Подсчеты и парадоксы

28 Октября 2020

Подсчет голосов на местных выборах еще продолжается – и его результаты могут сильно отличаться и от результатов экзитполов, обнародованных вечером 25 октября, и даже от данных параллельного подсчета голосов (по сообщениям с участковых комиссий), проводимого местными штабами политических партий (и отдельных кандидатов).

Однако стратегические выводы о том, что означают результаты местных выборов, начали делать практически одновременно с появлением результатов экзитполов. Некоторые из них уже получили достаточно широкое распространение в медиапространстве. Однако каждый такой вывод не будет полным без уточнения – а то и вовсе может искажать реальное положение дел. Посмотрим внимательней на некоторые из них.

Результат местных выборов – показатель национального масштаба

Начнем с того, что «переводить» результаты местных выборов на язык общенациональной политики очень сложно. И речь даже не о политологическом анализе, а о простой арифметике.

Как, например, считать результаты партий в общенациональном масштабе? Обычно для этого подсчитывают их результаты в областные советы. В то же время на этих выборах первые выводы стали делаться уже после появления результатов экзитполов по областным центрам и крупным городам. Однако стоит помнить, что избиратель не обязательно голосует за одну и ту же политсилу на разных уровнях. Более того – деградация партийного строительства и общая деидеологизация политики приводит к тому, что даже убежденный сторонник неких политических идей может выбирать «на вкус» разные партии.

Однако даже если мы выберем, скажем, голосование в областных советах как некий наиболее приближенный к общенациональному голосованию показатель, то и тут открывается простор для манипуляций. Например, что считать – количество поданных голосов или количество полученных мандатов? Если количество полученных мандатов, то, скажем, общие результаты искажаются в пользу «Европейской солидарности». ЕС, сконцентрировавшей вокруг себя избирателей правого промайданного фланга, удалось провести свои, пусть и небольшие, фракции в абсолютное большинство областных советов. А «потерянные» для ОПЗЖ голоса на Галичине и Волыни на парламентских выборах пойдут в общую партийную копилку.

Ну а распространенный подсчет общего количества депутатских мандатов, начиная от уровня общин и выше, заметно искажает картину волеизъявления. «Вес» одного мандата по голосам может заметно отличаться по разным населенным пунктам и районам – так, территории, которым положен совет из 64 депутатов, варьируются в пределе от полумиллиона до миллиона проживающих на них избирателей.

В этой связи многие политологи вспоминали выборы в новосозданные объединенные территориальные общины в 2018 г., по итогам которых и «Солидарность», и «Батькивщина» объявили о своей победе – причем у обоих были веские обоснования для своих заявлений. Просто считали по-разному.

Некие общие выводы сделать, конечно, можно. Но и тут следует действовать повнимательней.

Выбирают не идеологию, а крепких хозяйственников

Вывод, как будто вполне подкрепленный результатами голосования в крупных городах. За редкими исключениями, в областных центрах первые места занимают партии действующих городских голов. Однако причины этого в лозунги не укладываются.

Во-первых, «партии мэров» и «партии крепких хозяйственников» не всегда тождественны. Например, в Николаеве (одном из немногих областных центров, где по партийным спискам побеждает общенациональная партия ОПЗЖ) хороший показатель у действующего мэра Александра Сенкевича и его партии «Пропозиция». Однако Сенкевич (победивший в 2015 г. как «новое лицо», не связанное со старыми чиновниками) по-прежнему использовал тему противопоставления своей команды и тех «старых лиц», которые мешают городу развиваться. А вот те самые «старые лица» и «крепкие хозяйственники» разбрелись сразу по трем проектам – «Наш край», «За будущее» и «Николаевцы», каждый из которых (по состоянию на середину дня 28 октября) чуть-чуть не дотянул до проходного барьера в горсовет.

Во-вторых, разница между представителями местных элит, идущих от национальных и местных партий, зачастую лишь в том, что одни смогли договориться с партийным руководством о выкупе франшизы национального политпроекта, а другие нет. В целом же мало кто будет добровольно отказываться от возможности баллотироваться по спискам общенациональной узнаваемой партии. Вопрос лишь в условиях. Кому-то договориться удается, а кому-то нет. Действенных партийных структур практически нет – а большинство кандидатов от партий остаются беспартийными.

В-третьих, все более деидеологизированными становятся общенациональные и как бы «идеологические» партии. Ранее существовала (в т.ч. на местах) неформальная (пусть и очень небольшая) квота в проходной части списка для партийных активистов и просто популярных (но, что называется, не «денежных») деятелей. Сейчас все чаще процесс формирования списков превращается в их банальную распродажу, о которой массовый избиратель, как правило, все равно не узнает – ведь он не читает специализированные сайты и telegram-каналы.

Но результаты «локальных» партий действительно свидетельствуют о двух важных вещах.

Во-первых, запрос на подлинный регионализм и учет низовых потребностей. Когда-то эту волну пыталась оседлать Партия регионов – но закончилось это лишь попытками создать достаточно жесткую и централизованную (по меркам Украины) систему управления. С 2014 г. заявления о правах регионов и вовсе стали подозрительными и зачастую служили основанием для уголовных дел и преследования. Однако запрос что масс, что местных элит на перераспределение полномочий и бюджетов на места был слишком силен. В т.ч. и потому была запущена реформа децентрализации (которая, наоборот, была объявлена патриотичной и лишь способствующей укреплению единства страны).

Разбирать полный список ее причин, особенностей проведения (в результате которых иногда достигались результаты прямо противоположные заявленным целям) и возможных последствий в рамках пары абзацев невозможно. Но из вполне конкретных последствий – что местные бюджеты получили значительно больший объем средств (вместе и с увеличенной нагрузкой, не будем забывать). А значит, местные власти получили больше возможностей – в т.ч. для своих пиар-проектов. И даже в таком, весьма урезанном и специфичном виде, это находит поддержку избирателей.

Во-вторых, общая разочарованность украинцев положением дел в стране приводит к тому, что надежды на перемены к лучшему исчезают. Остаются лишь надежды, что не будет перемен к худшему. Это усиливает стихийный консерватизм – и позиции партий действующих мэров.

Идеологическая поляризованность растет

Вывод, как будто противоположный предыдущему. И точно так же нуждающийся в уточнениях.

Да, «Оппозиционная платформа «За жизнь» и «Европейская солидарность» заметно усиливают свои позиции. Однако такой результат во многом связан и с тем, что идеологически аморфный электорат до выборов просто не дошел. Ведь явка на местных выборах 2020 г. – самая низкая за историю независимой Украины. Вполне логично, что политически более активный электорат обладает более четкими идеологическими воззрениями. При этом и ОПЗЖ, и ЕС смогли сконцентрировать большинство голосов идейных избирателей.

Неплохо выступившие Партия Шария и «Голос» на данный момент остаются нишевыми партиями с ограниченными возможностями к росту. Впрочем, очень многое будет зависеть от того, как они сумеют поставить работу в местных советах. Особенно это касается Партии Шария, впервые получившей представительские мандаты.

Однако рассуждения рассуждениями, а счет на табло. Да, крупные фракции общенациональных политсил в местных советах могут быть составлены из депутатов, просто купивших места в списке и безразличных к партийной идеологии. Однако определенные «ритуальные» шаги они предпринимать будут. С учетом того, как у нас любят организовывать голосования местных советов в поддержку тех или иных общенациональных вопросов, рост идеологизированности неизбежен. (Читайте, пожалуйста6 Кирилл Рыжанов, «Уполномочены ли заявить?», «2000», №41(925) 11-17.10.2019) Например, «Европейская солидарность» во многих советах юга и востока, где ОПЗЖ и ПШ не смогут сформировать большинство, будет использовать свою роль «золотой акции» для придания в т.ч. определенного идеологического направления деятельности стихийного (или оформленного) большинства.

Ну и, безусловно, хороший результат ОПЗЖ и ЕС – «заслуга» правящей партии. Она не смогла предложить своим избирателям внятную идею (не говоря уже о действиях), и выходит на первое место преимущественно в Центральной Украине. Возможно, это и есть тот самый «украинский центризм».

Разгром для СН

И тоже не совсем корректный вывод. Дела у «Слуги народа» лучше, чем может показаться, глядя на итоги выборов.

Во-первых, «Слуга народа» впервые получает представительские мандаты в местных советах. Все это время ходили слухи, что «слуги» будут добиваться переноса выборов – так как они-де покажут падение их рейтингов. Но все эти догадки разбились о тот простой факт, что сколько бы мандатов ни получили «слуги» сейчас, это все равно будет намного больше, чем раньше. Известно, что ряду губернаторов, не справившихся с областными советами, удалось избежать отставки именно под предлогом того, что уж с новыми советами, где у СН будут немаленькие фракции, они сработаются.

Во-вторых, у СН – как у партии действующей власти – открываются широкие возможности для торгов. Им есть что предложить другим партиям на местах. Это касается не только центра, но и юга, да и многих советов востока. Конфигурации могут быть различными, но даже третье место будет давать возможность для формирования коалиции.

Однако выборы действительно стали важным сигналом того, что принадлежность к «Слуге народа» не означает безбедного политического будущего. Поэтому сделан заметный шаг к ослаблению политического влияния правящей политсилы.

Царь без слуг — как без рук

По данным опроса, проведенного «Социс 2000» в ноябре 2020 г. среди жителей Киева,...

Необоснованный страх и несбыточные мечтания

Внешнеполитические планы администрации США вызывают у Москвы необоснованные...

Призраки и игры в три-четыре руки

Становится все более очевидным, что «минский процесс» подходит к «точке...

В новый год —с новыми налогами

Принимаются законы, которые дают добро завозу в страну бывших в употреблении машин...

Искусство игры в поддавки

Пересмотр или отмена Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом — это начало...

Удачные комбинации, сильные опции, новые креатуры

Скандал с музеем майдана способен уничтожить имидж Порошенко, причем именно среди его...

Экстраполяции и намеки

Пока в треугольнике Москва—Берлин—Париж присутствует куда более сильный и...

Ковид выходного дна

Имеем полную разобщенность как между ветвями, так и уровнями власти. И очередной...

Свободу на карантин

Неоднозначный закон «О медиа» получил прямую поддержку из посольства США

Что принесет Украине возвращение США в Европу

Усиление американского давления на Россию будет сопровождаться выдвижением жестких...

«Призрак коммунизма» вмешался в президентскую гонку

Часть американского общества, открыто заявившая о своих симпатиях левым взглядам,...

Закон и пряник

Консенсус ключевых мировых игроков свелся к тому, что карт-бланш на этнические чистки...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка