Околоцерковный зуд

№6 (448) 6 - 12 февраля 2009 г. 06 Февраля 2009

Никогда раньше я не писал на церковные или религиозные темы: считаю вопросы веры чрезмерно чувствительными, очень интимными, не терпящими публичного обсуждения. Всегда полагал и полагаю, что решение религиозных проблем — удел священнослужителей и мирян.

Именно поэтому попытки вмешательства в церковную жизнь со стороны людей, с нею напрямую не связанных, вызывают протест.

Я был поражен размахом пропагандистской шумихи, поднятой в нашей стране вокруг темы выборов патриарха Русской православной церкви. Эту кампанию зачастую вели не священнослужители, а люди, не имеющие отношения к православной церкви. Внезапно «интересоваться» русским православием стали те, кто категорически не принимал его и даже откровенно действовал против РПЦ.

Как Червоний и Филарет решили обустроить УПЦ МП

Об отношении нашего государства (во всяком случае в том виде, в котором оно существует с 2005 г.) к РПЦ написано много. В качестве самой яркой иллюстрации этого отношения всегда привожу слова президента Всемирного конгресса украинцев Аскольда Лозинского, сказанные им на Всемирном форуме украинцев в августе 2006-го: «Я не выступаю против Русской православной церкви или Украинской православной церкви Московского патриархата, которая украинская только по названию. Я выступаю против деятельности представителя Москвы на территории Украины. От этого страдают УПЦ Киевского патриархата, УАПЦ и УГКЦ».

При чем тут украинское государство, спросите вы? Да при том, что сразу после этой «пламенной» речи, за которую другой иностранец (Лозинский был на тот момент гражданином США) стал бы у нас персоной нон-грата, Виктор Ющенко вручил ее автору орден и заявил, что подписывается под каждым словом главы Всемирного конгресса украинцев. Надо понимать, что и под словами Лозинского о церкви Виктор Андреевич подписывается тоже.

Кто-то из украинских деятелей отличался меньшим, кто-то большим, чем Лозинский, радикализмом, однако в любви к УПЦ МП никто из них замечен не был. Но поразительно — после смерти патриарха Алексия II у них внезапно начался зуд преобразований внутри Украинской православной церкви. Люди, не имеющие к УПЦ МП никакого отношения, более того — откровенно враждебные ей, вдруг стали в буквальном смысле формировать повестку дня Поместного Собора РПЦ, определять обязанности будущего патриарха и даже статус самой церкви.

Взять, к примеру, обращение к РПЦ по поводу статуса Украинской православной церкви Василия Червония — того самого, известного особой любовью к церковным помещениям и храмам УПЦ МП. Именно он сравнительно недавно потребовал «заблокировать счета монастыря митрополии Русской православной церкви, которая прячется под названием «УПЦ МП», и добавил: «это не самостоятельная церковная единица, а территориальное подразделение Русской церкви — экзархат». И вдруг этот деятель призывает Собор РПЦ признать автокефалию той же УПЦ МП! Так и хочется спросить: какое отношение имеет г-н Червоний к внутреннему, по его мнению, обустройству РПЦ? Ну в самом деле, если УПЦ МП — ее экзархат, то какое дело Червонию до этого?

Небывалую активность развернули и сами представители УПЦ КП, также выступившие с открытым обращением в адрес Собора, от имени «многомиллионной православной украинской паствы и ее пастырей». Надо полагать — и от имени многочисленных прихожан УПЦ МП? А по какому, простите, праву? Почему бы заодно не выступить от имени католиков всего мира?

Филаретовцы призвали к автокефалии УПЦ МП и безапелляционно заявили, что автокефалия — «это подлинное чаяние большей части благочестивого украинского народа».

И вновь хочется спросить: на основе каких соцопросов сделан этот вывод? И каким образом иерархи УПЦ КП, не пользующейся поддержкой народа, определяют мнение его большинства? С помощью собеседований на Банковой?

Вот и в письме Филарета новому Патриарху Всея Руси сказано: «Создание автокефальной Украинской Православной Церкви — не моя личная воля и не воля отдельных политиков. Такова воля большинства верующего украинского народа». При этом Филарет вдруг замечает и оппозицию этому мнению, якобы принадлежащему «большинству»: «Отсутствие в УПЦ полного единомыслия по вопросу автокефалии — лишь повод для отказа, но не его причина».

После таких слов поневоле ждешь, что автор послания объяснит свою позицию: как он вычислил, где большинство, а где оппозиция внутри неподведомственной ему церкви (речь-то идет о предоставлении автокефалии УПЦ МП). Но, само собой, никаких пояснений не последовало. Филарет просто счел свое мнение мнением «большинства» — какие тут должны быть доказательства?

«Всего три митрополита» — или большинство?

Я — не Червоний и не Филарет, поэтому не собираюсь определять за священнослужителей и прихожан УПЦ МП устройство церкви. Но они должны понимать, что и Червоний, и Филарет не случайно именно сейчас столь активно пиарят идею автокефалии, забыв на время о своих эскападах в адрес УПЦ МП. Если этого так добиваются откровенные противники УПЦ, то насколько случайно совпадение их взглядов со взглядами ее «друзей», добивающихся того же изнутри?

Конечно, было бы смешно отрицать, что среди священнослужителей УПЦ МП есть сторонники автокефалии. Особенно наблюдая, как на сайте «Православие в Украине», редактируемом пресс-секретарем предстоятеля УПЦ митрополита Владимира протоиереем Георгием Коваленко и священником Андреем Дудченко, посетителей спрашивают: «Какой способ получения автокефалии УПЦ Вы поддерживаете?»

Любой социолог скажет о некорректности такого опроса: не спросив человека, хочет он чего-то или нет, сразу задают вопрос, в каком виде ему это преподнести. Во время «газовой войны» ющенковский Институт стратегических исследований спрашивал: «Имела ли Россия право перекрывать газ Украине?» Я тогда удивился, почему пропрезидентские социологи не спросили: «Имела ли Россия право морить бедных украинцев голодом и холодом?» Могли бы еще снабдить опрос такими вариантами ответов: «Не имела» и «Смерть москалям!» — чтобы была какая-то альтернатива.

Опрос об автокефалии мог бы остаться незамеченным, если бы на него не стал ссылаться епископ Переяслав-Хмельницкий Александр (Драбинко) — секретарь предстоятеля УПЦ МП, викарий Киевской митрополии и главный редактор официального сайта Украинской православной церкви, деятельность которого многие священнослужители находят «направленной на разрыв единства с Русской Православной Церковью» (цитирую обращение духовенства Одесской епархии годичной давности). Сам Александр это отрицает, хотя, как мы видим, ссылается на «опросы», посвященные этой теме. Кроме того, заметно, что в окружении главы УПЦ тема изменения канонического статуса церкви выносится на повестку дня. Это видно хотя бы из попытки принять некую декларацию от имени украинской делегации Поместного Собора, в которой поднималась «проблема» статуса церкви, чем авторы проекта данного документа признавали наличие проблемы.

Да, было бы странно отрицать наличие таких взглядов в среде священнослужителей УПЦ. Но непонятно, как некоторые украинские политологи определили, что едва ли не большинство епископов выступают за автокефальный статус? Так, некий доктор богословских наук Дмитрий Степовик (прихожанин филаретовской церкви) утверждает: «не меньше 50% епископата УПЦ (МП) выступают за автокефалию — полную самостоятельность своей церкви» (цитата из журнала «Корреспондент»). «Им надоело быть «мальчиком для битья», — уверяет сторонник УПЦ КП.

Если я сейчас объявлю, что 83,8% епископата УПЦ КП выступают за покаяние и возвращение в лоно канонической церкви, то, думаю, я буду иметь такие же «основания» для подобных «расчетов», что и Степовик.

А политолог Константин Матвиенко заявил: «На Украине в Московском Патриархате новое поколение священников полностью ориентируется на автокефалию». И сообщил, что на состоявшемся перед Собором собрании украинской делегации, где и пытались принять вышеупомянутую декларацию, «против этого выступило всего три митрополита», в результате чего резолюция не была поставлена на голосование. На этом основании политолог делает вывод: «процесс отдаления УПЦ от Московского патриархата необратим».

Любопытно. А задался ли автор вопросом: сколько же митрополитов или епископов отстаивали принятие данной декларации, если мнение «всего трех» иерархов перевесило? Насколько я понял из общения с украинскими делегатами Поместного Собора, с мнением «всего трех» митрополитов согласилось подавляющее большинство священников и мирян, представляющих всю УПЦ, соответственно «проблему канонического статуса» и не стали обсуждать. Вот это уже можно назвать мнением большинства. Причем, судя по всему, подавляющего большинства воцерковленных людей, поскольку делегаты представляли всю церковь. Поэтому мнение «всего трех» (на самом деле как минимум десяти) архиереев, поддержанное большинством делегации, и может считаться мнением УПЦ, а не результаты псевдоопросов в интернете, заявление какого бы то ни было священника из «нового поколения» или утверждения Филарета.

И не случайно, пообщавшись с делегатами Собора, выяснив мнение священников и мирян, митрополит Владимир на пресс-конференции сообщил, что сами верующие не воспринимают идею автокефалии. Пообщавшись со многими делегатами Собора, я пришел к такому же выводу.

Кстати, хочу обратить внимание, что Александр (Драбинко) на пресс-конференции митрополита Владимира, состоявшейся уже после Собора, внезапно заявил о теоретической возможности переноса престола патриарха РПЦ в Киев, дабы «не делить это социокультурное пространство славянской ментальности, а рассматривать ее как культурную общность, и не дробить, а возвращаться к корням».

Интересный подход: т. е. если патриарший престол будет в Киеве, то «дробить общность» и добиваться отделения от РПЦ не нужно, а если не перенесут?

Теория заговоров от информагентства

Тема Собора вызвала массу нелепых и порой откровенно провокационных заявлений. Например, якобы планировалось обсуждение на Соборе некоего «украинского вопроса»!

Одна из киевских газет утверждала, что украинская делегация едет в Москву полная решимости обсуждать этот вопрос на Соборе, даже не особенно интересуясь выборами патриарха, считая это второстепенной задачей. Тот же епископ Александр сообщил газете «24», что на Соборе «обязательно будет обсуждаться статус Украинской православной церкви».

Чуть позже та же газета написала: «Не секрет, что УПЦ возлагала на Поместный Собор и нового патриарха свои определенные надежды», связанные с предоставлением автокефалии, «однако сам вопрос статуса на Соборе, вопреки ожиданиям, все-таки не поднимался».

Это при том, что проект повестки дня Собора был известен, пленарные дни расписаны довольно четко и нигде «украинский вопрос» не фигурировал! Как я понял, его никто не поднимал и на самом Соборе при обсуждении окончательной повестки дня. Тогда о каких «ожиданиях» писала украинская пресса?

Дальше всех пошло информагентство УНИАН, обнародовав в день выборов статью из жанра теории заговоров, где рассказывалось, как подготовленные «агентами российских спецслужб» украинские иерархи плетут интриги против митрополита Владимира. А на самом Соборе планируют раскол «существенно углубить, поставив под сомнение тот статус, который был дан УПЦ 18 лет тому назад!» Автор бил в набат: «УПЦ хотят вернуть в советское время, навязав ей тот статус, которым она обладала до 1990 г.». И тут же (само собой, не приведя ни одного доказательства причастности «агентов» к этим событиям) задавал тревожный вопрос: «Зачем спецслужбам может понадобиться вносить противостояние в церковную структуру соседней страны?». «Украинский вопрос» никто и не будет обсуждать на Соборе, не говоря уж о лишении УПЦ ее нынешнего статуса.

Автор процитированных слов не задался другим (на мой взгляд, не менее закономерным) вопросом: зачем упомянутым лицам надо вносить противостояние в структуры своей церкви? И он, и другие украинские журналисты, рассказывающие о том, что «Россия избрала своего Патриарха», — как-то забыли, что избирали главу РПЦ и украинцы, и белорусы, и молдаване, и даже японцы. Отныне митрополит Кирилл — Патриарх Всея Руси, в том числе и православной Украины, которая частью Руси является даже с точки зрения отъявленных националистов. Зачем же Кириллу или кому-то еще в Москве углублять украинский раскол, создавая отдельную «Юго-Восточную митрополию» (именно такой план и родился в воспаленном воображении автора УНИАН)!

Консервативные реформаторы vs прогрессивные ортодоксы

Но разве отсутствие логики в современной Украине не стало чем-то обыденным? Приведу несколько самых ярких примеров алогичности заявлений и действий людей, которые вдруг воспылали небывалой «любовью» к УПЦ МП, наделяя ее несуществующим статусом, утверждая что патриарха назначили... Кремль, Путин, «Единая Россия» и т. д. Доктор философских наук Мирослав Попович заявил: «В политических верхах (России. — Авт.) не скрывают, что делают ставку именно на Кирилла. Россия — страна одной партии, путинской «Единой России». Но «ЗН» пишет: «Митрополит Кирилл стал выбором скорее зарубежной части РПЦ, чем «отечественной». А жить и работать ему в России». Что следует из этих умозаключений? Что «Единая Россия» имеет больше влияния на иерархов Украины и Японии, чем на мирян самой РФ?

Особенно старались в эти дни представители УПЦ КП. Какой канал ни включишь, какую газету ни откроешь — там обязательно ситуацию в РПЦ комментировали филаретовцы. Заметьте, представителей церкви Московского патриархата никто и не звал.

Я попал на один такой эфир. Выбор патриарха и статус УПЦ обсуждали филаретовский архиепископ Димитрий Рудюк, журналист Виктор Еленский, который, как я понял, тоже не является прихожанином УПЦ МП, и ваш покорный слуга. Хотя меня сложно причислить к религиеведам. Г-н Рудюк стал рассказывать, что украинцам, по идее, не так уж важно, кто будет патриархом «зарубежной, российской церкви». И тут же пустился в рассуждения о том, что большинство делегатов Поместного Собора являются представителями епархий, находящихся за пределами России, а соответственно — они должны голосовать за главу отдела внешних связей РПЦ митрополита Кирилла. И это как раз и подтверждает тот факт, что украинская делегация голосовала за Кирилла (о чем говорили и сами делегаты), а значит, действительно во время его будущего визита в нашу страну Украина будет встречать своего патриарха!

Совершенно запутались украинские СМИ и комментаторы, определяя взгляды и воззрения нового главы РПЦ. Иногда в одной и той же статье имелись характеристики Кирилла, прямо противоречащие друг другу. То ему вменялась излишняя склонность к реформаторству и либеральным идеям, то он представал эдаким консерватором и реакционером. Похоже, все перепуталось у людей неискушенных в этом вопросе. Это видно и из комментариев ведущей «5-го канала» в передаче, посвященной избранию патриарха. Приведу фрагмент диалога из этой передачи:

Ведущая: Соперника Кирилла, Климента, считали более прогрессивным и более самостоятельным...

Болдырев: Откуда у вас такие сведения?

Ведущая: Вы знаете, скажем так, что, исследуя эту тему, мы смотрели...

Болдырев: ...Интернет.

Ведущая: ...разные источники.

Болдырев: Вы как раз пытаетесь представить все с точностью до наоборот...

Ведущая: Ну, давайте не будем спорить с тем, что «Единая Россия» поддержала Кирилла на этой должности.

Оказывается, «более прогрессивный», с точки зрения ведущих «5-го канала», — это тот, кого не поддерживает «Единая Россия»! Тот факт, что митрополита Климента, соперника Кирилла, как раз считали более консервативным, журналистку не смутил. Но самое поразительное, что буквально через 7 минут после этого она заявила: «Патриарха Кирилла, которого избрали митрополитом... которого избрали нынче патриархом, — его называют активным реформатором. А мы знаем, что Российская православная церковь — она является несколько консервативной». Теперь ясно: прогрессивный — это тот, кого не поддерживают «единороссы», а активный реформатор — тот, кто противостоит прогрессивным, но консервативным. Фух!

Похоже, эти сложные умопостроения настолько сбили с толку телеведущую, что она в итоге выдала уникальную информацию: «Говорят, что еще в начале 90-х годов, когда украинская церковь решила отделиться, именно Кирилл и был определенным фактором того, что митрополит Владимир отказался соревноваться за патриарший престол и публично поддержал Кирилла».

Вот, оказывается, когда решалось, кто займет патриарший престол в начале XXI века, — 20 лет назад все роли были распределены!

В этой же передаче неизменный комментатор всех внутрицерковных дел РПЦ и УПЦ МП Евстратий Зоря (конечно же, пресс-секретарь УПЦ КП) выдал пафосный рецепт решения проблемы раскола: «Решения о судьбе украинской церкви должны приниматься именно тут, именно в Киеве, украинскими архиереями, украинским духовенством, украинскими верующими. Никто из-за пределов Украины не принесет нам готового решения!»

В кои-то веки подписываюсь под словами филаретовца (добавлю, что неплохо было бы не только у Киева спрашивать, но и у Одессы, Донецка и Черновцов). И призываю продолжить: решения должны приниматься внутри церкви, а не вне ее. Если Евстратию, Яворивскому, Рудюку и иже с ними так уж хочется решать проблемы УПЦ МП, то не должны ли они сначала как минимум стать ее прихожанами?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В новый год —с новыми налогами

Принимаются законы, которые дают добро завозу в страну бывших в употреблении машин...

Искусство игры в поддавки

Пересмотр или отмена Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом — это начало...

Удачные комбинации, сильные опции, новые креатуры

Скандал с музеем майдана способен уничтожить имидж Порошенко, причем именно среди его...

Экстраполяции и намеки

Пока в треугольнике Москва—Берлин—Париж присутствует куда более сильный и...

Ковид выходного дна

Имеем полную разобщенность как между ветвями, так и уровнями власти. И очередной...

Свободу на карантин

Неоднозначный закон «О медиа» получил прямую поддержку из посольства США

Что принесет Украине возвращение США в Европу

Усиление американского давления на Россию будет сопровождаться выдвижением жестких...

«Призрак коммунизма» вмешался в президентскую гонку

Часть американского общества, открыто заявившая о своих симпатиях левым взглядам,...

Закон и пряник

Консенсус ключевых мировых игроков свелся к тому, что карт-бланш на этнические чистки...

Долгий подсчет, неясные перспективы

Во многих местных советах складываются причудливые конфигурации и происходит...

Кто подставил президента?

Впервые предложен план реальной реинтеграции ОРДЛО в Украину

Катастрофа лучше продается

За последние двадцать лет вода Авачинской бухте стала теплее на пять градусов

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка