Последний день лета

№36 (873) 7 — 13 сентября 2018 г. 07 Сентября 2018 3.6

Кому выгодна смерть Захарченко

31 августа, когда глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко заходил в донецкий ресторан «Сепар» на поминки по Иосифу Кобзону, прогремел взрыв: убит Захарченко и его охранник, ранены еще 12 человек, в т. ч. вице-премьер, министр доходов и сборов Александр Тимофеев («Ташкент»). Взрыв не прервал режим «школьного перемирия», число его нарушений, зарегистрированных СММ ОБСЕ, остается на рекордно низком уровне. Но это не дает оснований исключать драматичные повороты конфликта в ближайшие месяцы.

О взрыве в Донецке и ракете в Газе

Прежде чем рассуждать о версиях убийства, надо обратить внимание на то, что теракт был совершен профессионально. Обычно такие операции тщательно готовятся, и жертву убивают в тот момент, когда она движется по привычному маршруту. Так, лидер движения ХАМАС шейх Ахмед Ясин каждый день по одной и той же дороге направлялся (если быть совсем точным — его возили в инвалидной коляске) в одну и ту же мечеть в 100 м от своего дома в Газе. 22 марта 2004 г. он был убит ракетами, выпущенными с израильского вертолета. Захарченко же бывал в «Сепаре» часто, но отнюдь не так регулярно, как Ясин в той мечети, и еще утром 30 августа нельзя было предположить, что он непременно появится там вечером 31-го.

Ведь известие о смерти Кобзона пришло в пятницу после полудня, ну а решение о времени и месте поминок было принято в Донецке еще позже. Следовательно, операция продумывалась за считанные часы, хотя, возможно, наработки по проведению теракта именно в этом месте были и раньше. О большом профессионализме говорит и то, что в случае с Захарченко не пострадал никто, кроме участников поминок, в случае же с Ясином, кроме самого шейха и двух его телохранителей, погибли 9 случайных прохожих.

Тогда Израиль не скрывал, что ликвидировал главу ХАМАС. А сам метод убийства исключал чью-либо иную ответственность. Сейчас ответственность на себя никто не берет. И неясно, с какой стороны линии фронта было заказано убийство Захарченко. Да, провластные СМИ как на неподконтрольной части Донбасса, так и в России не сомневаются, что это дело рук Киева. К такой же версии склоняется и непосредственный участник боевых действий российский блогер Александр Жучковский, которого мы цитировали в прошлом номере. «Версия о действиях украинской ДРГ при гибели командиров и политических лидеров Донбасса всегда была приоритетной — все-таки Донецкая и Луганская республики четыре года находятся на военном положении, линия фронта пролегает совсем рядом со столицами республик, отследить перемещение враждебных элементов и потенциальных диверсантов через линию разграничения достаточно сложно, особенно учитывая, что враг по внешности и языку совершенно неотличим от своих».

Но вместе с тем Жучковский добавляет два обстоятельства: «Во-первых, взрыв произошел в ресторане, в котором глава ДНР очень часто бывал — т. е. просто так заложить там взрывчатку невероятно трудно, и без предательства в окружении Захарченко такое вряд ли бы могло произойти.

Во-вторых, убийство Захарченко произошло на фоне упорно циркулирующих слухов о его принудительной отставке, а также нежелании Захарченко и министра Тимофеева отказаться от руководства республикой. Мы не можем утверждать, что произошедшее — дело рук внутренних врагов Захарченко и Тимофеева, а украинцы здесь ни при чем. Но указанные обстоятельства, конечно, будут способствовать слухам о том, что глава ДНР устранен не украинской ДРГ, а кем-то из «своих».

Такие слухи регулярно появлялись и в украинских СМИ, их можно было назвать пропагандой, но, оказывается, и в «ДНР» они ходили, и не с украинской подачи. В чем нельзя согласиться с Жучковским, так это в том, что приоритетна версия об украинских ДРГ во всех подобных предыдущих случаях. Так, убийства в 2015 г. видных полевых командиров Александра Беднова, Евгения Ищенко, Алексея Мозгового и Павла Дремова еще тогда казались в Донбассе делом рук бывшего главы «ЛНР» Игоря Плотницкого, который под видом борьбы с атаманщиной зачищал своих политических противников. И отношение самого Плотницкого к памяти погибших только укрепляло в этой версии, которая дополнительно усилилась после отстранения его от власти.

О том, что проще было выдавить

С другой стороны, такая практика, по крайней мере на уровне видных фигур, была ограничена «ЛНР», из «ДНР» неугодных подобного масштаба просто выдавливали в Россию или лишали должностей. Но при этом в самопровозглашенной ДНР атаманщина фактически сохранилась (только на качественно ином уровне): вооруженные силы там разделены на собственно армию (именуемую армейским корпусом) и т.н. республиканскую гвардию (по сути преторианскую гвардию Захарченко и Тимофеева). Такое разделение, кстати, показывает, что армейский корпус фактически управляется извне, а не номинальным верховным главнокомандующим, каковым является глава республики.

Вот что об этом писал тот же Жучковский: «Разговоры об окончательном упразднении не входящих в армейский корпус подразделений ведутся не первый месяц, но по сути ничего не меняется. Та же Республиканская гвардия, наоборот, постоянно расширяется, хотя финансируется не извне (как корпус), а за счет внутренних ресурсов (на источник которых указывают портреты министра Тимофеева в воинских частях и кабинетах командиров РГ).

Показателем того, что силовой и финансовый ресурс в ДНР прочно находится в руках Захарченко—Тимофеева, является в первую очередь наличие подчиняющихся лично им (а не корпусу) вооруженных формирований, в т. ч. с бронетехникой и артиллерией. Пока что этот показатель не меняется, а все разговоры об ослаблении позиций или уходе Захара и Ташкента преждевременны».

Хотя конфликты корпуса и республиканской гвардии (т. е. стоящих за ними сил) не выходили на поверхность — в отличие от конфликтов Плотницкого с Мозговым и Дремовым. Можно допускать, что этот феномен раздражал Россию, что она не имела надежного ресурса уговорить Захарченко уйти в отставку, а тем более — сместить его электоральным путем. Ее ставка на другого кандидата на выборах не обязательно оправдалась бы — в такой ситуации выборы вызвали бы внутренний конфликт в «ДНР» с непредсказуемыми последствиями.

И саму публикацию вполне официозным российским ресурсом интервью с Жучковским с критикой давления донецких властей на бизнес можно считать свидетельством того, что у Москвы были основания не только быть недовольной властью самопровозглашенной ДНР, но и допускать выражение этого недовольства в публичной сфере. Но все же — если в своем аккаунте «Вконтакте» Жучковский позволял критику Захарченко (которого он считает хорошим человеком и слабым политиком), то в упомянутом интервью осуждается лишь министерство доходов и сборов, но даже Тимофеев по имени не называется, тем более Захарченко. Кроме того, Жучковский, постоянно критикующий российскую власть за нерешительность в Донбассе, не может считаться голосом Кремля.

Об удобном переговорщике Трапезникове

Степень же недовольства России Захарченко нельзя преувеличивать. А вот его гибель — тем более при таких обстоятельствах — нельзя назвать выгодной России. Так, 2 сентября на ток-шоу у Владимира Соловьева Вадим Карасев говорил, что нынешний и. о. главы «ДНР» Дмитрий Трапезников, ранее работавший в структурах Ахметова (в середине 2000-х он был менеджером по развитию фанатского движения клуба «Шахтер»), куда более подходящая (по сравнению с Захарченко) фигура для переговоров с Киевом. Такую же позицию приписывают и бывшему секретарю совбеза «ДНР» Александру Ходаковскому, которого нередко называют преемником Захарченко.

Нельзя априори исключать, что Карасев окажется прав. Но при этом появление более удобного для Киева переговорщика как раз может означать причастность к покушению Украины, а не России. Однако все это сугубо теоретические рассуждения, которые никак не подтверждаются реалиями на месте.

И если продолжить сравнение конфликта в Донбассе с израильско-палестинским, то, как известно, Израиль ведет переговоры об урегулировании с ФАТХ, но не ведет их с ХАМАС, считая его террористической структурой. Однако в нашей ситуации Киев не делил деятелей самопровозглашенных ДНР и ЛНР на донбасские ФАТХ и ХАМАС. И переговоры с Захарченко не велись не потому, что он выступал с неприемлемой для Киева позиции, которую бы и Россия считала негибкой (никаких отличий в позиции Москвы и Донецка на самом деле не было). Диалога не было потому, что Украина в принципе отрицает прямые переговоры с неподконтрольными территориями, рассматривая их представителей как боевиков и террористов. Именно за эти переговоры и пострадала Надежда Савченко, когда в 2016 г. ее исключили из украинской делегации в ПАСЕ. А принятый спустя год с небольшим закон о реинтеграции Донбасса подвел под официальную украинскую позицию правовую базу. Исключение делается лишь для минской переговорной площадки, где Киев постоянно подчеркивает неполноправный статус самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Ведь официально этот формат называется Трехсторонней (Украина, Россия, ОБСЕ) контактной группой. И не было никаких признаков того, что с Трапезниковым или Ходаковским во главе «ДНР» позиция Киева изменится.

Кстати, для того чтобы Ходаковский сел в кресло Захарченко, необходимы выборы. Они официально не отменены. Однако нет никаких сигналов и к отказу от взятого в Донецке и Луганске курса на их отмену.

Гибель Захарченко, особенно учитывая ее реальные обстоятельства, явно невыгодна России. В случае автокатастрофы или, скажем, внезапной смерти от сердечного приступа и в Москве, и в Донецке были бы возможны различные версии. Сейчас там не могут не говорить, что это дело рук Украины. Допускать иные версии означает признать внутренние противоречия в республике. Однако и обвинения Киева в этой гибели будут объективно работать на эти противоречия, ибо усилят в обществе ощущение небезопасности, неуверенности в завтрашнем дне.

А вот выгода для Украины заключается в том, что смерть Захарченко идеально вписывается в стратегию украинских действий последних лет. Смысл этой стратегии — демонстрировать и украинскому обществу, и миру, что укрепление позиций Украины в конфликте с Россией имеет позитивную динамику. Такая демонстрация является убедительной в том случае, если сегодня делаются вещи, которые были невозможны вчера. Так, конфликт начался с быстрой потери Крыма, а конфликт в Донбассе не выигран, но не проигран. Ничья после поражения — это позитивная динамика. Летом 2014-го казались невозможными и закон о реинтеграции Донбасса, и блокада неподконтрольных территорий, и арест Украиной кораблей российских компаний, ведущих дела в Крыму, и разрыв ряда связей (отмена авиасообщения, запрет систем денежных переводов и т. п.), и неизбежная в ближайшие недели денонсация большого договора с Россией.

Все эти действия не прошли для Украины без потерь. Однако масштаб ущерба позволял не отказываться от стратегии, а напротив — действовать все более размашисто, приучая общество к мысли, что Россия ограничена в реальных возможностях ответа на украинские уколы. Конечно, нельзя думать, что в дальнейшем эта стратегия будет непременно оправдываться. Но ведь с 2015 г. она все время оправдывалась. И логическая связка — позавчера Моторола, вчера Гиви, сегодня Захарченко — идеально ложится в такую стратегию.

Нельзя полагать, что в России этого не видят. И если бы Москву так уж не устраивал Захарченко, то его бы сменили иным способом. Но вот для каких-либо деятелей, потерявших бизнес из-за конфликта с Захарченко, не имеет значения, сработает его гибель на украинскую стратегию или нет. А планы отмены выборов могли усилить у таких людей ощущение безнадежности. В Донбассе много неучтенного оружия, немало людей, способных на теракт, а беспечное отношение Захарченко к собственной безопасности повышало его уязвимость. Поэтому теоретически версию местных разборок исключать нельзя. И все же ее трудно считать приоритетной.

О выгоде для Украины я сказал выше. К этому нужно добавить, что террор — распространенный способ выравнивания сил в конфликтах с разным потенциалом сторон. К нему также прибегают и в случаях, когда достижение победы традиционными военными средствами выглядит проблематичным. Весной 1996 г. Россия ликвидировала президента Ичкерии Джохара Дудаева прямым попаданием ракеты. Вскоре после этого президент Ельцин встретился в Москве с заменившим Дудаева Зелимханом Яндарбиевым и договорился о перемирии, которое, кстати, поначалу соблюдалось гораздо лучше, чем перемирия в Донбассе. Т. о. он подошел к выборам, с одной стороны, как президент, ликвидировавший главного противника, с другой — как президент мира. Впрочем, и тогда было понятно, что в плане политических взглядов отличий между Дудаевым и Яндарбиевым нет, и вся эта история закончилась через пару месяцев поражением России в первой чеченской войне.

О возможности специальной разведки

Что же касается украинской способности совершить такой, говоря языком ОУН, «аттентат» (покушение. — С. Б.), то в стране с 2016 г. существуют Силы специальных операций (ССО), к подготовке которых привлечены американские и европейские специалисты. Об этих силах и посвященном им законе я подробно писал чуть больше двух лет назад. В той статье я приводил слова главного редактора сайта «Цензор. НЕТ» Юрия Бутусова о необходимости принятия закона о ССО: «Против врага, ведущего необъявленную войну, надо действовать быстро, гибко и скрытно, минуя громоздкую систему согласований и координаций, которые убивают актуальность, инициативу, скорость и смелость... Чтобы наносить удары по оккупантам на Донбассе, в Крыму, Приднестровье, чтобы поддерживать национально-освободительные движения на территории РФ, необходимо создать эффективные инструменты решения такого рода задач».

В дополнение к этому добавлю, что Бутусов не просто журналист, а лицо, чьи «безупречная деловая репутация, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет» подтверждены законом. Ведь он входит в конкурсную комиссию по отбору директора НАБУ, а закон об этом органе требует от членов этой комиссии перечисленных качеств. Поэтому к его словам нужно отнестись внимательно.

А в конце июля 2016 г., сразу после подписания закона о ССО, Петр Порошенко заявил, что этот акт «увеличит возможности государства в проведении специальных мероприятий, в том числе за пределами Украины». Также надо добавить, что в этом документе записано: «Силы специальных операций Вооруженных Сил Украины осуществляют специальную разведку». Там же расшифровано, что «специальная разведка» — это «комплекс мероприятий и действий для получения, обработки и доведения разведывательной информации в интересах подготовки и ведения (поддержки) операций, боевых и специальных действий с использованием определенных способов добывания сведений, в том числе установления конфиденциального сотрудничества с лицами по добровольному согласию».

Таково формальное определение, но хорошо известно, что в СССР, где получил военное образование почти весь старший командный состав ВСУ, понятие «специальная разведка» обозначало сочетание разведывательных и диверсионных действий.

Степень реальной подготовленности украинских ССО мы не знаем, но развитие этих сил в ВСУ считают главным приоритетом. Однако ни подготовленность украинского спецназа, ни наличие для Киева выгоды от гибели Захарченко не являются прямыми доказательствами украинской причастности к этому событию. Не относятся к доказательствам и фото командующего ССО Игоря Лунева, которое сразу после известия о взрыве в Донецке запостил в Фейсбуке советник президента известный волонтер Юрий Бирюков, ни 10 восклицательных знаков и фото чокающихся бокалов с шампанским, которое тогда же разместила в той же соцсети первый вице-спикер Ирина Геращенко, ни даже заявление депутата от Радикальной партии Игоря Мосийчука, который в эфире канала «112» обвинил украинские власти в трусости, поскольку они не могут «открыто сказать, что террористов ликвидирует не ФСБ, а мы сами». Мосийчуку ведь нужно демонстрировать свой радикализм. Кроме того, в данном случае РПЛ еще раз подтверждает статус неформального партнера власти, ибо Порошенко выгодно, чтобы в обществе бытовало мнение о таких причинах гибели Захарченко, — это повышает его рейтинг среди всех, кто может подумать, что конфликт имеет военное решение. С другой стороны, президенту нужно, чтобы такая информация циркулировала исключительно как неподтвержденные слухи. Ведь, несмотря на все предыдущие достижения украинской стратегии, лучше не дразнить Россию излишне.

О безадресной телеграмме Путина

Россия же дает понять, что не сомневается в том, что за убийством Захарченко стоит Киев. Так, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в эфире телеканала «Россия 1» заявил: «Ушел из жизни мужественный человек, его предательски убили, последствия будут достаточно неизбежные». Представитель Кремля подчеркнул, что «дело не в мести», а в том, что против Донбасса продолжает применяться тактика террористических актов. «Если вы помните, серия убийств на Донбассе. Можно только предполагать, кто стоит за этой серией убийств».

До него еще прозрачней и конкретней высказался глава МИД России Сергей Лавров, заявивший, что произошла «откровенная провокация, направленная на срыв выполнения Минских договоренностей. Они, правда, и так не выполнялись киевскими властями. В нынешней ситуации, наверное, невозможно разговаривать о ближайших встречах в «нормандском формате», как этого хотели многие наши европейские партнеры».

Правда, когда в начале августа 2016 г. ФСБ сообщила о задержании «украинских диверсантов» в Крыму (тогда на Сиваше произошла перестрелка и погибли российские военнослужащие), не Лавров, а сам российский президент Владимир Путин тут же заявил: «Конечно, в этих условиях встречаться в «нормандском формате», тем более в Китае (имелcя в виду предстоящий саммит G-20. — C. Б.), бессмысленно». Тем не менее через два с половиной месяца встреча «нормандской четверки» на высшем уровне состоялась в Берлине. Аналогичных инцидентов в Крыму больше не было. Правда, и берлинский саммит четверки оказался пока последним. Следовательно, что бы ни говорили политики, на проведение таких встреч подобные трагедии имеют весьма относительное влияние.

Что же касается самого Путина, то уже через два часа после сообщения о гибели главы самопровозглашенной ДНР на кремлевском сайте появился документ, именуемый «текстом телеграммы», где президент РФ выражал соболезнования «родным и близким» Захарченко и всем жителям Донбасса. В ней говорилось, что это убийство — «еще одно свидетельство: те, кто выбрал путь террора, насилия, запугивания, не хотят искать мирное, политическое решение конфликта, не хотят вести реальный диалог с жителями юго-востока, а делают опасную ставку на дестабилизацию ситуации, на то, чтобы поставить народ Донбасса на колени. Этого у них не получится».

«Рассчитываю, что организаторы и исполнители этого преступления понесут заслуженное наказание», — резюмировал Путин.

Как будто очень жестко. Но надо отметить один нюанс. Телеграмма, как и письмо, принципиально отличаются от заявления тем, что имеют конкретного адресата — без него обычный гражданин любой страны не сможет отправить телеграмму. В случае смерти человека телеграмму соболезнования направляют его близким, если же речь идет о смерти государственного деятеля, то адресатом является тот, кто исполняет его обязанности, и на ней должно быть написано — имярек и должность.

Но упомянутая телеграмма — в пространство: без употребления слова «ДНР» обнуляется ее заявленная жесткость. Правда, не до конца. Ведь можно было все те же слова использовать и в жанре заявления, а слово «телеграмма» предполагает, что она таки была послана не только вдове Захарченко, но и кому-то в «ДНР» с указанием должности, но адресат не назван по неким соображениям. В общем, с одной стороны, Путин избегает употребить слово «ДНР», но в то же время как бы намекает, что может его употребить.

На всем этом фоне совсем не комично, несмотря на соленые словечки, выглядит беседа пранкера Лексуса, изображавшего адъютанта Порошенко, и аудиоробота украинского президента с одной стороны с министром обороны Степаном Полтораком — с другой. Этот разговор объективно стал самой неудачной операцией «зеленых человечков информационной войны». Ибо реальный смысл звонка был — прозондировать, а вдруг министр скажет или намекнет, что Захарченко убрали его подчиненные. Ведь ССО — часть ВСУ, а не СБУ. Но аудиоробот оказался несовершенным, не способным задавать наводящие вопросы. Видимо, делали его наспех. Но ничего, что сработало бы на версию об украинской причастности, министр не сказал, практически обойдя тему взрыва в Донецке. Т. е. он проявил в данном случае завидное хладнокровие, чего и всем нам желаю.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Мутно и непрозрачно лоббируются интересы украинских...

Западные СМИ, фонды и исследовательские структуры проявляют живой интерес к личностям...

Украине — ЕППУЦ

Поэтому не вызывает сомнения, что Варфоломеева инициатива наделения себя...

Полный пенсион

В США и других развитых странах все более популярно движение «жить лучше — за...

Из Москвы намекают о возможности признания...

Вы узнаете: как смерть Захарченко аукнется в Москве и Киеве; кто и зачем тасует...

Порошенко подкладывает своим сменщикам свинью

В угоду своим предвыборным целям Порошенко готов поставить Украину в непростую...

«Хотелось как лучше». И получилось!

Словарный запас Трампа удивительно похож на лексикон нью-йоркских гангстеров, —...

Загрузка...

5 лет партнеру Пола Манафорта и контактеру Рината...

Сэмюеля Пэттена официально обвинили в том, что он представлял в своей стране интересы...

Кредитов нам не надо. Помогите материально

Если говорить об объеме заимствований, то кому как не украинским чиновникам знать,...

Свобода слова: Украина — не Европа

Распространенное БПП заявление выглядит как прямой призыв к расправе с независимыми...

Разрыв договора — для принятия закона

Вы узнаете: зачем Медведчук зондирует общество; почему выборы в самопровозглашенных...

Как легко прослыть антисемитом

На фоне непривычно высокой для обычно мертвого летнего сезона политической...

Обмен форматов с неясной доплатой

Европа попытается добиться прогресса в мирном процессе на Донбассе до начала выборов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка