведь мы ее интерпретируем не столько с академической целью (хотя есть и это), а пытаясь понять происходящее с нами в настоящее время. И каждая последующая интерпретация истории всегда будет отличаться от предыдущей, поскольку будет происходить в более широком ракурсе доступной нам достоверной исторической информации.

Т.е. в промежутке времени между аберрацией близости и аберрацией дальности. В этом -- трудность анализа информации недавнего прошлого, поскольку аберрация близости может занимать довольно-таки длительный промежуток времени. Это не значит, что не нужно интерпретировать свежую историческую информацию и дожидаться, пока пройдет аберрация близости, чтобы наш анализ был предельно верный. Да у нас и не хватит на это терпения. Просто об этой как бы не окончательной версии толкования истории (в смысле возможных исторических причин и вероятных следствий) необходимо всегда помнить.

Относительно же событий, приведших ко Второй мировой войне, нужно понимать, что она началась не вследствие действий каких-то конкретных политиков (хотя эти действия были, конечно), а вследствие течения определенных процессов. Каждый процесс по отдельности не привел бы к катастрофическим событиям, а в их сочетании катастрофа представляется уже неотвратимой. И в этом смысле можно повторить, что мы живем не столько в мире действий, сколько в мире обстоятельств.

Но есть все же главный процесс (или главное обстоятельство), приведший ко Второй мировой войне. На это указывали многие наблюдатели, но самый известный из них, пожалуй, Освальд Шпенглер, написавший свою знаменитую книгу «Закат Европы». Смысл ее основной в том, что Европа (и европейская культура вообще) себя исчерпала на тот момент и не могла далее существовать в прежнем виде. Все остальные общественные процессы (и действия политиков) были уже вторичны, сколько бы их ни анализировали самые авторитетные историки. Это не означает, что их не нужно им анализировать и интерпретировать – нужно, но всегда следует помнить о главном обстоятельстве, при котором они происходили.

Для расчистки исторической территории для Новой Европы (и новой версии европейской культуры) и понадобилась (как бы цинично это ни звучало) Вторая мировая война, явившаяся только продолжением Первой мировой войны. Новая версия новой европейской культуры на территории расчищенной огнем войны дала толчок развитию в двух самых пострадавших странах -- Советском Союзе и Германии.

Потому утверждать, что у грянувшей в Европе в 1939 г. войны было четыре (или больше) основные причины, было бы не просто упрощенно, но слишком упрощенно. Упускается из виду главное – состояние исчерпания культуры как главное обстоятельство, внутри которого действовали все остальные важные причины.

Гитлер и нацисты, задействовавшие договор для прихода к власти и реализации империалистической, расистской и антисемитской политики ради расширения территории, ничего бы не смогли достичь, если бы исчерпавшая себя европейская культура не была согласна с их преступными целями и инструментами. Европу это не интересовало.

Западные державы (главным образом Англия и Франция, но не только они) были отнюдь не за политику умиротворения Гитлера, а за его активную, наступательную политику в восточном направлении. Как бы позорно ни выглядел Мюнхенский сговор (позволивший Гитлеру совместно с Польшей раздавить Чехословакию) после поражения Гитлера, в момент его заключения он выглядел абсолютно логично. Это и был инструмент западных держав разворота Гитлера на восток. Поэтому на тот момент, когда не предполагалось сокрушительное его поражение, этот эпизод выглядел как важная победа консолидированной Европы. Не нужно им навязывать наши сегодняшние оценки.

Советский Союз, подписавший пакт о ненападении с нацистской Германией (якобы с непубличной оговоркой о разделе Польши, Румынии и стран Балтии), также не был чем-то необычным, из ряда вон выходящим. Это была обычная дипломатическая практика. Мало кто не имел подобных пактов в Европе. И исключение одного из вышеперечисленных факторов не снизило бы вероятность той войны в Европе, поскольку она была предопределена ее главным обстоятельством. И нашлось бы еще много второстепенных причин.

Это же главное обстоятельство очередного исчерпания европейской культуры и сегодня встало в повестке дня. Периодически это исчерпание происходит с культурным полем примерно через семьдесят лет. Но мы снова уходим в анализ многочисленных вторичных причин, уклоняясь от анализа главного обстоятельства существования культурного поля. Раньше подобные трудности существования решались посредством кровавых войн. Сейчас, когда война может уничтожить не только исчерпавшую себя культуру, но жизнь вообще, – неизвестно, как иным способом может произойти расчистка поля под новую версию культуры. Но думать о возможности ее оздоровления все же нужно.

Возвращаясь к разворачивающимся процессам в Багдаде, следует заметить, что Запад снова вошел во время исчерпания культуры, о котором писал Освальд Шпенглер. И это обстоятельство опасно определяет течение всех других процессов. А началось третье десятилетие двадцать первого века, и все еще совсем относительно недавно было хорошо. Не было еще ни «кассетного скандала», ни «Украины без Кучмы», из которых вскоре выросли последующие два майдана. Казалось, что основные проблемы постсоветского кризиса преодолены. Будущее представлялось скорее действительно интересным, чем проблемным и рискованным.

Но мир вокруг нас вдруг качественно изменился, стал неузнаваемым. И за последние десять лет он изменился гораздо сильнее, чем за предшествующие двадцать лет. Даже первый майдан в Киеве не воспринимался еще как бесповоротный разворот, как окончательная перекройка политического пространства. Но он не реализовал эту функцию, потому и последовал за ним второй майдан. Окончательное бесповоротное изменение мира произошло уже после 2007 г., когда прозвучала известная мюнхенская речь Путина. А 2015 г. (заключение вторых Минских соглашений) эти изменения как бы легитимировал.

Независимо от того, чем завершится попытка импичмента Дональда Трампа (да и в целом борьба за президентский пост в 2020 г.), война против него не прекратится, и накал будет возрастать, пока одна из враждующих группировок окончательно не уничтожит своих противников. Как минимум политически и финансово (но, возможно, и физически) и не закрепит власть в новой устойчивой системе. Если американцы все же справятся в своих внутренних отношениях в ближайшее десятилетие, то это будет хорошо. Конфликт может продлиться еще лет тридцать, постепенно сжирая ресурсы США. Но самые драматические перемены действительно произошли именно у нас -- в Украине и в России. Усиление России вызвало нервную реакцию не только Запада, но и элит бывших советских республик.

В результате постоянных конфликтов на западной границе, куда ежеминутно рискует быть втянута Россия, они все больше обретают характер гражданской войны на развалинах бывшего Союза. Бывшие республики на деле ведут «войну за независимость» от России. Они не считают свою независимость ни окончательной, ни полностью легитимной, пока она не будет скреплена кровью.

Никакие дружелюбные действия России, никакие уступки эту ситуацию не изменят. Она проистекает из осознания постсоветских элит незаконного характера своей власти. Россия все ближе подходит к 2024 г., когда необходимо будет решить проблему не просто сохранения Путина гарантом стабильности системы, но и реального транзита власти. Даже не от президента к президенту, а от одного поколения политиков к следующему политическому поколению.

Необходимо ведь не просто передать власть следующему президенту без потрясений, но и сохранить гибкий политический курс последнего двадцатилетия, позволивший России по сути из ничего стать мировой державой. Для этого необходим не один, пусть даже талантливый, политический деятель, но способная слаженно работать команда.

Главным же и единственным, можно даже сказать действительно судьбоносным событием для Украины в минувшем году стали президентские выборы. Результаты их трудно переоценить. Мы и не будем переоценивать, скажем только, что результаты эти в широком смысле еще неизвестны. Украина их еще не пережевала. И по большому счету, результат (73%) и кандидат их набравший стал неожиданностью и для страны, и для кандидата, и для всех остальных. Порошенко не просто недооценил личность Зеленского, считая, что у неопытного комика выиграть ему будет проще, чем у кого бы то ни было другого. Порошенко недооценил политическую ситуацию в стране (с личностью оценка была в общем-то правильной), согласно которой народ был готов голосовать за любую новую личность, лишь бы только не за Порошенко с его приспешниками.

Но единственной новой личностью оказался именно Зеленский. Просто украинцам оказалось не из кого было выбирать. Реально Порошенко было проще бороться с Юлией Тимошенко. Даже проиграть ей было бы не так катастрофично. Юлия Владимировна растеряла былую харизму и даже в качестве альтернативы ненавидимому Порошенко набирала не так уж много. Но для того, чтобы понимать эту простую ситуацию, надо все-таки быть политиком. Или иметь возле себя политика, которому доверяешь. Ситуация требовала никого нового не пускать не только во второй тур – а вообще на выборы. Гриценки-Вакарчуки – вот достойные были соперники! Но кто бы ему это смог объяснить? Вот как наращивать собственный капитал, находясь в кресле президента, здесь он кому угодно это объяснил, а политика – это нечто другое.

Ошибки украинской антирусской власти, проигравшей в прошедшем году с треском президентскую избирательную кампанию, очевидны. Но этих ошибок невозможно было избежать, поскольку во власти, собственно, не было политиков в привычном смысле этого слова. Не было политиков, делающих свою карьеру в обычной политической среде. Т.е. не было политиков, растущих в борьбе со своими как бы единомышленниками (однопартийцами как бы) и со своими оппонентами из других партий. Иными словами, не было политиков вообще.

Там были только ставленники известных сил. А ставленники никогда не могут выиграть борьбу у политиков. И никогда не могут прийти к власти в результате обычной демократической процедуры. Они, как ставленники, захватывают власть в результате т.н. «третьего тура» или в результате второго -- кровавого -- майдана.

Ни в первом, ни во втором случае это не имело никакого отношения к собственно демократии. И потому было просто обречено на неизбежное поражение при попытке перейти к демократической процедуре (не майданной) смены власти. В первом послемайданном демократическом варианте выиграл Виктор Янукович -- вопреки всем своим хорошо известным биографическим особенностям, в общем-то, недопустимым для политика. Во втором случае президентские выборы выиграл тоже не политик, с биографическими изъянами недопустимыми для политика. И с отсутствием личностных качеств, необходимых не только президенту, но и просто политику. Это свидетельствует, что ни в первом, ни во втором случае президент не избирался, поскольку для этого не было никакой возможности. Можно было только подтвердить власть ставленников (что, согласитесь, все-таки народу обидно) или категорическим образом отвергнуть их. Что мудрый украинский электорат и сделал.

Но настоящего президента и настоящую власть украинцы по-прежнему надеются избрать демократическим путем, хотя доверие к демократии в результате западных майданных манипуляций уже сильно подорвано. Подорвано доверие к представительской демократии не только в Украине, но и в Америке. И в Европе тоже. Мир в целом стоит перед каким-то новым способом легитимации власти, поскольку старые, отжившие способы не дают возможности ни предсказывать результаты демократических процедур, ни впоследствии контролировать общество.

Но гипотетически, при наличии в стране политической жизни и при наличии в обществе настоящих политиков шанс сохранить власть у майданников все-таки была. Для этого Порошенко нужно было каким-то образом сдавать, поскольку его сохранить у власти было нереально, а во второй тур вывести Тимошенко. Но даже такую простую политическую ситуацию бездарные назначенцы (парубии-турчиновы и пр.) разыграть не сумели.

Теперь же у западных патронов стоит новая задача: или снова майданить власть для придания ей все-таки какой-то легитимности (поскольку она уже исчерпана), или попробовать обычную демократическую процедуру. Не майданную. Но поскольку до исхода американских президентских выборов ничего этого сделать будет нельзя (по американским внутриполитическим причинам), придется ждать, когда там все устаканится. Если Трамп выборы выиграет (а он их выиграет), а ситуация все равно не стабилизируется, тогда откроется окно живой политики. Для настоящих политиков.

А перемещение эпицентра мирового кризиса с Украины на Ближний Восток откроет небольшое окно для украинской политики, поскольку наши американские друзья не смогут нам уделять много внимания.

Дороги в Украине: оценки населения

Согласно результатам опроса Социологической группы «Рейтинг» 76% респондентов...

США планируют ввести новые санкции против...

Государственный департамент США объявил о решении расширить в ближайшее время...

Навчальний заклад в Україні запустив пілотний проєкт...

19 жовтня 2020 року в П’ядицькому ліцеї ім. С. Мельничука в Івано-Франківській області...

По делу об убийстве учителя во Франции задержаны...

Во Франции задержали девять человек в рамках расследования жесткого убийства...

В Украине впервые пройдет фестиваль для зрителей с...

В Украине пройдет первый фестиваль "Дни доступного кино" для зрителей с нарушениями...

К европейскому меморандуму о рынке газа...

ООО "Оператор ГТС Украины" присоединился к меморандуму с Секретариатом...

Большой риск во имя мелких целей

Турция, Великобритания и Польша продвигают собственные интересы при содействии...

Визиты политические или церковные

Неясно, просчитывали ли в офисе Зеленского последствия приглашения патриарха, но...

Стратегия сквозь призму фамильярности

Конфронтация с РФ у Зеленского рассматривается как стратегическая и долговременная,...

Москитный флот

Соглашение о закупке британских катеров принципиально важно для Британского...

Она возвращается!

70—80 млн. т зерна в год — это хорошо, но чем правительству мешают тепловозы,...

«Приоритетное внимание» Евросоюза к Украине

Пересмотру условий договора о евроинтеграции, на чем настаивает Киев, внимания...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
na-derevnyu-dedushke
04 Января 2020, na-derevnyu-dedushke

Очень глубоко и поверхностно просто одновременно. Спасибо!

- 14 +
Авторские колонки

Блоги

Ошибка