Продюсеры и дизайнеры

№32 (134) 9 - 15 августа 2002 г. 09 Августа 2002 0

Самая бурная тема, обсуждавшаяся в первой декаде августа украинскими масс-медиа, — возможные осенние акции протеста, которые продекларированы оппозицией («Нашей Украиной», блоком Юлии Тимошенко, социалистами и коммунистами).

Оппозиция: право нападать

Собственно, если попытаться как-то кратко охарактеризовать развернувшуюся дискуссию по этому поводу — прежде всего в политически ангажированной прессе, то можно сказать, что мы видим не просто манифестацию различных оценок и рассуждений, а их «широту без границ». Диапазон огромный: от разговоров и пророчеств относительно масштабов будущей «гражданской войны» и «баррикадных боев» — до обсуждения вероятных превентивных мер весьма обеспокоенной власти. Некоторые аналитики говорят о возможности установления в стране своеобразного режима (в виде «сильной руки», «украинского Пиночета», и т. п.) по примеру пресловутого ГКЧП образца августа 1991 года.

Разумеется, серьезно рассматривать исключительно политизированные крайние оценки — и с точки зрения рационального анализа, и с точки зрения здравого смысла — нельзя. Нет смысла опровергать или подтверждать право оппозиции (контрэлиты) на попытки приумножать свой политический капитал, повышать оценку предпринимаемых ими действий в глазах избирателей. Или как минимум поддерживать уровень воплощения ожиданий в обществе. В конце концов именно эти чаяния, по мнению социологов, отразились в результатах названных выше политических сил при голосовании на выборах в парламент. Если же такие ожидания и надежды не подтверждаются в повседневной политической практике теми, в ком они были персонифицированы, то, естественно, авторитет и рейтинг этих деятелей политической сцены будет падать.

В любом случае для прагматичного и политически ответственного политика ориентиром в ответственности перед электоратом являются пока что парламентские выборы как легитимная, конституционно утвержденная процедура свободного волеизъявления граждан. Считать «дурными» действия или намерения оппозиции неправильно, если их поведение не выходит за пределы правового поля и соответствует чаяниям граждан.

А избирателей, поддержавших «Нашу Украину», КПУ, БЮТ и СПУ, было не так уж мало. Поэтому любое грубое вмешательство в легитимные действия «четверки» можно по большому счету квалифицировать как посягательство на свободное волеизъявление граждан. Иными словами, оппозиция имеет право быть и продюсером, и дизайнером политических ожиданий и политической культуры большей части избирателей, даже если эти ожидания кому-то не нравятся. Как могут быть неугодны тонкому меломану вокальные данные некоторых политиков. В общем-то это банальная истина: и с точки зрения политологии, и применительно к стандартам демократических государств, кои отражены, кстати, и в украинской Конституции.

Можно было бы об этом и не говорить, если бы некоторые сторонники иной точки зрения не считали намерения оппозиции попыткой совершить «антигосударственный переворот». Но при условии, если «революцию» планируют по Конституции — только в этом случае такой общественно-политический акт не является антигосударственным или аморальным.

Власть: право на самооборону 

Действующая власть тоже имеет право на защиту от действий оппозиции, даже если она «антинародная» (или какой ее еще считают оппоненты Леонида Кучмы). Опять же в строгих рамках Конституции. Любому руководству больше по душе порядок, спокойствие и стабильность, чем массовые протесты. Если правящие силы уделяют достаточно внимания судьбе страны в целом (а не только тем избирателям, которые, по мнению социологов, всегда голосуют только за власть, и собственной перспективе), то им и бояться нечего. Им не страшны никакие конституционные действия (парламентские или внепарламентские) оппозиции, стремящейся конвертировать свое политическое влияние в реальную власть.

И в этом процессе «самозащиты власти» у нее в обществе найдется немало сторонников из числа избирателей. Как среди тех, кто принадлежит к числу «свободно волеизъявленных» на мартовских выборах, так и в среде ставших жертвами различных манипуляций или (не)прямого принуждения.

«Идеальный избиратель» — понятие утопическое. Равно как невозможны идеальный политик и идеальная демократия. Но в украинских условиях, к сожалению, «неидеальное» в политике подается чаще всего как недемократическое. И суть не только в ценностных ориентирах фрагментированных политических элит, в их политическом противостоянии. Дело тут в уже сформированных за постсоветское время матрицах для воспроизведения именно недемократического стиля политики, в отсутствии привычки бороться «по правилам» — будь то за завоевание ключевых позиций во власти, или за их удержание.

Отсюда и недоверие, почти патологическая подозрительность граждан относительно истинных намерений политиков, направлены ли они на общее благо или исключительно на собственное.

Политики: фехтование на грани фола

Пока что в контексте осенних выступлений лидеры основных политических сил не столько обращаются с посланиями к гражданам и избирателям, а скорее поверх их голов посылают сигналы друг другу, причем и «своим», и «чужим».

Петр Симоненко, например, просигнализировал «своим», на днях обнародовав особую точку зрения относительно места и цели КПУ в осенних акциях протеста и роли в них других участников. По его мнению, главным для КПУ является их лидерство в четверке во время акций неповиновения. И ни в коем случае не должна идти речь (по крайней мере сейчас) о Викторе Ющенко как о кандидате на пост №1 в случае досрочных выборов Президента.

В свою очередь как своеобразный сигнал-предупреждение, посланный оппозиции, многие аналитики расценили возбуждение двух уголовных дел в отношении одного из лидеров «четверки» Юлии Тимошенко. Она и многие оппозиционные политики уверены, что таким образом власть отреагировала на намерение провести в сентябре этого года массовые акции гражданского неповиновения. В Генпрокуратуре же утверждают, что их инициатива не имеет никакого отношения к политике.

Одновременно Президент подписывает и комментирует в прессе указ о дополнительных мерах по обеспечению открытости деятельности органов государственной власти. Целью его, по мнению главы государства, является «реализация понятной обществу политики, поскольку там, где граждане плохо понимают действия правительства, руководства страны, они (граждане) нередко оценивают эти действия на шаткой основе своих политических пристрастий, или хуже того — на основе двух-трех лозунгов, выброшенных политическими крикунами (читай — «Нашей Украиной», СПУ, БЮТ, КПУ. — В. П.), которые стремятся к власти ради власти» — это цитата из интервью Президента газете «День» от 2 августа с. г.

Не отстают по частоте «сигналов» от столичных политиков и их региональные коллеги. Например, политическое объединение «Галицький вибір» подозревает, что трагические события 27 июля во время авиашоу во Львове — не что иное, как месть власти за срыв церемонии открытия польских военных захоронений. Так по крайней мере заявил 3 августа зам главы львовской областной УПР «Собор» Ростислав Новоженец.

В общем, интенсивность всевозможных «сигналов», «уколов», «укусов» и тому подобных проявлений в среде центральных и местных элит (и руководящих, и оппозиционных), которые запускаются в атмосфере повышенной подозрительности, в первой декаде августа значительно возросла. Хотя пока, к счастью, и не достигла критической точки политического кипения. Но все еще впереди.

Общество: самостояние в движении

А как же среднестатистический украинский избиратель? Что он думает по этому поводу? И прежде всего готов ли участвовать в осеннем противостоянии политических элит? Мнение его на сей счет пока не обнародовано, да его никто особенно и не спрашивал. Народ безмолвствует.

11 лет существования Украины как независимого постсоветского государства — срок немалый с точки зрения реальных изменений в обществе. Осенью пойдут в седьмой класс те, кто родился уже после распада Советского Союза. Да и многие первокурсники украинских вузов, родившиеся в исчезнувшей стране, оценивают сегодняшние политические реалии по учебникам, по воспоминаниям родителей.

Означает ли это, что мы (общество) стали самостоятельным политическим фактором? Что ощущение собственной беспомощности и исчерпания возможностей, все эти годы свойственное «среднему» украинцу, уступает место ориентации на самореализацию и индивидуальную ответственность?

Иными словами, продолжает ли ощущать себя «среднестатистический соотечественник» безнадежным социальным аутсайдером с культурой «советско-подданного» и ориентацией на «меньшее зло», или в нем уже накапливается критическая масса гражданского сознания и гражданской ментальности?

На наш взгляд, однозначно ответить на этот вопрос пока трудно. Но во всяком случае многие из тех, кто во время последних парламентских выборов рассматривал «среднего» жителя страны лишь утилитарно (как подвергаемого манипулированию статиста), сами оказались в роли аутсайдеров или «недобрали» ожидаемое количество голосов.

Политики уже не могут не считаться с этим фактом. Подтверждением тому является, в частности, и продолжающаяся живая дискуссия о становлении гражданского общества в Украине. Да, несомненно, «внезапное обогащение одних (кучки) и обеднение других (вся страна)», по мнению известного академика Юрия Пахомова, произошедшее к середине 90-х годов, а также отсутствие среднего класса — гаранта социальной стабильности и нормальной политической эволюции — не лучшие условия для цивилизованных социальных протестов. И не самая чудная «погода» для формирования механизмов контроля над действиями политиков со стороны общества.

Вместе с тем уже невозможно и дальнейшее «огосударствление» демократического потенциала в обществе. Трудно надеяться на немедленную готовность продвинутых в своей гражданственности масс откликнуться на те или иные действия политиков, если они в интересах лишь самих политиков.

Украинское общество изменилось — это несомненно. Фактом является и растущий потенциал неприятия им замкнутости, нерезультативности, неэффективности существующих политических и деловых элит.

Новый баланс различных политических сил, который сложился после парламентских выборов, может быть нарушен. Но уже не из-за междоусобицы элитарных группировок, как это было все предыдущие 11 лет, и не под воздействием тех или иных «политтехнологий». А в результате нового состояния общества, которое само становится активным историческим и политическим коллективным деятелем.

Если раньше политики предлагали свои тесты для украинского социума (в виде программ, посланий, обещаний), то ныне общество само уже способно протестировать своих политиков. О чем многие из них пока даже не догадываются.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Кривбасс штормит

Если добиться ухода с КЖРК «приватовской» команды не получается, то сделать это...

Долговая грусть

Оздоровление банковской системы позволило бы увеличить до 600 тыс. грн. гарантированный...

Виртуально и на самом деле

Россия и Германия не заинтересованы в переводе отношений в режим долговременной...

Налог с хомячков и попугаев

Новый законопроект от «Слуг народа» вроде бы прогрессивный, однако его...

Зе-команда в польском сиквеле «Огнем и мечом»

Активное участие Украины в польских восточноевропейских маневрах контрпродуктивно

Киев подражает и проигрывает

Украина могла бы стать идеальным модератором урегулирования внутриполитического...

Некоторые мысли о нынешних событиях

«Уходи!», которое прозвучало на улицах белорусских городов, — это не просто vox...

В Европу с черного хода

Мы не знаем, какая ситуация с потенциальными донорами внутри страны, но вывоз органов...

Рост напряженности по всем направлениям

Если российско-немецкий кризис не будет разрешен и дело дойдет до срыва СП-2, процесс...

Не согласны? Будем лечить принудительно

Законопроект дает возможность установить отдельный порядок, который позволит...

Игра в кошки-мышки

Не исключено, что Витольд Фокин чрезвычайно смелыми заявлениями провоцирует...

Как понять, чего добивается Россия от Украины

Москва хорошо видит просчеты украинской власти, но при этом предъявляет к ней...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Авторские колонки

Блоги

Ошибка