Монологи Головатого: о праве и «пене»

№20(819) 19 -- 25 мая 2017 г. 17 Мая 2017 3.5

До окончания парламентской сессии еще месяца полтора, и что успеют за это время проголосовать — пока неясно.

Единственное, о чем можно уже сейчас сказать с уверенностью: работы Венецианской комиссии прибавится.

Хотя бы потому, что многое из того, что принимала нынешняя каденция, тщательно анализировалось Еврокомиссией «За демократию через право», делались выводы, давались рекомендации — исправить, привести в соответствие и т. д.

Но ВР на все это почти не реагирует.

А «венецианские» папки все пополняются и пополняются рекомендациями.

По крайней мере в офисе основателя Украинской правнычей фундации Сергея ГОЛОВАТОГО, экс-министра юстиции, народного депутата Украины нескольких созывов, члена-корреспондента Национальной академии правовых наук, доктора юридических наук и с недавнего времени — представителя нашей страны в Венецианской комиссии, таких папок множество.

«Беспрецедентная свобода»

— Венецианская комиссия считается наиболее авторитетным экспертным органом по части демократических стандартов, конституций и прав человека в европейском юридическом пространстве...

— ...и не только европейском. Этот экспертный орган Совета Европы нынче превратился уже в мировой: более 60 стран являются членами комиссии, а в Европе 47 государств плюс Беларусь, которая из-за отсутствия в ней демократии пока все еще не допущена в политический клуб по имени «Европа»...

— Поэтому когда такой уважаемый орган, как Венецианская комиссия, делает вывод, что в нашем приснопамятном законе «о люстрации» много чего не отвечает нормам демократии, ПАСЕ об этом говорит на сессии, принимаются резолюции, объясняют Украине — что нужно убрать, исправить, заменить, — то, по логике, страна должна это сделать, коль уж так хотим «в Европу»... И что останавливает?

— Закон «о люстрации» неоднократно был в повестке дня Венецианской комиссии. Я присутствовал на многих заседаниях, помню, как по правую руку от меня сидел министр юстиции г-н Петренко, который обещал, что «все рекомендации будут учтены в соответствии с европейскими стандартами».

В том виде, в котором закон существует сейчас, он кошмарный, дикий. Именно из-за этого украинского закона комиссия вместе с МИД Чехии еще два года назад провела специальную конференцию «Люстрация в прошлом и сейчас», где я был докладчиком.

Высокое собрание анализировало сходство и отличие стандартов, применяемых каждой из стран, где была эта практика: Польша, Чехия, Литва, Болгария, некоторые балканские государства и Украина.

Так вот выводы этой конференции таковы: во-первых, украинский закон — самый плохой, во-вторых, где бы люстрация ни проводилась, практика доказала — это тот инструмент, который во всех странах нарушал Европейскую конвенцию прав человека.

Особенно это касалось судебной системы и госслужбы. Заключительная рекомендация конференции гласила: было бы неплохо, если бы Совет Европы вообще пересмотрел свое отношение к институту люстрации, отказавшись вовсе от него.

— «Уровень свободы, который есть сейчас, является беспрецедентным... Никогда за всю историю Украина не имела такого уровня в отношении гражданского общества», — это сказал президент страны на пресс-конференции буквально на днях.

— И что не так?

— Уровень свободы. Такой уж он у нас и «беспрецедентный»? Я не говорю о том, что с подачи советника Авакова г-на Шкиряка СНБО принимает резолюцию «отрубить» соцсети, которыми пользуются наши граждане, но у сетей — российский адрес, поэтому они теперь «вне закона». Хотя запрещать что-то в интернете — это не есть признак свободы и демократии. А события в Днепре с «маршем Победы», когда были потасовки при полном попустительстве властей?

— Я вас разочарую. Уровень гражданских свобод в целом, которые регламентированы ООН — Пактом 1966 г. о политических и гражданских правах, собственно, то, что закреплено в нашей Конституции, а также то, что содержится в Европейской конвенции по правам человека, — на данном этапе развития украинского государства на самом деле беспрецедентен. Потому что такого хорошего уровня никогда за всю историю независимой Украины не было.

Хотя это не означает, что нет случаев и примеров их ущемления. Но это не та концентрация, не та степень, что было в прошлом.

Что бы ни говорили, но планового, целевого воздействия государства на ущемление свобод — собраний, слова, религии — сейчас нет. Вы мне назовите: что затрагивает интересы большого количества людей и в какой области, где ущемление?

В Днепре полиция не защищала никого, фактически проявила безучастность во время массовых акций, а там были драки между частными лицами... Согласно Конвенции по правам человека — это квалифицируется как бездействие государства. Обязанность полиции в любых ситуациях — создать и обеспечить условия для того, чтобы каждый человек мог реализовать свою свободу. Правоохранители в Днепре этого не сделали. За это полиция должна быть наказана.

А министр, он же отвечает за полицию Днепра, скажем по-уличному, «подставил» государство. В связи с чем оно не выполнило свои обязанности и функции, которые лежат на нем. Хотя — еще раз подчеркиваю — на этом примере государство как таковое не ущемляло права граждан. Их не обеспечили конкретные должностные лица.

— Т. е. когда г-н Кириленко говорит, что выводы Amnesty International, международной организации, отстаивающей права человека, — по поводу этого события, да и не только, — «пишутся в Кремле», никакого покушения на свободы нет?

— Есть ли смысл реагировать на выступления чьи-то...

— ...не «чьи-то», а видного представителя власти, вице-премьера.

— Он так видит. А вот, к примеру, у Юрия Павленко (народный депутат, член фракции Оппоблок.Авт.) видение иное!

Ужас, но не «ужас-ужас»

— Насчет закона о декоммунизации, как и о люстрации, выводы зарубежных экспертов были крайне негативны. Тем не менее — закон «в дії» в том самом первозданном виде, в котором его и приняли. Если страна упорно не реагирует на замечания, есть ли какой-то способ ее увещевать?

— Нет. Даже за агрессию очень трудно наказать, хотя есть механизмы... Вообще международное право — это больше мораль, возведенная в норму права. Есть принципы, которые нельзя нарушать, — территориальную неприкосновенность, государственный суверенитет. Мировой порядок зиждется на признании того, что эти нормы нерушимы. И это — прежде всего мораль, материализованная в праве.

«Хотя давайте посмотрим на два государства ЕС — Венгрию и Польшу. Со стороны Евросоюза уже не впервые звучат предупреждения, что может начаться судебный процесс против этих стран за законы, которые они приняли и применяют, — стал объяснять собеседник. — В связи с принятым законом о высшем образовании в Венгрии оказался под угрозой существования Центрально-Европейский университет, учрежденный меценатом Джорджем Соросом.

По словам премьер-министра Виктора Орбана, тот факт, что учебное заведение выдает американский и европейский дипломы, создает конкуренцию венгерским вузам. Но ЕС считает, что венгерское правительство нарушает нормы ЕС о предоставлении услуг, ущемляет гражданские свободы — право на образование, свободу его выбора и т. д.

В Польше, когда пришло правительство «правых», взяли резкий курс на сокращение свобод. Начались протесты, манифестации. Власть предприняла наступление на конституционный суд, принялась менять судей...

Т. о. политика этих государств ЕС пошла в разрез с европейскими ценностями, прежде всего нарушая верховенство права.

Это пример того, как то или иное политическое руководство отдельного государства решает внутриполитические проблемы, прибегая к методам, к конкретным действиям, противоречащим евростандартам. Хотя ничего подобного ведь нельзя сказать о Германии, Франции, Бельгии — как о государствах устоявшейся демократии.

Зато в Восточной Европе — пожалуйста!.. Так что поведение г-на Орбана или же партии Качиньского в плане ущемления свобод, можно сказать, перегнало Украину.

На данном этапе Польша и Венгрия хоть и члены ЕС, но демонстрируют большее ущемление свобод. Наша страна на их фоне выглядит значительно лучше, хоть и не совсем хорошо».

— Т. е. как в старом анекдоте: «ужас», но не «ужас-ужас»... Но мы не будем дальше сравнивать, у каких стран больше негатива, нам и своего хватает. К примеру, такого: чтобы под конкретного политика писали закон, дабы он стал генпрокурором. Этого точно нигде нет.

— Что касается прокуратуры: мы провели реформу, но мало кто даже в среде юристов осознал, что теперь прокуратура введена в систему правосудия. А до 2 июня 2016 г. прокуратура была отдельно, судебная власть — отдельно, как и законодательная, и исполнительная... По советской системе прокуратуру считали отдельной властью. Хотя понятно, что прокуратура не должна быть отдельной ветвью власти! Так вот наконец-то провели реформу в соответствии с европейскими стандартами.

Я вообще-то не люблю слова «прокуратура». Оно из тоталитарного прошлого. В Европе, чтоб вы знали, этот орган называется иначе. Для европейского юридического пространства — это служба уголовного преследования.

Поэтому в европейских институциях, в том числе и в Венецианской комиссии, когда в докладах или резолюциях, допустим, надо упомянуть этот орган, существовавший до последнего времени и у нас, но продолжающий все еще существовать в РФ и остальном постсоветском пространстве, кроме стран бывшей советской Прибалтики, просто пишут латиницей и курсивом — prokuratura.

— Указания генпрокурору, как у нас, или главе службы уголовного преследования, как у них, кто-то может давать?

— Никто не может давать поручения, контролировать, требовать «звітувати», как это требуют у нас. Чтобы Луценко пришел в парламент и «прозвітував»! Да он — «не підзвітний»! Все, что он может, это — проинформировать: сколько дел открыто, на какой они стадии. Но не имеет права разглашать тайну следствия. Насколько же сидит в нашем обществе, в т. ч. и в Верховной Раде, представителях медиа стереотип «совка», если они до сих пор не знают, что нельзя требовать отчета прокурора.

К сожалению, ни депутаты, ни министр юстиции не удосужились до сих пор выполнить свою работу — так и не привели в соответствие с новой редакцией Конституции старый закон о прокуратуре, который все еще предусматривает какой-то «звіт» перед политиками того органа, который вообще-то не входит в политическую систему, равно как и вся судебная власть.

Если украинская прокуратура, главная функция которой — публичное обвинение в криминальном процессе, а все остальные полномочия урезаны, в т. ч. и общий надзор, то почему публика в лице безграмотных депутатов может требовать отчет по обвинениям? Может, они еще и адвокатов в уголовных делах заставят «звітувати»?!

Это я к тому, что, к сожалению, и общество в целом, и «самые народные» не созрели, чтобы понимать: как в соответствии с европейскими стандартами устроена правовая система в государстве, руководимом верховенством права...

Что касается «закона под Луценко» — это вопрос к тем же «самым народным». Потому что во всех структурных элементах юридической системы, в первую очередь правосудия, — и адвокат, и судья, и обвинитель должны принадлежать к юридической профессии, которая сама по себе есть независимая! Они должны иметь как минимум высшее юридическое образование. А еще дополнительно — пройти послеуниверситетскую специальную профессиональную подготовку. И только при таких условиях занять должность судьи, прокурора, адвоката...

Но у нас до сих пор не введена полноценная система подготовки профессиональных судей, адвокатов, обвинителей... Однозначно, правосудие, включая институты защиты и обвинения, должно быть вне политики. И в этой части у нас большое несоответствие и отставание от цивилизованной Европы.

Без махновщины

— По поводу узурпации власти Президентом Украины, особенно когда одним из первых его инициатив на посту главы государства была идея создания института префектов, говорят нынче много. В одном из интервью нашему изданию Владимир Шаповал, экс-глава ЦИК, рассказывал: какая угроза стране может возникнуть с этими префектами (пожалуйста, читайте «Два месяца турбулентности», №37 (787, 16 — 22.09. 2016). Ваше мнение: это попытка «подмять всю власть под себя» со стороны Порошенко?

— Законопроект о префектах проголосован в первом чтении — как конституционные изменения по децентрализации. А что сказал Шаповал?

— Так и сказал: узурпация.

— Да это маразм, ахинея!.. «Общий надзор за соблюдением законодательства министерствами, ведомствами, советами, общественными организациями и частными лицами осуществляет прокуратура», — так было записано в сталинской конституции 36-го года. С тех пор долго что не менялось. И у нас тоже долгое время за всем и вся «надзирала» прокуратура!

«Что законно, что не законно — должен устанавливать только суд, — перешел на монолог Сергей Петрович. — А в Советском Союзе это делал прокурор. Он обвинял частное лицо, любой институт власти, местный совет. Он вносил протест и говорил, что это незаконно. Мы декоммунизировались, убрали эту функцию, которая не принадлежит никому, кроме суда.

Но до сих пор у нас в отношении госсистемы управления остаются «перелицованные» сначала в представителей президента, а сейчас — в глав администраций райкомы и обкомы. Т. е. власть, как и прежде, у «первых секретарей», но теперь они — главы госадминистраций.

Поэтому у нас до сих пор не идет, как следовало бы, децентрализация, т. е. десоветизация, чтобы передать реальную власть на местах тем, кто там живет, — т. н. громаде».

— Допустим, убрали аппарат глав администраций, ликвидировали общий надзор, но вот какая-либо сільрада или райрада принимают решения вне их компетенции, допустим, «за НАТО» или «против НАТО», — кто должен реагировать? — задал и мне вопрос собеседник. — В соответствии с Европейской хартией местного самоуправления вся власть местного масштаба отдается на места. Но и за действиями местной власти как «самоврядных» органов кто будет наблюдать?

— Хотите сказать, префект?

— Еще на стадии подготовки решения местных органов власти он может встретиться с депутатами и сказать: не делайте так, потому что это противоречит закону или Конституции Украины, но если вы все равно поступите так, тогда я буду вынужден обратиться в суд. Кстати, почему обязательно заимствовать термин «префект»? У нас есть свое слово, украинское — «урядник». Ведь латинское «губернатор» — тот же «урядник».

При этой декоммунизации, десоветизации, децентрализации должны быть выстроены отношения так, чтоб при максимальной самостийности единиц самоуправления государство присутствовало на местном уровне, защищая законность, государственный суверенитет, территориальную целостность и т. д. А местные органы не должны перебирать на себя то, что является исключительной прерогативой государства. В противном случае — анархия, махновщина, развал государства.

Орут для спекуляций

— В стране идет война, которая у нас уже три года называется «АТО». Если глава государства говорит, что «на нас напал враг», значит, должно быть введено военное положение?

— Это все — тьма разговоров и спекуляция в зависимости от того, кто и какие цели преследует. «Самопоміч» орет, «Свобода» орет, «Батьківщина» от них не отстает...

— Да я не о том, кто что орет, а только — с юридической точки зрения. Если президент называет РФ агрессором, то почему не разрывает дипломатические отношения? И Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, подписанный в 1997-м, а в конце 2008-го продленный еще на 10 лет, т. е. действителен до конца 2018-го... И так далее.

— Хорошо, давайте посмотрим на эти вещи сугубо с юридической позиции. Есть резолюция ГА ООН 1974 г., определяющая понятие агрессии. Там есть четкий состав элементов, которые квалифицируются как акт агрессии. Есть украинское законодательство, где сказано: в случае угрозы территориальной целостности вводится военное положение. Есть Конституция, там записано — кто это делает и как.

Если посмотреть на состояние вещей в аспекте Крыма и части территории Луганской и Донецкой областей, которые не контролирует украинская власть, под углом международного права, в частности, резолюции Генассамблеи ООН — да, налицо юридические признаки агрессии России против Украины, однозначно.

По Конституции решение о введении военного положения принимает президент. С ним может не согласиться парламент, а может и согласиться. Точно так же, как я приводил примеры по Венгрии и Польше, так и у нас самое высокое должностное лицо в государстве для себя решает: идти на такой шаг или не идти. И никто не может его заставить поступить иначе, нежели он сам для себя решил, если Конституция допускает возможность действовать «на свое усмотрение», т. е. дискреционно.

Вот Янукович, будучи главой государства, решил пригласить российские вооруженные силы. Он пошел на этот шаг, а сейчас это получает юридическую квалификацию, и он несет юридическую ответственность. Так и тут: глава государства в лице Порошенко решил не вводить военное положение. Видимо, у него есть для этого и свое основание, и своя мотивация. А общество, может быть, не получило достаточно внятный ответ на этот вопрос.

— Отчего же? Получило. Петр Алексеевич говорил, что если «военное положение», то «МВФ денег не даст».

— Трамп уволил главу ФБР: он так решил, без всяких дебатов, обсуждений. И это его право, вытекающее из дискреционных полномочий, т. е. из возможности действовать «на свое усмотрение».

Что касается нашего президента, то у него по Конституции тоже есть достаточно много полномочий дискреционного характера. Одно из них — вопрос о введении военного положения.

Но не надо забывать: война началась намного ранее, чем Порошенко стал президентом, а на момент возникновения угрозы суверенитету и территориальной целостности еще в феврале 2014 г. эта обязанность всецело лежала на «президенте Турчинове». Разве не именно тогда и состоялась осознанная сдача Крыма?!

— Коль военного положения нет, то и преград для внесения изменений в Конституцию тоже нет.

— Даже если бы и было военное положение, но лишь на части территории, реформы на остальной не должны останавливаться, в т. ч. и конституционная. Жизнь на мирной территории продолжается, проблемы остаются — их надо решать.

— Посему не исключена возможность, что в скором времени Крым изменит свой правовой статус на «национальную автономию», поправки внесут, ВР проголосует. И кто даст гарантию, что через некоторое время новая национальная автономия не захочет быть полностью автономной уже от Украины, хотя бы де-юре? Согласно «праву наций на самоопределение» вполне. А дальше — другие народы захотят автономий. Уже болгары в Одесской области захотели, о чем президенту сообщили. И венгры в Закарпатье — тоже.

— В последнее время я перестал ходить на телевидение, выступать с интервью, потому что вижу — с утра до ночи одна и та же методика. Приходят якобы эксперты, которые где-то что-то слышали, и начинают рассказывать... А в итоге превращается в то же, как бабушки когда-то сидели у подъезда и обсуждали, что где-то что-то слышали!..

— Цитирую новость с одного из юридических порталов: «Конституционная Комиссия приступила к разработке поправок в Конституцию, которые могут изменить статус и, возможно, название нынешней Автономной Республики Крым. Предполагается, что в Крыму будет создана национальная автономия»...

В связи с тем, что Сергей Петрович входит в эту самую комиссию и материал по Крыму знает лучше аналитиков любых сайтов, поэтому принялся подробно объяснять насчет статуса.

И получился юридический экскурс в историю.

Верните меджлис

«В течение длительного времени, — говорил собеседник, — представители крымскотатарского народа, которые присутствуют и в парламенте, — Джемилев и Чубаров — выступали с требованием обеспечить в украинском юридическом правопорядке то, на что их народ имеет право в соответствии с международными нормами.

Крымскотатарский народ является единственным коренным, кроме украинского, на территории Украинского государства. Как и каждая этническая единица, которая реализовала право на самоопределение через создание своего национального государства, — она по природе привязана к земле отцов и праотцов, поэтому и есть выражение — «родная земля», «коренной народ». У них этническая самобытность — еще с тех времен, когда не было Украины.

В связи с тем, что Крым — их коренная земля, Ленин в 1921 г. издал декрет якобы для защиты крымскотатарского народа. Этим декретом создавалась Автономная Крымская Советская Республика, когда еще не было и самого Союза. Государственными языками были признаны два — русский и «татарский».

А в 1936 г. в Крыму было уже 7 районов крымскотатарских, 1 русский, 1 еврейский и 1 немецкий. После Второй мировой войны состав населения радикально изменился: крымскотатарский народ — уже «изменник родины», немцы — естественно... И евреи — понятно... Украинского этноса там еще не было достаточно, чтобы образовать хотя бы даже один-единственный район.

После войны в Крыму не осталось никого, кроме русских. Но — огромнейшие пустые территории! И их еще более начали заселять русскими, а вскоре и немного украинцев туда приехало. А это уже — совсем другой уклад, другой быт. Начали сажать картошку, сеять буряки, а урожая нет.

Советская власть в Москве принимает в 1946 г. постановление по упразднению автономной республики и созданию вместо нее Крымской области — в составе РСФСР. Но и от этого картошка не росла, а буряк не давал всходы. Наконец поняли, что с законами природы не сильно повоюешь, т. е. без связи с материком, без воды экономика, аграрное хозяйство и все прочее невозможно.

Поэтому в 1954 г. Президиум Верховного Совета СССР принимает решение о включении Крымской области в состав УССР: пошла не только днепровская вода, но и энергия. И жизнь пошла. И урожаи...

До 1991-го — какой состав населения? Все тот же: крымских татар нету, одни коммунисты — русское значительное большинство, украинское значительное меньшинство. Но коммунистический обком Багрова еще до независимости Украины добивается от коммунистического Верховного Совета УССР восстановления Крымской автономии в виде «республики», а не «области», взывая ко все тому же ленинскому декрету 1921 г.!

После провозглашения украинской независимости начинается возвращение крымских татар на родную землю... А потом — мешковщина, «закон о восстановлении крымской государственности» и вся остальная турбулентность.

Есть Декларация ООН о правах коренных народов 2007 г. В ней сказано: «коренные народы имеют право на самоопределение»; осуществляя это право, они «свободно устанавливают свой политический статус и свободно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие».

Там еще есть много других и очень интересных положений. Не думаю, что кто-то из депутатов Рады, кроме самих крымскотатарских представителей, читал этот документ. Исходя из того, что де-юре Крым принадлежит Украинскому государству, то кто как не оно обязан решать проблему статуса и крымскотатарского народа, и Крыма? Естественно, Украина. Поэтому и создана рабочая группа в Конституционной комиссии. На том заседании, которое вы упомянули, утвердили только состав этой группы...

Пока нечего обсуждать: пока еще нет наработанного проекта закона изменений в Конституцию. Когда будут выписаны формулы в статусе проекта, тогда и можно говорить. Но есть неоспоримые вещи, которые не подлежат обсуждению: то, что крымскотатарский народ, как коренной народ Крыма, не имеет другой земли, кроме этой. Как у украинцев — Украины, у чехов — Чехии и т. д., в этом смысле крымскотатарский народ имеет право на свою землю.

В упомянутой мною декларации так и сказано: «коренные народы имеют право на земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели, которые они традиционно занимали или иным образом использовали или приобретали...».

— Возвращаемся к праву наций на самоопределение... Это по поводу того, что есть большая опасность: страна начнет дробиться на мелкие национальные «кусочки», «княжества» или как-то так.

— Это право коренных народов решать — быть в составе кого-то или не в составе кого-то. Крымскотатарский народ — это не просто «национальное меньшинство», подобно венграм, румынам, болгарам и т. д. У названных меньшинств есть свои государственные образования, хотя и за рубежом Украины — Венгрия, Румыния, Болгария... А крымские татары — это «коренная община». И не путайте их с казанскими татарами в России. То — один народ, а это — другой. У них языки разные. Это я вам говорю юридически, не политически.

Плохая лаборантка

— Не могу не поинтересоваться у вас как у народного депутата шести каденций мнением по поводу е-деклараций, которые нынче обязаны заполнять и политики, и чиновники... Эти декларации вызвали бурю негодования.

— У кого?

— У граждан, т. е. простых смертных, которые почитали в электронном виде то, что пишут о себе депутаты. И у самих парламентариев, которые держат миллионы долларов «налом», переписывают на жен квартиры пачками и еще возмущаются, почему это так всех бесит.

— Декларирование доходов и имущественного состояния — это институт обеспечения чистоты власти. Декларирование имущественного состояния — условие, без которого невозможна чистая власть. Люди, платя налоги, сбрасываются по копейкам для того, чтобы чиновники получали зарплату, а депутаты — парламентское вознаграждение.

Хотя у нас до сих пор политологи не знают, что депутаты ходят не «на работу» на основании трудового контракта, а представляют политически и юридически весь народ. За это народ им и скидывается, чтобы те тоже получали, но уже свою копейку как вознаграждение за добросовестное представительство.

Поэтому кто бы это ни был — политик, судья, чиновник, он обязан перед народом показать: что у него есть из имущества и собственности и какая динамика в течение всего пребывания на должности, когда он получает вознаграждение из народных денег.

— Но декларировать доходы и расходы отныне должны и общественные организации, так сказать, «грантоеды». Это правильно?

— Тех, кто получает гранты, контролировать за надлежащее использование средств может лишь сам грантодатель. Но уж никак не государство. Ведь ни государство, ни люди как налогоплательщики не имеют никакого отношения к гранту, к его финансовому происхождению.

— С деньгами выяснили, переходим к паспортам. Еще одна «пороховая бочка». Сколько, по вашему юридическому мнению, парламентарий может иметь гражданств? Помнится, перед выборами беседовала с нынешним главой ЦИК г-ном Охендовским, так вот он уверял: законом не запрещено иметь паспорта сразу нескольких стран, главное, чтоб был еще и гражданином Украины. Но вот глава государства пишет указ о лишении гражданства одного из депутатов — г-на Артеменко. И начинается скандал.

— Во-первых, Охендовский врал. Ибо наша Конституция, на которой присягают депутаты, запрещает не только депутату, но любому члену украинского общества пребывать одновременно в двух и более гражданствах. Т. е. одновременно иметь два и более паспортов разных государств нельзя! И точка.

Во-вторых, президент никого не лишал гражданства. Лишение гражданства и его прекращение — это абсолютно разные институты права! Международное право не рекомендует, а украинская Конституция запрещает лишать гражданина Украины его гражданства.

Международное право не признает института апатридов (лиц без гражданства). Ведь апатрид не в состоянии получить какую-либо помощь — материальную, юридическую, гуманитарную и пр. — от какого-либо государства. А попадая в разные ситуации в мире, человек непременно должен иметь связь с государством и тем самым пользоваться его покровительством.

4-я статья нашей Конституции написана в полном соответствии с международным правом. Она гласит, что в Украине «існує єдине громадянство», т. е. в нашей стране человек не может быть еще и со вторым или третьим гражданством — бипатридом, трипатридом...

Стаття 25: «Громадянин України не може бути позбавлений громадянства». Т. е. тебя не могут его лишить. Но точно так же записано: «Громадянин України може змінити громадянство». А если гражданин Онищенко...

— ...Артеменко. Онищенко уже давно с другим паспортом...

— ...добровольно сменил гражданство на канадское, то, как говорится, и флаг ему в руки. У него было такое право.

— Кстати, вы упомянули г-на Онищенко, так он по поводу бывшего теперь уже своего коллеги написал такие слова: «...Прочитал новость о том, что народного депутата Андрея Артеменко лишили гражданства. Признаюсь, пока еще окончательно в это не верю, потому что это даже не абсурд, а что-то дикое, средневековое, немыслимое и абсолютно незаконное».

— Это яркий пример манипулирования, чем заражены и многие депутаты. Рассчитывая на то, что «пипл схавает», они манипулируют совсем разными юридическими категориями: «лишение гражданства», «прекращение в гражданстве», «потеря гражданства». Закон гласит: «підстави для втрати громадянства — добровільне набуття громадянином України громадянства іншої держави».

Т. е. г-н Артеменко «добровільно набувши канадського громадянства, сам же й утворив юридичний факт, що є підставою для втрати громадянства України, яка відбувається шляхом припинення українського громадянства, про що ухвалює відповідне рішення відповідний орган влади». Согласно Конституции решение о прекращении гражданства принимает президент. Что и было сделано. Таким образом, становясь гражданином иной державы, ты уже не можешь быть гражданином Украины. И, естественно, депутатом ВР Украины. Логично?

— В принципе да. Но это же должно касаться всех ветвей власти? Так почему, имея, кстати, уже негативный опыт — когда министерские кресла щедро раздавались тем, у кого были паспорта других стран, — и сейчас это все продолжается?

— Я категорично був, є і буду лишатися, — перешел Сергей Петрович на государственный язык, — противником іноземців в українських владних органах. Хай читають Монтеск'є!..

Як може лаборантка з Канади, хоч і парамедик, керувати системою охорони здоров'я та ще й «реформувати» її?! Та система була створена ще Семашком, вважалась однією з найкращих у світі, й засноване Семашком у багатьох ланках і досі є цінним для України. То була система, що включала такий компонент, як профілактика захворювань, превентивна медицина... Візьмімо хоча б тубдиспансери, профілакторії... А зараз — профілактики немає! Туберкульоз гасає по всій Україні, а з «безвізом» і до Ісландії чи Португалії дійде.

І от людина, яка не те що не має вищої професійної освіти в своїй галузі, геть не уявляє нашої специфіки — як суспільство розвивалося, що можна з того, що залишилось, удосконалити, а чого треба позбутися... Тобто те, що зараз в системі охорони здоров'я — це навіть гірше, ніж жахіття! І вже справедливо не те, що звичайні люди, а й навіть самі медики, причому не нижчої, а вищої ланки — у самій Академії меднаук, навіть її найбільші авторитети — відомство «імені Уляни Супрун» називають «міністерством смерті».

Я сприймаю те, що іноземець може бути радником. Але не більше. А то так: приїхав іноземець — відразу ж в уряд! Радниками — так: є у тебе високий професійний рівень, істотний практичний досвід у своїй ділянці, будь ласка, радь. Але ж — не міністром!

— Чего-то вспомнился министр юстиции г-н Зварич, не имевший не только юридического образования, но и вообще какого-либо высшего. А сколько лет продержался!.. Прискорбно, что и парламент — из-за всяких историй, особенно когда законы пишут «под себя», в принципе компрометирует страну. В конце концов, если о нас когда-то вдруг скажут, что мы — по большому счету — становимся неправовым государством, чем крыть? Или не станем?

— Я не люблю формули «Україна є правова держава». Бо й гітлерівську Німеччину називали «нацистською правовою державою». Тому я обстоюю верховенство права. Це — ідеал справедливості й захищеності людської гідності за допомогою дієвого юридичного інструментарію.

Запроваджена нами минулого року система конституційної реформи у сфері правосуддя практично і є втіленням ідеалу верховенства права. Але це — лише один сектор. А в тій ділянці, що називається «сектор юстиції», який включає в себе також і безпеку громадян, тобто те, за що відповідають міністр Петренко та міністр Аваков, — там, як кажуть, «і кінь не валявся»!

На жаль, політичний клас, особливо парламент, на такій відстані від верховенства права й навіть від розуміння сутності конституційних змін — як Земля від Місяця. Вони провалили закон про Конституційний Суд. В Україні запроваджено індивідуальну конституційну скаргу, й за тими змінами — кожна людина може звернутися до КС, аби захистити свої права чи свободи.

Це надзвичайне вітчизняне завоювання в рамках європейських стандартів. Але поки нема закону, значить, не працює інститут індивідуальної скарги. Якщо зміни до Конституції набрали чинності з жовтня 2016 р., то невдовзі — рік, як саме через цю ВР людей позбавлено можливості звертатися до Конституційного Суду за захистом!

Чим займаються зараз у ВР? Чварами, гонитвою за політичним капіталом, створенням власного іміджу. Особливо — в «Самопомочі», «Батьківщині» й у «тих, що з вилами». Це ті три фракції, що є найдеструктивнішими, бо їх цікавить лише результат наступних виборів, а не успіхи держави і вигоди для суспільства зараз. Вони діють за класикою — «чим гірше, тим краще».

За цього складу парламенту я не бачу реальної перспективи на істотне покращення нашої юридичної системи за рахунок імплементації конституційної реформи шляхом ухвалення звичайних законів.

— Такое впечатление, что вся наша жизнь — от выборов до выборов: каждые четыре или там пять лет — огромные надежды, и снова все плохо, еще хуже. Или это только Украина такая уникальная, что без конца лишь на выборы и рассчитывает?

— Життя кожного суспільства неодмінно прив'язане до виборів. Згадайте, як чекали виборів у Голандії. Потім — у Франції. Натепер — у Німеччині, а невдовзі — в Англії. Я живу українським політичним життям у різний спосіб з 1989 р., але до цього часу так і не відчув того особливого стану професійного задоволення, яке можна було б мати, якби в Україні направду було реалізовано верховенство права.

Але особливе розчарування — саме з останнім складом ВР... Хоча я розумію, що іншого не могло й бути: вибори — на початковому етапі війни, до парламенту частково прийшов бізнес, якого нічого не цікавить, окрім власного кендюха, частково прийшла «піна чи тріски з дніпровських шлюзів», майже непотріб. Таких чимало — без освіти, без культури, без знання, без досвіду, без відповідальності, без совісті. Зате з нахабством, зухвальством, брехливістю, невиправданою самовпевненістю і почасти із самодурством...

Дуже вони нагадують тих, хто «мы разрушим до основанья, а затем...» Така якість депутатського корпусу нездатна дати суспільству те, на що воно правдиво заслуговує.

Тому доведеться чекати нової, набагато кращої, якості.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Коэн: украинский языковой закон — шаг в неверном...

Средства массовой информации сегодня повсеместно испытывают немалые сложности: это и...

«Больше никогда»?

Для поклонников «европейских ценностей» военный переворот в ФРГ, да еще и с...

Российские санкции в контексте российско-украинских...

У нас вновь есть повод для обсуждения современного состояния украинско-российских...

Меркель: первый визит в новом качестве

Судя по итогу визита в Киев, никаких срочных дел у канцлера Ангелы Меркель (по крайней...

Радуга раскола и рябь вместо цунами

Подмеченная фотографом Reuters радуга, вспыхнувшая в небе над американским Капитолием...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка