Внеочередные парламентские выборы — это углубление правового хаоса

11 Июня 2014 0

Петру Порошенко будет трудно избежать пристального внимания майдана, которому он обязан своим президентством

Завершилась президентская гонка. Однако, как и следовало ожидать, более стабильной ситуация не стала. Мы уже не раз отмечали, что причины глубочайшего общественно-политического кризиса, разразившего на Украине, лежат отнюдь не в плоскости выборов, а перемена фамилий и лиц в майданной власти к стабилизации обстановки не приведет.

В частности, месяц назад мы задавались вопросами: «Изменится ли резко негативное восприятие евромайдана и его «героев» в юго-восточных областях? Повысится ли на юге и востоке доверие к центральной власти (а уже ясно, что она будет состоять из представителей майдана)? Исчезнет ли потребность в радикальной децентрализации власти и наделении регионов правом самостоятельно определять правила своей жизни? Пропадут ли опасения жителей юго-востока относительно гарантий обеспечения их гуманитарных прав — от языковых до уважения к их исторической памяти? Куда-то денутся по сути антагонистические цивилизационные и интеграционные различия между западом и востоком Украины? Восстановятся ли нормальные украинско-российские торгово-экономические отношения, без чего невозможно преодоление экономического спада на Украине и предотвращение маячащих на горизонте социальных бунтов? «Рассосутся» ли противоречия между Западом и Россией по «украинской проблеме»?» («Делегитимация», «2000», №18—19(697), 9—15.05.2014).

Все вышеперечисленные вопросы по-прежнему открыты, и ни на один из них нельзя дать положительного ответа.

На 7 июня назначена инаугурация. Первоначально планировались пышные торжества. Глава ВР, и. о. президента А. Турчинов издал распоряжение № 931 от 29 мая о создании рабочей группы «по обеспечению проведения на Майдане Независимости в Киеве торжественных мероприятий по случаю вступления в должность новоизбранного президента». 30 мая указанный документ исчез с сайта официального интернет-представительства и. о. президента: «стабилизация» ситуации такова, что даже майданным властям, пытающимся использовать любой повод, дабы подчеркнуть факт своей легитимности, стало стыдно устраивать помпезные гуляния, выглядевшие бы в данных обстоятельствах пиром во время чумы.

Отдельно стоит обратить внимание на то, что торжественные мероприятия по случаю вступления в должность новоизбранного президента планировалось проводить на майдане. На момент написания материала неизвестны планы г-на Порошенко относительно своей инаугурации — как и где он намерен проводить «торжественную часть» после прохождения формальной процедуры в виде принятия присяги в Верховной Раде. Совершенно ясно, что торжества на майдане только подчеркнут, что Порошенко — президент майдана, а не всей Украины. Как писали «2000» месяц назад: «Выборы 25 мая способны поменять только расклад внутри властной (майданной) элиты. И все. Как говорят в таких случаях, те же яйца — только в профиль» («Делегитимация», №18-19(697) от 8.05.2014).

Если мы вспомним результаты любых украинских выборов, проводившихся в последнее десятилетие, то «оранжевые» и «антиоранжевые» силы (ныне это политические «майдан» и «антимайдан») неизменно набирали примерно равное количество голосов. Так делились симпатии избирателей в ходе президентских кампаний 2004-го и 2010-го, на парламентских выборах 2006-го, 2007-го, 2012-го гг.

А вот результаты выборов 25 мая (по итогам обработки 100% протоколов): Петр Порошенко получил 54,7%, Юлия Тимошенко — 12,81%, Олег Ляшко — 8,32%, Анатолий Гриценко — 5,48%. Все четыре упомянутых кандидата, — набравшие сообща 81,31%, — это представители майдана. И только на пятой и шестой позиции расположились кандидаты, которых можно рассматривать в качестве тех, что представляли позицию жителей юго-востока: Сергей Тигипко, набравший 5,23%, и Михаил Добкин с 3,03%. Вместе — 8,26%.

81,31% голосов за майданных политиков против 8,26% за антимайданных! При прежних, еще раз подчеркнем, примерно 50% на 50% на всех предыдущих выборах.

Что, за месяц—другой в стране резко поменялись политические взгляды? Четыре пятых населения возлюбили майданную власть, стали националистами и сторонниками прозападного курса? Очевидно, что нет. То совершенно неестественное в условиях общеукраинских выборов соотношение 81,31% на 8,26% свидетельствует только об одном: политический антимайдан либо не имел возможности голосовать, либо, как говорят в таких случаях, проголосовал ногами — продемонстрировав свое отношение к выборам. Со всеми вытекающими из этого последствиями, включая и степень легитимности Петра Порошенко как главы государства.

И речь идет даже не о юридической легитимности, хотя и к ней можно поставить массу вопросов — начиная с «конституционности» отстранения от власти Януковича, назначения досрочных президентских выборов и заканчивая самим избирательным процессом, назвать который честным, открытым и свободным (на фоне, когда иным кандидатам было опасно даже прийти в студию общенационального телеканала) могут только потерявшие стыд западные наблюдатели.

Речь о легитимности как политико-правовом понятии: добровольном признании народом за властью права принимать те или иные решения. Если легитимность низка, то свои решения власти придется подкреплять силой, опираться на институты принуждения.

Г-ну Порошенко надо приложить максимум усилий, чтобы стать президентом всей Украины, а не президентом майдана, каковым — в общественно-политическом восприятии — он является на данный момент. Хотя достичь этого крайне сложно: придется разрываться между двумя во многом полярными взглядами на то, какой должна быть Украина, пытаться соответствовать прозападно-антироссийско-националистическим ожиданиям майдана (которому он обязан своим президентством) и преимущественно прямо противоположным настроениям жителей юго-востока.

Полководец без войска

Петру Порошенко как президенту не позавидуешь. И дело не только в том, что страна по сути пребывает в состоянии гражданской войны, увязла в долгах, а экономика продолжает падать. У Порошенко фактически отсутствует инструментарий, чтобы реализовывать задуманный им курс, выполнить данные обещания.

Что до последних, то и Петр Алексеевич, и многие другие кандидаты в президенты шли с программами, далеко выходящими за рамки тех полномочий и возможностей, которыми наделяет главу государства недавно возвращенная Конституция 2004 года. Аналогичная история была во время выборов-2010 — едва ли не все претенденты баллотировались с программами, подходившими для президента, правящего в условиях действия Конституции-1996, но никак не в обстоятельствах, определяемых политреформой. Притом что ни тогда, ни теперь участники президентской гонки не декларировали намерение вернуть себе «царские» полномочия.

Т. е. кандидаты в президенты — как в 2010-м, так и в 2014-м — изначально закладывали в предвыборную платформу обман: либо не собирались реализовывать то, что обещают (уже хотя бы потому, что полномочия, под которые они избирались, объективно им этого не позволяли), либо шли на выборы с тайными планами ревизии конституционных норм в пользу «усиления» президентского поста.

Скоро нам предстоит узнать, с каким из двух вышеназванных посылов шел на выборы Петр Порошенко (много обещающий, к примеру, в экономической сфере, к которой президент в условиях действия Конституции-2004 практически не имеет никакого отношения — это прерогатива правительства, формируемого парламентской коалицией).

Злую шутку с Петром Алексеевичем может сыграть та информационная кампания, которая проводилась на Украине промайданными медиа. Провести выборы во что бы то ни стало. Чем скорей — тем лучше. Выборы — это стабилизация ситуации. И т. д. и т. п. Ранее мы уже обращали внимание на характер майданной пропаганды, которая фетишизировала прошедшие выборы. Мол, стоит только их провести, как жизнь наладится. У значительной части населения сформировались соответствующие ожидания. А реализовывать их — Петру Порошенко. Вопрос — как, чем, с кем?

Очевидно, что сразу после инаугурации Петр Алексеевич попытается переформатировать властную команду. Ибо без этого он обречен, что называется, отбывать номер на президентском посту — получая обвинения за все и вся и не имея возможности влиять на происходящее. Но осуществить кадровые перестановки будет не так просто.

Во-первых, после возврата Конституции-2004 президент (за исключением глав Минобороны и МИД) отстранен от процесса формирования правительства.

Во-вторых, в парламенте Порошенко в полной мере может опереться только на фракцию «УДАР» и какое-то количество внефракционных. Со всеми остальными придется договариваться по старому известному принципу «голоса в обмен на должности/доступ к ресурсам».

В-третьих, еще в феврале власть была поделена по квотному принципу между майданными фракциями ВР, прежде всего «Батькивщиной» и «Свободой». И кадровые перестановки новому президенту нужно осуществить так, чтобы уже на старте своего президентства не разругаться с соратниками по майдану. Задачка не из простых.

В-четвертых, г-ну Порошенко придется оглядываться еще и на майдан, который остается в Киеве и, судя по всему, еще долго не намерен расходиться. Всякое «неправильное» — с точки зрения майданной публики — кадровое решение (например, привлечение профессионалов из прежней власти) будет встречаться в штыки, сопровождаться обвинениями и протестными акциями.

Политический фантом — в парламент!

Порошенко как никто иной заинтересован в досрочных выборах Верховной Рады: пока его личный рейтинг высок, а избиратели не успели разочароваться в новоизбранном президенте.

Есть возможность конвертировать результат, полученный на президентских выборах, в проценты «своей» политической силы на выборах парламентских. Это позволило бы обзавестись собственной фракцией в ВР (на данный момент у Порошенко есть все шансы получить самую представительную фракцию), сделать ее базой для формирования пропрезидентской коалиции в ВР. Далее — пропрезидентское правительство, членов которого Порошенко фактически сможет назначать сам (голосами подконтрольных депутатов в ВР). Если фракция будет достаточно велика, Петр Алексеевич сможет определить и кандидатуру «своего» премьера.

Здесь уместно сделать отступление, и отнюдь не лирическое. Избрание президентом олигарха Порошенко, чья кредитная политическая история включает в себя пребывание в кругу «любих друзів» Ющенко, коррупционный скандал, работу в правительстве Азарова и проч., — это уже парадокс с точки зрения тех лозунгов, под которыми стоял майдан: «борьба с олигархами», «люстрация» и т. п. Не менее парадоксально (все с той же майданной колокольни — если ориентироваться на лозунги евромайдана) выглядит и высокий уровень общественных симпатий к такому политическому фантому, как партия «Солидарность».

За два дня до голосования на президентских выборах Петр Порошенко откровенно признался в эфире программы «Свобода слова» на телеканале ICTV: «Партии на сегодняшний день у меня нет. Но она будет».

Так вот за эту партию, которой еще нет и которая только будет, уже готовы голосовать, по разным соцопросам, от 16% до 20% избирателей! Кстати, оговорка Петра Алексеевича в контексте рассуждений о партии — «у меня» — отнюдь не случайна. Он мог бы сказать еще прямее: «у меня в кармане». Ибо именно такой — карманной президентской партией — объективно суждено быть «Солидарности».

Партия (не будем закавычивать, хотя в данном случае это было бы вполне уместно) ничем не отличилась, не имеет в активе никаких успехов-достижений, еще несколько месяцев назад вряд ли кто, кроме экспертов и политологов, даже предполагал, что есть такая партия — «Солидарность», весь политический вес которой базируется на имени Петра Порошенко.

Т. е. это очередная партия лидерского типа, партия одного человека, во всем зависимая от лидера. Те лица, которые попадут в предвыборный список «Солидарности» (а далее в парламент), будут всецело обязаны этим Петру Порошенко. Что будет представлять собой парламентская фракция этой партии? Группу «кнопкодавов» без собственного мнения и позиции, исполняющую команды с Банковой. Не так давно со стороны т. н. проевропейски ориентированной публики было много нареканий на положение дел во фракции Партии регионов — подчиненность интересам президента, подконтрольность Банковой, голосование по взмаху руки Чечетова. Все то же самое будет во фракции «Солидарность»! Это объективно ныне закладывается при формировании партии — создаваемой «под президента».

Конечно же, и сам «проевропейский политик» Порошенко прекрасно понимает, что за «партия» создается, зачем и почему. Но этого «европейского демократа», сулившего «жизнь по-новому» (в т. ч. и политическую жизнь), такая ситуация устраивает — цель (укрепление собственных позиций во власти) оправдывает средства.

Перевыборы ВР: революционная целесообразность vs Конституция

Однако вернемся к вопросу досрочных выборов ВР. Заинтересованный в них президент, очевидно, получит и поддержку «УДАРа». А вот что до всех остальных депутатских фракций, групп и отдельных нардепов, то их желание идти на внеочередные выборы в парламент — под большим сомнением.

Конечно, на словах все политики — за перевыборы ВР. Но это только на словах. И только потому, что парламент не пользуется доверием у общества и подавляющее большинство населения выступает за проведение внеочередных выборов в ВР. А политики повторяют то, что по душе публике. Однако и о снятии депутатской неприкосновенности они тоже всегда говорят, и уже не один десяток лет (потому что идея в народе популярна), но на деле отменять нормы ст. 80 Конституции («Народным депутатам Украины гарантируется депутатская неприкосновенность») не спешат.

Достаточно посмотреть на результаты, полученные 25 мая выдвиженцами «Батькивщины», «Свободы» и Партии регионов — Юлией Тимошенко, Олегом Тягнибоком и Михаилом Добкиным, — чтобы прийти к однозначному выводу: эти парламентские политические силы в досрочных выборах в ВР категорически не заинтересованы. И несмотря ни на какие публичные заявления своих представителей, будут делать все возможное, чтобы если не исключить перевыборы вообще, то по крайней мере оттянуть дату досрочных выборов на максимально более поздний срок.

То же самое можно сказать и о мажоритарщиках (а их в нынешней ВР половина): большинство из них не имеет шансов вновь попасть в парламент (особенно те, и таковых в ВР немало, что были избраны при содействии админресурса прежней власти).

Поэтому следует ожидать, что на фоне публично произносимых пафосных спичей о поддержке идеи досрочных выборов основная часть депутатского корпуса будет пытаться саботировать этот процесс.

Со своей стороны Петр Порошенко будет искать варианты, которые позволили бы ему распустить ВР на конституционных основаниях. Реанимированный в феврале Основной Закон 2004-го позволяет президенту объявить досрочные выборы в трех случаях: если в течение месяца не сформирована парламентская коалиция, если в течение 60 дней после отставки Кабмина не сформирован персональный состав правительства и если в течение 30 дней заседания ВР не могут начаться.

Теоретически вполне можно создать условия, которые позволили бы президенту объявить досрочные выборы. Например, фракция «УДАР» может покинуть нынешнюю (созданную в феврале) коалицию. И тогда через месяц у г-на Порошенко появятся юридические основания для перевыборов. Другой вариант — блокирование работы ВР в течение все тех же 30 дней. Третий — голосование в ВР за недоверие правительству, что, согласно ст. 115 Конституции, влечет за собой отставку Кабинета Министров, далее — препятствование формированию персонального состава правительства в течение 60 дней.

В общем-то все конституционные варианты назначения перевыборов ВР чреваты общественно-политическим обострением. Кроме того, на каждое из них есть «противоядие». Например, посредством переформатирования коалиции, создания альянса между «Батькивщиной» и ПР — политически сложного (майдан не воспримет), но теоретически возможного (в украинской политике возможно все).

В последнее время можно услышать рассуждения о том, что Верховной Раде следовало бы распуститься самой, как в 2007 году. Мол, это избавило бы новоизбранного президента от необходимости идти на политическое обострение. Однако следует напомнить, что в Конституции нет такой нормы, как «самороспуск ВР». Нет, и все тут! Любой «самороспуск» — чистой воды нелегитимный, неконституционный акт.

Еще один «революционный» вариант (и подобного толка призывы к г-ну Порошенко звучат) — это разгон парламента новым президентом без оглядки на конституционные нормы — просто потому, что Верховная Рада «плохая» и работает «не так, как надо». Теоретически и такого шага исключать нельзя. Тем более что он был бы поддержан подавляющим большинством промайданно настроенного электората. А Порошенко, пожалуй, еще и заработал бы популистских очков — мол, решительный и волевой.

Однако это, во-первых, новое политическое обострение. Но главное — нелегитимное действо. И к прежним обвинениям в адрес майданного политистеблишмента относительно принятия неправовых решений добавится еще одно. В т. ч. если до последнего времени майданным силам приходилось доказывать (и внутри страны, и вне ее) легитимность президентских выборов и избранного по их итогам главы государства — то возникнет новая проблема: легитимность Верховной Рады. К слову, украинский парламент (как бы он кому ни не нравился) — сегодня единственный орган власти, легитимность которого не ставится под сомнение нигде и никем.

Если перевыборы ВР будут назначены сомнительно с правовой точки зрения — это добавит аргументов и тем в восточных регионах Украины, кто не признает киевскую власть и сражается против нее с оружием в руках.

Кстати, прежде чем объявлять перевыборы ВР, вообще стоило бы задуматься о создании и такой предпосылки, как стабилизация ситуации на востоке Украины. Иначе опять (как и 25 мая) может произойти так, что в выборах не примет участие значительная часть избирателей Донецкой, Луганской и других областей. Т. е. жители Левобережья будут совершенно отстранены от участия в политической жизни страны. И вряд ли это добавит в их глазах очков г-ну Порошенко, не говоря уж, что такое развитие событий может стать еще одним катализатором раскола Украины.

Конституционная неопределенность

25 мая президент избирался в условиях открытого конституционного процесса. Соответственно ни сам Порошенко понятия не имел, с какими полномочиями он будет управлять страной, ни избиратели, отдававшие ему голоса, не имели представления — кого же они все-таки выбирают — «царя» или «английскую королеву»?

В ситуации с выборами главы государства телега была поставлена впереди лошади. Теперь же может так статься, что и в ситуации с Верховной Радой произойдет то же самое: изберут депутатский корпус под непонятно какие полномочия. Конституционный процесс ведь не только не завершен, но, судя по заявлениям с разных политических сторон, нет и единого видения — какой должна быть система власти на Украине? Как должны быть распределены полномочия и ответственность в треугольнике президент—парламент—правительство? А как будут распределены полномочия по линии центр—регионы? Этого тоже никто не знает. Притом что о децентрализации и повышении роли местного самоуправления говорят практически все.

Совсем недавно Виктору Януковичу предъявляли претензии такого рода, мол, избирался он в условиях действия одного Основного Закона, под одни полномочия, а правил по другой Конституции, с другим набором полномочий — которые народ ему не делегировал на всеобщих выборах. Уже понятно, что будут основания высказать аналогичного толка претензии Петру Порошенко — т. к. избрался он президентом до завершения конституционного процесса.

Но если будут назначены и перевыборы ВР до того, как Украина увидит новый Основной Закон, то появится почва для сомнений и в отношении парламента — наделен ли высший представительный и законодательный орган мандатом от народа на осуществление своих полномочий?

Я уж не говорю о том, что есть масса других отнюдь не мелочей, имеющих самое непосредственное отношение к тому, какой вариант Конституции будет принят. Например, в условиях президентско-парламентской республики мажоритарная составляющая имеет какой-то смысл. Но если Украина твердо взяла курс на утверждение парламентской республики, то логичнее возвращаться к выборам на сугубо пропорциональной основе, по партийным спискам, без участия в выборах разного рода самовыдвиженцев.

Таким образом, чтобы внеочередные парламентские выборы сработали как стабилизирующий фактор, необходимыми предпосылками должны стать как минимум две вещи: урегулирование ситуации в восточных областях Украины и завершение конституционного процесса.

Сергей ЛОЗУНЬКО

загрузка...

Загрузка...

Развилка веры для президента

Попытка предотвращения силовых акций приводит к опасности мощных медиаатак на...

Зеркало в синей ладони

«Синяя рука», в сентябре 2018 г. водруженная в начале бульвара Тараса Шевченко в...

Многострадальный Чернобыль – теперь и в комиксах

Американская типография уже отпечатала первый тираж посвященного нашей трагедии...

Без Трампа и Путина: штаб Нетаньяху вынужден...

Украина и Индия — это не США и Россия, а визит в Киев для Нетаньяху равнозначен...

Тимошенко, Янукович и Пинчук: теперь эти имена звучат...

Крейгу было поручено составление отчета, оправдывающего вердикт украинского суда по...

Загрузка...

Государство в телефоне

Вслед за рухнувшим политикумом рухнул «моноолигархат». Парламентская осень по...

Местный депутат — лицо неизвестное

Борьба за депутатский мандат в Киевсовет будет бескомпромиссной

Успехи президента впереди

Причина нашей острой государственной недостаточности — крах проекта либеральной...

Work and Travel USA: "Отношение как к грязи"

Участники программы SWT регулярно становятся жертвами запугивания и мести –...

Как в Вашингтоне будущее Украины обсуждали

Хербст высоко оценил нового украинского лидера, назвав Зеленского «чрезвычайно...

В испытательный полигон превратили гражданскую войну...

Исследователи предупреждают: для ультраправых иностранных боевиков Украина стала...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Idealmedia
Загрузка...
Ошибка