Привилегированный евразийский сосед

11 Мая 2007 0

Украина в планах Николя Саркози

На чем основаны надежды?

6 мая появился новый лидер в одной из ведущих стран Евросоюза. В результате второго тура президентских выборов во Франции победу одержал кандидат правящего Союза за народное большинство (ЮМП) Николя Саркози, получивший 53,1% голосов.

Хотя в ходе кампании соцопросы неизменно отдавали ему преимущество, тем не менее накануне голосования Юлия Тимошенко публично призналась, что победа Саркози волнует ее больше успеха собственного блока. В личном плане, наверное, ничего удивительного нет, что Тимошенко больше симпатизировала кандидату-мужчине, нежели его сопернице социалистке Сеголен Руайяль. В свете подобного заявления заявка «Батькивщины» на вступление в Социнтерн должна быть похоронена бесповоротно, ибо мировая социал-демократия относится к таким переменам идейной ориентации куда хуже, чем к переменам ориентации сексуальной. Однако после таких слов начинаешь задумываться: а может, победа Саркози означает для перспективы Украины в Европе нечто особенное, ради чего и Социнтерном можно пожертвовать?

Да, в ходе кампании и после выборов среди украинских политологов и прессы преобладало — впрочем, достаточно осторожно высказываемое — мнение, что победа Саркози в целом благоприятна для интеграции Украины в ЕС. Оно базируется на контактах между ним и Тимошенко, значение которых афишируется в последнее время лидером БЮТ, на договоре о сотрудничестве, заключенном ЮМП и НСНУ еще в 2005-м во время поездки Саркози в Киев и на том, что в ходе визита в США в прошлом году он якобы говорил, что вступление в ЕС Украины более возможно, чем вступление Турции, и называл Киев «европейской столицей». Наконец совсем недавно экс-посол Франции в Украине Филипп де Сюрмен сказал, что «Саркози очень быстро продемонстрировал свой интерес к этой стране. Уже тот факт, что он был одним из первых, можно сказать, даже первым политиком высокого ранга, кто приехал в Украину сразу после избрания Виктора Ющенко президентом страны, свидетельствует о том, что Саркози хорошо понимает ту роль, которую играет в регионе Восточной Европы Украина. Поскольку его отец родом из Восточной Европы, он не может не быть крайне чувствительным к ситуации в этом регионе».

Похоже, на наследственность французского президента возлагают надежды и те, кто считает, что чем хуже для России, тем лучше для Украины. В мировой прессе не раз говорилось, что Саркози как сын венгерского аристократа-эмигранта, покинувшего страну вскоре после Второй мировой, не будет поддерживать тесных отношений с Россией, характерных для президентства Жака Ширака. Такое предположение основано и на том, что в автобиографии на своем кандидатском сайте он написал, что его отец «покинул родину, захваченную коммунистической Россией».

Географические открытия нового президента

Об Украине ничего в автобиографии Саркози нет. Вообще в ходе кампании ведущую роль играли вопросы экономики, внешнюю политику кандидаты почти не обсуждали. Тем не менее немало информации относительно его взгляда на украинскую перспективу в Европе есть в двух документах, где, правда, слово «Украина» не употреблено ни разу. Это предвыборная программа и прежде всего интервью американскому журналу «Национальный интерес», посвященное исключительно внешней политике.

В программе объемом в 16 страниц (очень много для украинских выборов, но крайне мало для выборов западных — видимо, сказалась нелюбовь Саркози к чтению) подчеркнуто, что ЕС «должен иметь границы». В этом контексте выражена оппозиция относительно вступления Турции в Евросоюз, а о перспективе других стремящихся туда стран Европы и вовсе ничего не сказано.

Но в интервью американскому изданию точки над «i» расставлены. Там, во-первых, французский лидер подчеркивает, что прежде любого нового расширения ЕС должна произойти институционная реформа организации, во-вторых, дается ответ на вопрос, «кто же является европейцами?» Саркози разъясняет, что «существует две категории государств. Первые — те, чье место в ЕС естественно. Евросоюз открыт для всех континентальных государств (Швейцарии, Норвегии и стран Балкан), а также Исландии. Эти страны войдут в ЕС либо когда они смогут (Балканы), либо когда захотят этого (остальные), при условии, что ЕС со своей стороны готов принять их с точки зрения его институтов. Вторые — те, кто не имеет «естественного права» быть в ЕС: государства, находящиеся на его границе, но не являющиеся европейскими.

Для этих стран Евразии и Средиземноморья нашим первым шагом должно стать установление системы привилегированных партнерств. Мы можем работать с ними в рамках наших коллективных интересов, не делая уступок в вопросе о наших ценностях». Здесь Саркози поясняет, что участниками такого партнерства могут стать только те, «кто сделал существенный прогресс на пути к демократии».

При этом, оппонируя участию Турции в ЕС, лидер Франции предлагает создать партнерский европейскому Средиземноморский союз, где Анкара играла бы ведущую роль. Такая идея высказана им не впервые, ранее «Зеркало недели» писало, что Саркози предлагает создать такой союз с участием как средиземноморских стран ЕС, так и ассоциированных с ЕС государств региона.

Однако из данного интервью не следует, что предлагается именно последняя модель, более того — она весьма маловероятна, так как подрывает целостность Евросоюза.

Таким образом, ясно, что новый президент Франции категорически против участия Украины в ЕС, для чего даже выдвигает оригинальную концепцию пределов Европы, проводя географическую черту континента по западной границе бывшего СССР (за вычетом Прибалтики), а не по Уральским горам, реке Урал и главному Кавказскому хребту, как учат учебники географии в той же Франции. Однако предложенная им для Турции модель Средиземноморского союза наводит на мысль, что Саркози может выдвинуть и сходный проект, включающий Украину. Последний может существовать в трех вариантах, из которых наиболее реальны два.

Первый — подключение Украины, государств Закавказья и Молдовы к указанному союзу с переформатированием его в Черноморско-Средиземноморский. Впрочем, пока невозможно представить себе Армению и Азербайджан в рамках одного тесного союза, а Молдову в случае победы прорумынских сил и при традиционном лоббировании Парижем интересов Бухареста Европа, может, и готова включить в ЕС (скорее как часть Румынии, чем самостоятельную страну).

Второй вариант — создание аналогичного по целям «Западноевразийского» (в географической интерпретации Саркози) союза исключительно из указанных государств СНГ, а возможно (при смене власти в Минске), и Белоруссии. В таком союзе, само собой, ведущую роль должна бы играть Украина. Но для многих европейцев такой вариант выглядит слишком антироссийским и проамериканским.

Теоретически возможна и третья модель — привилегированное партнерство с экономическим союзом государств СНГ, включающим Россию. Но для сегодняшнего Брюсселя она малоприемлема, и, учитывая, видимо, наследственную русофобию Саркози, трудно предположить, что он выступит ее лоббистом. Ведь в интервью «Национальному интересу» не просто нет сентиментов по поводу традиций франко-русской дружбы, а вся российская тема сведена к паре фраз. В одной он говорит, что «недавнее поведение России весьма нервирует», в другой — о недопустимости «нашего молчания в случаях геноцида и криминального поведения», в качестве примеров названы события в Чечне и Дарфуре.

Впрочем, это были слова еще кандидата в президенты, а в качестве хозяина Елисейского дворца Саркози должен вести себя более прагматично и преемственно. Не стоит и преувеличивать его проамериканизм, хотя в прошлом он, посещая США, и позволял себе недопустимую, с точки зрения этики, критику Ширака относительно его жесткой реакции на американские действия в Ираке. Его сдержанность по отношению к Вашингтону четко видна из оценки Североатлантического альянса в упомянутом интервью. Там Саркози отметил, что и европейцам, и США нужны как ЕС, так и НАТО, «но Европа должна быть убеждена, что НАТО не станет, как того, очевидно, хотят США, международной организацией, занимающейся слишком широким кругом военных, гуманитарных и полицейских миссий. НАТО не должно стать организацией, конкурирующей с ООН».

Исходя из этих слов никак нельзя полагать, что новый президент Франции при всей настороженности к России станет лоббистом принятия Украины в НАТО. А что же касается формулирования модели отношений нашей страны с ЕС, о которой шла речь выше, то этот вопрос вряд ли является для Саркози приоритетом близкого будущего. Как в связи с меньшей, чем у Турции, готовности Украины стать членом ЕС, так и в первую очередь в связи с тем, что на ближайшее время у французского президента совсем другие проблемы, в основном внутренние, и несмотря на победу, преодолевать ему придется очень серьезную оппозицию.

Бремя дел насущных

Планы у Саркози весьма амбициозные, но стремление свернуть социальные программы и ряд противоречивых идей, выдвинутых им (например, введение уголовного наказания за скачивание контрафактно распространяемых файлов) способны вызвать усиление социальной напряженности, достаточно взрывоопасной в связи с более широким распространением насилия в массовых протестах во Франции (по сравнению с другими странами). Предвестием такой напряженности стали случаи беспорядков в связи с его избранием президентом. Они носили локальный характер, но ведь до сих пор таких протестов против итогов демократических президентских выборов в стране не было.

Да и с соседями по ЕС будет не очень легко. В целом европейские лидеры одобряют его идею решить институционный кризис, отказавшись от Евроконституции в пользу более краткого и прагматичного документа. Но в Еврокомиссии весьма насторожены как к его протекционистским заявлениям, так и к критике Европейского Центробанка. А малые страны ЕС недовольны его желанием создать в Евросоюзе Директорию из шести крупнейших государств (Франции, ФРГ, Великобритании, Италии, Испании, Польши), которая бы решала ряд основных вопросов.

Поэтому представляется, что президентство Саркози станет самым напряженным периодом современной французской истории начиная с мая 1968-го, и при этой напряженности ему будет не до обустройства восточных границ ЕС и создания там буферного союза с участием Украины.

Однако практические меры Саркози, принятые внутри страны, окажут определенное и не слишком благоприятное влияние на Украину. Так, его стремление либерализовать налоговую систему и воспрепятствовать утечке капиталов за рубеж объективно будет мешать французским инвестициям в Украину (а в последнее время по динамике роста они превосходили капиталовложения из большинства развитых стран), тем более что сейчас на Западе внешние частные инвестиции все меньше воспринимаются как экономическая экспансия государства, а все больше — как средство ухода от национальных налогов. Кроме того, французский президент привержен общей аграрной политике ЕС, сердцевина которой — в дотациях фермерам, составляющих главную статью общего бюджета Евросоюза. Во многих странах союза эту политику считают анахронизмом, но Саркози убежден, что она — основа продовольственной независимости Европы. Если он настоит на своем, значит, украинской сельхозпродукции по-прежнему будет нелегко конкурировать на европейских рынках. Да и нашумевшая иммиграционная концепция Саркози делает более затруднительным въезд во Францию трудовых мигрантов из Украины (и других стран Европы, не входящих в ЕС), а не из арабских и африканских стран, против которых она казалась направленной. Ибо предложения президента разрешать въезд лишь тем, кто владеет французским языком, мало затрагивают жителей бывших колоний, где это язык либо государственный (Африка), либо широко бытует (страны Магриба). Правда, до сих пор, в отличие от государств Южной Европы, во Франции не наблюдалось большой украинской трудовой диаспоры.

Опасные игры «заинтересованных сторон»

Без нейтрализации «партии войны», которая ощущает свою абсолютную...

О чем не сказал Трамп

Трамп перед выборами может заняться урегулированием донбасского конфликта, добиваясь...

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Рост напряженности по всем направлениям

Если российско-немецкий кризис не будет разрешен и дело дойдет до срыва СП-2, процесс...

Не согласны? Будем лечить принудительно

Законопроект дает возможность установить отдельный порядок, который позволит...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка