Меркель. В Сочи. Не изменила. Ни Киеву, ни Вашингтону

23 Мая 2018 4.1

В. Путин и А. Меркель, Сочи

Пожалуй, самое значительное событие прошлой недели происходило без украинского участия. Речь идет о встрече российского президента Владимира Путина и канцлера Германии Ангелы Меркель в Сочи 18 мая. Судя по пресс-конференции лидеров, на ней обсуждались две темы, связанные с Украиной: война в Донбассе и роль украинской газотранспортной системы после строительства «Северного потока».

Об Ищенко, который, однако, не прав

Обмен мнениями по проблеме Донбасса, на мой взгляд, не привел к изменению позиций сторон и качественно новым шагам. Однако, поскольку звучат противоположные мнения, есть смысл подробнее сосредоточиться на этом вопросе.

Переговоры в Сочи проходили в изменившейся международной обстановке. И Евросоюз и Россия не согласны с американскими санкциями в отношении Ирана и не намерены их соблюдать. Если относительно России подобная позиция естественна, то жесткая готовность ЕС противостоять здесь США и, значит, самим попасть под санкции – явно неожиданна. Такого европейско-американского конфликта до сих пор никогда не было. А ЕС никогда не пошел бы на такой конфликт, если бы его сильнейшая страна — Германия — была против. Общность позиции по Ирану должна — по логике - толкать и Берлин и Брюссель к сотрудничеству с Россией, тем более что мощь даже объединенной Европы уступает американской. А необходимость этого сотрудничества должна уменьшать и их противоречия относительно Украины.

Такие аргументы логически безупречны, но само их наличие не означает, что Ангела Меркель руководствовалась ими в Сочи, как, например, пытается доказать украинский, а теперь эмигрантский автор Ростислав Ищенко в резонансной статье «Меркель. В Сочи. Изменила. Киеву. С Ираном. Путин – свидетель» (свыше 1300 перепостов в Фейсбуке и «Одноклассниках) . Вот что он пишет.

«Более чем конструктивной оказалась и позиция Меркель по украинскому вопросу. Честно говоря, канцлер давно и явно тяготится своими взаимоотношениями с украинским президентом. Встречается она с ним без удовольствия, старается делать это как можно реже и, что самое важное, давно прекратила практику совместных подходов к прессе…

Не удивительно, что в ходе сочинской встречи Меркель особенно энергично отстаивала минский формат, который усиленно пытаются похоронить Украина и спецпредставитель госдепа Курт Волкер. Это единственный рычаг прямого воздействия на Киев, имеющийся у Германии. Кроме того, именно в рамках Минска Берлину легко координировать свою позицию с Россией…

Если еще полгода—год назад мы могли говорить о сближении позиций Москвы и Берлина по вопросу трактовки Минских соглашений, то ныне можем констатировать, что позиции практически идентичны.

Представляет интерес также высказывание Меркель по вопросу размещения в Донбассе миротворцев ООН. Она заявила о готовности работать в этом вопросе совместно с Россией. Ни Украина, чей взгляд на проблему резко контрастирует с нормами и принципами международного права, ни США, усиленно лоббирующие украинскую позицию в ООН, не включены канцлером в круг держав, с которыми Берлин готов работать. Между тем Меркель опытный и осторожный политик, она всегда очень аккуратно подбирает слова в своих выступлениях и не спешит отвечать на вопросы во время пресс-конференций, старательно формулируя позицию».

А теперь о том, как соотносится такая трактовка с реальностью. Во-первых, нетрудно обнаружить, что в прошлом году Порошенко дважды наносил визиты в Германию, и в обоих случаях поездка сопровождалась совместным — его и Меркель — заявлением для прессы перед началом переговоров. Кроме того, они имели двухстороннюю личную встречу на саммите «Восточного партнерства» в Брюсселе, о которой канцлер говорила на пресс-конференции по итогам этого форума. В нынешнем году Порошенко уже дважды встречался с Меркель в Германии. Да, формат вручения премии Карла Великого обошелся без их общения с прессой, но месяцем ранее имел место не брифинг, как в предыдущие годы, а полноценная пресс-конференция двух лидеров. По-моему, это никак не похоже на нежелание совместного общения с журналистами.

Во-вторых, Минский формат — это не Минские соглашения, которые и Путин, и Меркель призвали в очередной раз соблюдать, а переговоры в белорусской столице в рамках Трехсторонней контактной группы (Украина, Россия, ОБСЕ). Германия в этот формат не входит, хотя способна оказывать немалое влияние на представителей ОБСЕ в группе и подгруппах. Но о ТКГ на пресс-конференции в Сочи говорил только Путин («И мы, конечно, будем продолжать совместную работу в рамках «нормандского формата», содействовать результативной деятельности Контактной группы в Минске»).

Меркель же не сказала и о «нормандском формате». Это, конечно, не значит, что она от него отказывается, просто, видимо, пока заявлять было не о чем. Путин же, касаясь возможного саммита этой четверки, отметил: «Мы конкретную дату не обсуждали, но говорили о такой возможности. Встреча на высшем уровне всегда должна быть предварительно хорошо подготовлена, проработана, наши коллеги работают над этим – и помощники с обеих сторон, и министерства иностранных дел». Но, как известно, не определена даже дата встречи глав МИД, которая обычно предшествует таким саммитам.

Что же касается влияния Берлина на Киев в рамках «нормандского формата», то теоретически оно должно быть, а практически или не проявляется, или проявляется совсем не в том виде, какой устраивает Москву. Так, еще 21 декабря прошлого года по итогам разговора Путина и Меркель пресс-служба Кремля сообщила о договоренности: помощники лидеров двух стран собирались дополнительно проработать условия, которые сделали бы возможным возвращение российских офицеров в состав СЦКК. Но ситуация вокруг этой структуры не изменилась, и Берлин ни разу публично не упрекал Киев в неконструктивной позиции по этому вопросу.

Что касается общей трактовки Минских соглашений, к которой, согласно Ищенко, стороны якобы пришли еще полгода назад, то существуют четкие объективные критерии такой общности. Назову только два главных.

Во-первых, это трактовка роли России. С точки зрения Москвы, она не участник конфликта, а посредник. С точки зрения Берлина – участник, и отсюда увязка снятия санкций с выполнением Москвой Минских соглашений, и даже термин «оккупированные территории» в Берлине стал употребляться.

Во-вторых, это отношение к субъектности ДНР и ЛНР. С точки зрения Москвы — они отражают мнение населения этих территорий, и Киев должен вести с ними прямые переговоры. Берлин же — по крайней мере публично — не призывал к таким переговорам, считая достаточным диалог в рамках ТКГ, где самопровозглашенные республики имеют неравноправный статус. Германия, как и все страны Запада, давала понять, что считают ДНР и ЛНР режимами, навязанными населению этих территорий, и отсюда столь исключительное значение, которое придается выборам по украинскому законодательству. Тогда как в случаях со сходными конфликтами (Карабахом, Приднестровьем, Северным Кипром, а в прошлом — с Сербской Краиной) Запад фактически признал власти этих территорий выразителями мнения местного населения, только действующими нелегитимным способом.

Теперь о миротворцах. На самом деле Курт Волкер неоднократно, в частности выступая 8 мая в американском Хельсинкском комитете, говорил об общей позиции США, Германии и Франции по этому вопросу. Да, в Берлине и Париже не подчеркивали эту общность, но и не опровергали ее и не заявляли об общей позиции с Россией. На самой пресс-конференции с Путиным Меркель сказала на эту тему следующее (цитирую по кремлевской стенограмме): «К сожалению, сегодня ночью произошли серьезные нарушения режима прекращения огня. Поэтому мысль о миссии ООН – нам нужно продолжать думать над ней. Мы согласовываем свои действия, министры иностранных дел должны здесь дальше работать. И это (т.е. ввод миротворческой миссии. – С.Б.) был бы хороший успех в плане стабилизации положения, для того чтобы проводились какие-то политические шаги, договоренные в Минске».

Поскольку пресс-конференция была посвящена российско-германским переговорам, то Меркель, естественно, говорила о совместной работе с Москвой по вопросу миротворческой миссии. Но зачем из этого делать вывод, что Германия не собирается работать по этому вопросу с Украиной и США? Тем более что о такой работе с Киевом как раз и шла речь на ее совместной пресс-конференции с Порошенко в апреле. И эта работа вообще объективно необходима, так как миротворцев невозможно разместить без согласия как страны-участника конфликта, так и постоянных членов Совбеза, в чье число входят и США.

Т.о. нет изменения позиции Меркель по Украине, а есть лишь манипуляция фактами. Разумеется, нельзя считать эту позицию априори неизменной, ибо, как уже говорилось выше, иранский вопрос объективно требует российско-европейского сближения. Индикатором изменений стала бы публичная критика каких-либо действий Киева в конфликте с Россией и в Донбассе.

И дело Кирилла Вышинского давало хороший повод для такой критики. Но Германия не стала использовать этот повод. Хотя на пресс-конференции в Сочи на вопрос о Вышинском Меркель ответила: «что касается журналиста, я, конечно же, буду обсуждать с украинским президентом свою сегодняшнюю поездку. И я упомяну этот случай, как я говорила о российских журналистах, которых здесь арестовывают, и они не могут заниматься своей работой. У нас это вызывает озабоченность». Однако в материале о встрече с Путиным на сайте федерального канцлера эта тема опущена. Главное же то, что в материале на том же сайте о телефонном разговоре Меркель с Порошенко, имевшем место 21 мая, не сказано, что обсуждалась тема арестованного журналиста.

Безусловно, не исключено, что стороны говорили и об этом, но все равно, об этой части беседы пресс-служба канцлера предпочла умолчать. И тут какие-либо дополнительные комментарии не нужны.

О плюсах-минусах украинского транзита для США

Но самые интересные, по мнению прессы, новости касались роли украинской газотранспортной системы после строительства «Северного потока». Так, уже во вступительном слове на пресс-конференции по итогам переговоров в Сочи Путин заявил: «Хотел бы сказать также о том, что после запуска «Северного потока–2» не предполагается приостановка транзита российского газа через Украину, о чем сегодня мы тоже говорили с госпожой Федеральным канцлером, она задавалась этим вопросом. Хочу подчеркнуть, что поставки будут продолжены, если они окажутся экономически обоснованными и целесообразными для участников экономической деятельности».

В свою очередь канцлер Германии сказала: «Мы говорили также и о роли газового транзита для Украины. И мы убеждены со стороны Германии, и Петер Альтмайер, наш министр экономики, тоже вел переговоры на этой неделе, что и после строительства «Северного потока–2» роль Украины как транзитной страны должна сохраниться, это имеет стратегическое значение. И Германия готова здесь также сыграть свою активную роль и оказывать содействие. Мы тоже рассматриваем «Северный поток–2» как экономический, коммерческий проект, но в нем есть и другие составляющие, поэтому нужно подумать и над гарантиями для Украины в этой связи».

В ходе же ответов на вопросы Путин сказал, что американская администрация противодействует «Северному потоку-2», в том числе и для «оказания поддержки Украине, которая развивать отношения с Россией не очень хочет, но деньги наши за транзит получает с удовольствием. Это примерно 2–3 миллиарда долларов в год».  И тут же повторил свой тезис об условиях сохранения транзита: «Хотят, чтобы мы Украину немножко подпитывали нашими денежками. Мы, собственно говоря, не против. Я уже сказал, что мы готовы сохранить этот транзит при экономической целесообразности. Она может быть достигнута в ходе переговоров. Мы готовы к этим переговорам с украинской стороной».

Заявления на пресс-конференции преподнесены как сдвиг в позиции Москвы: дескать, Германия и ЕС в целом вынудили ее пойти на уступки, отказавшись от планов прекращения транзита через Украину. Но на самом деле здесь как раз ничего принципиально нового нет. Да, как говорил в июне 2015 г. зампред правления монополии Александр Медведев, «Газпром» прекратит транзит через Украину, даже если солнце поменяется местами с луной». Однако на более высоком уровне столь категоричных заявлений не было.

Например, Путин 28 февраля этого года, за несколько часов до негативного для российского газового монополиста решения Стокгольмского арбитража по транзитному иску, говорил о готовности продолжить транзит через Украину в случае его «экономически обоснованных параметров». Да и со стороны менеджеров «Газпрома» в последнее время не было высказываний, подобных приведенным словам Медведева.

Т.е. на пресс-конференции Путин повторил ранее озвученную позицию. А отсутствие российской категоричности в этом вопросе произошло не из-за изменения отношения к Украине и не из-за того, что Москва поддалась давлению Запада. Просто по сравнению с 2015 г. объемы российского газового транзита в Европу значительно возросли. Поэтому даже после ввода первых очередей «Северного потока-2» и «Турецкого потока» в 2019 г. Россия не сможет отказаться от украинского транзита, так как потери «Газпрома» от недопоставок и штрафов составили бы порядка 10 млрд. долл.

Т.о. пользуясь массовым незнанием нюансов ситуации, Россия подает как свою уступку объективную необходимость, которой она вынуждена следовать. Но специалистам эта ситуация хорошо известна. Лучше всего различные сценарии развития событий обсуждались в публикации «Коммерсанта» около двух месяцев назад: после запуска вторых веток обоих потоков к 2022 г. транзит через Украину можно будет технически прекратить без материальных потерь. Однако это возможно только в том случае, если нынешний спрос на российский газ в Европе сократится. А такое сокращение может произойти как из-за снижения спроса на это топливо вообще, так и из-за замены российского трубопроводного газа сжиженным американским, который нынешняя администрация в Вашингтоне активно продвигает на европейские рынки.

Но при сохранении спроса на российский газ на нынешнем уровне украинский транзит должен сохраниться и с 2022 г., правда, согласно «Коммерсанту», на уровне до 10 млрд. кубометров в год, тогда как в 2017-м были прокачаны рекордные 93 млрд. кубометров. В пользу сохранения определенных объемов украинского транзита говорит и экономическая целесообразность поставок газа в Молдавию, в восточную Венгрию, восточную Словакию и южную Польшу именно по украинскому маршруту — как наименее затратному.

В то же время поставки по этим направлениям невелики, тогда как «Коммерсантъ» отмечает, что объем транзита, который будет коммерчески приемлемым для НАК «НАфтогаз», должен составлять не менее 30 млрд. кубометров в год, а срок нового контракта составлять как минимум 10 лет, чтобы окупить инвестиции в модернизацию украинской системы. Однако и сохранение транзита на уровне 30 млрд. означает сокращение его объемов более чем втрое, а следовательно – и ежегодных доходов почти на миллиард долларов.

Ключевым для Украины является не факт транзита, а его объем. И вот здесь как раз нет полной ясности. В Германии же совсем не стремятся внести эту ясность. Это было видно на правительственной пресс-конференции в Берлине, состоявшейся в канун визита Меркель, 15 мая. Когда спикера правительства Штефана Зайберта спросили о сохранении украинского транзита после ввода в действия «Северного потока-2», он произнес традиционную фразу о заинтересованности в этом Германии и добавил: «Мы всецело приветствует переговоры, которые ведет с Россией и Украиной по этому вопросу вице-президент еврокомиссии Шефчович. Естественно, по их итогам, но до этого еще далеко, будет определен и объем газового транзита. Естественно, играет роль, сколько миллиардов кубометров будет прокачиваться. Но я не могу назвать какой-либо контрольной цифры».

Тогда Зайберта спросили: «Но как должна выглядеть роль Украины в транзите российского газа в Европу? Это должна быть ключевая роль или скорей всего вспомогательная роль?»

На это представитель правительства ответил: «Вы, естественно, хотите, чтобы я назвал некую конкретную величину, но пока я не готов это сделать. Мы говорим: Украина должна и дальше играть роль в газовом транзите. При этом также важно, чтобы Украина продвигалась с реформой своей газотранспортной системы и создавала инфраструктурные условия, при которых возможен долгосрочный транзит газа».

Но ведь вопрос Зайберту задавали не о цифрах а о характере украинской роли, и здесь он постарался уйти от точного ответа, а это показывает, что Берлин готов к качественному изменению этой роли. Да, из его слов следует, что Берлину желательно сохранить за Украиной объем транзита, позволяющий модернизировать ГТС, а значит — порядка 30 млрд. кубометров. Но, во-первых, и эта цифра означает качественное снижение транзита. Во-вторых, тон Зайберта не дает Киеву уверенности в том, что Германия будет строго на этом настаивать. Очевидно, кабинет Меркель не имеет твердой определенности по этой проблеме, а в таких случаях спикеры правительства не могут говорить нечто конкретное.

И еще нюанс. США хотели бы и сохранить украинский транзит, и увеличить свое присутствие на европейском газовом рынке. Но очевидно, что одна цель противоречит другой. В случае расширения Европой импорта американского СПГ сокращение газпромовских поставок, очевидно, будет происходить за счет украинского маршрута. Кроме того, слова Путина о приемлемых условиях транзита означают низкую транзитную ставку, и к таким уступка Киев, похоже, готов. Так, 20 мая вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович на форуме Globsec-2018 в Братиславе отметил: «Украина заявляет, что хочет сохранить транзит российского природного газа в Европу и будет искать решения, которые гарантировали бы, что чем выше объем, тем дешевле это обойдется «Газпрому».

В общем, послушаешь, что доносится из Берлина, и чувствуешь, как растекается по Европе тишь и благодать.

О тревожном послевкусии визита Волкера

Анонсируя неделю назад визит Волкера, мы отмечали, что его целью не может быть согласование с Киевом неких новых переговорных позиций — по причине полного отсутствия оных и фактической заморозки переговорного процесса.

Собственно, он подтвердил это на брифинге в Славянске, где, как пишется в официальных сообщениях, «подтвердил известную позицию» США – ввод миротворцев ООН на всю территорию конфликта (точнее – ныне неподконтрольную Украине), включая границу, и лишь затем выполнение политической части Минска, амнистия, выборы, особый статус, с чем Москва пока не соглашается.

Поэтому, по заявлениям Волкера, главная цель его поездки – ознакомление с ситуацией на Донбассе, с «последствиями российской агрессии». Своими впечатлениями он поделился там же, и сводились они к тому, что, естественно, конфликт наносит огромный ущерб, от него страдают люди, причем речь идет и о продовольственной, эпидемиологической и экологической безопасности.

Главный его вывод после общения с вынужденными переселенцами: «Между украинцами нет конфликта, речь не идет о гражданском, этническом конфликте, речь идет о конфликте, вызванном агрессией России на востоке Украины… Лучшая защита русскоязычного населения – вывод российских войск, чтобы вернулась украинская власть».

Подобные заявления не могут придавать уверенности ни России, ни жителям самопровозглашенных республик в том, что в случае размещения миротворческого контингента политическая часть Минских соглашений будет выполнена, ведь объяснение их срыва уже практически готово. Но самое серьезное, что это же объяснение отлично подходит и для поддержки силового решения – дескать, гражданского конфликта нет, а значит — «стандартный» подход, требующий поиска компромисса между противоборствующими сторонами «неуместен», а «оккупация», наоборот, дает полное право на применение силы для освобождения территории и проживающих на ней граждан, если уж политическими методами убедить агрессора уйти не удалось.

В общем, к сожалению, подтверждается данный нами неделю назад прогноз – Волкер приехал для того, чтобы подтолкнуть Петра Порошенко к решительным действиям, благо момент для этого удобный – канун Чемпионата мира по футболу. Ждать обострения долго не пришлось. 21 мая на линии соприкосновения, особенно в районе Горловки, развернулись самые масштабные за длительное время бои. В этот же день в глубине территории ЛНР в поселке Красный Луч был взорван путепровод, обломки которого заблокировали железную дорогу в сторону ДНР.

Издание «Страна» приводит слова старшего офицера штаба ООС о том, что Горловка считается командованием Объединенных сил наиболее выгодным в стратегическом отношении направлением для так называемого «затягивания петли» вокруг Донецка. «Горловка окружена выгодными высотами, в том числе в поселке Южный, тот, кто владеет опорными позициями на этих высотах, по сути владеет городом. С них легко простреливается весь город.

Поэтому если высоты вокруг Горловки будут под ВСУ, саму Горловку сепаратисты сдадут без боя. Просто нет смысла там погибать – все как на ладони. Соответственно, Горловка – это стратегический плацдарм для наступления на Дебальцево и Енакиево. Таким образом, стягивается петля вокруг Донецка. Тем более ВСУ формально не нарушает Минских договоренностей – высоты вокруг Горловки относятся к так называемой «серой зоне». И мы имеем полное право занять «серую зону», такое передвижение наступлением как бы не считается».

Достаточно очевидно, кто является инициатором обострения, как и то, что его не было бы, если бы Курт Волкер, встречаясь с высшим руководством Украины, дал совет «проявлять сдержанность». Но, судя по всему, рекомендации носили прямо противоположный характер. В общем, все больше признаков того, что нашей стране действительно отведена роль «второго фронта» в противостоянии США и России.

При этом вряд ли в Вашингтоне рассчитывают на успешную реализацию «хорватского сценария» (а может, даже не считают оптимальной для себя), тем более что публично и Волкер говорит, что Украина не может силой вернуть Донбасс и Крым. Там отлично понимают, что в случае успешного наступления ВСУ Москва просто не сможет оставаться безучастной, и уже это поставит администрацию Трампа в крайне неудобное положение. А ведь и успешность такого наступления — даже без открытого вмешательства России — никто гарантировать не может. В любом случае внутренние «недруги» не преминут в очередной раз обвинить президента США в потакании Москве, неспособности защитить Украину и т.п.

А что действительно есть в арсенале США на этот случай? Прямое военное вмешательство можно смело отнести к почти фантастическому сценарию. Прямые поставки вооружений – они, скорее всего, просто не успеют. Санкции? Но, как отмечают многие наблюдатели, они, вводимые по поводу и без повода, уже подошли к тому пределу, за которым исчезает «порог чувствительности», новые санкции уже не могут серьезно повлиять на Россию, либо будут чувствительны и для самих США. Самое же главное – нет никакой гарантии, что их поддержат европейские союзники США. Они уже взбунтовались против санкций против Ирана и «второй» санкционный фронт против куда более значимой для них России может усилить конфликт между Новым и Старым светом на порядок (ведь для лидеров последнего истинные причины обострения очевидны, более того — они его, в лице Меркель, стараются пока не допустить).

Так что все эти заявления с «намеком», жестокие бои за позиции, удобные для «большого наступления» – приемы в уже ставшей фирменным стилем Трампа игре на повышение ставок, за которыми следует обсуждение условий сделки. Причем в данном случае речь идет не столько об Украине, сколько о «большой сделке» с Россией, что все-таки не снято с повестки дня.   

Пока же Москва старается демонстрировать крепкие нервы – официальные лица и структуры практически не комментируют происходящее на Донбассе, в ведущих СМИ они также освещаются весьма скупо, куда больший акцент делается на арест Кирилла Вышинского и общую ситуацию со свободой слова и гражданскими правами на Украине.

Я же обратил бы внимание на показанную в главной информационной программе России «Время» авторскую программу «Однако» Михаила Леонтьева, считающегося одним из основных неформальных рупоров Кремля. В ней он описал стиль Дональда Трампа и в заключение заверил зрителей, что если «большая сделка» состоится, то российское руководство в ней не продешевит.

Ну а руководству нашей страны остается соглашаться на ее использование в роли пешки в этой глобальной игре. Ведь, как мы отмечали ранее, Петр Порошенко постоянно получает сигналы, что недовольство им может обрести весьма серьезные формы, особенно в контексте уже скорых президентских выборов. О том, что после визита Волкера Порошенко вынужден выполнять (или, как обычно, делает вид, что изо всех сил старается выполнить) ценные указания, свидетельствует и то, что вроде бы сдвинулся с мертвой точки процесс принятия во втором чтении закона об Антикоррупционном суде.

Напомню, в первом чтении он был принят в ноябре минувшего года, когда под властью «подгорало» из-за «михомайдана», а принятие закона об Антикоррупционном суде было одним из главных требований митингующих (т.е. власть возвращается к нему тогда, когда у нее возникают проблемы с Западом, требующие уступок). В дальнейшем же, по мере успокоения ситуации, вопрос как-то полностью отошел на периферию повестки дня, хотя западные партнеры постоянно о нем напоминали.

Ныне «формальной» причиной ускорения работы стала потребность в выполнении требований МВФ, обуславливающая получение Украиной очередного транша в 1,4 млрд. долл., а также открывающая путь к получению от ЕС макроэкономической помощи в 1 млрд. долл. Законопроект внесен в план пленарной недели, правда, его обсуждение намечено на вечер четверга из-за необходимости обработать большое количество поправок, и, как показывает опыт, это оставляет немного шансов на то, что на нынешней неделе закон будет принят.

Это даже привело к перепалке между известным «антикоррупционером» Егором Соболевым и спикером Парубием. Перед закрытием заседания во вторник Соболев подчеркнул необходимость «прекратить дезинформировать украинское общество о том, что представители ВРУ ведут переговоры с Международным валютным фондом и Венецианской комиссией». Он считает, что не нужно никаких переговоров, а надо принимать закон, согласно которому судьи Антикоррупционного суда будут избираться «по-честному», а суд будет специализироваться «на делах о топ-коррупции».

Действительно, практически по всем пунктам достигнут консенсус (т.е. приняты условия МВФ). Камнем преткновения остается один – о праве международных экспертов ветировать назначение судей Антикоррупционного суда. Ранее Порошенко в интервью западным СМИ прямо говорил о том, что данное положение неприемлемо, поскольку совершенно открыто нарушает суверенитет Украины (а фактически вводит внешнее управление, сажая практически всю украинскую элиту на «короткий поводок»).

Ныне же прогнозы депутатов и экспертов кардинально расходятся относительно того, в каком варианте это положение будет принято в окончательной редакции. Как мне представляется, это будет самым точным маркером относительно того, насколько еще Порошенко готов и способен сопротивляться давлению США или признал свою «капитуляцию». Впрочем, поможет ли это заручиться хотя бы «благожелательным нейтралитетом» заокеанской державы в стартующей президентской гонке – большой вопрос.

О новом  повороте, который «нам несет пропасть или взлет»

О приближающихся выборах несколько важных заявлений сделал один из лидеров Оппозиционного Блока Сергей Левочкин в интервью РБК-Украина:

«Я думаю, что если Гриценко поддержат Вакарчук, Садовой, Саакашвили из Амстердама, и он сможет объединить «демократических малышей», то у него хорошие шансы. На сегодня Тимошенко — лидер гонки, но Гриценко может победить любого из оппонентов во втором туре. Если говорить о втором туре, я считаю, что там будет единый кандидат от юго-востока в лице Юрия Бойко».

На вопрос, верит ли он в победу Бойко, Левочкин ответил, что у него есть значительная поддержка на юго-востоке и «хорошая основа для роста в Центральной Украине».

«Важно донести до избирателей, что Юрий Бойко — единственный кандидат, который в случае избрания президентом сможет в короткий срок обеспечить мир, наведение порядка и восстановление экономики», — сказал нардеп. Правда, он признал, что Оппоблоку «еще предстоит принимать это решение» (по кандидату в президенты).

На уточняющий вопрос, за счет чего можно будет быстро достичь мира, Левочкин ответил: «в первую очередь — через выполнение Минских соглашений. Ради достижения мира Оппозиционный блок готов принимать участие в прямых переговорах с Россией и представителями непризнанных республик. Для нас достижение мира — безусловный приоритет. Только мир принесет объединение страны и улучшение жизни людей. Наравне с вопросом мира Оппозиционный блок ставит своими первоочередными задачами борьбу с бедностью, эффективное управление экономикой, децентрализацию власти, восстановление исторической справедливости и, безусловно, развитие демократии».

Достаточно необычно, конечно, что «потолком» своей партии политик публично определяет выход во второй тур, а не победу, что «положено» и политикам куда более низкого уровня, реальные цели которых на президентских выборах не выходят за рамки имиджевых. Но, может, осторожность прогнозов и обусловлена стремлением не раскрывать преждевременно карты?

Пока соцопросы показывают хорошие шансы Юрия Бойко на выход во второй тур, особенно, если удастся договориться с конкурентами по этому сегменту электорального поля, в отношении чего, к слову, Сергей Левочкин весьма оптимистичен, в отличие от известного политолога Михаила Павлива (считающегося близким к Вадиму Новинскому), разместившего в соцсети следующий пост:

«Немножко парадоксально-удивительного ...Свежая закрытая социология, как качественная (фокус-группы), так и количественная (рейтинги) говорит в пользу того, что условный кандидат от «юго-востока» во втором туре способен победить практически любого (любого, кроме одного, но это пока) «оранжевого» кандидата. Довольно резкая смена тренда, всего-то за последние два месяца.

Приоткрывая завесу — пошла мобилизация на юго-востоке (думаю, майские праздники), ну и центр «поплыл» и расползся электорально. Ну и еще - никаких «гриценок» и «вакарчуков» с «зеленскими» в реальном избирательном фокусе у людей нет. Кстати, нет там уже и нынешнего «харанта». Остается главный вопрос — как кандидату от юго-востока во второй тур попасть? Особо с учетом непомерной гордыни, договорняков с властью и банальной придурью многих на этом электоральном фланге».

Действительно, относясь крайне осторожно ко всем ссылкам на закрытую социологию (да и на «открытую» тоже), признаю, что меня всегда смущали высокие рейтинги названных Павливом политиков, просто ввиду их малой узнаваемости «широкими массами» А то, что из всех проблем подавляющее большинство граждан на первое место ставит достижение мира (отмечу, не «победы», а именно мира), показывают и открытые опросы. А отсюда один шаг и до понимания того, что любой «оранжевый» политик мир не принесет (не говоря уж об общем разочаровании итогами постмайданной пятилетки) .

И если кандидат от условного юго-востока сумеет представить себя для умеренного центра (не только географического, но и политического) в качестве не «пророссийского», а «проукраинского» (в «здоровом», а не ура-патриотическом смысле) и при этом мобилизовать традиционный «антимайданный» электорат, который будет готов голосовать за него хотя бы как за куда меньшее зло, чем очередной радикальный националист (а такие люди пойдут на выборы, если увидят реальные шансы на победу), то ход выборов может принять совершенно неожиданный (с позиций сегодняшнего дня) поворот.


Загрузка...

Кремль: в Польше сделали неудачное заявление о...

Песков: инсинуации, озвученные Моравецким, —  попытка политизировать проект,...

Меркель дала зеленый свет американскому газу в...

Правительство ФРГ поддержит строительство терминалов для СПГ из США

Чтобы не утонуть в болоте

С этого номера начинаем регулярные публикации материалов из международной прессы об...

Загрузка...

Антимайдан в Париже

Промежуточным итогом акций протестов т. н. «желтых жилетов» во Франции стала...

Анбандлинг проведем, доходов от транзита не...

11 декабря в брюссельском медиацентре американского госдепартамента состоялся...

Бойко «накатал телегу»

Бывший лидер Оппозиционного блока Юрий Бойко написал заявление в полицию...

Канадский юрист о «низменных настроениях» в...

В 1943 г. в украинском городе Самбор нацистами уничтожено и захоронено свыше 1 200...

Украина: большой войны не будет

Российско-украинский военно-морской конфликт в Черном море не перерастет в мировую...

Не дайте Украине втянуть Америку в войну

Перспектива выхода президента во второй тур (а он почти наверняка состоится) выглядит...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка