Наши перспективы в жанре армянского анекдота

№14 (860) 6 — 12 апреля 2018 г. 05 Апреля 2018 4.8

Обзоры Сергея Бурлаченко

Украинские СМИ неисправимы. Дня не проходит, чтобы они не родили очередную сенсацию на голом месте. Вот и совсем недавно они с энтузиазмом, переходящим в восторг, сообщили о публикации журнала Time, где, мол, говорилось, что Путин наконец-то «уходит» и готов отдать Донбасс под управление международной администрации.

Действительно, в апрельском номере Time появляется большой материал, посвященный планам российского президента на новый срок. В статье за подписью бывшего главреда канала «Дождь» Михаила Зыгаря Донбассу посвящено два предложения: «В свой новый президентский срок Путин готов решить проблему Донбасса, региона в Восточной Украине, где Россия разожгла гражданскую войну с 2014 г. Источники в МИД России сообщили Time, что Путин готов сделать Восточную Украину областью под контролем временной международной администрации, как это было в Боснии и Герцеговине или в Косово».

О Киеве, вошедшем в тройку «лидеров»

Насколько можно доверять этому?

Напомню, что Зыгарь — автор бестселлера «Вся кремлевская рать» (2015 г.), переведенного на шесть языков, в котором очень много написано и о российско-украинских отношениях (начиная с президентства Путина). Положительные отзывы о книге (в т. ч. таких известных, правда, принадлежащих к одному спектру лиц, как Светлана Алексиевич, Станислав Белковский, Борис Акунин и др.) заняли бы много места.

На этом фоне нетипичным выглядит отзыв также критически настроенного к Кремлю британского еженедельника The Economist. В последнем указывается на отсутствие у Зыгаря источников, которые подтверждали бы сведения, исходящие якобы из осведомленных кругов, и отмечается, что мнения, приписываемые автором Путину, вполне возможно, являются выдумкой.

Я в данном случае больше склонен верить (и вам советую) англичанам, ибо приведенное высказывание Зыгаря трудно воспринимать серьезно. Ведь на деле опыт международной администрации в Косово — это опыт подготовки его к независимости, опыт Боснии — это опыт контроля над функционированием институтов независимого государства. Ни один из этих опытов изначально не предполагал реинтеграцию этих образований в Югославию, от которой они отделились.

И эти примеры были бы уместны в нашем случае, только если б параллельно говорилось и о том, к чему они привели на Балканах. А заодно — высказывались бы какие-то предположения насчет реалистичности такой идеи относительно Донбасса. Ведь косовско-боснийский вариант предполагает, что Запад не просто готов согласиться с отделением Донбасса от Украины, но и будет этому содействовать. Это настолько противоречит всей официальной западной линии, что Зыгарь должен был бы рассказать, почему он и его «источники» не считают такой вариант фантастикой.

Запад в случае с Донбассом не раз проводил параллели с другим опытом миротворческой администрации на Балканах. А именно: с реинтеграцией Восточной Славонии в Хорватию в 1995—1998 гг., в ходе которой хорватские сербы получили крайне незначительную автономию. Но готов ли Путин согласиться с таким вариантом? Ни-что на это не намекает.

Да, возможно, Зыгарю кто-то из МИД сливал некую информацию, но то, как она трансформировалась в его сознании, побуждает вспомнить известный анекдот об «армянском радио»:

«— Правда ли, что шахматист Петросян выиграл в лотерею тысячу рублей?

— Правда, только не шахматист Петросян, а футболист «Арарата» Акопян, и не тысячу, а десять тысяч, и не рублей, а долларов, и не в лотерею, а в карты, и не выиграл, а проиграл».

Что же касается более достоверной информации о миротворцах, то она неутешительна. В недавнем интервью «Голосу Америки» спецпредставитель госдепа Курт Волкер выразил разочарование тем, что после его январской встречи с Сурковым «российская сторона ни разу не выходила на контакт».

На этом грустном фоне, а еще более на фоне очередного витка охлаждения между Россией и Западом, которое сопровождается высылкой дипломатов с обеих сторон, совершенно неожиданным оказалось появление 29 марта совместного заявления лидеров России, Украины, Германии и Франции. Да, в самом документе, состоящем из трех небольших абзацев, нет ничего выдающегося и особо конкретного. Там, в частности, сказано, что страны «нормандского формата»

— «вновь подтверждают свою приверженность осуществлению Минских договоренностей» и «рассмотрят возможные пути ускорения осуществления договоренностей в предстоящие месяцы»;

— «приветствуют соглашение о возобновлении режима прекращения огня по случаю праздника Пасхи», которое вступало в силу с нуля часов 30 марта;

— «призывают к «более активным усилиям по обмену оставшихся задержанных по формуле «всех на всех».

Подача заявления на сайтах лидеров стран четверки идентична и не сопровождается информацией о каких-либо подробностях общения между ними. Вполне возможно, они и не говорили по телефону (по крайней мере в формате квартета), а заявление согласовывалось по дипломатическим каналам. Правда, есть одна характерная особенность: на сайте Порошенко — в отличие от всех остальных — не говорится, какие страны входят в состав четверки, т. е. «невежественный читатель» может предполагать, что никаких совместных заявлений с главой Российской Федерации украинский президент не подписывал.

Между тем главное не текст, а сам факт появления документа. Он показывает прежде всего заинтересованность Берлина и Парижа в том, чтобы скандал с высылкой дипломатов не заморозил диалог по Украине и не привел к эскалации военных действий. Ведь Киев по масштабам высылки обходит все страны континентальной Европы и входит в тройку «лидеров», уступая лишь США и Великобритании. Соответственно и масштаб ответной высылки украинских дипломатов Россией уступил лишь масштабу высылки дипломатов из этих двух стран. И, вполне вероятно, во власти — как в Киеве, так и в Москве — есть силы, которые готовы использовать ситуацию в мире для создания поводов к отказу от Минских соглашений (см., например, статью Дмитрия Галкина «Крах «Суммы» через призму Донбасса» на стр. А4).

Нельзя не обратить внимание и на то, что перед появлением документа на официальных сайтах «подписантов» отсутствовала какая-либо информация о переговорах, консультациях и т. п. на любых уровнях, причем уже в течение нескольких месяцев. А потому можно полагать, что соответствующие консультации (не будем гадать, на каком уровне) велись в условиях строжайшей конфиденциальности.

Наблюдателям бросилось в глаза то, что Германия «без фанатизма» отреагировала на обвинения в адрес России, видимо, не особо веря в версию британской стороны, но была вынуждена присоединиться к общей позиции Запада из соображений атлантической солидарности. В этом контексте «нормандское» заявление со стороны Парижа и Берлина отчасти выглядит их завуалированным демаршем против англо-американской антироссийской кампании, сигналом, что Германия (а видимо, и Франция) по-прежнему готовы иметь дело с Москвой и стремятся избежать дальнейшего ухудшения отношений. Хотя в то же время определенную дистанцию от Москвы Париж и Берлин должны соблюдать.

А следом появилась информация (на уровне «источников»), что в мае в немецком Ахене может состояться саммит лидеров Германии, Франции и Украины, посвященный размещению миротворцев ООН в Донбассе. Встреча, как ожидается, произойдет в ходе церемонии вручения престижной международной премии имени Карла Великого. Порошенко не впервые отправляется в Ахен на церемонию, а Эмманюэль Макрон получит премию за «вклад в объединение Европы».

Источники, близкие к МИД Украины, заявили, что полноценный саммит «нормандской четверки» невозможен ввиду неблагоприятной ситуации в отношениях России и Запада. «Я не думаю, что его подготовка будет проходить без ведома Кремля. Более того, президент Франции Эмманюэль Макрон, который также в мае собирается посетить Москву и Санкт-Петербург, наверняка обсудит с Владимиром Путиным тему миротворцев в Донбассе», — заявил источник. Источник в МИД России отметил, что Москва не возражает против контактов в подобном формате, подчеркнув, что решение по миротворцам будут принимать в СовБезе ООН.

Впрочем, по имеющейся у нас информации, инициатором возобновления контактов в «нормандском формате» выступила как раз украинская сторона. Нардеп от БПП Александр Черненко дал «Коммерсанту» следующий комментарий: «С учетом того, что уже через год, 31 марта 2019-го, состоятся выборы главы государства, для президента важно предъявить избирателям хоть какие-то конкретные результаты в деле примирения на юго-востоке страны. Поэтому неудивительно, что он старается использовать все международные форматы, и в первую очередь нормандский, для достижения этой цели».

Действительно, «трехсторонний формат» личных саммитов с точки зрения избирательных стратегий действующего президента выглядит наиболее оптимально: с одной стороны, без прямого контакта с «главным врагом Украины», с другой — демонстрируются его миротворческие усилия, а главное — именно с ним связывается надежда на мирное урегулирование конфликта. Показательно, как Петр Порошенко прокомментировал (единственный из «подписантов») заявление четырех лидеров в ходе поездки на Донбасс: «мы, проведя переговоры с канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Эмманюэлем Макроном, обратились к Путину и «дожали» его, чтобы он подписал заявление о перемирии, которое должно наступить с 30 марта».

В целом же поездка президента в Донецкую область  наглядно показала новые акценты в пиар-линии Петра Порошенко, на которые и указал нардеп Черненко, причем не только в контексте установления мира, но и ориентации на тот пласт избирателей, которые прохладно относятся к ура-патриотической риторике. А ведь совсем недавно последние, можно сказать, демонстративно игнорировались, вся пиар-политика президентской команды сводилось к тому, чтобы представить президента «своим» для национал-радикалов.

И дело, думаю, не только в приближении выборов, на которых «каждый голос имеет значение». Прежний крен в президентской риторике в сторону радикальных патриотов объяснялся не только тем, что до выборов было «далеко» (а значит, вроде бы «неправильный» электорат можно игнорировать), но и тем, что угроза от радикалов выглядела куда более близкой и реальной, чем выборы, которые «когда еще будут». Поэтому приходилось заигрывать. Сейчас же угроза ультраправого переворота или массовых выступлений, способных пошатнуть власть, практически нейтрализована. И это дает Порошенко значительно большую свободу действий.

Тем более что националистический спойлер на президентских выборах может как оттянуть голоса у «респектабельных» националистов, так и служить пугалом для той категории избирателей, в сторону которых начал поворачиваться Петр Порошенко. В общем, судя по всему, праворадикалы «осваиваются» со своей окончательно оформляющейся ролью «мальчиков по вызову» при власти, которым, помимо выполнения деликатных поручений, позволено иногда напоминать о себе, играючи на грани фола, но не за ней и не более того. Поэтому у Порошенко сейчас большая свобода внешнеполитического маневра, чем это было совсем еще недавно.

Об акцентах, на которые обращаем внимание

Но принципиально это ничего не меняет, поскольку сложнейшие проблемы Украины невозможно решать без участия внешних игроков, а степень разногласий между Россией и Западом сейчас такова, что практическое сотрудничество в украинском вопросе, скорее всего, будет ограничено только стремлением к обеспечению прекращения огня и обмена пленными. Эти вопросы — лишь часть минского комплекса мер, однако именно по ним удавалось добиваться определенных успехов. А сама публичная поддержка перемирий «нормандской четверкой», как обычно показывала практика, позитивно влияла на их соблюдение.

Что же касается нынешнего перемирия, которое официально именуется возобновлением обязательств по прекращению огня, то о нем было сказано в заявлении Контактной группы еще 26 марта. Почти от всех предыдущих заявлений оно отличается заметно большей обстоятельностью. Так, до нынешнего года в таких документах обычно говорилось лишь о времени вступления в силу нового перемирия и о приверженности Минским соглашениям.

А вот 2 марта этого года в нем появился целый абзац, посвященный мерам по обеспечению прекращения огня, который без изменений перекочевал и в заявление от 26 марта. Группа «подчеркивает важность принятия и соблюдения соответствующих приказов о прекращении огня; эффективного применения дисциплинарных мер в случаях нарушений режима прекращения огня; отказа от наступательных действий и разведывательных операций; неприменения огня, включая ответный огонь; в частности, строгого запрещения ведения огня как в направлении, так и со стороны населенных пунктов, размещения и применения тяжелого вооружения в населенных пунктах и в их близости, а также нацеливания на объекты гражданской инфраструктуры, включая школы, детские сады, больницы и общественные помещения».

Но, как известно, эта обстоятельность не привела к тому, что приуроченное к 8 марта перемирие соблюдалось лучше предыдущих, напротив — через пару недель оно окончательно «выродилось». А для оценок перспектив нынешнего перемирия надо прежде всего внимательно посмотреть, что о нем говорят стороны.

Полпред самопровозглашенной ЛНР на минских переговорах Владислав Дейнего еще 26 марта дал понять, что на обстоятельности документа настаивала именно их сторона: «Направленные нами в адрес координатора (т. е. представителя ОБСЕ в подгруппе безопасности Эртугрула Апакана. — С. Б.) требования по мерам обеспечения полного соблюдения режима прекращения огня вошли в текст заявления почти дословно. Однако мы продолжаем настаивать на опубликовании сторонами конфликта — «ДНР/ЛНР» и Украиной — приказов как о запрете огня на линии разграничения, так и о мерах, применяемых к нарушителям запрета». А в канун перемирия, 29 марта, в самопровозглашенных республиках сообщили, что приказы о полном прекращении огня доведены до всех их подразделений.

Украинский официальный комментарий был сделан также 29 марта. Спикер Минобороны Дмитрий Гуцуляк сообщил, что по данным пресс-центра штаба АТО (судя по его странице в Фейсбуке, он так и не переименован в штаб объединенных сил — в соответствии с законом о реинтеграции Донбасса), подразделения ВСУ «готовы к установлению и соблюдению режима прекращения огня по всей линии разграничения сторон на период Пасхальных праздников с полуночи 30 марта 2018».

Тут же он добавил, что «все договоренности о прекращении огня и раньше неукоснительно соблюдались силами АТО», но «в случае угрозы жизни и здоровью гражданского населения, личного состава подразделений ВСУ Украины или осуществления других провокационных действий» украинская армия будет немедленно реагировать в ответ.

Надо обратить внимание на следующие акценты:

— прекращение огня называется перемирием на определенный период (хотя конец этого периода не указан), а ведь согласно заявлению Контактной группы — это подтверждение бессрочного перемирия, введенного Минскими соглашениями;

— не сообщается о приказах о прекращении огня и ответственности за их нарушение.

Заявление же Контактной группы требует прежде всего факта таких приказов, а не объявления о них в СМИ. Но можно вспомнить о том, что когда пасхальное перемирие объявлялось год назад, сам Верховный главнокомандующий сообщал, что в связи с ним дал все необходимые поручения Генштабу и Минобороны, и заявил, что прекращение огня объявлено по инициативе украинской стороны. Эта информация была и на его официальном сайте www.president.gov.ua.

Сейчас же в преддверии пасхального перемирия Порошенко упомянул о нем лишь через 27 часов после его начала, записав в Твиттере: «С 30 марта мы снова пытаемся обеспечить режим прекращения огня по случаю Пасхальных праздников. Рассчитываю, что на этот раз Москва наконец будет следовать букве и духу документа, под которым стоит подпись президента РФ». Впрочем, на сайте главы государства это сообщение не появилось.

Правда, 1 апреля, посещая Донбасс, Порошенко сказал и о приказах о перемирии («Наши войска четко выполняют приказы Верховного главнокомандующего о прекращении огня»), и об обстоятельствах его объявления: «Какую я поставил задачу? 30 марта (так в тексте, на самом деле документ появился 29-го. — С. Б.), согласно заявлению Президента Украины, Канцлера Германии, Президента Франции — и мы дожали Путина, чтобы он сделал такое же заявление, а он в этот раз отказывался это делать — чтобы было перемирие». Но, как известно, на самом деле перемирие было согласовано и объявлено 26 марта на уровне Контактной группы, а заявление «нормандской четверки» лишь поддерживает его.

О военных действиях на двух фронтах

1 апреля в Фейсбуке и Твиттере Порошенко появилась обошедшая украинские СМИ запись о его общении с военными 79-й десантно-штурмовой бригады ВСУ, где были слова: «держите порох сухим, будьте начеку, и в критических ситуациях патронов не жалейте!», — ибо, подчеркивалось, что режим перемирия не лишает украинских военных права отвечать на провокации.

Правда, вскоре эти сообщения исчезли из соцсетей, а руководитель Главного департамента информполитики АП Андрей Жигулин объяснил, что они были опубликованы из-за ошибки сотрудника АП, а на самом деле президент сказал: «Нам надо держать порох сухим, нам надо быть готовыми в любую минуту продемонстрировать боевые способности украинских десантно-штурмовых войск. Но сейчас главный наш приоритет — это освобождение оккупированных территорий политико-дипломатическим путем». Именно такие слова зафиксированы и на аудио, розданном АП. Впрочем, об опровержении сообщили отнюдь не все СМИ, распространившие аннулированные посты президента в соцсетях.

Однако если и вынести за скобки историю с этими записями, все равно видно, что акценты в украинском официозе по сравнению с прошлым пасхальным перемирием заметно ужесточились. И не думаю, что надо связывать это с какими-то частными вещами вроде изменений в пресс-службе президента.

Еще больше информации к размышлению дает интервью «5-му каналу» недавно назначенного командующего операцией объединенных сил в Донбассе Сергея Наева. На вопрос о планах подготовки этой операции он сказал: «У меня уже есть определенные временные показатели, к которым я должен завершить подготовку к этой операции, сделать доклад начальнику Генерального штаба — главнокомандующему ВСУ и в дальнейшем — Президенту Украины. А после утверждения этих действий и планировочных документов состоится мероприятие по началу операции». И добавил, что «не хотел бы озвучивать сроки широкой общественности, но они не будут продолжительными».

Смысл здесь в том, что до сих пор понятие «антитеррористическая операция» (АТО), обычно трактовалось как эвфемизм слова «война», как характеристика состояния, которое имеет место в Донбассе и сейчас. И казалось, что с официальной заменой этого понятия на «операцию объединенных сил» ничего не меняется. Но вот из слов Наева следует, что он трактует это понятие в основном смысле слова «операция» — т. е. как ряд стратегических военных действий, подчиненных единому плану. Следовательно — продумывает военную операцию, тогда как, исходя из Минских соглашений, должно иметь место постоянное перемирие. Да и президент Порошенко говорит о приоритете политико-дипломатического урегулирования.

Разумеется, слова командующего объединенных сил не обязательно означают, что Украина реально планирует военную операцию. Но, несомненно, они показывают, что и Наеву, и его начальству нужно, чтобы он имел имидж планирующего такие действия.

Да, судя по отчетам СММ ОБСЕ, нынешнее перемирие, как и предыдущие, снизило ежедневное количество замеченных наблюдателями взрывов с трехзначных чисел до двузначных. Тем не менее, как всегда бывало раньше, через несколько недель эти показатели грозят вернуться к прежнему уровню. А возникновение полномасштабных боевых действий пока выглядит заметно более реальной перспективой, нежели договоренность о появлении в Донбассе миротворческой миссии ООН, несмотря на порой возникающие оптимистические слухи.

Такой же реальной перспективой выглядит возобновление «военных действий на втором фронте» — за контроль над антикоррупционными структурами, одним из ключевых механизмов в украинских внутриполитических разборках.

В общем тренде укрепления президентской власти обозначился едва ли не «прорыв» в нейтрализации одного из самых раздражающих президента факторов — созданных по настоянию Запада «параллельных» антикоррупционных структур. Грозовые тучи сгустились над главой Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назаром Холодницким.

Началось, как водится, с утечек в прессу, а затем синхронно с резкими заявлениями в его адрес выступили генпрокурор Юрий Луценко и глава НАБУ Артем Сытник. Как выяснилось, в кабинете главы САП было установлено подслушивающее устройство (естественно, с санкции суда), записи которого дают много оснований для привлечения Холодницкого к уголовной ответственности. Сами записи пока не обнародованы, но намек главе САП «уйти по-хорошему» был более чем очевиден. Однако теперь по-хорошему уже не получится, ибо против него возбуждено дисциплинарное производство, а по закону во время этого производства прокурор не может подать заявление об увольнении по собственному желанию.

Пикантность ситуации в том, что с момента создания САП и НАБУ, как и задумывалось, действовали в «тандеме», а им оппонировала «традиционная» Генпрокуратура. Эта схема нарушилась осенью прошлого года, когда Генпрокуратура атаковала НАБУ, дело дошло даже до задержания его агентов за противоправные действия. И на стороне власти неожиданно выступил Назар Холодницкий.

Тогда предельно жесткая реакция Запада заставила украинскую власть свернуть «антиантикоррупционную» атаку, а Сытнику и Холодницкому в Вашингтоне настоятельно порекомендовали «жить дружно». И вот такой поворот сюжета — уже с властью против Холодницкого выступает (и весьма активно) Сытник. Тут, как говорит коллега Критикан Политиканов, «без бутылки не разберешься». Я и не буду пытаться это сделать, лишь отмечу, что весьма вероятное падение Холодницкого будет означать полный развал любовно создававшейся Западом не зависимой от украинской власти антикоррупционной системы, фактически предназначенной для того, что держать всю украинскую элиту на коротком поводке.

На момент написания этих строк какая-либо реакция Запада на скандал с Холодницким отсутствует. Не исключено, что идут закулисные маневры — с целью оставить его в должности. Но в любом случае САП в одиночку будет не более чем выдернутой из антикоррупционного механизма деталью, практически бесполезной. Здесь важнее всего контроль над НАБУ, которому принадлежит инициатива в возбуждении антикоррупционных расследований. Ближайшие события должны показать, что такое нынешнее объединение против Холодницкого: часть стратегического партнерства обоих ведомств под эгидой президента или тактическая дружба против главы САП, которая закончится с его смещением.

Тем не менее впервые за продолжительное время раздался окрик с Запада в отношении украинской власти. Касался он ситуации с принятыми парламентом поправками, согласно которым до 1 апреля должны задекларировать свои доходы «представители общественных организаций, осуществляющих антикоррупционную и иную деятельность». Отменить поправки потребовали послы стран Евросоюза, стран «Большой семерки». Еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства Йоханнес Ган заявил, что власти Украины провалили свои обещания и не отменили е-декларирования для активистов.

Резче же всех высказался госдеп: там отметили, что система декларирования активов в Украине должна привлекать государственных должностных лиц к ответственности, а не давить на общественность. «Соединенные Штаты настоятельно рекомендуют правительству Украины отменить закон о декларировании доходов общественных активистов и международных членов наблюдательных советов государственных предприятий», — говорится в сообщении.

В госдепе назвали требования относительно представления электронных деклараций активистами «карательным законом». Американские чиновники призвали украинскую власть «оперативно отменить требования декларирования активов в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии».

Петр Порошенко действительно выступил за отмену данных поправок, но поддержки в Раде его инициатива не нашла (демократия, независимость ветвей власти, знаете ли...). И, видимо, в западных столицах начинают задумываться: не слишком ли широким оказался тот карт-бланш, который они дали Петру Порошенко? Не ведет ли он с ними двойную игру, на которую в современном мире имеют право лишь они?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Мутно и непрозрачно лоббируются интересы украинских...

Западные СМИ, фонды и исследовательские структуры проявляют живой интерес к личностям...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Полный пенсион

В США и других развитых странах все более популярно движение «жить лучше — за...

Из Москвы намекают о возможности признания...

Вы узнаете: как смерть Захарченко аукнется в Москве и Киеве; кто и зачем тасует...

Последний день лета

Вы узнаете: чем Александр Захарченко отличался от Ахмеда Ясина, почему его гибель...

Порошенко подкладывает своим сменщикам свинью

В угоду своим предвыборным целям Порошенко готов поставить Украину в непростую...

Загрузка...

«Хотелось как лучше». И получилось!

Словарный запас Трампа удивительно похож на лексикон нью-йоркских гангстеров, —...

5 лет партнеру Пола Манафорта и контактеру Рината...

Сэмюеля Пэттена официально обвинили в том, что он представлял в своей стране интересы...

Кредитов нам не надо. Помогите материально

Если говорить об объеме заимствований, то кому как не украинским чиновникам знать,...

Свобода слова: Украина — не Европа

Распространенное БПП заявление выглядит как прямой призыв к расправе с независимыми...

Разрыв договора — для принятия закона

Вы узнаете: зачем Медведчук зондирует общество; почему выборы в самопровозглашенных...

Как легко прослыть антисемитом

На фоне непривычно высокой для обычно мертвого летнего сезона политической...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка