Не важно, проголосуют ли — важно, что можно

№5(971) 4 – 10 февраля 05 Февраля 2021

На фоне падения рейтингов президентской политсилы парламентская фракция «Слуги народа» смогла 26 января выполнить одно из своих важнейших предвыборных обещаний — принять закон «О народовластии через всеукраинский референдум».

Напомним, что соответствующий пункт программы помещался в разделе «Очищенная, обновленная и ответственная власть». Было обещано внедрить «механизмы влияния граждан на решения власти через референдумы», а также создать «механизм народного вето на только что принятые законы». Еще ранее, в ходе президентской кампании, запустить полноценный механизм референдума обещал сам Владимир Зеленский.

Положения о том, что можно, а что нельзя выносить на референдум, в общем-то, в том или ином виде закреплены в Конституции. Можно — рассматривать изменения в разделы 1, 3 и 13 Конституции Украины, рассматривать вопросы общенационального значения. Нельзя — вопросы ограничения прав и свобод, вопросы, направленные на ликвидацию независимости или ограничение суверенитета, а также угрожающие территориальной целостности, вопросы налогов, бюджета и амнистии, равно как и те, которые по закону отнесены к ведению правоохранительных органов и судов.

Законопроект №3612 можно было бы принять голосами одной только «Слуги народа». В данном случае получилось хоть и минимальное, но все же монобольшинство — 226 голосов «за». Еще 29 голосов дали депутаты фракции «Доверие», а также внефракционные.

Как можно заметить, ни одна из фракций оппозиции не дала ни единого голоса «за».

Вполне предсказуемые обвинения — в попытке сдачи национальных интересов в пользу России — прозвучали со стороны «Голоса» и «Европейской солидарности». Ну и заодно — в попытке узурпации власти. Возможность прекращать на референдуме действие законов (не требующая утверждения каким-либо органом государственной власти) вызвала особую обеспокоенность депутатов этих двух фракций.

Нардеп от «Европейской солидарности» Олег Синютка заявил, что принятие закона о референдуме связано не то с желанием отменить закон о государственном языке, не то с попытками реинтегрировать Донбасс «на российских условиях». Единственное обоснование такой версии событий — высказывания некоторых «слуг» о необходимости пересмотра положений закона «О функционировании украинского языка как государственного» — на фоне введения с 16 января языковых норм для обслуживания клиентов. Ну и сама теоретическая возможность отмены законов через референдум. «Надо не прилагать усилия, чтобы изменить, отменить штрафы или еще что-то придумать, а выполнять закон. А в этом референдуме как раз и прописали, что выносим и отменяем действующие законы, которые сегодня принял украинский парламент. Так не может быть», — заявил нардеп в эфире одного из ТВ-каналов.

Его коллега по фракции Иванна Климпуш-Цинцадзе заявила, что закон о референдуме является «инструкцией по демонтажу государства». По ее мнению, граждане не смогут адекватно высказываться на референдуме, так как «медиапространство несбалансированно и заангажировано, в подавляющем большинстве принадлежит разным олигархическим структурам». А предусмотренной законом возможностью электронного голосования, по мнению депутата от ЕС, воспользуется страна-агрессор, которая «имеет возможность постоянно вмешиваться в наше киберпространство».

Тут следует отметить, что, по утверждению вице-спикера Руслана Стефанчука, введение электронного голосования станет возможным лишь после принятия отдельного закона.

Нардеп от «Голоса» Сергей Рахманин назвал данную редакцию закона «ядерным чемоданчиком, который может похоронить Украину».

«Угроза закона в том, что референдумом можно заменить законодательный орган. Можно таким референдумом изменить любой закон. Можно принять закон. Зачем тогда парламент?» — заявляет нардеп от ЕС Виктория Сюмар.

Среди других претензий — возможность привлечения к организации голосования судимых лиц, отсутствие равного представительства в комиссиях сторонников и противников вопроса, вынесенного на референдум, возможность вынесения вопросов об изменении территории страны (правда, с одновременным запретом на рассмотрение вопросов, нарушающих территориальную целостность государства). На основании всего этого «Европейская солидарность» собирается оспаривать законопроект в Конституционном Суде.

При этом несложно заметить, что в этих высказываниях прослеживаются опасения, что избиратель может проголосовать вопреки воле нардепов. Собственно, прямо говорится, что речь идет о законах, принятых Радой прошлого созыва, когда «Солидарность» была партией власти. Более того — сама возможность вынесения на всенародное обсуждение таких «спорных» вопросов уже преподносится ими как угроза национальной безопасности.

Отдельный вопрос — почему у нового монобольшинства на пересмотр законов «из прошлого созыва» не хватило политической воли (желания).

Между тем подобные высказывания послужили достаточно выгодным фоном для заявления Владимира Зеленского о том, что закона о референдуме боятся «старые политики», так как он открывает дорогу к подлинной демократии: «Мы дали людям настоящую возможность осуществлять решающее влияние на власть... И воспользоваться этой возможностью можно в любой момент. Поэтому, друзья-политики, привыкайте. Вам теперь всегда придется учитывать, что последнее слово будет не за вами, а за обществом».

Сложность процедуры вынесения на референдум вопросов по народной инциативе вызвала возмущение представителей «Оппозиционной платформы — За жизнь» и «Батькивщины».

Так, Юлия Тимошенко считает, что нормы, необходимые для проведения референдумов по народной инициативе, невыполнимы. Для этого, согласно закону, необходимо собрать три миллиона подписей не менее чем в двух третях регионов (включая в общее количество и аннексированные Крым с Севастополем) — не менее чем по 100 тысяч подписей в каждом из этих регионов.

«Провести референдум по этому закону люди не смогут никогда. Это нереалистично по процедурам, выписанным в документе», — заявила лидер «Батькивщины», назвав президентский законопроект «антиконституционным от начала и до конца».

В «Оппозиционной платформе — За жизнь» раскритиковали положение, что на всеукраинский референдум может быть вынесен только один вопрос — соответственно, сбор подписей по всей Украине необходимо проводить для каждого вопроса отдельно.

«Мы считаем, что этот законопроект фактически является вывеской. Согласно этому документу, на референдум может быть вынесен только один вопрос и исключительно один раз в год», — заявил представитель ОПЗЖ нардеп Николай Скорик.

Также от «Оппозиционной платформы» звучали заявления, что для полноценного функционирования референдумов как механизма народного волеизъявления необходимо принятие закона о местных референдумах, на которых избиратели смогут решать широкий круг вопросов локального значения. Разумеется, на противоположном фланге подобные планы вызывают неодобрение; само упоминание местных референдумов сопровождается комментарием о том, что они-де потенциально несут угрозу сепаратизма.

Очень осторожно в данном вопросе действует и власть. Тем не менее уже заявлено, что вопрос о местных референдумах Верховная Рада рассмотрит в ближайшее время. Об этом заявил вице-спикер Руслан Стефанчук на заседании согласительного совета Рады 1 февраля: «На этом мы не завершаем формирование большого блока законов, касающегося прямой демократии. Буквально уже на этой неделе... максимум на следующей мы соберем очередное заседание рабочей группы по народовластию, где будет презентован первый проект уже закона о местном референдуме».

Стефанчук также отметил, что в презентации законопроекта будут участвовать представители гражданского общества, активно участвовавшие и в его разработке.

С учетом того, что под «гражданским обществом» чаще всего принято понимать общественные организации вполне понятной идеологической направленности, данное замечание призвано как-то смягчить возможное недовольство со стороны «Европейской солидарности» и «Голоса» — или (что гораздо вероятнее) препятствовать созданию единого фронта противников столь «опасной» инициативы.

Не приходится сомневаться в том, что определенные шаги по продвижению местных референдумов действующая власть предпринимать будет — хотя бы потому, что это достаточно выгодно имиджево. А главное — свидетельствует о выполнении предвыборных обещаний, за отсутствие чего «Слугу народа» часто критикуют. Парадоксальным образом, однако, основным выгодополучателем, если закон все же будет принят, может стать именно «Европейская солидарность».

Как показали прошедшие местные выборы, именно «Европейская солидарность» — единственная из всеукраинских сил — может навязывать свою повестку на местном уровне. На юге и востоке «Оппозиционная платформа — За жизнь» хотя и является безусловным лидером электоральных симпатий, но самостоятельно (и даже в союзе с Партией Шария) пока не набирает безоговорочного большинства в местных советах, а соответственно — не может навязывать свою повестку. Т. о. «Слуга народа» (следующая за ОПЗЖ по рейтингу в этих регионах) становится лидером коалиции «всех остальных». К тому же к борьбе с ОПЗЖ можно уверенно подключать правоохранительные органы и активистов: то самое «гражданское общество» возможные обвинения «оппозиционеров» в сепаратизме воспримет как нечто само собой разумеющееся.

А вот в тех западных регионах, где доминирующие позиции удерживает «Европейская солидарность», «Слуге народа» остается в лучшем случае роль младшего партнера в коалиции с ЕС. Поэтому в таких условиях именно для «Европейской солидарности» местные референдумы могут стать важным дополнительным рычагом укрепления своего влияния на местах. А также — неплохим информационным инструментом для проведения своей повестки в национальном масштабе.

Исходя из этого, законопроект о местном референдуме может ожидать достаточно непростое обсуждение и весьма противоречивое отношение «Слуги народа» и ЕС. ОПЗЖ и «Батькивщина», с высокой долей вероятности, будут поддерживать саму идею, но не факт, что в трактовке, предложенной правящей партией.

Если же говорить о ситуации с законом о референдуме в принципе, то тут нельзя не отметить некую неполноту в выполнении обещаний. Ведь когда вопрос о референдуме обсуждался в ходе избирательной кампании, то почти «по умолчанию» предполагалось, что на референдум будут вынесены такие острые вопросы, как открытие свободного рынка земель сельскохозяйственного назначения или, например, легализация игорного бизнеса. Однако эти решения были приняты без проведения референдума — еще и в период действия карантинных ограничений, сделавших невозможными массовые акции протеста (которые иначе обязательно бы имели место и могли бы стать фактором политического процесса).

С другой стороны, теперь мяч на поле оппозиции. При всей неразвитости партийных структур только крупные партии являются теми субъектами, которые смогут и информационно, и организационно обеспечить сбор необходимого числа подписей за референдум (добавим, в необходимом количестве регионов). Теоретически — ничто не может помешать им в этом.

Практически же — посмотрим. В любом случае заявления ведущих партий о том, что они не собираются играть по правилам, введенным «зеленой командой», будут использоваться «Слугой народа» для демонстрации своего отличия от «старых политиков»: «мы, во всяком случае, даем вам шанс высказать мнение; а они не собираются вам в этом помогать».

И с этой точки зрения ход с принятием закона о референдуме для «Слуги народа» достаточно удачный. Хотя, вполне вероятно, несколько запоздалый.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В декларациях «брехня», а в головах разруха

15 апреля на внеочередной сессии Верховной Рады в первом чтении был принят...

Быстрых «прорывов» ждать не стоит

Проявлять оптимизм чрезвычайно рано. На пути к «разрядке-2», который лежит через...

Интеллект гегемона

Ввиду того, что правящие в Украине силы открыто проявляют готовность следовать в...

Цифровая валюта рождает новый финансовый порядок

Цифровые валюты станут одним из тех инструментов, которые создадут форму и правила...

Постскриптум ко Дню космонавтики

День космонавтики и 60-летие первого полета человека в космос президент Владимир...

«Кредитный марафон» на интерес

Заменить заимствования МВФ другими средствами вполне возможно

Оптимальный вялотекущий конфликт

Пауза, которую взяли в контактах с Зеленским Меркель и Макрон, показывает, что и там...

«Большое строительство» ушло в песок

Прежде чем запускать «Большое строительство», нужно было сформировать...

Геополитический реализм Турции и украинские иллюзии

Украине нужно учиться у Турции проводить политику в эгоистических национальных...

Приоритетная фантасмагория-2021

Судя по всему, такие примеры, где мужчина является формальным главой семьи и...

Как министр аграрной политики строил свой агробизнес

За год г-н Лещенко совершил головокружительный карьерный скачок – от депутата...

Игры на обострение

Игры на обострение, в которых каждая из сторон пытается получить свой тактический...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка