Обаяние скромности

№48(932) 29 ноября – 5 декабря 2019 г. 27 Ноября 2019 5

К сожалению, с огорчительным запозданием мы с женой познакомились с замечательным актером, пришедшим в Киевский театр русской драмы им. Леси Украинки три десятилетия назад, — Давидом Бабаевым. Хотя видел я его на сцене и слышал о нем от друзей гораздо раньше.

Давно обратил внимание на этого скромного актера, долго и, как мне кажется, незаслуженно пребывавшего в тени. Оценил человеколюбие, совестливость и незащищенность большинства его героев. Именно таким запомнился мне Давид Владимирович в роли сэра Питера в «Школе злословия» (в театре этот спектакль шел под названием «Школа скандала»). А еще помню его в давних спектаклях «Варвары» по Горькому и «Игрок» по Достоевскому.

Не так давно мы с женой посмотрели спектакль «Наполеон и корсиканка», в котором Бабаев бессменно исполнял роль французского императора. С удовольствием посмотрели и спектакль по мотивам «Дон Кихота», в котором Давид Владимирович блестяще сыграл верного Санчо. Думается, эта роль как бы создана для него, поскольку в ней доминируют душевная теплота и порядочность.

Наше знакомство с Давидом Владимировичем в благословенной Конче-Заспе и совместное там пребывание со временем переросли в тесные дружеские отношения. Встречи и общение с ним доставляли много радости. Он замечательный товарищ, прекрасный собеседник, теплый и мягкий человек. В то же время принципиальный, с четкой гражданской позицией, твердо и даже подчас, казалось бы, неоправданно резко отстаивающий свои профессиональные и общественные взгляды.

Вспоминается мне эпизод, вызвавший неоднозначную реакцию в клубе творческой интеллигенции, где с другими небезразличными киевлянами Давид Владимирович инициировал дискуссии по наболевшим общественным проблемам. Эпизод, о котором идет речь, выразился в неприятии действий и личных качеств тогдашнего президента страны, о чем Давид Владимирович заявил в самой категорической форме и весьма эмоционально. Кстати говоря, именно эта черта моего друга Давида Бабаева — сочетание мягкости и негромкости в общении с жесткостью и непримиримостью, когда затрагиваются причины нашей нынешней общественной аморальности, импонирует участникам наших клубных дискуссий, а его позицию разделяют большинство из них.

Еще одна грань дарования Давида Владимировича — пение. Он пел и в спектаклях, и на концертах. Когда слушал его, невольно вспоминал Марка Бернеса. Давид Бабаев не копировал легендарного советского шансонье, не подражал ему, но наследовал главное — актерский принцип подачи текста и мелодии: когда каждая песня превращается в маленький спектакль, а слушатель становится и зрителем.

В ноябре 2011 г. Киевский театр русской драмы отметил свой восьмидесятилетний юбилей. На юбилее не могли не вспомнить, как в первые месяцы оранжевой эйфории именно против этого театра была развернута кампания травли, даже было возбуждено уголовное дело против его художественного руководителя Михаила Резниковича.

В те тяжкие для театра дни проявились нравственные принципы, мужество, преданность своему творческому дому его актеров. Среди тех, кто безоговорочно встал на защиту достоинства театра, был Давид Бабаев. Не случайно на юбилейном вечере прозвучали его проникновенные слова в адрес коллег и родной сцены. Тогда же он сказал мне, что от Русской драмы можно и впредь ожидать смелости, если, не дай бог, кто-то вновь попытается навести тень на содружество мастеров этого театра.

Кстати, с Давидом Бабаевым я часто обсуждал не только проблемы искусства, литературы, но и футбольные темы. И он был не просто болельщик, а знаток игры, ее внутренних пружин, ее «драматургии». Ему был по душе интеллектуальный и зрелищный футбол, когда каждый матч — спектакль. Именно таким был футбол Лобановского.

По воспоминаниям артиста, Валерий Васильевич заботился не только о развитии физических и игровых качеств футболистов, но и об их интеллектуальном, культурном, духовном росте. Команда киевского «Динамо» в те времена дружила с театром им. Леси Украинки. Футболисты ходили на спектакли театра, а актеры — на матчи и тренировки.

Многие годы летние вакации в Конче-Заспе мы проводили с Бабаевым: ежедневно общались, обсуждали волнующие нас проблемы. Летом 2012 г. Давид Владимирович рассказывал мне о своей работе над мольеровским «Мнимым больным». Я слушал его размышления об особенностях образа главного героя пьесы, созданной более трех сотен лет назад, и понимал, что многое в этой комедии близко современному зрителю, для которого врач и медицина — в сущности категории вечные. А еще — что мой друг Бабаев поразительно органичный тип «мольеровского актера», к тому же олицетворяющий в этой комедии не столько комедийный персонаж, сколько типичного и тогда и сегодня «больного», чье сознание пронизано манией исцеления.

Общение с Давидом Владимировичем многие годы вызывало непрестанный интерес и доставляло мне радость, оно было окрашено взаимным дружеским расположением. Как и его милая жена Татьяна, он обладал поэтическим даром, и его стихотворные экспромты, исполняемые на театральных вечерах, всегда вызывали восторг: их образность, их ироничный подтекст, удачно подобранное музыкальное сопровождение.

Из стихотворения Давида Бабаева «К юбилею Николая Рушковского»:

9 мая 2015 г. — 70-летие Великой Победы

11 мая 2015 г. — 90-летие Николая Рушковского

Две даты с разницей в два дня;

Две даты — их запомнить просто;

Две даты — их забыть нельзя;

Две даты — семьдесят и девяносто.

Две даты празднуем мы с Вами,

Две Ваши даты — жизнь одна.

Две даты — полон зал друзьями,

Две даты — и одна судьба...

Ваш путь прекрасен и тернист.

Пройдя сквозь радости и беды,

Несете звание «Артист»

Как Знамя красное Победы...

В одном из своих очерков я как-то упоминал о знаменитом театральном крылечке — с деревянной скамейкой, на которой любили сиживать актеры Русской драмы... Их имена традиционно вырезаны на деревянных поверхностях и вызывают у киевских театралов ностальгическое чувство. Приведу слова исполнявшейся Бабаевым незатейливой песенки.

На Пушкинской заветное крылечко,

Взошедшие остались здесь навечно.

Ведь здесь рождались

и ломались судьбы,

Никто не знает, кто же были судьи.

Тут наша жизнь, такая нам дана,

Не вырваться отсюда никогда.

Кто мастер здесь, кто клоун,

кто игрок —

Никто из нас понять так и не смог.

Кто нас ведет? Не ведаем мы сами —

Судьба? Иль рок? О, если бы мы знали...

А может быть, тот зритель,

что всегда

Нам Бог, правитель, друг или судьба.

Трижды этому тексту сопутствует припев:

Крылечко театральное,

Родное, эпохальное,

Из прошлого столетия несет нам

свой привет;

И годы расступаются,

И все здесь собираются —

Маститые и юные, и те, кого уж нет.

Автор припева — Давид Владимирович, а основного текста — его талантливая супруга, знаток и поклонница театра Татьяна Волкова.

В одной из общенациональных программ «Человек года» в номинации «Актер года» Бабаеву единодушно было присуждено это звание — свидетельство признательности за его искусство.

...Мы уже не сможем пожелать новых ролей и новых сценических удач нашему Другу: в ночь с 23-го на 24 ноября народного артиста Украины Давида Бабаева не стало. Светлая ему память.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

загрузка...
Loading...

Загрузка...
Загрузка...

Венецианская комиссия – об украинском языковом...

Вне внимания СМИ остались экспертная оценка внесенных новым составом парламента...

Асфальт и живая политика

Чем позже очнутся остальные участники рынка, тем больше золота компетентные...

«Черная пятница»: от феерии потребления – к торжеству...

Общую благостную картину несколько смазало отсутствие на акциях главного символа...

Берлин и Париж – острые углы есть, но о «разводе»...

«Немецко-французское сотрудничество - это как два меха аккордеона: иногда их резко...

Нью-йоркские каникулы Юрия Луценко II: в погоне за $7...

Черновики контрактов готовились в двух вариантах: по первому из них Джулиани...

Во имя Сороса

В случае разрыва с Коломойским Зеленский лишится абсолютного большинства в ВР, и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Loading...
Получить ссылку для клиента

Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка