Первые залпы прямой наводкой

№16 (862) 20 — 26 апреля 2018 г. 19 Апреля 2018 4.6

Коллаж - аналитика 2000

Одним из важнейших событий минувшей недели стал перенос отчета правительства Владимира Гройсмана перед Радой аж на конец нынешней сессии. Близкий к Порошенко депутат Игорь Кононенко ранее прогнозировал (и тем самым выразил желание президента), что депутаты заслушают премьера на нынешней пленарной неделе, очевидно, 19 апреля, так как регламент предполагает, что сначала отчет рассматривается профильным комитетом по экономической политике. Но комитет перенес дату отчета с 18 апреля на 20 июня.

Политический смысл отчета Кабмина в том, что он может запустить процедуру выражения недоверия правительству. Так, по закону «О регламенте», если работа правительства признается неудовлетворительной, то Рада может сразу перейти к обсуждению резолюции о недоверии Кабмину. И в отличие от стандартной процедуры рассмотрения вопроса о доверии вопрос о нем будет включаться в повестку дня без голосования.

Пока нельзя сказать, планирует ли Порошенко по итогам такого отчета снять Гройсмана или же просто использовать процедуру для того, чтобы потрепать нервы дистанцировавшемуся от него премьеру и, возможно, выторговать по итогам нервотрепки кадровые изменения. Пока степень критики главы правительства со стороны видных представителей БПП (например, представителя президента в ВР Ирины Луценко) говорила скорей о втором варианте (хотя, возможно, так скрывались истинные намерения).

О Гройсмане, который остался, и Авакове, который должен был остаться

За два с лишним месяца у президентской стороны должно прибавиться определенности в отношении премьера, однако перенос отчета, несомненно, в пользу Гройсмана. Надо обратить внимание и на то, как легко, без видимых усилий, без заметного публичного недовольства политиков главе правительства удалось перенести заслушивание своего отчета. Это говорит о его инициативе в нынешнем раунде политической игры.

В любом случае выражение недоверия премьеру и даже признание работы правительства неудовлетворительной — дело непростое. Он имеет хорошие рабочие отношения с большинством депутатов, независимо от их фракционной принадлежности. Расклад же сил в ВР таков, что практически ни одно решение невозможно принять без голосов БПП. Значит, нельзя и пытаться свалить Гройсмана голосами других фракций, а самим оставаться в стороне. Перенос же отчета правительства на конец июня означает, что депутаты подойдут к нему в предканикулярном настроении (нынешняя сессия должна завершиться 13 июля).

Утвердить новое правительство за две пленарные недели сложно. А затягивать сессию никто не хочет. Уйти на каникулы, оставив в качестве и. о. всех министров, а Степана Кубива — и. о. премьера, значит, создать предпосылки для роспуска Рады, ибо к сентябрю (началу новой сессии) истекут положенные Конституцией 60 дней на формирование правительства.

Безусловно, объявлять досрочные парламентские выборы — право, а не обязанность президента, а выборы вряд ли выгодны ему и БПП (с учетом нынешних рейтингов они однозначно невыгодны). Но и идти на выборы, имея не полноценного премьера, а и. о. — значит, демонстрировать слабость.

Надо иметь в виду: чем ближе выборы — тем больше ныне провластных депутатов начнут играть против власти, если усомнятся в ее победе. Об этом говорит опыт президентских выборов и 2004-го, и 2010 г. Так, в начале апреля-2004, когда до первого тура оставалось более полугода, ВР провалила конституционную политреформу, которую так тщательно готовил Леонид Кучма, добившись ее поддержки и у оппозиционных коммунистов и социалистов. В решающий момент не хватило нескольких голосов доселе провластных депутатов (среди них Александр Волков и Андрей Деркач), которые уже поставили на Ющенко.

В конце нынешнего июня до президентских выборов будет оставаться 9 месяцев, а не около 7, как в 2004-м, и ни один из кандидатов в президенты не имеет такого рейтинга, какой имел Ющенко 14 лет назад. Но и у Порошенко он заметно ниже, чем был тогда у Виктора Януковича. А неудачная попытка президентского окружения свалить премьера стала бы катализатором отхода от главы государства ряда его нынешних сторонников.

Так что можно более чем с 90%-ной уверенностью утверждать, что премьер-министр устоял. И хотя, возможно, это неприятная для президента новость, думаю, по масштабу неприятности она поменьше, чем, например, продемонстрированные на этой же неделе демарш Авакова, вызов Коломойского и афронт высших чинов МИДа (чего уж точно еще вчера нельзя было ожидать). Эти события, безусловно, будут еще более мотивировать сомнения близких к власти депутатов в ее победе на грядущих президентских выборах.

Анализ упомянутых выше событий — демарша, вызова и афронта — очень сложно провести без того, что можно назвать «кратким содержанием предыдущих серий».

Итак, ранее я обратил внимание на то, что изгнание Саакашвили из Украины и показательно жесткая ликвидация михомайдана практически не вызвали реакции Запада. В то же время существенно снизился уровень критики украинской власти со стороны западных партнеров, в т. ч. и по антикоррупционной тематике.

Все это позволяло сделать вывод, что Порошенко получил карт-бланш на укрепление своих внутриполитических позиций взамен на определенные обязательства, среди которых, по нашим сведениям, главным была всесторонняя поддержка принятия и последующей реализации того варианта мирного соглашения, который могут подготовить для Украины международные посредники. Запад не мог не поддержать Порошенко, поскольку для проталкивания непопулярных решений власть должна крепко стоять на ногах.

Реализация договоренности подтолкнула Петра Порошенко к поиску взаимодействия с Арсеном Аваковым — руководителем наиболее важной для обеспечения непопулярных внутриполитических шагов силовой структуры.

Начался медовый месяц высокопоставленной пары Порошенко—Аваков, которые решили скрепить свой союз неким подобием брачного контракта, предусматривающего создание общей политической силы. Контракт был подписан в ночь на 27 февраля и предусматривал квоты в едином партийном списке. В нем Авакову и «фронтовикам» было выделено 30%! Министр МВД получил желаемое — возможность сохраниться во власти при благоприятном для Порошенко исходе президентских выборов.

Тогда же я рассказал, что, по нашей информации, вопрос о подконтрольных Авакову «активистах» стал частью «понятийного соглашения» — эти структуры будут постепенно ликвидироваться, ведь, помимо того, что само наличие у министра внутренних дел такого инструмента изрядно «нервирует» президента, вопрос их полной подконтрольности остается открытым, особенно в случае принятия непопулярных решений.

События последующего месяца полностью подтверждали эту информацию — исчезли какие бы то ни было признаки разногласий и подковерных трений между Порошенко и Аваковым, а главное — демонстрирующая единство власть последовательно наращивала давление на своих оппонентов по всем направлениям. Добрались и до радикалов — на базе «Азова» и Национальных дружин на территории бывшего завода АТЭК были проведены сопровождавшиеся стычками обыски, причем ключевую роль в них сыграла полиция.

О недолгом медовом месяце

Однако традиции украинской политической жизни всегда предполагали, что вопреки всем соглашениям недоверие между участниками таких сделок неистребимо: подобные соглашения выполняются только до тех пор, пока это в интересах обеих сторон. Радикалы же всегда были едва ли не ключевым козырем министра внутренних дел в торге с Банковой, и отказаться от такой карты было выше его сил. Потому они вновь возникли как черт из табакерки с понятным каждому призывом «Чемодан, вокзал, Мальдивы».

По нашей информации, в «Народном фронте» опасаются, что, выиграв президентские выборы, Порошенко забудет все «понятийные соглашения», тем паче что они носят закулисный, непубличный характер, и не выделит «фронтовикам» оговоренной доли в едином избирательном списке, более того — устранит Авакова с должности еще до сложения Кабмином полномочий перед новоизбранной Радой».

Уже можно говорить со всей очевидностью, что «медовый месяц» в отношениях двух ключевых фигур нынешней власти закончился. Неизбежный «развод» стороны хотели бы оформить без свидетелей, но подобную информацию скрыть невозможно. Причем, похоже, речь идет не о возвращении к «статус-кво», а к переходу хронического конфликта в острую стадию.

За короткий промежуток времени было опубликовано два пространнейших интервью с Аваковым, причем публикация «УП» предваряется тем, что «интервью было инициативой Арсена Борисовича». А материал Liga.net начинается так: «Реальный уровень влияния главы МВД Арсена Авакова на пятом году полномочий сопоставим с уровнем вице-президента, если бы такая должность в Украине была. Ни одно действительно важное решение в государстве не принимается без учета его мнения — будь то проекты изменений в Конституцию, газовая война с Россией или острые законопроекты в Раде».

Далее интервьюер подробно рассказывает, как сложно согласовывать с министром внутренних дел текст для публикации, из чего напрашивается вывод, что приведенный выше пассаж его возражений не вызвал. И уже это выглядит вызывающим троллингом президента, тем паче что и практически весь текст служит иллюстрацией этого тезиса.

К примеру: «Я газ обсуждаю только с Андреем Коболевым. Вот позавчера как раз обсуждал с ним, как быть с тарифами и МВФ, обсуждали проблему баланса газа, «Северный поток-2», как можно этому помешать и так далее». Но разве эти вопросы относятся к компетенции министра внутренних дел?

Но главное, конечно, вопросы, касающиеся отношений с президентом и внутриполитической ситуации:

«— 27 февраля, если верить СМИ, была достигнута договоренность между президентской вертикалью и вертикалью «Народного фронта» о том, как вы идете на выборы. Якобы за вами 30% списка. Правда ли это? И о чем конкретно вы договорились с президентом?

— ...Это был один из вариантов обсуждения. Логика варианта была в том, чтобы определить формат объединения центристских сил, для консолидации усилий по реформам и для участия в избирательном процессе. Как один из вариантов — да, обсуждалась совместная партия. Но я, например, не являюсь сторонником такого варианта...

— ...Народный фронт — это прежде всего люди, которые прошли тяжелое время, разменяли свое электоральное доверие на непопулярные шаги. Но мы и дальше пойдем вместе. (Приведу цитату из информации о заключении «понятийного соглашения» месячной давности — «Народный фронт» считает, что вправе требовать свою долю, так как похоронил свой рейтинг для проведения непопулярных реформ», — как видим, совпадение даже текстологическое. — С. Б.)

— Текущий рейтинг и репутация Порошенко позволяют ему говорить о себе как о едином кандидате от правящей коалиции?

— Я вздрагиваю, когда слышу о едином кандидате. Я считаю, что Порошенко может быть одним из реальных кандидатов в президенты — наряду с другими».

Ну а интервью «УП» Аваков полностью посвятил вопросам войны и мира, фактически презентовав свой план урегулирования, т. е. опять вторгся в компетенцию президента. Подробно анализировать его план не вижу смысла, скажу только, что суть сводится к тому, что под внешним прикрытием «миротворцев» украинские власти проводят на «реоккупированных» территориях политику «шок и трепет». В духе того варианта закона о реинтеграции, который предлагала «Самопоміч», с поражением в гражданских правах всего местного населения, тотальной люстрации, амнистии в индивидуальном порядке только за «преступления» вроде работы в школах или иных гражданских учреждениях самопровозглашенных республик и т. п.

Аваков четко дает понять, что «НФ» — в отличие от Петра Порошенко — не намерен даже ради хороших контактов с Западом поддержать любой вариант мирного соглашения, который предложат его эксперты.

Масштаб проведенной Аваковым пиар-акции заставил даже заподозрить у министра внутренних дел собственные президентские амбиции, хотя несмотря на все его влияние и фактический статус, столь откровенно названный в Liga.net, его никто никогда не рассматривал в качестве претендента на булаву. Во многом это связано с тем, что министр совершенно не говорит на государственном языке, но, может, он в глубокой тайне его изучает, чтобы в нужный момент поразить степенью его владения? Кучма же выучил украинский на весьма высоком уровне.

Это был бы сильный политтехнологический ход, но я уверен, что у Авакова все-таки пока нет президентских амбиций. Он очень реалистично мыслящий человек и понимает, что ситуацию с общественным порядком в стране избиратели будут связывать с работой МВД, хотя очевидно, что причины нестабильности зависят отнюдь не только от того, как МВД решает стоящие перед ней задачи. Пока приоритетной выглядит версия, что и с учетом того, что электоральные позиции президента воспринимаются как все более слабые, Аваков решил поднять ставки в политическом торге.

Суть его требований вытекает из текста интервью и сводится к сохранению «Народным фронтом» своей политической субъектности, т. е. идти на выборы должна не новая юридически оформленная политсила, возникшая в результате слияния существующих (как предусматривалось «понятийным соглашением), а блок партий. Сохранение «НФ» как юридически независимой структуры обеспечит свободу действий, в т. ч. и в плане выхода из коалиции с БПП и создания альянса в другой конфигурации.

И тут особого внимания требует то, что фактически основным условием поддержки действующего президента Аваков назвал также переход к парламентской республике. А это (при сохранении нынешних политических раскладов) будет означать, что по реальному влиянию Аваков может превзойти президента. И это даже не рассматривая вариант: Арсен Аваков — коалиционный премьер (а почему бы и нет?).

Но, думаю, требование парламентской республики (как подчеркивает Аваков, в порядке рабочей дискуссии с президентом) — больше следование известному принципу торга: чтобы получить желаемое, требуй невозможного. Однако если позиции контрагента кардинально ослабли, то невозможное становится возможным.

А ведь падение рейтингов президента налицо, кроме того, появились признаки того, что на Западе отношение к Порошенко вновь меняется к худшему: украинская власть подверглась резкой критике за невыполнение обещания отменить е-декларирование для «антикоррупционеров».

Не сгущаю ли я краски? Действительно ли начинается стратегическое наступление на Порошенко? Полагаю, что на фоне резкого осложнения отношений Запада (США и Великобритании в первую очередь) и России, едва ли не более острого, чем во времена аннексии Крыма и критической фазы конфликта на Донбассе, в «НФ», по нашей информации, серьезно рассчитывают, что «второй фронт» против России будет открыт на Украине. А значит, усиление «ястребиного» крыла украинской власти с перспективой замены Порошенко на более «воинственного» политика на скорых выборах может стать для заокеанской державы весьма актуальным.

И если, как я отмечал неделю назад, «есть основания полагать, что срочный вызов Петра Порошенко в Берлин обусловлен и желанием Ангелы Меркель предостеречь украинского президента от слишком «дисциплинированного» следования новым рекомендациям, которые могут поступить из-за океана», то пятидневный визит Арсена Авакова в США, выглядит как попытка презентовать себя и своих соратников в качестве более надежных проводников новой-старой линии Вашингтона и даже подсобить сторонникам наиболее жесткой линии в отношении Москвы. Весьма вероятно, что последние для этого его и пригласили, ведь то, что на вашингтонском олимпе разброд и шатание, столкновение концепций и предлагаемых стратегий — общее место.

Итак, внутривластный «тесный союз» просуществовал недолго, «сожители» во власти вновь ведут каждый свою игру — с несовпадающими и часто противоположными целями, плетут друг против друга интриги. А значит, и тренд на усиление власти президента полностью себя исчерпал и даже сменился на противоположный.

О вызове и афронте

Очередным свидетельством тому стали еще два ярких события минувшей недели.

Первое — это заявление Игоря Коломойского о том, что Порошенко больше не будет президентом, и что он поддержит на выборах «любого достойного кандидата», кроме действующего главы государства.

То, что Игорь Валерьевич побил горшки с Петром Алексеевичем, бросил ему вызов и поэтому, вероятно, на выборах поддержит его противников, было ясно давно. Но одно дело — молчаливая поддержка конкурентов президента, а другое — публичное отмежевание от него. До сих пор украинские олигархи, даже обиженные на власть, такого себе не позволяли, исходя из принципа «деньги любят тишину». Не секрет, что большинство их в свое время спонсировали евромайдан, но в разгар протестов никто из них не позволял себе публичных призывов к Януковичу, например, вернуть политреформу или пойти на коалиционное правительство.

Если же брать выборы-2010, то хорошо запомнилось, как за пять месяцев до их первого тура Ринат Ахметов долго разговаривал с Юлией Тимошенко на открытии «Донбасс-Арены». Ходили слухи, что он выделил ей деньги на предвыборную кампанию. При этом Ахметов и тогда не рвал с «регионалами» и, конечно, поддерживал и кампанию Януковича. Просто он не позволял себе рвать с властью и, как и многие западные бизнесмены, поддерживал несколько политических сил.

И раз Коломойский почти что за год до выборов делает такие заявления, значит, налицо качественные изменения. То ли налицо углубление конфликта между олигархом и президентом, то ли речь идет о качественном ослаблении позиций Порошенко, то ли о качественном усилении даже не лично Коломойского, а олигархов как социальной группы (вопреки формально антиолигархическому характеру «революции достоинства»). О втором показательном событии следует сказать более подробно.

Как известно, 1 октября должна быть решена судьба Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ, подписанного в 1997 г. президентами Борисом Ельциным и Леонидом Кучмой. Если к этому сроку ни одна из стран не уведомит другую о прекращении действия договора, он будет вновь продлен на 10 лет. Такая возможность прекращения договора предусмотрена самим его текстом (а 10-летний срок отсчитывается не от подписания, а от обмена ратификационными грамотами).

Напомню, что о первом продлении этого документа было объявлено осенью 2008 г. несмотря на явно усилившуюся тогда напряженность в отношениях между двумя странами из-за войны в Грузии и противодействия России получению Украиной ПДЧ в НАТО. Но, конечно, ту напряженность не сравнить с нынешней. А в ситуации, когда Киеву важно постоянно показывать все новые успехи в конфликте с Москвой, тихое продление договора — если такое даже бы планировалось — исключается.

История межгосударственных отношений показывает, что международные договоры можно разорвать и на условиях, в них не прописанных. Такими событиями полна история Второй мировой войны. Что же касается послевоенного времени, то, например, в 1955 г. СССР разорвал англо-советский союзный договор, заключенный в 1942 г. на 20 лет. Причиной стало вступление ФРГ в НАТО. А в 1975-м Египет разорвал договор о дружбе и сотрудничестве с СССР, заключенный четырьмя годами ранее на 15 лет.

Но все же такая практика не является правилом хорошего тона в международных отношениях. Таким правилом является непродление договора в сроки, определенные самим документом. Так, СССР и КНР не расторгали подписанный в 1950 г. сроком на 30 лет договор о дружбе и сотрудничестве, хотя отношения между странами испортились еще в середине 1960-х. Но в 1979-м Китай просто уведомил об отказе от продления договора. Аналогичный вариант выглядит естественным и для нынешней ситуации.

О роли «припинення» и «зупинення» в языке дипломатии

Но президент Порошенко предложил еще один сценарий. 12 апреля, открывая Киевскую конференцию по безопасности, он сказал, что после закона о реинтеграции Донбасса «следующим шагом будет внесение мной в украинский парламент проекта закона о немедленном одностороннем прекращении действия отдельных положений Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Россией в части, в которой действие этого Договора несовместимо с национальными интересами государства и реализацией нашего украинского права на самооборону... Никто не спорит с тем, что из-за отказа Кремля прекратить агрессию против Украины отдельные статьи базового договора с Россией стали одиозным анахронизмом.

Речь идет о статьях о стратегическом партнерстве между Украиной и РФ или о положении о двустороннем сотрудничестве в сфере военной и военно-техническом сотрудничестве, или о сотрудничестве с РФ для обеспечения государственной безопасности Украины».

Т. е. предлагается прекратить действие не самого договора, а отдельных его положений, что, как подчеркнул Порошенко, соответствует международному праву. И формально это верно, возможность такого прекращения соответствует Венской конвенции «О праве международных договоров».

А 13 апреля в интервью украинским телеканалам глава государства сказал: «В связи с агрессией Украина сегодня имеет право приостановить и норму о стратегическом партнерстве, и норму по военному сотрудничеству, норму о военно-техническом сотрудничестве и многие другие нормы, которые на сегодняшний день не в интересах Украины. Но твердо остаются нормы о суверенитете, территориальной целостности и независимости Украины, о международно признанных границах, которые зафиксированы в этом договоре».

На самом деле президент не повторил высказанную днем ранее идею, а уточнил ее. В первом случае речь шла о прекращении норм договора, во втором — об их приостановке, которая допускает возможность вернуться к этим положениям в других обстоятельствах (в украинском оригинале в выступлении 12 апреля употребляется слово «припинення», а в интервью 13 апреля — «зупинення»). И украинский закон «О международных договорах», равно как и Венская конвенция, также разделяет эти понятия, хотя многие политики не понимают ни таких «деликатных», ни более заметных нюансов.

Так, 17 апреля с трибуны ВР лидер фракции БПП Артур Герасимов заявил: «Найближчим часом Президент України внесе на розгляд Верховної Ради законопроект про припинення дій окремих положень Договору про дружбу, співробітництво та партнерство між Україною та РФ. Розірвання договору стане черговим доказом незворотного шляху України на Захід та абсолютного виходу з-під впливу Кремля».

Т. е. для Герасимова приостановка действия отдельных положений договора означает его разрыв. Хотя на самом деле Порошенко имеет в виду другое. Вместо тихого непродления документа, которое влечет за собой его аннулирование, предлагается не отказаться от договора, а то ли аннулировать, то ли заморозить действие ряда его положений, оставив в нем действующими только те статьи, которые Украине сейчас удобны. Такой формат выгоднее как пиар-акция, поскольку предполагает парламентские дебаты, в ходе которых немало депутатов будут заявлять, что договор вообще надо аннулировать, но линия президента, уверен, победит, и в результате Порошенко будет выглядеть центристским политиком, удаленным и от радикалов, и от приверженцев «старого режима».

Но такое позиционирование Порошенко в данном случае совсем не главное. Главное — реакция России. Очевидно, предполагается, что она-то как раз не захочет продлевать договор в усеченном виде и, следовательно, окончательно покончит с ним. Киев же получит предлог утверждать, что именно Москва договор и разорвала, что «еще раз свидетельствует о ее агрессивном характере». Если же Россия «проглотит» такие действия Киева и договор продлит, значит, она покажет свою слабость и готовность идти на украинские условия.

Однако в ходе подготовки такой операции президент Порошенко получил удар, которого вряд ли ожидал и который выглядит сигналом ослабления его позиций и стоит в одном ряду с демаршем Авакова и вызовом Коломойского.

14 апреля в ЗН появилась статья замглавы МИД Елены Зеркаль и советника главы МИД Тараса Качки. Они забраковывают президентский вариант и подчеркивают, что в нынешней ситуации возможно только одно: не продлевать договор. «Можно ли прекратить отдельные положения международного договора? Общий ответ — да, если эти положения можно отделить от других положений договора, которые будут сохранять действие. История Договора о дружбе, приведенная выше, свидетельствует, что это не набор автономных вопросов, а целостный текст, где все положения взаимосвязаны», — заключают авторы.

Вопрос приостановки, а не прекращения отдельных статей договора в статье специально не рассматривался (она была, видимо, написана до интервью Порошенко 13 апреля), но из контекста публикации ясно, что Зеркаль и Качка такой вариант также отрицают.

С позицией авторов, на мой взгляд, трудно не согласиться. Ведь одно дело, скажем, если между некими двумя странами действует торговый договор, но одна из них находит, что отдельное положение документа ущемляет ее производителей конкретного товара, поэтому и приостанавливает или прекращает действие нормы о пошлинах на этот товар. И хотя такой шаг также может спровоцировать конфликт, целостность договора не страдает.

Но совсем другое дело, когда та же мера применяется в отношении статьи, с которой договор начинается: ведь норма о стратегическом партнерстве зафиксирована в первой статье украинско-российского договора. Если же мы убираем данную статью, то обессмысливается даже заглавие договора, ибо слово «партнерство» останется лишь в названии документа, но не в его тексте.

Однако есть и другие мнения по данной проблеме, о чем можно судить по реакции на зарегистрированный в Раде еще в феврале 2015 г. законопроект №0005, поданный группой депутатов во главе с бывшим главой МИД Борисом Тарасюком. В этом законопроекте предлагалось отменить действие ряда статей «большого договора» (правда, на норму о стратегическом партнерстве авторы не посягали).

Как и все законопроекты, он прошел изучение в Главном научно-экспертном управлении ВР. Эта структура внимательно анализирует законотворческие инициативы и часто критикует их — независимо от их авторства и пиара обеспечения (так было, например, с законом о реинтеграции Донбасса). В случае же с проектом №0005 нигде не говорилось, что украинско-российский договор — это системный акт, откуда нельзя изымать статьи без ущерба для его целостности. К депутатской инициативе было высказано лишь одно замечание: поскольку она затрагивала компетенцию правительства, предлагалось получить выводы Кабмина по законопроекту. Также парламентские эксперты напомнили, что действие положений договоров можно не только прекращать, но и приостанавливать (что, похоже, и предложит сделать Порошенко).

Что же касается парламентского комитета по иностранным делам, то в нем тогда не пришли к единому мнению о законопроекте (по 2 депутата голосовали «за» и «против» и столько же воздержались), и было предложено, чтобы окончательное решение приняла Рада. Но на пленарное заседание документ так и не выносился.

Однако в случае с публикацией в ЗН не так важно, кто прав в юридическом отношении — авторы или президент. Здесь как раз единого мнения быть не может. Гораздо интереснее политический аспект спора.

При всех недостатках современной Украины нельзя говорить о культе личности в стране. Доказательство этому — публичная критика в адрес президента, которая, в частности, звучит на каждом заседании ВР. Но одно дело политические оппоненты Порошенко или независимые журналисты и рядовые граждане, другое — замглавы МИД, т. е. ведомства, фактически подчиненного главе государства.

Сдержанное, профессиональное, но все же публичное несогласие с президентом, как это имеет место в статье, подписанной Зеркаль, — куда более резкий акт, чем любые оценочные суждения в адрес Порошенко, которые звучат из уст Тимошенко или Ляшко. Все замечания относительно инициативы президента вполне можно было высказать аппаратно. А публичная фиксация разногласий выглядит демонстрацией того, что в преддверии выборов Порошенко не имеет полного контроля над ключевым ведомством (как это, кстати, было и в 2004 г.).

И это обстоятельство куда важнее, чем судьба договора, который, считают эксперты, уже отыграл свою роль, но за счет того, что он не наносит вреда ни одной из сторон, до сих пор остается действующим.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

В Азербайджане полиция задержала подозреваемого в...

Прокуратура города Киева ведет подготовку необходимых документов для экстрадиции...

Плесень ума

Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъема денег у населения. И это у...

МВД запретило гражданам РФ голосовать в Украине

Пройти на избирательные участки разрешат только дипломатам

Михомайдановцы отправились к дому Авакова

В воскресенье, 11 марта, соратники Михаила Саакашвили отправились к дому министра...

Загрузка...

Второе пришествие Бидзины Иванишвили

Бидзина Иванишвили cогласен вновь возглавить партию «Грузинская мечта»

От заката столетия демократии к глобальному...

Либеральная демократия скатилась с пьедестала беспрецедентной экономической мощи до...

Тревога и скепсис

В России со скепсисом смотрят на намерение Украины выйти из СНГ, с тревогой — на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка