Про Россию с любовью

11 Мая 2007 0

Наши оппозиционные СМИ, стараясь не отставать от машущих хвостами далеко впереди вожаков западных медиаупряжек, не устают повторять сюжеты о российских протестах, попутно рассказывая о современной России разнообразные ужасы, — привычные однобокие истории и расхожие мифы. В общем и целом лейтмотив всегда один: «чорна хмара суне з півночі».

Объективная причина такого пристального внимания недоброжелателей та, что Россия втягивается в избирательную кампанию. Это стержень большинства политических и общественных событий. Надо отметить, что у наших непрозападных СМИ тоже существует идеализированный образ путинской России. Это связано с массовым психологическим феноменом, состоящим из ностальгии по великой стране, эффектного российского PR, реальных путинских успехов в деле восстановления государства, а главное — с тяжелым чувством «отрезанного ломтя», которым сегодня охвачены все те в Украине, кто искренне хотел бы взаимовыгодной экономической интеграции и сохранения общего культурного пространства между нашими странами. Тем более что процесс окончательного размежевания инициировали бесновавшиеся в 2004 году на Майдане русофобы, выдававшие свое сборище при попустительстве властей за мнение всех украинцев.

Но на самом деле Россия — не «хмара з півночі» и не ласковая ждущая Родина. Россия — это страна — член «Большой восьмерки», входящая в первую десятку мировых игроков, со своими и достоинствами, и недостатками, и вызовами, идущая собственным путем развития. Самый главный вызов для нее сегодня — это кризис управляемой демократии.

Управляемый глюк

Причина кризиса по сути та же, что и в Украине-2004. Это отчетливое нежелание Владимира Путина оставаться на третий срок и предпринимать действия, направленные на пролонгацию. Путин ведет себя как человек с европейским складом мышления. Когда-то в царской России шутили, что государство в империи — единственный европеец. Так и в нынешней России — единственным европейцем в этой смысле является Путин. Недавно Кремль вновь заявил: никакого преемника не будет. Будут выборы.

В общем, российскую ситуацию от украинской трехлетней давности отличают три вещи. Первая — заслуженно сверхпопулярный действующий президент. Вторая — отсутствие у оппозиции харизматичного лидера и слабость оппозиции как таковой, которую она мотивирует отсутствием доступа к экрану, хотя даже со стороны видно, что это явная неправда. Наконец, в России парламент практически не имеет серьезных полномочий, да и какую-либо из его фракций трудно назвать антипрезидентской. Но управляемая демократия не работает в условиях связки «уходящий президент — отсутствие явного преемника». Происходит глюк, впереди — полная неизвестность. Единственным способом преодоления этого кризиса является институциональная реформа — либо переход к парламентаризму, либо учреждение монархии, либо признание за каким-либо институтом права на принятие решений общеобязательного характера в период «транзита» от одного президентства к другому. Но Кремль не делает ничего из этого, довольствуясь огромной поддержкой Путина. И забывает о том, что это именно поддержка лично Путина, а не правительства в целом, Путина, который не хочет пролонгации, Путина, не называющего преемника, а значит — «забирающего» поддержку с собой.

Что касается «несогласных» — конечно, далеко не все демонстранты «проплаченные» или городские сумасшедшие. Не наберешь из таких и 20 тыс. чел. Опирающийся на путинское поколение крупных предпринимателей-экспортеров, принадлежащие им массмедиа и силовые структуры Кремль не до конца чувствует (марксисты назвали бы это классовой ограниченностью) новые общественные тенденции. В России имеет место быть то же явление, которое в других условиях, смягченных 20 млрд. долл. в переводах из-за границы ежегодно и широким доступом к контрабанде, начинают осознавать и у нас: классовая безысходность.

Контингент недовольных

Ни в одной из постсоциалистических трансформаций в Восточной и Центральной Европе не было такого огромного количества объективных «проигравших» и такого узкого круга «победителей». И человек, уже считающий себя средним классом, но не способный из-за неповоротливости правительства, кумовства, спекулянтов и т. д. приобрести что-либо дороже машины или нормально отдыхать, обеспечить безопасность (не выживание, а долгосрочную социальную безопасность!) своей семье, начинает задумываться: «Ну не сидели мои родители на кассе в 91-м! Ну не умею я грабить и отстреливать конкурентов! Нет заокеанского дядюшки! Взятки брать негде, да и не брал бы — не умею, не воспитали! Нет на дачном участке нефти, газа или золота! Так что же, вот так всю жизнь и пахать, а потом получать реформированную, извините пенсию так и снимая квартиру?» И начинает такой человек (в российских экспертных кругах даже появился термин— «офисный планктон», а только в одной Москве это миллиона два человек) присматриваться к оппозиции, участвовать в сетевых форумах, натыкаться, скажем, на не лишенную определенного изящества и логики писанину Станислава Белковского (хотя бы), слегка помешавшегося на «Корпорации Россия» и заговоре олигархов во главе с Путиным. Пойдет представитель среднего класса (по мнению ученых, это единственный революционный класс в XXI в.) в результате на марш «несогласных», нарвется на дубинку омоновца — и вот уже оппозиционер готов! А ведь в Москве, как и в Киеве, в частности, «офисный планктон» — это если не большинство, то огромный сегмент горожан, успешная мобилизация которого оставляет противнику минимальные шансы («синдром боязни Тяньаньмэнь»). И это не чей-то конспиративный план — это процесс общественного развития.

Желание Путина поступать по-европейски накладывается на матрицу социальных диспропорций (из пятисот богатейших людей планеты — сотня россиян!) Идею о третьем сроке проталкивают те, кому путь во власть будет заказан при любом новом президенте, — отсюда и побоища во время митингов, грубый метод указать на необходимость самозащиты, спровоцировать третий срок. Поэтому так или иначе без проблем не обойтись. Тем более что уже сегодня сражаются за власть под присмотром Кремля, но от этого не менее яростно как минимум две группировки: «глобалистов-западников», чьим кандидатом условно является Дмитрий Медведев, и условных «имперцев», у которых лидера нет, но на эту роль лучше всего подходит Сергей Иванов.

Ну а сбоку — посланцы старой ельцинской элиты, изгнанной Путиным в процессе равноудаления, подзуживаемой западными странами. Запад объективно заинтересован в дестабилизации России, чтобы получить при ослабленном такой дестабилизацией послепутинском правительстве лучшие условия для торговли.

Западное око

Из исследований геополитики известно, что для западных «торгово-морского» происхождения государств лучшие условия для торговли являются главной целью внешней политики. Впрочем, после 90-х годов к этому примешивается еще и цивилизационный расизм, запрещающий странам вне Запада развиваться самостоятельно, без учета западных интересов. Этот расизм — порождение вседозволенности, возникшей вследствие исчезновения СССР. Запад ревностно наблюдает за путинской Россией, работая с Москвой в режиме «соперничества-и-сотрудничества», небезосновательно подозревая в ней нарождающуюся силу, способную разрушить этот западный порядок вседозволенности.

Пока что Россия, продающая в Европу энергоносители и пытающаяся скупать крупные западные активы, Россия, тесно вовлеченная в мировой рынок, Россия, в которой сравнительное большинство городского населения исповедует потребительские западные ценности и стиль жизни, — такой угрозой Западу не является. Западная фобия скорее питается реликтовым мышлением времен «холодной войны», что в свою очередь связано с тем обстоятельством, что после 11 сентября и усиления России при дворе Буша возродились к жизни советники времен «холодной войны» вроде Бжезинского. Но Россия, скорее всего, может стать такой угрозой — как раз из-за отвращения к помешательству Запада на почве собственной «исключительности». И сдерживают Россию лишь внутренние причины.

А это всевластие альянса государства с экспортерами газа и нефти, консервирующего по сути социальную диспропорцию. Когда российские государственники найдут ответ на этот вызов, тогда вероятность преемственности курса на превращение Москвы в один из полноценных полюсов мировой политики станет абсолютной, а сам курс — необратимым. Но пока что этого ответа нет.

Все еще впереди

Россия сделала все, чтобы защититься от «оранжевой революции», наученная нашим горьким опытом. Но защитил ли нынешний Кремль россиян от изнасилования отчаянной борьбой за власть между группировками чиновников, старо- и младоолигархами, агентами западного влияния и все быстрее набирающим силу народным национализмом, и даже оживившимися в преддверии выборов региональными элитами — большой вопрос. До выборов еще есть время, конечно, могут сыграть национальные проекты, Америка может сглупить, переборщив с давлением, Путина могут убедить остаться, может возродиться к жизни (а это наполовину зависит от Украины!) проект ЕЭП, о котором вдруг вспомнил в Москве Арсений Яценюк.

Поэтому говорить что-то определенное о ближайшей судьбе великой соседки, связанной с нами всеми известными видами уз, — весьма рано.

Но одно можно сказать с высокой долей вероятности: без конституционных изменений вряд ли обойдется. Наивно надеяться на то, что все заинтересованные стороны не воспользуются выборами как шансом переломить ситуацию в свою пользу, не слишком оглядываясь на закон.

Звонком к тому, что необходимы изменения, послужил вяловатый и кое-где сомнительный результат «Единой России» в большой серии региональных выборов. А также чрезвычайно низкая явка российских граждан, по-детски верящих во всесилие и незыблемость Владимира Путина. Который, вероятно, войдет в историю страны первым правителем, обеспечившим ей процветание и уважение и при этом мирно покинувшим Кремль.

Война как отрицание истины и гуманности

Наличие крупных азербайджанской и армянской диаспор, отсутствие прямого ущерба...

Бремя приличий

На Украину фетиш «образцовой демократии» экспортируется по явно завышенным...

Опасные игры «заинтересованных сторон»

Без нейтрализации «партии войны», которая ощущает свою абсолютную...

О чем не сказал Трамп

Трамп перед выборами может заняться урегулированием донбасского конфликта, добиваясь...

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка