Пятнадцать шагов по минному полю

№26(704) 27 июня — 3 июля 2014 г. 27 Июня 2014

Сделанное Петром Порошенко 20 июня долгожданное заявление о перемирии дало надежду, что военная фаза (по крайней мере) внутриукраинского конфликта близка к завершению — и за ней последует непростой процесс национального примирения.

До этого на заседании СНБО 16 июня президент указал, что пойти на такой шаг можно будет, лишь полностью взяв под контроль границу с Россией на Донбассе. После этого заявления боевые действия продолжались. Правда, на главных участках 18 июня взяли паузу в связи с решением сторон обменяться телами погибших. Уже на следующий день бои возобновились, а у Славянска они велись с самым большим за все время конфликта ожесточением. К вечеру того же дня Игорь Стрелков (Гиркин) сообщил о неизбежности окружения города в связи с подавляющим превосходством украинской стороны.

Все это происходило на фоне усиленной дипломатической активности вокруг украинского кризиса, причем бросалось в глаза то, что контакты идут по линии Путин — Меркель и Олланд, а вот с американской стороной российские представители не общались.

Вырисовалась и любопытная последовательность событий: 19 июня Путин сначала провел трехсторонний разговор с лидерами ФРГ и Франции, затем поговорил с Петром Порошенко (на сайте президента указывалось, что Путин поддержал мирный план, а на сайте президента РФ — что Путин отметил важность прекращения огня). Поздно вечером, как говорилось в официальном сообщении, состоялось заседание Совбеза России, а уже наутро началась «внезапная проверка боеготовности» в Центральном военном округе РФ (а о том, что российские войска «вернулись» в район границы, было известно и ранее).

О решающей роли исламских повстанцев

Утром 20 июня в интернете появились видео колонны (или колонн) из 5—8 танков и САУ, а также бронетранспортеров и армейских грузовиков, передвигавшихся по улицам Луганска и других подконтрольных сепаратистам городов под флагами так называемой Республики Крым. Поскольку доподлинно было известно о наличии у боевиков лишь трех танков, речь шла о подкреплении, накануне пересекшем границу.

Все это носило откровенно демонстрационный характер (ведь могли быть подняты флаги «ДНР» и «ЛНР»). Т. е. Россия сделала определенный демарш — пересекла известную черту, фактически открыто введя на территорию мятежных «республик» контингент тяжелой техники (пусть и относительно небольшой, но ведь важен сам факт — а присутствие всегда можно расширить). И показала, под каким политическим соусом это будет сделано: у «добровольцев», вероятно, украинские паспорта из Крыма, который мировое сообщество считает частью Украины. Таким образом, очевидно, подчеркивалось, что к попыткам военного решения «донецкого вопроса» Россия безучастной не останется.

В тот же день, 20 июня, утром в парламенте прозвучали заявления спикера Александра Турчинова и министра обороны Михаила Коваля о том, что границу на Донбассе удалось окончательно перекрыть. На фоне информации о подкреплении мятежникам в это никак не верилось. А днем в СНБО признали, что граница не перекрыта. Стрелков же сообщил об отходе украинских войск под Славянском на прежние позиции.

И вот вечером Порошенко объявляет о прекращении огня. Т. е. глава государства пошел на перемирие, отказавшись от своего главного условия — перекрытия границы. И сделал этот шаг после разговора с Владимиром Путиным.

План Порошенко, обнародованный 20 июня, был еще накануне представлен на встречах президента с главами местных администраций и советов Донбасса и с деловой элитой региона.

Документ этот очень конспективен — 15 кратких пунктов. При этом в нем есть явные недоговоренности и двусмысленности, в которых можно усмотреть и намерение ввести в заблуждение. Например, в п. 11 говорится о децентрализации власти путем избрания исполкомов. Казалось бы, речь наверняка идет и об исполкомах облсоветов. Однако к моменту прекращения огня некоторые СМИ уже опубликовали предложения президента по изменениям Конституции, согласно которым исполкомы формируются только в районах. Да, эти предложения не оформлены в официальный проект, зарегистрированный в парламенте, но относиться к ним следует серьезно, тем более что идея ослабить областной уровень избираемой народом власти весьма популярна на Печерских холмах.

И главное, из текста плана следует, что мятежникам на Донбассе предлагается совсем немногим больше, чем капитуляция. Даже субъектность представителей самопровозглашенных республик как участников переговоров напрямую не указана. О ней можно догадываться между строк, но все равно не понимаешь, являются ли «гарантии безопасности для всех участников переговоров» (п. 1) залогом их амнистии — или же это всего лишь гарантии не быть арестованными во время переговоров.

Отдельно стоит упомянуть п. 7 — «Создание в структуре МВД подразделений для осуществления совместного патрулирования». Итак, власть допускает сотрудничество с теми, кого считает преступниками. Ведь иных партнеров для совместного патрулирования, кроме сепаратистов, я на Донбассе не вижу.

Впрочем, если мы сравним нынешнее противостояние со всеми другими вооруженными конфликтами в Европе, которые имели место после Второй мировой войны (в том числе на постсоветском пространстве), то бросаются в глаза два отличия.

Первое. Нигде, кроме Украины, сепаратисты не контролировали такую населенную территорию, в частности, города с миллионным и полумиллионным населением. В турецком Курдистане, Северной Ирландии и Македонии они вообще городов не занимали.

Второе. Нигде, кроме Украины, власть официально не предлагала сепаратистам так мало, за исключением, возможно, Турции. Впрочем, в этой стране с 2009 г. действует государственный телеканал ТРТ-6, который вещает на курдском языке (тогда как в Украине нет ни одного полностью русскоязычного телеканала). Да и конфликт там находится в стадии решения, и говорить о том, что именно Анкара в итоге предложит курдам, преждевременно. Над этим пока раздумывает подобранная турецкими властями «группа мудрецов», которая не афиширует своих выводов.

Хотя вполне возможно, что и Порошенко не афиширует реального мирного плана, и план этот гораздо гибче, чем представленные обществу 15 пунктов. В пользу такой версии говорит и сделанное 24 июня предложение Владимира Путина Совету Федерации РФ отменить данное в начале марта разрешение на использование российских вооруженных сил на территории Украины.

С самого начала здесь крайне трудно было бы увидеть политическую игру: дескать, президент предлагает парламенту, твердо рассчитывая, что тот к нему не прислушается, зато формально глава государства может снять с себя ответственность. Нет, в России такие игры маловероятны, ведь если создать прецедент, то вдруг парламент еще войдет во вкус и заблокирует президентскую инициативу, когда Кремлю это совсем не надо. Да и Путину не нужно творить себе имидж главы государства, который не может убедить сенат.

Нет, было понятно, что все предлагается всерьез, и Совет Федерации был очень оперативен, приняв решение уже на следующий день. Надо также обратить внимание на то, что в последние дни исчезла информация о переходе границы новыми группами российских «добровольцев».

Но практически невозможно поверить в то, что Путин совершает такие действия, ничего не обретя взамен. Скорее всего, сначала он получил заверения в том, что Украина не будет применять силу на Донбассе — и, очевидно, не от Порошенко, а от главного куратора — Барака Обамы. Это лишь гипотеза, однако телефонный разговор между российским и американским президентами действительно имел место вечером 23 июня, накануне резонансного решения Путина. А подобные разговоры двух лидеров случаются нечасто.

Помимо ситуации в нашей стране, лидеры РФ и США обсудили положение в Ираке. Возможно, тамошние, мягко говоря, сложности — стремительное наступление исламских повстанцев, поставившее на грань краха проамериканскую власть в Багдаде, «поспособствовали» сближению позиций сторон по Украине.

О более чем непосредственных посредниках

«Леонид Кучма — это единственный представитель, который был от президента. Все остальные переговорщики — не украинские представители»

Дальнейшее развитие «смена вех» получила в обнародованном вечером в субботу обращении президента. Впервые было сказано о готовности говорить «и с теми, кто ошибся, ошибочно стал на позиции сепаратизма». Но главное, несмотря на привычную жесткую риторику, подчеркивалось: «Решить проблему силовым путем — не шапками бросаться. Это значит сознательно и вынужденно идти на новые и немалые жертвы. На то, чтобы оплатить значительно большую человеческую цену, чем те потери, которые мы уже понесли на сегодня».

Такое ощущение, что главным адресатом этой части президентского обращения были как раз сторонники радикального решения проблемы сепаратизма. В отношении них Петр Алексеевич сделал весьма резкий выпад: «Кстати, странно, что особенно критическими оказались те, кто сам не нюхал пороха и не знает, что такое настоящая война».

И вот в понедельник первые контакты, которые иные поспешили назвать переговорами (пусть и в режиме консультаций), начались. С лидерами непризнанных республик в Донецке, в частности «премьером ДНР» Александром Бородаем, общались представитель ОБСЕ Хайди Тальявини, Леонид Кучма, посол России в Украине Михаил Зурабов, Виктор Медведчук и Нестор Шуфрич. Замглавы АП Валерий Чалый уточнил: «Леонид Кучма — это единственный представитель, который был от президента. Все остальные переговорщики — не украинские представители».

В свою очередь Михаил Зурабов заявил: «Виктор Медведчук и Нестор Шуфрич вели подготовку к консультациям с представителями ДНР и ЛНР по поручению Петра Порошенко».

А в возглавляемом Медведчуком движении «Украинский выбор» первоначально дали понять, что он играет роль посредника, уполномоченного «ДНР»: «В ходе переговоров с представителями ДНР лидер общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук получил согласие на встречу с миссией ОБСЕ по налаживанию диалога между Киевом и юго-востоком Украины».

Однако сам Виктор Владимирович 24 июня отверг подобные утверждения (а они звучали и со стороны ОБСЕ): «В составе посреднической переговорной группы вместе с народным депутатом Нестором Шуфричем мы ведем переговоры с представителями ДНР и ЛНР для достижения мирного урегулирования конфликта на востоке Украины».

Как бы то ни было, контакты хотя бы одного официального представителя президента с сепаратистами — уже значительный шаг вперед.

Делегирование Леонида Кучмы — это очень удобный для Порошенко ход: формально не задействовать в диалоге с теми, кого он именует террористами и бандитами, представителей Администрации Президента и правительства. Но послать туда действительно авторитетную фигуру, чье мнение игнорировать невозможно. И даже если именовать этот диалог не переговорами, а консультациями, суть мало меняется. Как ни назови — это первый разговор на высоком уровне Киева с мятежниками.

О новом, долгожданном видео с Царевым

Следует отметить заявление от 23 июня Олега Царева — лидера движения «Народный фронт», сопредседателями которого являются руководители «ДНР» и «ЛНР». Оно представляется очень важным сигналом, показывающим, что руководство «республик» Донбасса готово идти на компромисс с Киевом.

Признаем, тон заявления выглядит ультимативным, но это нормальный политический прием, обозначение стартовых позиций в переговорном процессе — ведь и требования властей звучат весьма жестко. По существу же из заявления можно сделать следующие выводы.

Именно Царев может стать главным переговорщиком со стороны мятежного Донбасса. Такой выбор нельзя не признать весьма удачным. Олег Анатольевич известен своей принципиальной позицией и пользуется авторитетом на юго-востоке.

В то же время его нельзя отнести к экстремистам. Царев старался избегать заявлений откровенно сепаратистского характера. Кроме того, он известен как противник силовых действий в целом. Можно вспомнить, что 20 декабря минувшего года при попытке разгона евромайдана он вместе с нардепами от тогдашней оппозиции пытался остановить силовиков. А давние связи Царева в киевском политикуме дают дополнительные возможности в поисках взаимопонимания.

Несмотря на резкий тон, требования «Народного фронта» носят в целом реалистичный характер. Восстановление разрушенного и компенсации пострадавшим — это то, что фактически обещает и президент. Обозначено и согласие на участие в переговорах «лидеров общественных организаций, представителей муниципалитетов». Т. е. тех кругов, с которыми изначально собирался вести переговоры глава государства и чья позиция, очевидно, куда более умеренна, чем у лидеров самопровозглашенных республик.

Более того, ссылка на представителей муниципалитетов означает согласие на сотрудничество с легитимной, признаваемой Киевом местной властью. Очевидным условием мирных переговоров является освобождение всех плененных «ополченцев» и «политзаключенных» — опять же, и киевские власти обещают амнистию.

«Народный фронт» не настаивает на полном выводе правительственных сил с территорий Донецкой и Луганской областей. Касается это лишь «Нацгвардии, незаконных вооруженных формирований Коломойского и «Правого сектора», а также подразделений украинской армии, виновных в убийствах мирного населения». Между тем ранее лидеры непризнанных республик неоднократно заявляли, что переговоры возможны только после полного вывода войск с их территории.

Главное же то, что пункт — «согласование Президентом Украины и парламентами республик проекта конституционного акта, определяющего статус народных республик» — дает однозначный сигнал: руководство «ДНР» и «ЛНР» готово обсуждать правовые формы сохранения Донбасса в составе Украины.

В общем, с определенной долей надежды можно говорить о том, что внешним игрокам удалось согласовать единственно возможный мирный план для нашей страны (прекращение огня и начало переговорного процесса). И довести его до непосредственных участников конфликта. Дополнительным свидетельством этому стало уже упоминавшееся предложение Путина Совету Федерации отменить разрешение на ввод войск на территорию Украины.

Конечно, процесс идет трудно. Переговоры (пардон — консультации) сопровождаются резкими заявлениями, намеками на их неофициальный статус и т. п. Продолжаются и спорадические боестолкновения, с взаимными обвинениями в нарушении режима прекращения огня (что, безусловно, на руку представителям «партии войны» с обеих сторон). Но это, извините, нормальное в такой ситуации положение вещей. Ни один подобный конфликт не удалось погасить молниеносно — не только в политическом, но и в сугубо военном плане.

Так что тут от всех требуется выдержка и мудрость. Говорим об этом потому, что 27 июня срок объявленного Петром Порошенко перемирия истекает — нельзя допустить, чтобы шанс на мир был утерян.

О личном — о батальонах

В то же время никуда не исчезает проблема майдана — имеем в виду все соответствующе настроенное общество. Оно может не стерпеть, если на переговорах будут выходить на какой-то компромисс за рамками официально представленного плана. Гнев тогда обрушится на Порошенко.

Ведь даже отнюдь не радикальный политолог Владимир Фесенко полагает, что смысл прекращения огня заключается, во-первых, в том, чтобы президент мог вскоре говорить: с прекращением войны ничего не получилось, несмотря на все усилия. И, во-вторых, полностью обезопасить от срыва подписание договора об ассоциации с ЕС, запланированное на 27 июня. А вот уже после подписания можно начинать зачистку Донбасса. И такие, как Фесенко, не просто предполагают подобный сценарий, они на него явно надеются.

И вдруг президент действительно окажется миротворцем лишь до поры до времени, вынужденным скрывать, что не намерен выполнять первое требование, выдвинутое майданом, собравшимся 22 июня: «Обеспечить победу в войне и установление мира на всей территории Украины».

Стало быть, мир без победы — уже не мир. И такая логика, думаю, типична не только для тех, кто ходит на майданы. Ведь Украина за пределами Донбасса особо от войны не пострадала, а последствия разрыва связей с Россией проявляются в экономике постепенно и потому не слишком заметно. СМИ же только подогревают военную истерию: либо создают из жителей Донбасса образ врага, либо представляют его жертвой сепаратистов, несмотря на то, что в регионе их массово поддерживают — и чем дольше идет война, тем больше отчуждение от остальных регионов страны.

Проблема, конечно, не в самом майдане, а во влиятельных людях, готовых такими настроениями воспользоваться. Трудно поверить, что Коломойский так прямо и сказал президенту, что он против прекращения огня, как то выдают российские СМИ со ссылкой на неизвестный источник в украинской власти. Это не стиль нашей политики — в лицо критиковать президента, который вправе сместить тебя с должности.

Однако стоит заглянуть на активно обновляемый аккаунт в Фейсбуке зама Коломойского Бориса Филатова. Там, с одной стороны, утверждается, что разные аналитики «стремятся поссорить нас с президентом». С другой — за всю неделю ни слова не было сказано ни о мирном плане Порошенко, ни о прекращении огня. Не индикатор ли это настроений самого могущественного губернатора Украины?

А подконтрольное олигарху агентство УНИАН в изложении обращения президента от 21 июня опустило его критику сторонников войны, которую мы приводили выше. Правда, тут же поместило и видео этого обращения (но ведь понятно, что многие удовлетворятся только написанным).

Также возникло несколько конфликтов вокруг «личных» батальонов днепропетровского губернатора.

Явным демаршем противников мира выглядела присяга новобранцев батальона «Азов» на Софиевской площади в Киеве 23 июня перед отправкой в зону АТО. А командиры батальонов «Донбасс» и «Айдар» прямо обвинили руководство антитеррористической операции в измене. Командир же последнего заявил, что его подразделение расформировывают и выводят из зоны АТО.

Правда, позднее замминистра обороны Игорь Кабаненко сообщил: «Такие предложения или намерения, которые касались возможности расформирования батальона, отменены».

И тут же уточнил: «Батальон будет существовать и продолжать выполнение своих задач именно в тех рамках и в тех параметрах, которые определены законодательством: статья 18 закона об обороне, там расписаны все задачи территориальной обороны».

В этой статье указывается, что «территориальные подразделения» несут службу в тылу, а не участвуют непосредственно в боевых действиях. Однако в их задачи входит и «борьба с антигосударственными незаконно образованными вооруженными формированиями», что в нынешней ситуации может быть понято двояко.

Судя по всему, ведется подковерная борьба вокруг реализации мирного плана. Нельзя исключать, что сорвать его пытается и часть руководства силовиков, которые опасаются оказаться виноватыми в том, что сугубо военное решение потерпело неудачу. В связи с этим отметим, что пока Петр Порошенко не торопится с определением министра обороны и главы СБУ.

Это может быть связано как с продолжающимися консультациями с провластными фракциями ВР, так и с тем, что президент в сложившейся ситуации решил «умыть руки», отложив кадровые решения. Либо до реального прекращения огня, дабы не демонстрировать слабость на переговорах, либо оставив силовикам довести начатое до конца — если переговорный процесс сорвется. Но такая игра может быть весьма рискованной, учитывая специфические в сложившейся ситуации интересы силовиков.

Об опоре, на которую рискованно опираться

Говоря о влиятельных людях в «партии войны», имеем в виду и политиков, заседающих в ВР. Но президенту пока удается решать там свои задачи. Утверждение внесенных Порошенко кандидатов на госдолжности не принесло неожиданностей.

Как мы и прогнозировали в прошлом номере, первый вице-премьер Виталий Ярема получил пост Генпрокурора, посол в ФРГ Павел Климкин — министра иностранных дел, а Валерия Гонтарева (председатель совета директоров группы «Инвестиционный Капитал Украина») стала главой правления НБУ.

Степень поддержки президентских инициатив выглядела более чем достаточной: названные кандидаты получили соответственно 329, 335 и 349 голосов. И даже наиболее неорганизованная (по объективным причинам) часть парламента, внефракционные депутаты, голосовали непривычно дружно. Это показывает, что команда главы государства (а он сам до избрания был внефракционным) целенаправленно и успешно ищет опору в этой среде.

Что же касается фракций коалиции, то за нового главу МИД не голосовала «Свобода». В знак поддержки Андрея Дещицы ряд националистических депутатов проскандировали те же непристойности, что и ранее сам и. о. министра перед российским посольством.

Самая серьезная интрига была связана с утверждением Валерии Гонтаревой. Накануне голосования собрание фракции «Батькивщина» решило не поддерживать эту кандидатуру в связи с ее прошлыми связями с бизнесом Петра Порошенко — несмотря на то что Юлия Тимошенко уговаривала депутатов проголосовать «за». В итоге фракция (а точнее, две трети ее членов) переменила свое мнение.

Но, по данным инсайдерских источников, не оттого, что слова партийного лидера дошли до них с запозданием, а потому, что поняли — Гонтарева пройдет и без их участия благодаря голосам «регионалов». Т. о. ценой неподдержки станет не демонстрация веса фракции и шанс навязать свою кандидатуру, а просто испорченные отношения с президентом и новым главой Нацбанка. ПР же голосовала за Гонтареву и Климкина явным большинством присутствующих депутатов, тогда как за Ярему отдали голоса лишь 13 «регионалов».

Становится все более очевидным, что Рада подстраивается под нового президента. В том числе и Партия регионов, которая, правда, поддерживает его выборочно. Стоит также обратить внимание на следующее: «регионалы» на последней пленарной неделе нередко голосовали с большинством и по военным вопросам (правда, не самым резонансным).

Успешному для президента голосованию способствовали и его личные встречи с фракциями, тогда как Янукович обычно не представлял своих назначенцев лично. Впрочем, большое число голосов «за» президентских выдвиженцев можно связывать и со смирением части депутатов перед неизбежностью их утверждения. А раз нельзя помешать назначению, то лучше продемонстрировать согласие с главой государства, что и сделала «Батькивщина» при утверждении главы НБУ. Поэтому степень поддержки Порошенко нельзя преувеличивать.

Для того чтобы разногласия выявились, видимо, нужны резонансные действия, которые многим депутатам покажутся ошибочными. И здесь показательна будет реакция на переговоры о мирном урегулировании в Донбассе — особенно если власть пойдет на уступки, которые не предполагались публичной частью мирного плана, или даже если переговорный процесс обретет вялотекущий характер.

Информацию к размышлению (хотя и неоднозначную) дает так и не принятое обращение ВР к президенту в связи с ситуацией на востоке страны, где среди прочего предлагалось объявить военное положение. Можно допустить, что в день голосования, 17 июня, имела место просто игра главы государства в доброго и злого следователя. Последним должен был выступить парламент.

Большинство голосовало весьма дружно. И при повторном голосовании, наверное, можно было бы набрать 226 голосов (ведь не хватило всего восьми). Но переголосование, которое так часто бывает в ВР, когда желаемый проект немного недобирает до принятия решения, так и не проводилось, хотя его и анонсировал спикер Турчинов. Поэтому можно предположить, что имела место не игра в доброго и злого следователя, а реальные разногласия в правительственном большинстве и нежелание президента допустить принятие постановления как связывающего ему руки.

Однако поскольку фракции большинства в этом случае были достаточно единодушны, выходит, постановление не утвердили лишь потому, что отдельные депутаты из их рядов просто не дали голосов, чтобы сорвать принятие решения. Но тогда следует, что реальная опора президента в Раде очень невелика. А версия о непрочности поддержки Порошенко в парламенте как раз опровергается голосованием по кадровым вопросам.

Стало быть, в одних случаях у Порошенко опора есть, а в других — ее нет. А такой вывод говорит лишь о признании слабости позиций главы государства в парламенте. Пока.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В Тернополе мошенники обманывали воинов АТО

В Тернопольской области четверо мошенников обманным путем завладели...

Чиновников Донецкоблгаза подозревают в крупной...

В отношении финансового директора и экс-начальника Краматорского подразделения ОАО...

Кабмин выделил помощь семьям погибших и получившим...

Кабинет министров Украины выделил 10 млн 135,7 тыс. грн для предоставления единоразовой...

В Минобороны рассказали, сколько Украина потеряла...

За первые два года АТО на Донбассе повреждения получили 2 576 единиц бронетанкового...

На Ивано-Франковщине захвачен Свято-Димитриевский...

Неизвестные, которые представились воинами АТО, 15 декабря захватили...

Парижский саммит – послесловие

Зеленский и его коллеги-руководители, пожалуй, нуждаются в более качественном...

Новизна старых позиций

Когда «СП-2» вступит в строй, вполне логично ожидать, что Москва найдет повод, дабы...

ТВ-фастфуду вопреки

В современном телевизионном формате различных проектов и ток-шоу с претензией на...

Закон нашего времени: сбывается невозможное и...

Всё идёт к тому, что в середине июня 2021 г. в Швейцарии состоится встреча президента...

Козыри и их последствия

Все сильней тенденция к снижению напряженности в отношениях США и Запада в целом с...

Зачем создавать дополнительные проблемы?

Исторически Украина сформировалась как многонациональное государство

25-я антарктическая вернулась домой с трехдневным...

В Украину возвратились из Антарктиды 30 украинских полярников –  10 зимовщиков 25-й...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка