Посадите их навечно!

№21(820) 26 мая -- 1 июня 2017 г. 25 Мая 2017 4.7

Люди-консервы как маркеры катастроф

Нашумевший «закон Савченко», позволивший нескольким тысячам заключенных немного скостить сроки, отменили — с таким же популистским пылом, с каким и принимали. И это свидетельство серьезного фиаско в попытке реформировать систему.

Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания» (№ 838-VIII) по сути своей чрезвычайно прост: он предлагал засчитывать один день предварительного заключения как два дня лишения свободы.

Его целью было встряхнуть в первую очередь судебную систему и органы следствия — заставить их быстрее оформлять и рассматривать дела и минимизировать время, в течение которого невинный человек может находиться в СИЗО. Дело в том, что в Украине человек в ожидании приговора может томиться в тюрьме долгие годы — система никуда не торопится, хотя формально этот гражданин не признан преступником и может быть оправдан! Кроме того, условия в отечественных СИЗО — адские, бесчеловечные. Само пребывание там можно считать жестокой пыткой, оно несет серьезнейшую угрозу здоровью и жизни — о чем неоднократно заявляли многочисленные эксперты и независимые проверяющие.

Учитывая все это, закон был без проблем проголосован в Раде 26 ноября 2015 г., а спустя месяц, 22 декабря, уже подписан президентом.

По данным Минюста за 2016 г., всего закон касался и был применен по отношению к 45 425 лицам. На свободу в результате его применения вышло к началу 2017-го не так уж много: 6305 чел., а 39 119 так и остались отбывать наказание — просто их сроки были пересмотрены.

Из осужденных за убийство вышли за 2016-й на свободу 849 чел., за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений — 537, за разбой — 1120, грабителей — 919, хулиганов — 65, и больше всего сидевших за кражи — 1120 чел.

А вот к маю нынешнего года освобожденных за весь срок действия закона было уже свыше 10 тыс. чел.

И тут открылось очевидное: украинская тюрьма преступника не перевоспитывает, а в лучшем случае консервирует. 11% освобожденных почти немедленно совершили повторные преступления, в т. ч. 53 убийства и 25 изнасилований.

Сразу же поднялась популистская волна за отмену закона, и Рада проголосовала за откат к прежним нормам — день пребывания в СИЗО снова считается как день заключения в колонии.

Закон не имеет обратной силы, и даже если новый документ подпишет президент, те 40 тыс. заключенных (в т. ч. более 7 тыс. убийц), которым сроки уже пересмотрели, таки выйдут на волю раньше.

Данная неуклюжая ситуация свидетельствует как минимум о четырех серьезных катастрофах в отечественной сфере борьбы с преступностью.

Катастрофа первая: тюрьма не исправляет

Собственно, это было известно всем задолго до принятия «закона Савченко» — подавляющее большинство побывавших в местах заключения становятся рецидивистами.

Более того, тюрьма сама же и воспитывает преступников — ведь если даже администрация колоний и надзиратели слушают криминальный шансон и разговаривают на соответствующем жаргоне, трудно ожидать, что, пробыв несколько лет в столь токсичной среде, даже изначально желающий исправиться человек не станет невольным носителем этой субкультуры. Отмена обязательного труда в колониях, развал производственного комплекса способствовали и тому, что в местах заключения повальной стала наркомания — да просто заняться больше нечем!

Абсурдность ситуации демонстрирует тот факт, что многие видавшие виды заключенные всеми силами стараются попасть в колонию строгого режима — там разгул всей этой блатной шансонщины несколько ниже.

Катастрофа вторая: на воле жизни нет

Огромное число отбывших наказание бывших заключенных совершают свои преступления показательно, сразу после освобождения. И цель у них одна — немедленно попасть обратно за решетку.

Общество и государство не предлагают им никаких опций для социализации. Если человек за время в заключении потерял семью и близких, лишился дома — он может претендовать лишь на участь бомжа. И только в самом оптимистическом сценарии — раба в расплодившихся, как грибы, «трудовых монастырях» и «реабилитационных фермах», где будет жить в прежней среде сидельцев, но при этом нещадно эксплуатироваться. Многие предпочитают вернуться в родные бараки — там хоть кормят лучше.

Катастрофа третья: взяли — сиди

Главное фиаско «закона Савченко» в том, что он ни в коей мере не побудил систему к тем изменениям, на которые был рассчитан: процессы расследования и судебные рассмотрения по-прежнему идут годами, старые следственные изоляторы не закрывают, новые не строят, процент оправдательных приговоров неоправданно низок.

По сути в стране, как и раньше, действует презумпция виновности: если правоохранительные органы тебя задержали, в глазах всего общества, а уж тем более системы, ты уже считаешься преступником. Почти наверняка ты будешь осужден (еще раз — оправдательные приговоры по отношению к обвинительным — это менее 1%!), а наказание станешь нести немедленно, задолго до приговора суда, каким бы ни был его вердикт.

Эту ситуацию пытались сломить неоднократно. Огромные надежды возлагали на Уголовный процессуальный кодекс 2012 г. — эксперты утверждали, что он поднимет число оправдательных приговоров до 30%! Этого не произошло. Правосудие всеми участниками процесса по-прежнему рассматривается как репрессивный механизм.

Катастрофа четвертая: уберите их из жизни

Самое главное, что сражение за гуманизацию и правосудие самому себе проиграло общество. Отмена несовершенного «закона Савченко» произошла по одной причине — удобнее всего оказалось обвинить в волне преступности «вышедших досрочно». Не социальные условия, не культурную катастрофу, не круглосуточные бандитские сериалы по ТВ и безработицу, не беспомощную полицию и некомпетентных следователей, не разложившийся труп судебной системы — а несколько тысяч отверженных людей. Да, большинство из них так и остались преступниками, и всем было бы лучше, если бы они были изолированы от общества. Но после освобождения все они совершили правонарушений примерно столько, сколько фиксируется во всей стране всего за неделю! Значит, в волне преступности виноваты и другие факторы?

За 2016 г. в Украине было зарегистрировано 592 тыс. 604 уголовных преступления, а только за первый квартал 2017 г. — свыше 158 тыс. При этом не раскрывается три четверти уголовных дел.

Народонаселение так устало от криминала, что желает, конечно, видеть преступников за решеткой. Вот только учитывая все вышеприведенные факторы, по сути оно желает лишь одной формы наказания — пожизненного заключения для всех. Ведь выйди нынешние освободившиеся на пару лет позже — это никоим образом не изменило бы модели их поведения! Любая амнистия в Украине, призванная очистить дополнительное место на нарах, всегда приводила к последствиям, абсолютно идентичным «закону Савченко». Поэтому особенно нелепо выглядит в этой связи именно его отмена — гораздо уместнее было бы внести изменения в Уголовный кодекс, заметно увеличивая сроки наказания, ведь именно к этому единодушно стремится и обыватель, и система.

Нынешняя реакция, призванная запереть заключенных на срок хоть чуть больший, — это, конечно, реакция страуса, инфантилизм, в прямом смысле слова консервирование проблемы.

Что действительно нужно делать с людьми-консервами, в принципе понятно — необходимо кардинально менять среду, в которой они отбывают наказание, изменить вектор работы с преступниками, побуждая их стать полноценными и законопослушными членами социума, обучить их способу достойно жить, не нарушая закон.

Это чрезвычайно сложно, и как это выполнить конкретно — об этом спорят по всему миру. Но как делать не нужно, совершенно точно известно: нельзя просто запереть убийц и бандитов и надеяться, что под воздействием безделья и наркотиков они станут лучше. А мы выбрали именно такой путь.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Совпадения, комбинации, перспективы

Тема мирного урегулирования на Донбассе становится трендовой для любого политика

Children of Soros

Наблюдаем редкий случай: слово, придуманное и введенное в обиход в Украине, получило...

Об «уникальном шансе» вернуть Крым

Вновь активизировалась широкая дискуссия о скором (или не очень)  возвращении...

Цугцванг и не только

Страна вздохнула с облегчением, когда эпопея с захватом заложников в Луцке...

Терроризм в законе и вне его

Инцидент с захватом заложников в Луцке – вне зависимости от возможного наличия и...

Жизнь на воде

Я «водяной»… Именно так отреагировал мой знакомый на вопрос о месте своего...

Конец «Минска» и предвыборный ажиотаж

15 июля Рада приняла, на первый взгляд, совершенно «техническое» постановление о...

Интриги, сценарии, спектакли

Неделю назад мы констатировали, что состоявшаяся в Берлине встреча представителей...

Проблема паразитизма

О сворачивании социальной составляющей украинского государства мы предупреждали...

Опасная связь?

В последние годы много дискутируют по поводу того, опасна или нет мобильная связь, как...

Ставки высоки: ничего случайного

3 июля в Берлине состоялась встреча представителей «нормандского формата» по...

Паутина виртуала: как интернет вещей влияет на нашу...

По информации агентства Bloomberg, фитнес-индустрия, с суммарным доходом $368 млрл. в год,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка