Президентская гонка уходит в сферу математических моделей

№14 (902) 5 – 11 апреля 2019 г. 03 Апреля 2019 1 4.4

Что может помешать Зеленскому сесть в главное кресло страны

Горячая драматургия периода предвыборной агитации сменилась на удивление спокойной процедурой голосования. Впрочем, в период между турами может случиться что угодно. И достичь победы любому из кандидатов будет невероятно сложно, несмотря на очевидный разрыв в количестве голосов.

Выборные тактики и стратегии были забыты, действия штабов основных кандидатов перешли в режим оперативного реагирования, были вброшены все запасенные компроматы. Активизировались радикалы Авакова, возобновившие сопровождение предвыборных мероприятий Петра Порошенко в регионах, причем вместо игрушечных были использованы вполне реальные свиные головы.

О благодушной реакции Запада

Между тем само голосование и последующее подведение его итогов прошли относительно спокойно, а инциденты, о которых оперативно информировали СМИ, носили привычный для такого уровня выборов характер. Как рассказывают люди, имеющие опыт работы на избирательных участках на низовом уровне, такие конфликтные ситуации нередко возникают спонтанно. Члены избиркомов могут допускать непредумышленные ошибки, которые во взвинченной атмосфере взаимных подозрений воспринимаются очень остро. Да и наблюдателям часто хочется показать, что свой хлеб они едят не зря.

В общем, если не принимать во внимание отдельные действительно подозрительные эпизоды и результаты на некоторых участках и в отдельных округах Донецкой области, то в целом нет оснований сомневаться в правдивости официальных итогов голосования. Результаты первой тройки соответствуют последним опросам.

Разве что голосование за Зеленского оказалось еще выше, чем прогнозировали социологи. Они же давали небольшой, в 2—3% перевес Порошенко над Юлией Тимошенко. Как показывает мировой опыт, когда уровни поддержки оппозиционера и действующего лидера практически равны, окончательного успеха, как правило, добивается последний. Да и экзит-полы показали в этот раз удивительную близость с реальными итогами голосования.

Поэтому заявления Тимошенко по завершении голосования носили явно дежурный характер. Естественно, она патетически заявила о нарушениях и фальсификациях с президентской стороны, старалась сохранить интригу. Ее сторонники призывали подождать то итогов подсчета голосов, а не экзит-полов, то протоколов с мокрыми печатями, сообщали выборочные предварительные итоги, по которым ЮВТ опережала Порошенко. Но ни одной уличной акции (даже пикета) ее сторонники не провели. Не было и заявлений об оспаривании результатов на тех или иных участках в суде.

Так уж у нас повелось, что действующая власть всегда имеет фору перед соперниками. Главное, что использование админресурса не было масштабно-вызывающим, поэтому и не спровоцировало резонанс, который было бы сложно погасить. Т. о. и шансов поднять протестную волну у Тимошенко не было: смысл активно протестовать, если у Порошенко во втором туре шансов мало, а твердых фанатов Юлии Владимировны, как показало 31 марта, осталось совсем ничего.

Впрочем, главная причина такого миролюбия заключается в том, что участники процесса получили жесткие предупреждения от западных держав. Как я неоднократно отмечал, для Запада крайне важно, чтобы приличия в ходе нынешней избирательной кампании были соблюдены, чтобы обошлось без громких эксцессов, которые могли бы ударить по его реноме катализатора украинских реформ; чтобы не привели к резкому обострению ситуации в Украине с непредсказуемыми последствиями и не дали бы России повода заявить о непризнании итогов выборов.

Рекомендации были услышаны и на Банковой. Благо, и последние предвыборные опросы, и экзит-полы, результаты которых, понятно, поступали в штаб Порошенко в режиме прямой трансляции, показывали, что тактическая задача на первый тур — пройти дальше — выполняется. Ну а кто бросает в бой главные резервы, когда ситуация в целом благоприятная, а главная битва еще впереди!

И Запад остался доволен. Последовали заявления послов G7, что они приветствуют предварительные выводы миссии международных наблюдателей ОБСЕ о проведении первого тура президентских выборов. Дипломаты отмечают: «голосование прошло в конкурентной борьбе и в основном в мирной и безопасной атмосфере». Они также призывают кандидатов и их команды придерживаться норм закона во время подготовки и проведения второго тура.

Касательно внешней реакции более высокого уровня, то на момент написания этих строк Петр Алексеевич пообщался по телефону с Ангелой Меркель и президентом Евросовета Дональдом Туском. Оба собеседника поздравили Порошенко с выходом во второй тур и отметили «соблюдение демократических стандартов во время выборов», что является «важным достижением главы государства».

В общем, Порошенко получил от Запада поощрительный сигнал. Однако остается вопрос: как его следует понимать? Как настойчивый призыв и в решающем туре голосования не допускать ничего, что могло бы поставить под сомнение его результаты, или как карт-бланш на то, чтобы добиваться победы всеми доступными действующей власти методами?

О главных рисках между турами

Представляется, что речь идет все же о первом варианте. Запад не может не понимать, что итоги первого тура наглядно показали, что относительно чистая победа Порошенко выглядит труднодостижимой, а борьба за главное кресло страны любой ценой может создать проблемы, рядом с которыми победа пока только непредсказуемого Зеленского будет куда меньшим злом.

И дело не только в значительном отрыве лидера. Как показывает опыт, такой отрыв вполне отыгрывается. Ведь цифра поддержки фронтмена «95-го квартала», 30%, не критическая. Но при одном условии — когда против такого лидера консолидируются сторонники большинства выбывших в первом туре кандидатов.

Ныне же ситуация прямо противоположная — все кандидаты, получившие мало-мальски заметный результат, строили свою кампанию на резкой критике действующей власти, и такая позиция их электоратом полностью разделяется. Все замеры показывают высокий антирейтинг Порошенко и минимальный — у Зеленского. Убедить такого избирателя изменить свою позицию относительно того, кто является меньшим злом, крайне сложно.

Очень плохо для Порошенко то, что и у его сторонников, и у противников сформировался крайне низкий уровень веры в возможность его окончательной победы. Это чревато потерей той прослойки избирателей, которые всегда голосуют за власть или «всегда за тех, кто побеждает». Еще более неприятно, что это сужает возможности такого распространенного в подобных случаях хода, как создание альянса с выбывшими из борьбы кандидатами. Любому из них такое приглашение не даст никаких бонусов, поскольку шансы на победу все равно остаются низкими, а вот испортить имидж на политическую перспективу могут.

Однако поиск решения задачи у Порошенко уже начался. Связи Зеленского с Коломойским и сомнения в его достаточной компетенции для президентской должности останутся на втором плане. Упор будет сделан на непатриотизме кандидата: мол, победа Зеленского — это крах всех завоеваний последних пяти лет и капитуляция перед Москвой. Все это громко раскручивается с целью максимальной мобилизации националистического электората.

Прием не нов. Вспомните президентские выборы в России в 1996 г., когда непопулярный президент Борис Ельцин победил являвшегося символом коммунистического реванша Геннадия Зюганова («Голосуй или проиграешь»). Проблема в том, что если лидер КПРФ не открещивался от советского опыта, то Зеленский как промосковский кандидат никак себя не позиционирует, да и его послужной список не дает оснований для подозрений, наоборот, с большим акцентом показывает, что он вполне полноценный патриот. И убедить в обратном основную часть его электората, включая и тех, кто перейдет к нему во втором туре, невероятно сложно.

Между тем мобилизация радикально-националистического электората, по первым признакам, проходит достаточно успешно. Такие избиратели весьма активны, мотивированны, и это означает не только их явку на выборах, но и пропагандистскую работу на низшем уровне — в кругу родных, знакомых, сослуживцев, в соцсетях.

А вот протестный электорат Зеленского в этом плане прямо противоположен, и всеобщая уверенность в поражении Порошенко может сыграть злую шутку. Кто-то не пойдет на выборы по бытовым причинам, а кто-то и по политическим — дескать, Зеленский мне тоже не нравится, а Порошенко проиграет и без меня. А ведь чем меньше фактический разрыв, тем больше соблазна и возможностей компенсировать его админресурсом.

Акцентирование же Зеленским позиции по раскалывающим общество вопросам чревато для него потерями на том или ином фланге политического спектра. Поэтому по возможности избегать конкретики — это для него оптимальная тактика. Умеренный дрейф на политический запад также выглядит оправданным — важно не дать расшириться направленному против него патриотическому консенсусу, ведь для антимайдановцев он все равно будет меньшим злом, чем Порошенко.

Характерно, что сам Порошенко со своей националистической стратегией будет играть на мобилизацию юго-восточного электората вокруг Зеленского. Однако для умеренных патриотов не только недостаточно твердая позиция Зеленского, но и слишком явно демонстрируемая некомпетентность в политике и госуправлении может стать доводом поддержать Порошенко.

С учетом этого немалое значение принимает тактический вопрос, по которому команде Зеленского предстоит принять непростое решение, — о прямых дебатах с Порошенко. В частности, по словам советника Зеленского Руслана Рябошапки, у Порошенко была возможность все доказать и объяснить за пять лет, которые он находился у власти. Он отметил, что дебаты в Украине — это ток-шоу, а не обмен мнениями.

Так-то оно так, но именно это практически всегда было поводом для действующего главы государства уклониться от дебатов — дескать, критиковать всегда проще. Но специфика нынешней ситуации в том, что уклонистом является кандидат, относительно компетенции которого большие сомнения, на чем и хочет сыграть действующий президент. Впрочем, понятно и то, что добиваться дебатов ему приходится только ввиду очень непростой электоральной ситуации.

И есть у меня ощущение, что Порошенко как раз и рассчитывает на отказ Зеленского от дебатов, чтобы обыграть это в предвыборной риторике. Если же кандидат на них согласится, то перед действующим президентом встанут риски, которые обычно заставляют действующих лидеров от дебатов уклоняться. А недостаток политического опыта, знаний в области госуправления может быть компенсирован тем, что Зеленский профессиональный шоумен и умеет не лезть за словом в карман.

В этом и состоит главная опасность периода между турами, т. к. действующая власть, не видя шансов на относительно чистую победу, может пойти на самые неординарные меры, даже вопреки увещеваниям Запада. И речь идет даже не об админресурсе, который во многом уже исчерпан.

Не забываем и об Авакове. Политик, на которую он делал ставку, выбыла из борьбы, но Игорь Коломойский в игре, да еще как! Главное же, что точка невозврата в отношениях Авакова с президентом давно пройдена, и несложно представить, какие проблемы возникнут у министра внутренних дел, если Порошенко останется у власти. Ведь возвращение к довыборному статус-кво, когда два политика вынуждены были терпеть друг друга, нереально: переизбранный президент будет чувствовать себя куда уверенней и наверняка вспомнит все.

«Подразделения МВД готовы к жесткому второму туру выборов. Судя по громким заявлениям кандидатов в президенты, второй тур будет жестче первого. Я думаю, что политические столкновения будут нарастать», — уже заявил Аваков. Т. е. единственный шанс Порошенко — серьезная внешняя провокация. По имеющейся информации, насчет ее недопустимости западные партнеры предупредили президента.

И первая реакция собственно на инцидент в проливе была предельно аккуратной — в заявлениях западных стран стороны призывались к сдержанности. Однако в дальнейшем тема получила серьезную раскрутку, привела к значительному ухудшению отношений между Западом и Россией, к новым санкциям, притом что до конфликта шли серьезные разговоры о непродлении антироссийских санкций ЕС уже в декабре минувшего года. Т.е. Запад не в первый раз оказался не способен на публичное отмежевание от действий Киева на российском направлении. Принцип «Украина всегда права» сработал и в этом случае. Можно сказать, что Порошенко навязал Западу свою повестку дня.

О ревизии шансов кандидатов

Порошенко сказал, что во втором туре «не оставит марионетке Коломойского» никаких шансов. Однако математическая модель оставляет мало шансов как раз главе государства. По итогам подсчета голосов с 99% участков Порошенко отстает от Зеленского на 2 млн. 670 тыс. голосов. Это громадный разрыв. Допустим, если четверть первоначальных избирателей лидера гонки разочаруется в нем и не придет на выборы, а все избиратели президента придут, этот разрыв сократится более чем наполовину, а именно на 1 млн. 415 тыс. голосов. Прецедентов такого разочарования избирателей в своем кандидате история не знает, но допустим, что это произошло. Все равно отставание в 1 млн. 255 тыс. голосов крайне велико.

К тому же согласно социологии электорат других участников гонки отдавал предпочтение Зеленскому над Порошенко. Так, согласно прошедшему с 9-го по 15 марта опросу группы «Рейтинг», среди избирателей Вилкула при нынешнем варианте финала выборов за шоумена голосовали бы 57%, за президента — 4% (прочие либо не голосовали бы, либо затруднились ответить).

В электорате Бойко такое соотношение составляло 41% против 4%, в электорате Тимошенко 35% против 8%. Среди избирателей других кандидатов, попавших в первую восьмерку, Зеленского также предпочитали Порошенко. У Ляшко соотношение составляло 33% к 16%, у Гриценко — 30% к 17%, у Смешко — 28% к 22%. И лишь избиратели Кошулинского относительным большинством (24%) предпочли Порошенко и лишь 14% — Зеленского.

Допустим, все потенциальные избиратели Порошенко в электорате этих кандидатов придут на выборы, а все не определившиеся и не желающие голосовать не придут. Такой вариант вообще противоречил бы сложившейся практике выборов. Обычно в ходе опросов очень многие избиратели впоследствии выбывших кандидатов говорят, что не будут голосовать, но в итоге приходят на выборы — иначе в Украине второй тур не давал бы неизменно большую явку, чем первый. Однако я сознательно строю очень выгодную для Порошенко модель, стараясь быть в рамках логики и избежать полного абсурда.

Предполагать, что все сторонники Зеленского в электорате других кандидатов не придут на выборы, я не буду, но раз модель допускает, что явка его избирателей первого тура сократится на четверть, то предположим, явка этих избирателей сократится на треть.

При такой модели в электорате не только Кошулинского, но и Смешко большинство окажется у сторонников Порошенко. Но это позволит ему за счет перетока от данных кандидатов сократить отрыв на 90 тысяч голосов. Но в электорате прочих рейтинговых кандидатов большинство избирателей и при такой модели все равно проголосуют за Зеленского: только за счет голосов Тимошенко его отрыв должен возрасти на 375 тыс., Бойко — на 505 тыс., Вилкула — на 255 тыс., Ляшко — на 60 тыс., Гриценко — на 5 тыс. Итого — 1 млн. 230 тыс. голосов.

Да, есть еще кандидаты, набравшие меньше 1%. И в сумме они получили 625 тыс. голосов, из них около 117 тыс. пришлось на клона — Юрия Тимошенко. Предполагаю, что эти избиратели должны иметь те же предпочтения, что и электорат Юлии Владимировны. Однако в рамках данной модели я допускаю, что все избиратели явных аутсайдеров придут на выборы, и голоса их распределятся в соотношении 3 к 2 в пользу Порошенко.

Если такая гипотеза окажется верна, то это позволило бы президенту сократить отставание еще на 125 тыс. Но все равно даже в рамках такой модели сальдо перетока голосов от других кандидатов окажется убийственно большим в пользу Зеленского — 1 млн. 015 тыс. Оно в немалой степени нивелирует разницу от предполагаемой этой же моделью неявки четверти избирателей лидера гонки. В итоге превосходство Зеленского составит 2 млн. 270 тыс. голосов.

Порошенко может спасти только явка новых сторонников из числа тех избирателей, кто не ходил на выборы. Таковых (согласно ЦИК) было 10 млн. 800 тыс. Предположим, половина из них придет на выборы, точнее будем говорить, что половина бюллетеней этих избирателей — 5 млн. 400 тыс. — окажется в урне. Для преодоления разрыва нужно, чтобы 3 млн. 835 тыс. из них (71%) голосовали за Порошенко и 29% за Зеленского. Что маловероятно. Это значит, что по всей Украине новые избиратели должны голосовать за лидеров гонки в таком же соотношении, которое в первом туре было лишь во Львовской области.

А если, скажем, проголосует треть избирателей, не участвовавших в первом туре, то Порошенко должен иметь среди них 81% поддержки. Но такое увеличение явки без запредельных фальсификаций выглядит абсолютно невероятным. К сожалению, не удалось найти социологических данных, которые позволили бы оценить, какое число избирателей на прошлых выборах в Украине участвовали во вторых турах голосования, не участвуя в первом, и наоборот.

Но, по моим наблюдениям, очень мало людей, проголосовавших в первом туре, отказываются проголосовать в финале. Максимальная же разница явки между двумя турами была в 2004-м, когда 21 ноября явка выросла на 2 млн. 476 тыс. (на 6,7%) от общего числа избирателей (всего их было почти на 9 млн. больше, чем сейчас). Но как раз тогда и был единственный прецедент аннулирования результатов второго тура Верховным Судом.

О методах честных и нечестных

Теперь посмотрим, как работают перед вторым туром факторы, которые позволили бы Порошенко сократить отставание. Обычно второй по итогам первого тура кандидат опережает лидера благодаря поддержке от ключевых выбывших участников. Но о настроениях этого электората я уже сказал. Сами же кандидаты показывают, что не будут менять его в пользу Порошенко.

Так, Кошулинский сказал, что не выступит открыто в поддержку Порошенко: «даже разговор о механической передаче голосов одного кандидату другому — это неуважение по отношению к избирателям». Что касается Смешко, то СМИ сообщают: «из разговора с близко знакомыми ему людьми можно сделать вывод, что публично поддерживать Порошенко он не собирается».

Добавлю, что бывший глава СБУ (во времена Леонида Кучмы) пять лет был советником Петра Порошенко, но в итоге покинул этот пост, хлопнув дверью, и обвинил главу государства в отсутствии интереса к его предложениям. Поддержать президента сейчас — значит, в немалой степени потерять лицо, тогда как во многом сенсационный результат Смешко позволяет рассчитывать на прохождение в парламент его партии «Сила и честь».

Гриценко написал на своей странице в Фейсбуке: «Во втором туре ни при каких условиях я не поддержу Порошенко. Мое личное мнение: я не хочу еще пять лет обмана и мародерства. Я его хорошо знаю. Не могу призвать голосовать и за Зеленского, которого не знаю». Т. е. формально он дистанцировался от обоих кандидатов, но о Порошенко отозвался хуже.

Что же касается остальных, то Ахметову, стоящему минимум за двумя кандидатами, выгодно сохранение Порошенко у власти. Специфика второго тура теоретически могла бы им позволить поддержать Порошенко, демотивировав потенциальных сторонников Зеленского среди своего электората. Дескать, непрофессионал во власти приведет вообще к полному развалу государства. Но таких заявлений нет. Их отсутствие выглядит следствием разрыва между кандидатами и возникшим на этом фоне убеждением, что и Порошенко такой поддержкой не поможешь, и отношения с новым президентом испортишь.

Конечно, Порошенко будет мобилизовать свой электорат. Но его первые высказывания свидетельствуют о том, что он намерен делать это традиционной триадой «Армія. Мова. Віра». Потенциал его риторики уже показала ограниченность в первом туре, и обратным эффектом стала мобилизация электората юго-востока. То же самое будет иметь место и во втором туре.

С другой стороны, разрыв в голосах при отсутствии поддержки президента со стороны выбывших кандидатов может создать у ряда его избирателей ощущение безнадежности, и они просто не придут голосовать.

День второго тура совпадает с католической Пасхой. Следовательно, из Польши, Чехии и Словакии в западные регионы на праздники может приехать немало трудовых мигрантов. Но увеличение явки на 10% в трех областях Галичины (а это единственные регионы, где Порошенко опережает Зеленского) означает появление 250 тыс. дополнительных избирателей. Если соотношение голосов между кандидатами у них окажется таким, как у их земляков в первом туре, то Порошенко получит 175 тыс. новых голосов, а Зеленский — 75 тыс. Т. е. от такого прироста явки президент выиграет лишь 100 тыс. голосов.

Вероятно, что по паспортам ряда заробитчан в первом туре уже голосовали их родственники. Ведь явка в Западной Украине (особенно на Львовщине и Тернопольщине) практически такая же, как и на парламентских выборах в 2014 г., несмотря на предупреждения Авакова об уголовной ответственности тех членов комиссий, кто выдавал бюллетени отсутствующим в стране гражданам. Погранслужбу же с базой данных граждан, находящихся за границей, контролирует МВД. И как раз между двумя турами такие угрозы можно реализовать, и эффект приезда заробитчан на пасхальные каникулы нивелируется.

Шансы Порошенко часто связывают с тем, что избиратели Зеленского должны прозреть, увидев его непрофессионализм, и главная роль в таком разочаровании отводится дебатам. По такому сценарию, они вряд ли проголосуют за президента, однако, не явившись на участки, они изменят соотношение сил. Однако, повторюсь, даже не приход четверти реальных избирателей Зеленского и трети потенциальных (из электората других кандидатов) сохранит двухмиллионный разрыв.

Практически же такой отток вряд ли возможен. Ведь, как показал последний предвыборный опрос КМИС, избиратели Зеленского особо не знают его позицию по ключевым вопросам экономики, им достаточно убежденности в том, что он хороший человек, не принадлежащий к кругу старых политиков. И почему между турами они вдруг должны изменить взгляд на него в столь массовом масштабе, что это обеспечит победу Порошенко! Тем более что второй тур для многих — это выборы меньшего зла, и здесь антирейтинг Порошенко сыграет особую роль.

Теперь о методах нечестных. Масштабные фальсификации в пользу Порошенко не могут сработать, что видно по итогам первого тура. И этот результат будет во втором туре демотивировать и исполнителей фальсификаций, и местную власть, которая работала в поддержку Порошенко, а значит — нивелировать решимость действующего президента добиться победы любой ценой.

Кроме того, фальсификации на местах традиционно связывают с ролью в избирательных комиссиях представителей технических кандидатов, которые и обеспечивают президенту нужное большинство. Но во втором туре избиркомы и в округах, и на участках формируются паритетно участниками финала, и фактическое численное преимущество людей Порошенко там исчезнет.

Теоретически второй тур может не состояться, если обострение обстановки в Донбассе или Керченском проливе приведет к военному положению, но практически Порошенко не добьется санкций Запада на такие действия. Ведь и у президента, и у ВР был шанс увековечить себя на неопределенный срок и без военного обострения. Я раньше уже писал о такой технологии: группа депутатов обращается в Конституционный Суд с просьбой разъяснить, обязывает ли президента признанный законом о реинтеграции Донбасса факт российской агрессии объявлять военное положение. А правовые нормы выписаны так, что КС должен будет сказать, что обязывает.

Отсутствие же такого обращения говорит о масштабах контроля Запада над Украиной. Речь не идет о неприятии/симпатиях к Порошенко, но выборы должны проводиться в срок, создавая имидж «демократической Украины». Потому-то Западу и не понравилось военное положение в конце прошлого года. Тем более оно не понравится сейчас, когда ясно, что приход к власти Зеленского не означает смену политического режима в стране.

Президент не абсолютный монарх, военное положение подлежит утверждению Радой. Поэтому в канун второго тура парламент способен утвердить военное положение, лишь если ситуация будет качественно отличаться даже от августа 2014-го, т. е. в момент, когда Порошенко все равно рискует потерять власть — только не вследствие выборов, а в результате краха государственности.

И наконец, самая экзотическая версия победы Порошенко в результате внутриэлитных договоренностей. Известный одесский журналист Юрий Ткачев пишет: «Я думаю, что Порошенко победит (или, по крайней мере, не проиграет) во втором туре. У Зеленского может быть хоть 70% поддержки, но украинские олигархи вряд ли решатся сдать власть единолично Коломойскому. Да и в США вряд ли доверяют Коломойскому настолько, чтобы дать ему стать фактическим правителем Украины. Как это будет оформлено технически — масса вариантов. Начиная с того, что Зеленский тем или иным путем сольется — и заканчивая банальным срывом оглашения результатов и затягивания процесса до осени, когда выборы президента будут перенесены в парламент».

Директор Международного института новейших государств в Москве Алексей Мартынов предполагает, что Коломойский подыграет Порошенко, чтобы не нести ответственность за происходящее в стране, но на выборах осенью получит 30—40% мест в парламенте и будет контролировать его.

Однако совершенно непонятно, как такие варианты можно реализовать практически. Ничего подобного в истории Украины не было. Правда, до 2014 г. много чего не было, но затем в историю вошло. Зеленский не может очень пугать Запад, тем более что привлечением в свою команду Данилюка, Абромавичуса и Лещенко и комплиментами в адрес Саакашвили он должен снять немало настороженностей. А слив Зеленского после такого преимущества в первом туре означал бы и крах надежд на пристойный результат партии «Слуга народа» осенью. Да и как это должно происходить? Зеленский публично кается в своей неопытности, банально снимает свою кандидатуру в тот срок, когда в бюллетене может остаться лишь один человек?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

«Мы сделали это вместе»: Зеленский прокомментировал...

«…Всем спасибо», — сказал кандидат в президенты Владимир...

В БПП заявили, что Порошенко готов признать поражение...

В штабе Петра Порошенко заявили, что их кандидат примет любые результаты второго тура...

Явка на выборах президента Украины на 15.00...

Явка избирателей во втором туре президентских выборов по состоянию на 15.00 составляет...

В Киеве активистка Femen разделась на участке, где...

Когда кандидат вошел в здание, женщина сбросила одежду с верхней части туловища и,...

Явка на востоке Украины вдвое превышает явку на...

Сайт Центральной избирательной комиссии сообщает, что по состоянию на 11:00 во втором...

Центризбирком Украины назначил выборы в 66...

Назначены первые выборы депутатов сельских, поселковых и городских советов, а также...

Загрузка...

AFP: от Рейгана до Зеленского – ушедшие в политику...

Украинский комедиант Владимир Зеленский, судя по данным экзит-полов, одержавший...

В Париж за желтым жилетом

С 1 июня 2019 г. у нового президента будет достаточно времени, чтобы подписать указ о...

И снова про юго-восток

Политическая действительность заставляет задуматься о более серьезном обращении к...

Мир на Донбасс вернут рабочие места

Этот регион нужно превратить в самый привлекательный и желанный с точки зрения...

Седые младореформаторы «зеленого» президента

Грантоеды и агенты влияния делают погоду в штабе Зе

Бедность и зависимость Порошенко

Отчуждение между обществом и властью достигает критических пределов, за которыми —...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Долгопятов
08 Апреля 2019, Владимир Долгопятов

Надо прочно забить гвоздь в гроб политического трупа, барыги и гроскоррупционера пороха, чтобы многострадальный украинский народ смог свободно вдохнуть свежий воздух истинной свободы и неззависимости.

- 0 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка