Порошенко удалось то, что не удавалось на Банковой никому прежде

№48(844) 1—7 декабря 2017 г. 30 Ноября 2017 4.3

Реакция ЕС и США на обнародованные 22 ноября итоги мегаопроса, проведенного четырьмя ведущими соцслужбами, и взятие украинскими силовиками двух сел в районе Горловки свидетельствуют, что на данный момент второй срок президентства Порошенко — оптимальный для Запада вариант. Этому, а также роли Курта Волкера в постановке Трампу диагноза «российская шизофрения» посвящен мой сегодняшний анализ.

Об утечке как способе шантажа

Последнее интервью американского спецпредставителя Курта Волкера изданию «Политико» (США), кажется, должно окончательно развеять все остатки представлений о том, что Соединенные Штаты недовольны политикой Порошенко в Донбассе и, пусть закулисно, но давят на Киев, чтобы добиться выполнения Минских соглашений.

Сам Волкер в 40-минутном интервью (оно размещено на сайте издания лишь в аудиоверсии, в печатной — выложено лишь в изложении) не говорит ничего принципиально нового о проблеме, за исключением того, что считает последние переговоры с Сурковым шагом назад. Он также считает, что вероятность продолжения военных действий в Донбассе и через год составляет 80% (естественно, исключительно из-за позиции России).

Однако эта публикация, на мой взгляд, проясняет истинный смысл миссии Волкера. Характерны заголовок и подзаголовок интервью Trump's Russian Schizophrenia. There are two approaches to the Kremlin inside this administration: the president's and everyone else's («Российская шизофрения Трампа. В администрации есть два подхода к Кремлю: президентский и всех остальных»).

То есть, как подытожил известный российский американист Дмитрий Дробницкий мнение интервьюера Сьюзан Глэссер: «Все в администрации Белого дома придерживаются «нормального» взгляда на Россию и на то, что надо в отношении нее делать, а сам президент «шизофренического» — мол, надо все-таки отношения налаживать». И в этом контексте миссия Волкера выглядит вполне определенно — снабжать администрацию доказательствами того, как плоха Россия и как невозможно с ней что-либо наладить.

Напрямую об этом в материале «Политико» не говорится, но этот вывод вытекает из логики не только публикации, но и всего поведения Волкера с невиданной для дипломата в его амплуа медийной активностью. Подобная же активность как раз необходима, если ставить целью миссии не достижение договоренностей, а демонстрацию доказательств недоговороспособности России.

И такие доказательства Волкер собирает с усердием начинающего коллекционера, еще не отличающего искусные подделки от подлинного искусства. Тем более что и времени для серьезного анализа нет — коллекция пополняется слишком быстро.

Комментируя в прошлом номере события в самопровозглашенной ЛНР, я обратил внимание на появившуюся на российском интернет-портале Взгляд.ру информацию от анонимного источника в Луганске о том, что истинная подоплека событий, приведших к смещению Игоря Плотницкого, лежит в планах объединения самопровозглашенных ЛНР и ДНР.

А вскоре появились и утечки о формате такого объединения: якобы руководству Луганска и Донецка предложена следующая властная конфигурация — Олег Царев во главе «единой республики» (условно — Новороссии, но, возможно, будет предложено иное название, условно проект называется «Украина-2»). «Премьер-министр» — Николай Азаров. Силовой блок (условно — «МВД—МГБ») возглавит Александр Захарченко.

Смысл переформатирования в том, чтобы создать, так сказать, государство-квазидублер Украины.

«Формально — это будет подано как «государство-правопреемник советской Украины (нынешняя, «киевская» Украина, как известно, объявила себя правопреемницей УНР). Цель создания «дубля» ясна — украинским регионам предоставляют таким образом возможность определиться, с кем они, — с одной Украиной или с другой».

Конечно, к таким «утечкам» следует относиться с большой осторожностью, за ними может стоять всего лишь желание «фигурантов» напомнить о себе или использовать их для шантажа оппонента. И действительно, появились комментарии Олега Царева: «в принципе, чтобы объединить «ДНР» и «ЛНР» ничего особенного и не нужно. Нужна только политическая воля».

Обращает на себя внимание то, что озаглавлено интервью: «Олег Царев: Отмена Минских соглашений сделает объединение ДНР и ЛНР безальтернативным» (хотя в тексте таких слов нет). Напомню, тема безальтернативности Минских соглашений и «необходимости их выполнения властями Украины» акцентировалась в официальных российских сообщениях по итогам телефонных переговоров Владимира Путина с Дональдом Трампом и Сергея Лаврова с Рексом Тиллерсоном.

Остается вопрос, являются ли эти «утечки» элементом политической игры Москвы, демонстрирующей свои возможные шаги в случае окончательного срыва Минского процесса, либо процесс объединения самопровозглашенных республик уже действительно запущен, поскольку там окончательно убедились в невозможности реализации Минских соглашений. Похоже, ближе к истине второе, хотя если вдруг случится «прорыв», тема условной «Новороссии» будет вновь закрыта. Но слово «вдруг» ключевое, оптимистический сценарий становится все более иллюзорным и маловероятным.

Об Арсене Авакове, идущем по стопам Арафата

Это подтвердило и цитируемое выше интервью Курта Волкера. Формально, как дает понять Волкер, камнем преткновения стал вопрос о формате миротворческой миссии, точнее — о том, будут ли ограничены ее функции нынешней линией разграничения, или же они распространятся на всю зону конфликта (т. е. территорию самопровозглашенных республик), включая неконтролируемый Украиной участок границы, против чего категорически выступает Москва.

Примечательно однако, что, несмотря на столь пессимистический тон, в интервью Волкера нет свойственных для него ранее резких выпадов в адрес России. «Дежурные» пассажи о том, что Россия должна нести ответственность за аннексию Крыма, о том, что Трамп «мечтает о восстановлении территориальной целостности Украины», и не более того.

При этом он сообщил, что решение о поставках вооружений Украине в Белом доме пока не принято, хотя дал понять, что сам он является сторонником такого шага. Видимо, у Вашингтона не получается эффективно «давить» ни на Москву, ни на Киев. В такой ситуации слишком уж «активничать» в поддержку последнего было бы даже унизительно для сверхдержавы, тем паче, что есть и другие геополитические вопросы, в которых необходимо взаимодействие с Россией.

Столь же «дежурными» (хотя еще месяц-полтора назад сложно было представить, чтобы он мог подобное сказать), видимо, были его рекомендации украинской стороне, высказанные в интервью изданию «Левый берег», которое транслировалось в рамках национального экспертного форума в Киеве.

«Минские соглашения содержат... также требования, которые приняли и украинцы. И это — такие вещи, как особый статус, проведение местных выборов, ограниченная амнистия людей, совершивших некоторые преступления в рамках конфликта... Очень важно помнить, что люди на Донбассе — это украинские граждане... Они находятся за линией разграничения, часто без доступа к предметам гуманитарного потребления, коммунальной инфраструктуры, к нормальным условиям жизни, которые они должны иметь. Я считаю, что Украине очень важно делать все возможное, чтобы дотянуться до этих людей, дать им понять, что о них заботятся, что предпринимаются усилия, чтобы иметь доступ к ним, обеспечить их теми услугами, в которых они нуждаются. Они должны услышать это со стороны Киева».

В социальных вопросах Волкера поддержала и посол США в Украине Мари Йованович: «Правительство должно оптимизировать процесс выдачи пенсий и восстановить выплаты, на которые украинцы имеют право. Это включает и временно перемещенных лиц, которые действительно перемещены, и людей, которые живут на неподконтрольной территории правительству. Это средства, которые люди заработали за десятки лет своей работы».

Возможно, накапливаемая масса «дежурных» рекомендаций, которые не выполняются, когда-то может стать «критической», и за ней последует снижение уровня поддержки Киева Вашингтоном.

Но отнюдь не «дежурным» оказался ответ Арсена Авакова на том же мероприятии. Он стоит того, чтобы процитировать его в значительном объеме. «Минские соглашения были хороши как механизм прекращения огня», но сейчас они «не работают». «Не будут работать дальше как механизм урегулирования кризиса. Как механизм замораживания конфликта — да, но это не наша цель», — заявил он. По убеждению Авакова, должны быть подписаны другие соглашения.

«Волкер говорит о философии ограниченной амнистии. Я говорю о необходимости принятия закона о коллаборантах. Что-то вроде того, который был принят в послевоенной Франции де Голлем. Нужно принимать философию амнистии, которая поддерживается всем обществом на очень простых принципах. Если на руках кровь и жизни украинских солдат, я не думаю, что мы можем себе позволить механизмы амнистии; если люди сотрудничали с местными администрациями, вынужденно или по слабости, тут должна быть воля к примирению».

«Как можно добиться освобождения Донбасса? Миротворцы совместно с украинскими силами становятся на границе Украины, международно признанной, с территории Украины уходят все подразделения иностранных государств...Туда входят органы юстиции. Никаких там «народных милиций», как они себе придумали, никаких там своих дополнительных прокуратур и судов. Все исключительно в законодательном и юридическом поле Украины...

Это все дает нам возможность, чтобы в течение 5—7, может, 10 лет, к сожалению, пройти некоторый путь к реабилитации», — подчеркнул Аваков.

Итак, впервые столь высокопоставленный представитель официального Киева открыто дискутировал, пусть и в деликатной форме, с представителем администрации США.

Во-вторых, опять же впервые, на столь высоком уровне заявлено о неприемлемости для Киева Минских соглашений.

Конечно, заявления Авакова могут быть дезавуированы как частное мнение министра, высказанное в ходе экспертной дискуссии. Но не стану повторять, насколько усилились позиции Арсена Авакова в структуре власти в последнее время (и само это выступление можно рассматривать как публичную заявку на новую, чуть ли не лидерскую роль), да и в целом очевидно, что данную позицию разделяют все высшие лица Украины.

Предлагает же он в качестве нового «мирного плана» противоположной стороне фактическую капитуляцию, причем даже не почетную. Деголлевский закон о коллаборантах был не продуктом компромисса и даже не милости победителей, а скорее констатацией того, что слишком много граждан «вынужденно или по слабости» сотрудничали с оккупантами.

Но капитуляцию предлагают противнику, который находится как минимум в крайне тяжелом положении. Конечно, можно допустить, что, как и намеки на «Украину-2», заявления Авакова могут быть «поднятием ставок» перед переговорами, которые неизбежно приведут к компромиссу. Но в том-то и дело, что базовый компромисс по принципам урегулирования в Донбассе давно достигнут и называется он — Минские соглашения.

Ведь если свести его суть к нескольким предложениям, то заключается он в том, что «отдельные районы» возвращаются в правовое, политическое и экономическое пространство Украины на правах фактической автономии, а «народная милиция» (которая предусмотрена Минскими соглашениями, а не «они себе придумали») — определенная гарантия их выполнения Киевом. Очевидно, что любой их кардинальный пересмотр в пользу центральной власти — стал бы фактической капитуляцией Москвы, для чего у нее нет абсолютно никаких причин.

Понятно и то, что в Киеве, включая и Авакова, вполне это осознают. А значит, истинная позиция украинской власти заключается в торможении мирного процесса и консервации ситуации. Впрочем, то, что практически для всей господствующей политической «элиты» в Киеве (включая «патриотическую оппозицию») допустимо возвращение территорий только при условии полного карт-бланша на их «умиротворение», и что собственно их потеря считается меньшим злом, чем возврат в политическое пространство Украины с сохранением (а тем более — усилением) их политической субъектности, — все это влияет на происходящие в «большой Украине» политические процессы и принимаемые решения.

Можно рассматривать и версию «поднятия ставок», только не в чисто политическом ключе. Приведу еще один фрагмент из выступления Авакова: «этот путь потребует колоссального количества финансовых ресурсов — может быть, 20 млрд., может быть, 30 млрд., я не знаю... И здесь нам нужна будет и международная поддержка, и международная помощь, и наша экономика, которая будет сильная и развивающая, я надеюсь».

Что ж, такой ход не нов в мировой практике. В 1992 г. «под» подписание соглашений в Осло Ясир Арафат получил огромную помощь на создание и развитие Палестинской автономии от международного сообщества (включая Израиль), надеявшегося на разрешение десятилетиями отравлявшего мировую атмосферу ближневосточного конфликта. Правда, корм оказался «не в коня». Но, может, «арафатовский» вариант использования полученных средств и держат в уме в Киеве?

Так или иначе, но демонстрируемая Киевом с каждым днем все большая независимость от Запада, переходящая в попытки заставить его, извините, «плясать под свою дудку», не могла, наверное, не найти отражение в происходящем на линии соприкосновения. Только я отметил неделю назад, что попыток тактического улучшения позиций украинских силовиков в последние месяцы не наблюдалось, как украинские военные заняли два находившихся в «серой зоне» села под Горловкой — Травневое и Гладосово, что некоторые патриотические комментаторы назвали «самым крупным успехом ВСУ с 2014 года».

Занятие сел прошло бескровно, но, как сообщил ТСН один из офицеров 54-й бригады ВСУ, украинские силовики планировали захватить значительную территорию, вплоть до окраин Горловки, «но эти планы стали достоянием общественности». Причиной провала стало то, что информацию о готовящемся наступлении ВСУ опубликовал в сети «один из волонтеров», после чего ополчение подтянуло резервы. В результате планировавшееся наступление ограничилось населенными пунктами Травневое и Гладосово.

В общем, имела место достаточно масштабная разведка боем, причем, не только в военном, но и в политическом смысле — проверить реакцию как Москвы, так и Запада.

Об «эффекте Вакарчука», оттягивающего у всех понемногу

Другой такой «разведкой боем» стало обнародование 22 ноября данных социсследования, которое, объединившись, провели четыре ведущих службы: КМИС, «Рейтинг», Социс и Центр Разумкова, опросив аж 20 тыс. граждан страны (в 10—12 раз больше, чем в ходе обычных исследований). Результаты оказались любопытными, но вызывающими немалые подозрения.

Показатели ведущих кандидатов в президенты таковы: Петр Порошенко — 9,8%, Юлия Тимошенко — 8,8%, Святослав Вакарчук — 7,4%, Юрий Бойко — 5,7%, Анатолий Гриценко — 5,6%, Вадим Рабинович — 4,8%, Олег Ляшко — 4,6%, Андрей Садовой — 3%, Валентин Наливайченко — 2%, Олег Тягнибок — 1,9%, Арсений Яценюк — 0,9%, другой кандидат — 6,5% (все цифры от общего числа опрошенных, среди которых свыше 30% не определились или не желают участвовать в выборах).

Впрочем, в СМИ во многих материалах, посвященных этому опросу, приводят показатели поддержки не от общего числа респондентов, а от определившихся с выбором и намеренных участвовать в голосовании. Тогда у Порошенко получается 16,1%, Тимошенко — 14,4%, Вакарчука — 12,1%. Т. е. рейтинг — не только у этих кандидатов, но и у всех — вырос в равной пропорции. Однако как в октябрьском опросе Центра Разумкова, аналогичное сопоставление цифр показывало, что он рос у Порошенко явно большими темпами, чем у Тимошенко, что вызвало у нас подозрения в ангажированности этого исследования.

Что же касается рейтингов партий, то здесь «Батькивщина» опережает БПП — соответственно — 9,7% и 9,4%. У Оппоблока — 6,4%. Также проходными оказываются «Гражданская позиция», «За жизнь», Радикальная партия и «Самопоміч». «Свобода» — на грани попадания (2,8% общего числа, но 4,6% от определившихся и намеревающихся участвовать в выборах).

Но интереснее всего «эффект Вакарчука», который выражается в разнице между поддержкой потенциального кандидата в президенты и партии соответствующего кандидата. Фронтмен «Океана Эльзы», как известно, своей партии не имеет, но оттягивает почти у всех кандидатов определенную часть электората их партий. Так, рейтинг Тимошенко оказывается на 0,9% ниже рейтинга «Батькивщины» (так же, если брать цифры от общего числа опрошенных), Бойко — на 0,7% ниже Оппоблока. У Гриценко снижение составляет — 0,6%, Рабиновича — 0,9%, Ляшко — 0,2%, Садового — 1,7%, Тягнибока — 0,9%. Т. е. у двух кандидатов, опирающихся в основном на избирателей Западной Украины, галичанин Вакарчук оттягивает порядка трети электората. Переходит к нему и свыше четверти избирателей непроходных партий.

Лишь на трех политиках эффект этого феномена не сказывается — Валентин Наливайченко и Арсений Яценюк имеют на 0,1% рейтинг выше, чем рейтинг их партий, а Петр Порошенко — на 0,4%.

Да, у действующих президентов личные рейтинги, как правило, выше рейтингов их партий. Это известно по опыту и Ющенко, и Януковича. И все же опрос на первый взгляд производит впечатление подыгрывания Порошенко, на что обратили внимание немало экспертов.

Об объеме, невиданном даже на Западе

Так, моделирование второго тура президентских выборов не проводилось, зато респондентам задавался вопрос, а кто, по их мнению, станет будущим президентом. И здесь преимущество Порошенко над Тимошенко почти двукратное — 19,2% против 10,1%.

Кроме того, порядка двух третей опрошенных нашли, что в их регионе в последний год произошли позитивные перемены — ремонт дорог, повышение пенсий, работы по благоустройству населенных пунктов. А около 60% респондентов не поддерживают проведение протестных акций — и в виде некоего абстрактного нового майдана, и конкретную нынешнюю акцию, устроенную под Радой Саакашвили (задавалось два отдельных вопроса).

Также лишь меньше трети избирателей выступают за создание антикоррупционных судов, и только 18,7% избирателей поддерживают чисто пропорциональную систему выборов, тогда как мажоритарную — 29,5% и существующую смешанную — 26,5%.

Такая статистика — важный аргумент для власти, которая не хочет принимать одобренный в первом чтении избирательный кодекс, уже поддержанный послами «большой семерки» в Киеве. (Впрочем, в течение двух последних десятилетий ни один опрос не фиксировал преимущество пропорциональной системы).

Безусловно, обращает на себя внимание рекордное число опрошенных — 20 тыс. (в среднем по 5 тыс. на одну соцслужбу). Такой объем выборки не принят не только в Украине — он не принят и в западных странах.

Например, в Германии — где также заметны региональные различия в поддержке партий — за последние полгода до сентябрьских выборов в бундестаг прошло порядка 150 соцопросов, проведенных известными фирмами. Большая их часть охватывала от 1 до 2 тыс. респондентов. Опросов же, охвативших более 2,5 тыс., там было проведено лишь 2 (в марте-апреле), и в них выборка составляла 7,5 тыс.

Сходная картина и во Франции, где из полутора сотен опросов за последние два месяца до президентских выборов более двух третей включало до 2 тыс. респондентов. Лишь в пяти опросах выборка составила более 5 тыс., а в одном — около 11 тыс. Но и эти цифры все равно гораздо меньше, чем у нас. При этом и в Германии, и во Франции опросы с охватом большого числа респондентов проводились какой-либо одной соцслужбой, а не объединением нескольких.

Объективно для социологического замера многотысячная выборка совсем не обязательна. Но для обычного стороннего наблюдателя чем больше опрошенных, тем достовернее кажется результат. Поэтому масштабы нынешней украинской выборки производят впечатление психической атаки на такого наблюдателя, из поля зрения которого обычно выпадает то обстоятельство, что социсследования (опросы и их обработка) стоят немалых денег, и эти затраты пропорциональны числу опрошенных.

Данный же опрос проводился по заказу Комитета избирателей Украины, т.е. на деньги этой организации, хотя ходят слухи, что КИУ просто был посредником между Администрацией Президента и социологами. В любом случае надо обратить внимание на то, что депутат-списочник от БПП Александр Черненко до своего избрания в Раду пять с половиной лет был председателем правления Комитета избирателей Украины, а еще раньше (в 2007—2009 гг.) полтора года совмещал работу главы пресс-службы КИУ и редактора ряда программ на «5-м канале».

Одна из главных претензий к нынешнему исследованию — включение или невключение в анкету тех или иных политиков. Например, подыгрывание Порошенко видят в том, что в анкету включался Валентин Наливайченко и не включался Владимир Гройсман. Однако бывший глава СБУ, который одно время засветился рядом с Юлией Тимошенко, является лидером самостоятельной партии «Справедливость», которая в октябре активно участвовала в выборах в объединенных громадах. Поэтому отсутствие и его самого, и его политической силы в рейтингах было бы неоправданным и подыграло бы Тимошенко.

А вот премьер-министр своей партии не имеет, принадлежит к БПП, отношения его с президентом не идеальные, но о своих амбициях он не заявлял, поэтому определять его президентский рейтинг, равно как и рейтинг другого представителя той же партии — Виталия Кличко, сейчас нецелесообразно. Также оправданно и отсутствие в анкете Михаила Саакашвили. Ведь законных оснований баллотироваться он не имеет (поддержка же «Движения новых сил» составляет согласно тому же опросу лишь 1,6%).

Но больше всего претензий вызвало появление в анкете Святослава Вакарчука и его результаты. Ползут слухи, что его рейтинг специально накручивается как минимум для того, чтобы обеспечить Порошенко преимущество в первом туре, оттянув голоса у основных его конкурентов, как максимум — чтобы вывести артиста во второй тур как удобного спарринг-партнера для Порошенко.

Здесь надо разделить две проблемы. Так, сама попытка определить политический рейтинг популярного певца, на мой взгляд, абсолютно легитимна с учетом политических амбиций самого исполнителя, о которых говорят давно и которые подчеркиваются взятой им и его группой годовой паузой в выступлениях. И нынешнее его появление в анкете социологов отнюдь не первое — он закрепился там с весны, в т. ч. и у близкого к Оппоблоку центру «София».

Другое дело — очень высокий президентский рейтинг Вакарчука. Особенно с учетом скандала, который имел место в мае. Тогда появились данные проведенного «Рейтингом» и «Социсом» исследования, согласно которому Вакарчук имел поддержку в 12,3% (от тех, кто намерен голосовать и определился с выбором). Это меньше, чем на процент, и от Порошенко, и от Тимошенко. Сами социологи эти данные официально не публиковали. Речь шла об утечке информации о результатах закрытого исследования, проведенного по заказу АП.

О скандале, который вроде бы должен быть, но его не было и не будет

А примерно через пару недель после этой утечки разгорелся скандал. Директор социологической службы «Рейтинг» Алексей Антипович сказал (изданию «Страна»), что попавшие в печать цифры — это, вероятно, среднее арифметическое от двух служб, из которых его фирма дает певцу максимум 5%. «Но какой показатель должен быть у компании «Социс», чтобы у нас двоих получилось в среднем 12%? В таком случае у них должно быть 19%. Наши 5% и их 19% — вот и выходит в среднем 12%. Вы сами верите в 19% Вакарчука? Поэтому откуда берутся такие цифры, нам неизвестно», — заявил он.

По нашей информации, в нынешнем опросе координатором проекта, разработчиком анкеты и службой, которая обобщала итоги исследования, был именно «Социс» — компания, которую считают близкой к бывшему лидеру фракции БПП Игорю Грыниву. Некоторые наши источники называют его владельцем этой фирмы. И эта близость известна давно и вызывала подозрения.

Так, еще в начале марта 2014 г. политолог Тарас Березовец, который тогда еще не был пропагандистом Петра Порошенко, говорил («Цензор.НЕТ») по поводу опроса этой фирмы, показавшей лидерство нынешнего главы государства: «Последняя социология, очевидно, имеет целью показать поддержку одного кандидата, который идет на первой позиции... Также непонятно, почему Тягнибок получил поддержку ниже в два раза, чем Симоненко. При том, что лидер «Свободы» в первых рядах Евромайдана и должен перегнать компанию Симоненко, который якобы имеет аж 5% поддержки. Как специалист хочу подчеркнуть, что такая социология давно уже не работает. Этот заказняк сегодня никто не воспринимает всерьез. Я видел реакцию по соцсетям — люди смеются над этими «социологическими фонарями».

А 8 мая того же года эта же цитата Березовца появилась в статье «Порошенко рисуют рейтинги» на сайте intvua.com, которую «Цензор» также перепечатал. Начиналась же она с утверждения, что «первым, кто начал «ковать» лидерство Петра Порошенко, стала социологическая компания «Социс», которая первой опубликовала рейтинг, где Петру Алексеевичу отводилось первое место. Это и стало прелюдией к отказу Виталия Кличко от участия в президентских выборах».

Далее же там утверждалось: «Стоит отметить, что к компании, возглавляемой Николаем Чуриловым, имеет непосредственное отношение Игорь Грынив. На тот момент руководитель избирательной кампании Петра Порошенко» (Впрочем, политик возглавлял кампанию и к моменту публикации. — С. Б.)

Далее же в статье приводились данные пресс-релизов «Социса» относительно рейтинга кандидатов на парламентских выборах 2012 г. в трех мажоритарных округах. Сопоставление этих рейтингов с реальными результатами показывало, что завышение или занижение поддержки ведущих кандидатов составляло у социологов 15—20%.

В результате делался вывод: «Как видим, социологические исследования проводились с целью манипуляции, когда «накручивается» рейтинг нужному кандидату или занижается «оппоненту». Эту технологию активно использовали во времена Виктора Януковича. Теперь эта технология и социологическая компания на службе Петра Порошенко. Главное, чтобы они не оказали кандидату медвежью услугу».

Претензии в адрес «Социса» и тогда, и сейчас высказывали ряд авторитетных экспертов, и они выглядят обоснованными. И все же вспомним, что произошло в итоге на тех выборах. Тогда 5 марта 2014 г. «Социс» дал Порошенко 21,2%, Кличко — 14,6%, Тимошенко — 9,7%. Кстати, в тот же день был обнародован и рейтинг КМИС, где эти политики имели соответственно 19,8%, 12,1% и 8,4%, то есть лидерство Порошенко было еще более ощутимым, но претензии в ходе кампании предъявляли только «Соцису».

По итогам же выборов Порошенко набрал 54,7%, а Тимошенко —12,8%. И можно сказать, что опросы оправдались — реально нынешний президент опередил лидера «Батькивщины» более чем в 4 раза, и, напомним, по упомянутым исследованиям «Социса» и КМИС суммарный процент голосов за Порошенко и Кличко был также почти в 4 раза больше, чем у Тимошенко. (Да и Симоненко тогда опередил Тягнибока вопреки прогнозам Березовца, несмотря на то, что упомянутые опросы проводились на всей территории Украины, а вот выборов в Крыму и на части Донбасса тогда уже не было.)

Другое дело — что с конспирологической точки зрения можно рассуждать о преднамеренно завышенных социологами стартовых рейтингах Порошенко, которые стали фактором его победы. Полностью опровергнуть эту гипотезу невозможно, но в масштабе мажоритарных выборов по отдельным округам такая технология применялась без особого успеха. Напротив — как было видно выше — она служила основанием для недоверия к социсследованиям.

Но вернемся к нынешнему мегаопросу. Прошла неделя после его обнародования, и никаких скандалов не было. Очень может быть, что его и не будет. По нашей информации, сами представители соцслужб в доверительных разговорах утверждают, что данные, полученные ими в ходе исследования, отличаются от сводных данных опроса в пределах статистической погрешности. Но конкретных цифр не приводят, ссылаясь на конфиденциальность.

Также удалось узнать, что по крайней мере одна из служб, участвующих в опросе, не будет в ближайшее время проводить самостоятельных исследований. Ее руководители считают, что общество впадает в нездоровый ажиотаж от публикации социологических данных, подозревая манипуляции, если рейтинги меняются. А ведь публикация рейтингов — неотъемлемая часть политической жизни Украины уже два десятилетия, но ранее общество в такой ажиотаж не впадало.

Поэтому трудно сказать, что больше изменилось у нас в худшую сторону после победы евромайдана — народ или социология, которая может списывать на общественное сознание грехи узкого круга влиятельных людей. И мы не можем ответить на вопрос — рисуются ли рейтинги Вакарчуку и дорисовываются ли нынешнему главе государства. Но, тем не менее, похоже, что Петру Порошенко удалось взять под контроль украинскую политическую социологию.

Такое не удавалось ни одному из его предшественников (а это пытались делать и ранее, но без особой решимости). Такое подозрение основано не только на странностях последних опросов, о которых мы здесь говорили, но и на том, что в нынешнем году количество обнародованных социсследований заметно сократилось в сравнении с прошлым, несмотря на приближение выборов. А такая ведущая служба, как КМИС, вообще не публиковала в 2017 г. никаких новых данных.

Если наша гипотеза правильная, то, думаю, никаких скандалов, подобных тому, что был полгода назад, в социологической среде ожидать не следует. И участие «Рейтинга» в консорциуме из четырех социологических фирм, вероятно, стало возможным только потому, что реальные организаторы исследования получили гарантии — резонансных заявлений, вроде тех, что тогда делал Антипович, сейчас не будет. Дополнительным доказательством неких договоренностей выглядит и то, что ни одна из фирм не публикует данные, которые она получила на своем участке опроса, а предлагает только сводные цифры.

Поскольку политическая самостоятельность Украины сейчас гораздо меньше, чем была до евромайдана, трудно представить, чтобы Порошенко получил устойчивую монополию на социологию, если против этого выступит Запад, прежде всего — США. Поэтому нынешняя ситуация либо результат того, что там этой монополии еще не заметили и потому не отреагировали на нее, либо второй срок Порошенко является для Запада оптимальным вариантом (во всяком случае пока не вырос приемлемый ему конкурент).

Однако американски образованный в политических науках Святослав Вакарчук вполне может быть вариантом, появление которого стоит стимулировать.

Так что хотя Вакарчук перестал выступать, его главные гастроли только начинаются. Гарантируем — скучно не будет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Неудача России грозит обернуться бедой для Украины

Неразрешимые трудности на «европейском направлении» Кремль может попытаться...

Радость Климкина

«Французы называют Москву Моску, а немецкий Ахен — вообще Экс-ле-Шапель. И никого...

Смена риторики вместо смены вех

Менять «ястребиную» предвыборную стратегию, сформированную под значительным...

Широкой этой свадьбы было мало

Вы узнаете: кому нужно продление закона об особом порядке самоуправления в отдельных...

Интеграция Украины с Европой: дружно игнорируемая...

Европейские чаяния Украины носят необратимый характер, большая часть общества...

Зенитные комплексы, которые все изменили

«Силовая группировка» в российской власти может принять самостоятельное...

Загрузка...

Старое «съели», а новое самим нужно

Командный центр армии США (U.S. Army Contracting Command) действительно купил одну украинскую...

Чтобы не утонуть в болоте

С этого номера начинаем регулярные публикации материалов из международной прессы об...

Парубиева дюжина

Вы узнаете: как голосования в парламенте влияют на рейтинг главы государства; зачем...

Мутно и непрозрачно лоббируются интересы украинских...

Западные СМИ, фонды и исследовательские структуры проявляют живой интерес к личностям...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка