Не-YES-тественно: в доме больного о здоровье говорить не принято?

№38(834) 22—28 сентября 2017 г. 21 Сентября 2017 1 4.7

«Встреча YES — это место, где глобальные и украинские лидеры могут дать оценку изменениям в мире и их значению для Украины, а также предложить новые идеи. Форум стал ежегодным местом встречи, объединяя вместе ведущих мировых мыслителей и тех, кто меняет Украину. Мы убеждены, что он делает весомый вклад в поддержку позиционирования Украины в мире и начинает необходимые дискуссии в Украине, а также между украинцами и их международными партнерами», — так говорит Виктор Пинчук, основатель «Ялтинской европейской стратегии».

Этот форум уже в 14-й раз собирает в Украине представителей транснационального политического бомонда самого разного уровня и масштаба — от несомненных авторитетов до уже почти позабытых всеми отставников. Участников конференции по давней традиции принято считать добрыми друзьями Украины, желающими нашей стране исключительно добра, мира и процветания.

Но почему же в речах западных гостей слова «Россия», «Путин», «ЕС», «США» и «политика» звучали едва ли не чаще слов «Украина», «украинцы» и «экономика»? Неужели достойную жизнь нам может принести только «победа над Путиным» и «углубление демократии», а вовсе не строительство объектов инфраструктуры, развитие промышленности, разработка новых технологий, создание уникальных товаров и услуг?

Никто всерьез не ставит вопрос о реальной поддержке Украины — подобной плану Маршалла. Да хотя бы о действенной гуманитарной помощи стране, в которой не хватает элементарных вакцин. Все сводится к традиционной (если не сказать — ритуальной) риторике на вечные — и уже порядком избитые — темы геополитики и роли Украины в ней, о ценности идеалов демократии, хотя для нашей страны сейчас, повторю, гораздо ценнее была бы конкретная помощь в решении неотложных нужд.

Рецепы спасения Украины?

Вот как авторитетный американский дипломат (экс-посол США в РФ и бывший специальный помощник президента Обамы) Майкл Макфол отвечает на вопрос журналистов одного из украинских изданий о том, что же делать нашей стране: «Все просто: чтобы победить Путина, нужно, чтобы в Украине победила демократия. Углублять демократию — это бороться с коррупцией и делать все, что с этим связано. Это путь для победы над Путиным и углубления отношений с ЕС и Западом. Нам, в ЕС и Америке, нужны позитивные новости об углублении демократии в Украине. Это задание Украины».

Очевидно, Майкл Макфол никак не может выйти из образа великого «демократизатора» — ведь он так гордится личными достижениями в этой области, о чем и рассказывает в мемуарах «Продвижение демократии за рубежом», а его сентенции объясняются только этим и ничем иным?

«Нам не нужны миротворцы ООН в Донбассе, чтобы закончить этот конфликт. То, что нам нужно, — это чтобы Владимир Путин забрал тысячи своих солдат и танков прочь», — таков рецепт от техасского конгрессмена Вильяма Херда. Обескураживающую прямолинейность американского законодателя можно было бы списать на молодость, но не все так просто: не напрасно телеканал ABC еще в 2014 г. назвал Херда (кстати, первого в истории Техаса темнокожего конгрессмена) «шпионом, внедрившимся в конгресс», а издание The Daily Dot — «самым интересным человеком в конгрессе».

За плечами 40-летнего политика девять с половиной лет службы в ЦРУ (в т. ч. в Афганистане, Пакистане и Индии). Именно он в свое время разъяснял американским законодателям, чем сунниты отличаются от шиитов, и сегодня Херд входит в элитный клуб республиканских «ястребов», формирующих весьма агрессивную внешнюю политику США.

«Каждое проявление российской агрессии (как и наше нежелание конфликтовать по их поводу) — тревожное явление само по себе. А если сложить их воедино, мы получим откровенно мрачную картину положения дел в сфере международных отношений. Не существует никакого «сепаратистского движения» — в Восточной Украине российских офицеров больше, чем украинских военнослужащих», — уверяет выслеживавший боевиков «Аль-Каиды» конгрессмен в недавнем интервью изданию The Hill.

«Слушаю президента Украины Порошенко: это вам не типичный пример успокоительной болтовни на конференциях, а мощная антипутинская декларация. Ух ты!» — восхищается как ребенок гость YES-2017, лауреат Нобелевской премии Пол Кругман в Tвиттере. Думаете, что хотя бы этот выдающийся экономист мирового уровня (а по совместительству — обозреватель New York Times и ярый противник политики Путина) безотлагательно принялся излагать рецепты спасения Украины? Отнюдь.

Теме нашей страны в его Tвиттере в эти дни уделен всего один «твит» — перепечатка блога в два абзаца, посвященного прогулке по Киеву и новому клипу группы «ДахаБраха», опубликованного Кругманом в New York Times: «Именно тут я сейчас и нахожусь. И это, кстати, поразительно милый город. Осматривая центр города, даже не подозреваешь, какой стресс сейчас переживает Украина».

«На мой взгляд, принятие того решения по санкциям стало серьезной ошибкой конгресса. Этот шаг по сути не оставляет возможности сделать шаг назад, лишая администрацию Трампа большей части маневра в вопросе снижения давления на США и разрядки напряженности в отношениях с РФ. Это была ошибка, поскольку перспектива улучшения отношений теперь выглядит очень отдаленной», — это мысли экс-министра обороны (и бывшего шефа ЦРУ) США Роберта Гейтса, озвученные им в кулуарах YES-2017 репортеру FrontNews. Случайно ли, что в комментарии авторитетнейшего американского политика, взятом в Киеве, нет ни слова об Украине — речь идет только о российско-американских отношениях?

Почему так происходит, и что именно объединяет достаточно разных гостей форума YES (политиков, чиновников, экономистов, дипломатов)? Похоже, перед нами — к великому сожалению — единое и весьма искаженное восприятие Украины: всего лишь как инструмента достижения заветных внешнеполитических (а зачастую и сугубо экономических) целей, как рычага оказания влияния на нашего северного соседа, и даже как стенобитного орудия, способного принести желанную победу в некоей экзистенциальной битве. Чего точно нет, повторю, — так это искреннего сочувствия Украине и явно выраженных намерений оказать ей конкретную и — желательно — оперативную помощь.

Откровения западных политиков

Редакция «2000» регулярно отслеживает публикации воспоминаний высокопоставленных западных чиновников и политиков, тщательно анализируя их опусы в поиске уникальной (да и просто увлекательной) информации о нашей стране, отечественных политиках и событиях. Особое место в этом ряду занимают мемуары «большого друга» Украины Тони Блэра — этому несомненно великому человеку в своем пространном труде удалось невероятное: ни единым словом, ни под каким соусом не вспомнить ту страну, где он регулярно выступает перед широкой публикой, не назвать ни одного имени не то что ее лидеров, а даже тех, кто регулярно приглашает его на YES.

А сегодня мы просто вынуждены повторно процитировать основной вывод нашего исследования воспоминаний Кондолизы Райс, датированного еще ноябрем 2011 г.: «Нравится это кому-либо или нет, но на все украинские проблемы Райс смотрит исключительно через призму отношений Москвы и Вашингтона» — главным образом по причине очевидной актуальности этих слов. Как ни печально, именно такое «призматическое» восприятие нашей с вами жизни продолжает доминировать на Западе.

Исправить сложившуюся ситуацию нам явно не по силам, а вот и далее знакомить читателей «2000» с новой порцией откровений западных политиков, что позволяет оценить их искренность, мы, конечно же, можем. А потому в ожидании анонсированных еще весной мемуаров бывшего госсекретаря Джона Керри предлагаем вашему вниманию наиболее любопытные цитаты из автобиографических работ двух из известнейших гостей 14-го саммита YES — Майкла Макфола и Роберта Гейтса.

Майкл Макфол, американский дипломат, экс-посол США в РФ, бывший специальный помощник президент Обамы по вопросам национальной безопасности. Давайте заглянем в его мемуары Advancing democracy abroad: why we should and how we can («Продвижение демократии за рубежом: зачем это нужно и как этого добиться»), год издания — 2010, главы «Демократия и американские национальные интересы» и «Можно было бы и лучше», стр. 106—184:

«В период президентства Буша «революция роз» 2003 г. в Грузии и «оранжевая революция» 2004 г. в Украине послужили своеобразной катапультой для развития демократии в этих бывших советских республиках, а также источником вдохновения для других борцов с автократией — в Ливане, Киргизстане и Египте. Тем не менее правящие режимы Украины и Грузии продолжают испытывать немалые сложности в деле консолидации демократии (отчасти из-за могущественного соседа-автократа — России)».

«Сегодня, к примеру, отношения между Украиной и Россией или Южной Кореей и КНДР служат доказательством того, что культурные и исторические связи между странами никак не могут считаться достаточным критерием для создания межгосударственного альянса».

«В годы «холодной войны» американские президенты устанавливали связи с выступавшими против коммунистов автократами в рамках транснациональной стратегии сдерживания СССР и коммунизма».

«Успешных демократизаторов следует вознаграждать щедро — экономической помощью и гарантиями их безопасности. Так, в 2007 г. сенаторы Джозеф Байден и Ричард Лугар предложили ежегодно выплачивать Пакистану по $1,5 млрд. в качестве «дивидендов за демократию» или как вознаграждение за установление демократического правления.

Речь идет о механизме, который необходимо учредить официально и применять оперативно в отношении других стран, переживающих демократические трансформации.

В особых обстоятельствах американские чиновники должны быть готовы предложить свергаемым автократам свободу выезда из страны и безопасное убежище, с тем чтобы те могли беспрепятственно наслаждаться политической пенсией. Это может показаться несправедливым, но коридор для безопасного выезда автократа из страны временами может оказаться одним из необходимых условий для проведения мирного перехода к демократическому правлению».

«Параллельно расширению сотрудничества с советским режимом шел процесс углубления партнерства с внутренней демократической оппозицией в России и других советских республиках. И второй процесс стал возможным благодаря первому. В периоды более напряженных американо-советских отношений такие структуры, как NED (Национальный фонд развития демократии), сталкивались со сложностями в ходе работы в СССР. Однако в период оттепели в дипломатических отношениях негосударственная деятельность по продвижению демократии стала реальной возможностью.

В эпоху разрядки напряженности NED, NDI (Национальный демократический институт), IRI (Международный республиканский институт) и AFL-CIO (Американская федерация труда — Конгресс промышленных профсоюзов) завязали рабочие отношения с лидерами и структурами российской оппозиции, оказывая им ограниченную финансовую поддержку.

Так, AFL-CIO в 1989-м и 1991 г. предоставляла помощь бастующим российским шахтерам, а позже содействовала созданию Независимого профсоюза горняков России. В тот же период за гранты NED закупались факсы, компьютеры и оплачивалась работа советников Российской конституционной комиссии, оказывалась поддержка правозащитным организациям. Было приобретено типографское оборудование для «Демократической России», коалиции оппозиционных партий и организаций, представлявших собой авангард народного движения за демократические перемены в России».

«А в то время как президент Буш предупреждал об опасностях национализма, NED оказывала поддержку национальным демократическим движениям стран Балтии, Украины, Азербайджана, Армении, Грузии и России. В NED изначально сосредоточили «все внимание на структурах авангарда демократических реформ республик России и Украины». В то время NED избегал напрямую перечислять средства российским организациям, но обеспечивал «Демократическую Россию» технической помощью, обучением и отчасти оборудованием. Международный республиканский институт IRI (в то время именовавшийся Национальным республиканским институтом) принимал непосредственное участие в проектах партийного строительства совместно с российскими коллегами — происходило это еще задолго до развала Советского Союза. В те времена все эти американские негосударственные организации подавляющую часть финансирования получали из правительственных источников. Иными словами, правительство США для содействия процессам демократизации в Советском Союзе использовало двухвекторную стратегию».

«В 2004 г. украинские демократы провели двухнедельную акцию мобилизации, получившую название «оранжевая революция», увенчавшуюся свержением Виктора Януковича, назначенного преемником коррумпированного бывшего президента Леонида Кучмы. Вот факторы, определившие успех мобилизации: 1) наличие полуавторитарного режима; 2) непопулярность кандидата; 3) существование объединенной и организованной оппозиции; 4) способность оппозиции выявлять фальсификации на выборах; 5) достаточное количество независимых СМИ для информирования граждан о фальсификациях голосования; 6) способность политической оппозиции мобилизовать десятки тысяч демонстрантов на протесты; 7) раскол в рядах силовых ведомств режима. Если рассматривать эти 7 факторов, то США приняли непосредственное участие в формировании лишь нескольких из них. Впрочем, учитывая крайне шаткие позиции оппозиции, именно этот вклад США (и Запада в целом) в итоге способствовал изменению расстановки сил в пользу борцов за демократию».

«Несмотря на периодическую напряженность в отношениях, американцы не прекращали сотрудничества с грузинским и украинским режимом непосредственно перед революциями («роз» и «оранжевой») и в период их проведения. Именно межгосударственные отношения подобного уровня позволили не только убедить Кучму и Шеварднадзе в необходимости отказа от подавления оппозиционных движений, но и упростить деятельность американских негосударственных организаций, работающих внутри этих стран с гражданским обществом и оппозиционными группами».

«Косвенным образом репортажи поддерживаемых Америкой СМИ о причастности Кучмы к убийству украинского журналиста Георгия Гонгадзе (а также о беспредельной коррупции грузинского правительства Шеварднадзе) тоже содействовали подрыву популярности и авторитета этих двух лидеров».

«В деле стимулирования сотрудничества демократических групп Сербии и Украины активную роль играли NDI и IRI. Добивались они этого путем сбора и публикации результатов социологических данных, однозначно подчеркивающих электоральное преимуществе единого кандидата. В обеих странах упомянутые данные указывали на необходимость оказания поддержки четко определенных кандидатов — Воислава Коштуницы в Сербии и Виктора Ющенко в Украине, а вовсе не существенно более харизматичных оппозиционных лидеров тех стран того времени (Зорана Джинджича в Сербии и Юлии Тимошенко в Украине)».

«За счет американских средств проводились и экзитполы в Грузии и Украине. Наиболее новаторский подход: NDI и Freedom House совместно привезли в Украину ENEMO (Европейскую сеть организаций по наблюдению за выборами) — 1000 наблюдателей, представляющих 17 мониторинговых организаций из бывших коммунистических стран. Все эти международные группы опубликовали критические отчеты о процедуре выборов, и они стали главным инструментом в деле генерации единого международного осуждения нарушений избирательных процедур... США также принимали самое прямое участие в создании независимых СМИ в ходе всех трех «цветных революций».

«Кроме того, импортированные из США идеи и ресурсы содействовали усиленной мобилизации электората — как до, так и после голосования. Молодежные группы во всех трех странах сыграли свою роль в деле мобилизации избирателей до и после выборов. Они получали прямое и непрямое финансирование из американских и иных западных источников».

«Внутренние разногласия, конфликты между президентом и премьер-министром тормозили внедрение процессов эффективного государственного управления в Украине. Однако сегодня правящие режимы всех этих трех государств гораздо демократичнее, чем до революций. И хотя процессы демократизации еще явно далеки от завершения, американская дипломатия и помощь играют существенную роль в прогрессе этих процессов».

«Тем не менее с высокой точностью оценить влияние подобных программ на развитие демократии чрезвычайно сложно. Стивен Финкель, Анибал Перец-Линан и Митчелл Селигсон провели амбициозное количественное исследование-оценку, проанализировав все без исключения программы оказания поддержки развитию демократии в мире, проводившиеся с 1990-го по 2003 г. Ими выявлена статистически значимая взаимосвязь между подобными затратами и развитием демократии в мире. По их оценкам, каждые $10 млн., потраченные на развитие демократии и совершенствование системы государственного управления, повышают рейтинг страны в индексе Freedom House на четверть балла».

«Самая главная причина провала программ, направленных на совершенствование местных правоохранительных органов, состоит в несопоставимости масштаба вызовов объемам оказываемой американцами поддержки. Поскольку количество министерств, ведомств и отдельных сотрудников правоохранительных систем невероятно велико, практически любые вливания со стороны (даже инвестиции на многие миллионы долларов) откровенно недостаточны и маргинальны. А ожидать отдачи от подобных инвестиций — нереалистично».

Гейтс сомневается

Теперь обратимся к воспоминаниям и мыслям Роберта Гейтса, министра обороны США (2006—2011 гг.). Мемуары Duty: Memoirs of a Secretary at War («Долг: мемуары министра войны»), год издания — 2015.

«Столь стремительное (и сразу же после развала Советского Союза) включение такого большого количества бывших субъектов и сателлитов СССР в состав НАТО было ошибкой. Стремительность была оправдана в отношении стран Балтии, Польши, Чехословакии и Венгрии, но затем — по моему мнению — процесс необходимо было притормозить.

Американские договоренности с правительствами Румынии и Болгарии о ротации войск на расположенных на территориях этих стран базах выглядели неоправданной провокацией (особенно если вспомнить, что мы никогда не отправляли в эти страны по 5 000 военнослужащих). У россиян давние исторические связи с Сербией, а мы их по сути проигнорировали.

Попытка втягивания Грузии и Украины в НАТО стала очевидным перегибом. Истоки Российской империи следует искать в Киеве IX столетия, а потому данная провокация выглядит особенно монументальной. Действительно ли европейцы (не говоря уже об американцах) были готовы отправлять своих дочерей и сыновей на защиту Украины или Грузии? Вряд ли.

Иными словами, расширение

НАТО — акт исключительно политического свойства, а вовсе не тщательно продуманное обязательство военного характера. Это подрыв самих основ альянса, это бездумное игнорирование того, что россияне считают своими жизненно важными интересами».

«Как я уже говорил, на протяжении всей карьеры меня считали сторонником жесткой линии в отношении Советского Союза. Каюсь, грешен. Но в годы «холодной войны» во избежание вооруженного конфликта между нашими странами мы вынужденно учитывали советские интересы, крайне аккуратно лавируя в тех вопросах, где упомянутые интересы могли быть затронуты.

В 90-е годы Россия ослабела, и мы перестали воспринимать российские интересы всерьез. Мы проигнорировали необходимость учиться смотреть на мир их глазами, мы не считали нужным вести работу по долговременному выстраиванию отношений. Как бы то ни было, я занимал пост министра обороны при президенте Буше, и я покорно (если не считать определенных угрызений совести, ведь к 2007 г. стало ясно, что французы и немцы не допустят этого) содействовал всем усилиям по вовлечению Грузии и Украины в орбиту НАТО».

«Наши усилия по обеспечению Грузии и Украины перспективой членства в НАТО, наша поддержка независимости Косово (против чего решительно выступали россияне) в сочетании с оппозицией России действиям США в Ираке и других странах — все это привело к тому, что наши двусторонние отношения достигли точки максимального охлаждения в феврале 2007 г. после тирады Путина в Мюнхене. Впрочем, личные отношения Буша и Путина сохранились тогда на достойном уровне».

«Мюнхенскую конференцию по безопасности я находил невероятно нудным мероприятием и, побывав там дважды, в дальнейшем решительно возражал против очередного моего там присутствия. Впрочем, в 2007 г. я еще был новичком на своем посту, и мной руководило чувство долга.

В просторном конференц-зале старого отеля за длинными узкими столами, расставленными так, что между двумя рядами образовался центральный проход, восседали высокопоставленные чиновники. Позади линии столов было, вероятно, 20 или 25 рядов стульев для остальных участников: перед ними открывался отличный вид на наши спины.

Я сидел в первом ряду у прохода. Через проход от меня расположились — в следующем порядке — российский президент Путин, канцлер Германии Ангела Меркель и украинский президент Виктор Ющенко. Ющенко, страстно мечтавший о дистанцировании Киева от России и даже о вступлении в НАТО, был явно очень болен, а его лицо серьезно пострадало от оспин в результате (он искренне в это верил) попытки его ликвидации путем отравления российскими спецслужбами.

Когда Меркель взошла на трибуну, чтобы открыть конференцию, Ющенко от Путина отделял незанятый стул. Со своего места, находившегося от них всего лишь в метре с небольшим, я наблюдал за тем, как Ющенко с нескрываемой ненавистью рассматривает Путина. Я уверен, такое отношение было взаимным».

«17 марта 2008 г. мы с Конди (Кондолиза Райс. — К. В.) пересеклись в Москве. Позже в тот же день у нас состоялись встречи с избранным президентом Дмитрием Медведевым, а затем отдельно с Путиным. Атмосфера во время визита была даже лучше, чем в октябре минувшего года. Россиян интересовало подтверждение преемственности политики, поскольку срок президентства Буша близился к завершению, а Медведев становился президентом.

Но я заранее объяснил своим сотрудникам, что шансы на прогресс в подписании стратегического рамочного соглашения в ходе этой поездки я оцениваю как 1 из 100, и препятствиями на пути к достижению прогресса в отношениях с Россией служит вопрос членства в НАТО для Грузии и Украины, а также независимость Косово. Эти препятствия слишком велики, и нам их не преодолеть.

Меня поразила миниатюрность фигуры Медведева: практически моего роста — 5 футов 8 дюймов (172 см), но, скорее всего, килограммов на 13 легче меня. Он абсолютно владел информацией, демонстрировал компетентность и выглядел впечатляюще, но у меня не осталось и тени сомнения в том, что всем заправлял Путин».

«Я был убежден в том, что россияне никогда не смирятся с идеей ПРО в Европе, поскольку они рассматривают ее исключительно как потенциальную угрозу для России. Но я совершенно не рассчитывал столкнуться с политической оппозицией проекту противоракетной обороны в Польше и Чехии. Еще в январе 2008 г. новое правоцентристское правительство Польши во главе с премьер-министром Дональдом Туском четко дало понять: они не будут даже рассматривать вопрос о базировании перехватчиков до тех пор, пока Вашингтон не согласует предоставление Польше соответствующего оборонного «пакета» в виде систем ПРО меньшей дальности, а также не предоставит Польше дополнительные гарантии готовности защищать эту страну, помимо гарантий, изложенных в уставе НАТО.

В июне 2008 г. польский министр обороны Богдан Клих пояснил мне — для успешного завершения переговоров крайне «необходимо, чтобы президент Буш выступил с политическим заявлением и предоставил Польше гарантии оказания помощи, подобные тем, которые от США получили Иордания и Пакистан».

Представленные выше цитаты раскрывают ощутимую разницу в характерах и взглядах авторов: если полностью убежденный в собственной правоте Майкл Макфол без малейшей доли стеснения с упоением повествует о весьма спорных достижениях на ниве глобальной демократизации, то в словах рефлексирующего бывшего главы ЦРУ и Пентагона Роберта Гейтса периодически сквозит неуверенность в правоте совершенных поступков и принятых решений, но все сомнения чиновник старательно оправдывает обязанностью выполнения некоего долга.

Впрочем, в одном вопросе даже столь полярные личности близки, словно закадычные друзья: и они, и иные звездные авторы публикуемых на Западе мемуаров с достойным лучшего применения упорством продолжают видеть в нашей стране лишь удобный (да еще и очень бюджетный) гаджет геополитики, а вовсе не равноправное государство, граждане которого имеют безусловные права на мир, благополучие и процветание.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

А если второй Стамбул?

Вы узнаете: действительно ли с Филарета снята анафема; возможны ли притязания...

«Гонгадзе» по имени Джамаль

Количество претендентов на престол не поддается исчислению, и за каждым — свои...

Зияющие вершины деградации

После зеленки и «мусорной люстрации» все более «актуальным» становится...

Еженедельник «2000» приглашает к сотрудничеству ...

Еженедельник «2000» приглашает к сотрудничеству молодых духом, но опытных и...

Загрузка...

Неудача России грозит обернуться бедой для Украины

Неразрешимые трудности на «европейском направлении» Кремль может попытаться...

Радость Климкина

«Французы называют Москву Моску, а немецкий Ахен — вообще Экс-ле-Шапель. И никого...

Смена риторики вместо смены вех

Менять «ястребиную» предвыборную стратегию, сформированную под значительным...

Широкой этой свадьбы было мало

Вы узнаете: кому нужно продление закона об особом порядке самоуправления в отдельных...

Интеграция Украины с Европой: дружно игнорируемая...

Европейские чаяния Украины носят необратимый характер, большая часть общества...

Зенитные комплексы, которые все изменили

«Силовая группировка» в российской власти может принять самостоятельное...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
21 Сентября 2017, Валерий

Как я понял , редакция 2000 относится к этому мероприятию - YES - довольно скептически .Да и есть причины , ведь Украина для всех этих политиков всего лишь инструмент , инструмент и больше ничего . Они даже и не скрывают этого . И всё из-за того , что Украина в лице своих руководителей полностью смирилась со своим полу колониальным статусом . Да и как может быть иначе , если все , буквально все представители так наз .
элиты уповают только на западную финансово- экономическую помощь . О собственных
усилиях речь не идёт нигде и никогда .И было бы удивительно , если бы западные страны
не пользовались ситуацией . С точки зрения простых людей все руководители
предали и продали Украину .

- 9 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка