Нанотехнологии в дипломатии

№14 (860) 6 — 12 апреля 2018 г. 05 Апреля 2018 4

Зачем нам «Минстець за границей»?

НАМ ПИШУТ

Сообщалось, что МИД создает новое подразделение — Украинский институт. Нужен ли стране этот институт и чем он может и должен заниматься?

Николай СЕРДЮК, Харьков

Однажды мне довелось встречаться с представителями украинской диаспоры Санкт-Петербурга — которые, несмотря на скудные ресурсы, своими силами старались не только поддерживать культурные традиции родины в своей среде, но и популяризировать ее по мере сил среди коренного населения. Чем они были больше всего удручены — так это полным пренебрежением к их судьбе и нелегкой работе со стороны украинских дипломатов. Посольство и консульство не только никак не помогало, но и выказывало полнейшее равнодушие, не демонстрируя даже моральной поддержки.

2018 г. Фестиваль «Французская весна», который проводится при участии посольства Франции с 2004 г., стал большим культурным событием всей Украины. Когда «Украинскую весну» станут с нетерпением ждать парижане?

Украина откровенно провалила и проваливает работу со своими соотечественниками за рубежом, а уж о работе с имиджем страны, пропаганде национальной культуры, языка, литературы и пр. можно даже не упоминать — все это в лучшем случае ведется топорно и неэффективно. Обычно же — не ведется вообще.

Поэтому идея создания Украинского института, по аналогии с Гете-институтом, Британским советом, Обществом Данте Алигьери, Институтом Сервантеса — знаменитыми организациями, занимающимися важнейшим делом пропаганды национальных ценностей и культуры своих стран за рубежом, с реализацией сильно запоздала. То же Общество Данте Алигьери было, например, основано в Риме еще в 1889 г.

Зачем нам вообще пропагандировать свою культуру в других странах и работать над имиджем? Какая нам разница, будет ли житель Венесуэлы знать о существовании Тараса Шевченко или Сергея Жадана? Разница в том, что это косвенно повышает капитализацию отечественного бизнеса и заметно влияет на отношение даже к рядовому носителю национального бренда.

Несколько карикатурный пример. Предположим, что вам предложили сотрудничество немецкий бизнесмен и деловой человек из Чада. Кредит доверия к кому у вас будет изначально выше — еще до близкого знакомства с ними? Теперь представьте, что в отделение отечественной полиции попадают подвыпившие туристы — британец и молдаванин. Как думаете, с кем будут обращаться корректнее?

Вопрос состоит не в том, нужен ли Украинский институт (он нужен давным-давно), а в том, удастся ли МИДу создать эффективную структуру. А вот насчет этого имеются большие сомнения.

Стоит сразу же оговориться — критиковать новое учреждение пока совершенно не за что. Просто потому, что не только такой организации еще не существует — нет даже концепции ее деятельности, понимания стратегии ее работы, бюджета, ресурсов и пр.

Обсуждать пока что можно лишь два документа — устав Украинского института, принятый 28 февраля 2018 г., и условия проведения конкурса на должность гендиректора этого учреждения (приказ министра иностранных дел от 12 марта).

Что касается устава, то он очень аморфен, «ни о чем». Предполагается, что институт должен заниматься «комплексной презентацией Украины в мире» и управляться МИДом. Проблемой может оказаться само построение приоритетов. Например, основной и первой задачей института названо «повышение узнаваемости Украины за рубежом», а первой же функцией — «учреждение регулярных форматов презентации Украины (мультидисциплинарные фестивали)». Но ведь этим должны были заниматься посольства, их соответствующие отделы!

Однако даже мимолетного серфинга по сайтам наших зарубежных диппредставительств достаточно, чтобы убедиться — страницы, как правило, ничего внятного не сообщают ни о нашей стране, ни о нашей культуре, ни о привлекательности нашего экономического потенциала и т. д. Если это даже не пытались делать сотни наших дипломатов в посольствах — каков шанс, что представители института будут лучше мотивированы? Не станет ли создание новой организации лишь поводом для диппредставительств окончательно махнуть рукой на работу в данном направлении?

Интересно, что среди задач УИ, перечисленных в уставе, популяризация языка и культуры находится на последнем месте, а среди предложенных функций преподавание украинского языка за рубежом — даже ниже, чем «организация поездок журналистов» за границу.

А вот если посмотрим на знаменитые и перечисленные выше организации-аналоги, которые на слуху у каждого, то убедимся, что именно пропаганда языка — важнейшая и ключевая задача таких структур, и именно обучению ему посвящена львиная доля их деятельности.

И тут нам придется принять неприятное и неизбежное — популярность Гете-института, Британского совета, Польского института, Французского института определяется во многом эмиграционной привлекательностью родительских стран. Конечно, этот подход может показаться циничным. Но язык учат чаще всего не потому, что его носители обладают великолепной литературой — иначе не было бы курсов, популярнее исландских.

Да, есть множество людей, которые учат немецкий, чтобы читать в подлиннике Гюнтера Грасса. Но, наверное, большинство посетителей языковых курсов этих организаций — люди, так или иначе мечтающие уехать в Британию, Германию, Польшу, Францию — в эмиграцию, временно поработать, делать бизнес или с туристической целью.

Именно экономическая привлекательность чаще всего превращается в культурную. Отсутствие у Украины эмиграционных достоинств — вероятно, главное препятствие на пути пропаганды ее культуры. Действительно, трудно представить, почему лондонцы пожелают массово изучать украинский — а вот почему у Британского совета офисы в 110 странах, понять довольно легко.

Удастся ли популяризировать национальный имидж и культуру в отрыве от языка — это огромный и сложный вопрос, к ответу на который стоило бы привлечь международных экспертов еще перед тем, как вообще формировать список приоритетов будущего института.

Вторая проблема — финансы. Бюджет того же Британского совета — около 700 млн. фунтов, Гете-института — свыше 360 млн. евро. В первом случае государство берет на себя треть финансирования, во втором — две трети. Украина не способна вкладывать даже стократно меньшие суммы — бюджет Украинского института на 2018 г. запланирован на уровне 20 млн. грн.

Штат — 12 человек к концу года (пока не набраны). Для сравнения: в Британском совете свыше 7 тыс. только штатных сотрудников. Что даст стране нано-институт? Он действительно как-то повлияет на наш имидж? У сравнимой с нами Польши в ее аналогичной структуре 24 филиала в других странах.

Конечно, Украинский институт планируется расширять. Но найдутся ли на это деньги, если страна вынуждена экономить на других расходах диппредставительств? Аксиома, что для построения таких структур нужны долгосрочные стратегии и «длинные бюджеты».

Возможно, более прагматичным шагом было бы не создавать госструктуру, которая в условиях недофинансирования будет абсолютно неэффективной в работе, но превратится в синекуру для парочки дипломатических бюрократов, а придать Украинскому институту статус общественной организации — как в случае с Гете-институтом. Еще один возможный путь — отдавать работу по культурной пропаганде и имиджевой работе за рубежом на аутсорс, заказывать ее нашим университетам, оргкомитетам фестивалей и т. д.

Впрочем, мы сильно забегаем вперед — саму концепцию развития института должен будет разрабатывать ее первый руководитель. Презентация этой концепции, как и эссе «Моя роль в управлении Украинским институтом», — среди обязательных в перечне документов, предоставляемых претендентом на должность. Проблема, однако, в том, что и тут будущему руководителю предлагают сформировать цели института самое дальнее на три года — но ведь за это время и филиалы за рубежом толком не развернуть! Даже зарплату будущему директору УИ МИД указать не способен — что уж тут говорить о размере гарантированного бюджета.

Документы принимают до 11 апреля, собеседование состоится до 18 апреля, а вот кто будет выбирать победителя, не совсем ясно — Наблюдательный совет все еще не сформирован. Туда обещают включить чиновников МИДа, Минкульта, Минобразования и «авторитетных деятелей», что само по себе пугает перспективами. Последнее слово, конечно, за МИДом — то есть никакой независимости для Украинского института ожидать не приходится.

Конечно, опасения в этой связи уже рефлекторные: как бы УИ в результате не превратился в зарубежный аналог Минстеця, чьих результатов работы никто и никогда не видел даже под микроскопом, но который постоянно подозревают в организации фабрик порохоботов-троллей за бюджетные деньги.

Возможно, реальными задачами Украинского института станет работа не над популяризацией национальной культуры, а над отбеливанием имиджа президента. Впрочем, подобные затеи никогда и никому еще толком не удавались — можно потратить бюджетные деньги, но из госбюрократа молока не выдоишь. Традиционные коммерческие лоббистские компании и пиар-агенства работают не в пример эффективнее. Правда, как свидетельствует скандал с Полом Манафортом, иногда и выбор лоббистов может обернуться катастрофой.

Поэтому наш прогноз — от Украинского института не стоит ждать прорывов и даже заметных плодов работы в среднесрочной перспективе. Оптимистический сценарий может быть связан с победой в конкурсе яркой, независимой личности, которая в условиях госструктуры не сможет, скорее всего, реализоваться — но которая вынесет, наконец, сор из мидовской избы и привлечет внимание общества к недопустимо низкому уровню работы Украины в международном культурном и информационном пространстве. Решение проблемы начинается со скандала — а тут скандал необходим, как воздух.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Первые залпы прямой наводкой

Вы узнаете: есть ли у Авакова президентские амбиции, в обмен на что Петр Порошенко...

«Холодная война» как шанс на второй срок

Если вам кажется, что какой-то пиар бесконечно плох — значит, он просто имеет других...

На втором фронте без перемен

В отношениях Украины с Россией возник новый конфликт. В конце марта близ косы...

«Новичкам» здесь не место

Дело с отравлением экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии вбило еще один клин...

Век неба не видать

Кладбище «бумажных самолетиков»: почему многочисленные проекты «Антонова»...

Похлеще Манафорта

Уже несколько лет украинский истеблишмент (как чиновники, так и политики)...

Загрузка...

Наши перспективы в жанре армянского анекдота

Вы узнаете: что не всегда можно верить «источникам» журнала Time, почему так...

Крах «Суммы» через призму Донбасса

Если группы, ориентированные на примирение с Западом, потерпят поражение, то не...

Увлекательная биография первого украинского...

Первый официально зарегистрированный лоббист от Украины Юрий Ванетик

Блокчейн гарантирует честные выборы в Украине

Технология блокчейн, гарантирующая полную честность в коммерческих отношениях, как ни...

Под хриплый лай войны

Вовлеченные во внутриполитический водоворот отечественные СМИ оставили практически...

Срывая глобальные планы

Интрига, разворачивающаяся вокруг дела Савченко, состоит в том, что она даже в качестве...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка