Молодой человек на рельсах

№42(838) 20—26 октября 2017 г. 19 Октября 2017 5

Фельетон

Недавно я писал об одном развеселом молодом человеке, который пришел на Литейный проспект, стал на рельсы трамвая и, растопырив руки, твердо заявил, что он ни одного трамвая не пропустит.

Я рассказал также о том, как вагоновожатый умолял его пропустить трамвай, как публика, после долгих просьб и увещаний, позвала милиционера, и как милиционер взывал долго и тщетно к совести и патриотизму развеселого молодого человека...

Рассказал я также и о том, как кто-то из публики, рассвирепев, грубо крикнул: «Да что вы смотрите на него, милиционер! Схватите за шиворот и отбросьте эту гадину прочь!». Рассказал я также и о том, что милиционер сверкнул благородными глазами и с достоинством ответил: «Мы не для того завоевывали свободу и свергли насилие, чтобы производить насилие над свободными гражданами!»

Все я рассказал, кроме одного — конца этой удивительной истории.

Ведь должен же быть какой-нибудь конец, чорт возьми!

Ну, вот — стоит молодой человек на трамвайном пути, растопырив руки, расставив ноги, — стоит себе и стоит. Кругом публика, вагоновожатый, милиционеры — все окружили веселого молодого человека и просят, умоляют со слезами на глазах: «Сойдите с пути, товарищ! Нехорошо. Несвободно поступаете!»

А он стоит. Растопырил руки и стоит.

«Уйдет же он когда-нибудь», — подумает мой свободный читатель.

Ну, так я вам расскажу и конец этой удивительной истории!

Молодой человек не сошел с рельс

Это был очень долгий, мучительный акт.

Уже смеркалось...

Пассажиры разошлись, вагоновожатые скопившихся по всему Литейному трамваев устроили митинг, на котором вынесли формулу жестокого осуждения веселого молодого человека, а он все стоял, растопырив руки, и тупо повторял усталым голосом:

— А я не пущу.

Кругом плотной стеной стояли милиционеры, поставленные комиссаром для защиты молодого человека от эксцессов несознательной толпы.

К ночи ноги молодого человека затекли, и он сел на рельсы.

— Есть хочется, — заявил он. — Дайте.

Милиционеры устроили летучий митинг на тему: «Стоит ли! кормить молодого человека, и не лучше ли принудить его голодом сойти с линии трамвая?»

Резолюция:

«Так как принуждение голодом — суть насилие, а насилия в свободной стране не должно быть, то 1) молодого человека накормить, 2) еще раз разъяснить ему неправильность его действий и 3) написать письмо в редакцию пролетарской газеты с протестом против тактики молодого человека.

*****

Было 8 часов утра. Яркое солнце взошло на Литейном проспекте, но вместе с тем чувствовался мрак и темнота: молодой человек продолжал сидеть на рельсах.

Свежие пассажиры, не могущие попасть на Финляндский вокзал, устроили экстренный митинг, на котором и постановили: сообщить о происходящем в И.К.С.Р. и С.Д., а также Вр.Пр.

Был долгий спор: сообщать ли постановление в копии П.Г.У., но потом решили, что П.Г.У. и так через милиционеров осведомлено обо всем.

НОВЫЙ САТИРИКОН, 1917, №20

Густая толпа окружила молодого человека; некоторые добровольцы из публики тщетно пытались подействовать на ум и воображение молодого человека.

— Подумайте, — печально шептал на ухо какой-то старик. — Что, если бы вы ехали по срочному делу в трамвае, а я этак бы стал на рельсы, да и не пустил вас... Хорошо бы это было?

Кто-то из публики старался повлиять на упрямого молодого человека соблазнительными эротическими образами:

— Барышня тут одна вас спрашивает... Красивая такая... Ножки, бедра, губки — одно загляденье. Вот за тем углом стоит и просит вас подойти. Можете представить, декольте — во.

— Если я ей нужен — пусть сюда и придет, — стойко возражал молодой человек.

К полудню появилась сенсация:

Вр.Пр. осудило поведение молодого человека, а И.К.С.Р. и С.Д. присоединился в форме осуждения Вр.Пр.

— А что, — злорадствовали в толпе. — Досиделся, голубчик? Дождался? Как-то ты теперь у нас повертишься?

— Товарищ! — обратился к молодому человеку милиционер. — Вр.Пр. и И.К.С.Р. и С.Д. осуждают вас! Довольно вам этого? Сойдите с рельс.

— Не п-пущу! — устало, но твердо сказал молодой человек. — Не хочу, чтобы тут трамвай ходил.

Снова смеркалось. Ввиду возбуждения несознательной толпы против молодого человека и ряда угроз расправиться самосудом, наряд милиции, охранявший молодого человека, был увеличен.

К ночи ждали Керенского.

*****

На мостовой около сидящего молодого человека воздвигли из досок временную трибуну. Заметив это, ехидный молодой человек отполз шагов на сто по рельсам вниз, и трибуну снова пришлось переносить по линии следования молодого человека.

Прибывший министр произнес пламенную блестящую речь, указывая на гибельность таких поступков для дела революции и призывая молодого человека к организации. Наскоро сорганизовавшись, молодой человек свернулся клубочком на рельсах и уснул.

Восторженная толпа на руках донесла министра до извозчика, а митинг продолжался до самого утра: говорили представители рабочих Выборгского района и делегации черноморских моряков. Разногласия не было: все осуждали поведение молодого человека.

*****

И снова взошло солнце, и снова наступил день, полный слез, горя и отчаяния: молодой человек все еще сидел на рельсах!..

И вдруг...

В моем правдивом рассказе об упрямом молодом человеке... объявился рязанский мужичок. Шел он по Литейному, посвистывая, вдруг видит: толпа. «Почему такое собрамшись?!» Объяснили ему, как могли. И ударил себя по ногам мужичок: «Так чего ж тут и думать-то?? Нешто нету выхода?! Есть выход!» В ноги упали ему милиционеры, комиссары и прочая свободная публика: «Выручи, серый! Вызволи — во веки веков не забудем».

— Вот вы что сделайте, — сказал мужичок. — Какая есть улица, чтобы рядом была?

— Набережная Фонтанки.

— Ну, вот. Постройте вы новый рельсовый путь с Невского, чтобы не на Литейный, а на Фонтанку... А с Пантелеймоновской можно опять свернуть на Литейный пониже молодого человека. Поняли? Обгоните вы его, стервеца, — и чорт с ним!

И все плакали и лобызали мужика.

— Благодаря вам, — сказал растроганный министр на торжестве открытия нового трамвайного пути. — Благодаря вам — принцип свободы и неприкосновенности личности в свободной России не был нарушен.

Чтобы не подумали, что вся эта история — выдумка, я даже готов назвать имя молодого человека. Извольте: — Иван Петров.

Этот блестящий фельетон написан Аркадием Аверченко более 100 лет назад, в июне 1917 г., ровно на половине временного пути между двумя революциями, потрясшими Российскую империю.

И хотя история, которую вы только что прочли, происходит в мятежном Петрограде, очевидно, что Аверченко, родившийся в семье крымчанина и полтавчанки, набиравшийся жизненного опыта в Донбассе и Харькове, наделил героев своего фельетона чертами, характерными для наших земляков. Причем, судя по всему, мало изменившимися за минувший век.

Возникает ощущение, что молодому человеку наскучило торчать на рельсах и он перебрался в палатку поближе к ВР и полевым кухням протестующих. Разница только в том, что ранее он мешал движению трамваев, а сейчас — проезду автомашин.

А власть, как и 100 лет назад, с абсолютно тем же эффектом произносит «пламенные, блестящие речи, указывающие на гибельность таких поступков для дела революции» (на этот раз уже для «революции достоинства»).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Меркель. В Сочи. Не изменила. Ни Киеву, ни Вашингтону

Пожалуй, самое значительное событие прошлой недели происходило без украинского...

Второе пришествие Бидзины Иванишвили

Бидзина Иванишвили cогласен вновь возглавить партию «Грузинская мечта»

От заката столетия демократии к глобальному...

Либеральная демократия скатилась с пьедестала беспрецедентной экономической мощи до...

Загрузка...

Тревога и скепсис

В России со скепсисом смотрят на намерение Украины выйти из СНГ, с тревогой — на...

Первые залпы прямой наводкой

Вы узнаете: есть ли у Авакова президентские амбиции, в обмен на что Петр Порошенко...

«Холодная война» как шанс на второй срок

Если вам кажется, что какой-то пиар бесконечно плох — значит, он просто имеет других...

На втором фронте без перемен

В отношениях Украины с Россией возник новый конфликт. В конце марта близ косы...

«Новичкам» здесь не место

Дело с отравлением экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии вбило еще один клин...

Век неба не видать

Кладбище «бумажных самолетиков»: почему многочисленные проекты «Антонова»...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка