Прошло 5 лет, а Путин все еще расплачивается за Крым

18 Марта 2019 2 2

 

Леонид БЕРШИДСКИЙ – авторитетный обозреватель агентства Bloomberg, политический аналитик, журналист, первый главный редактор российских «Ведомостей» (1999–2002), бывший редакционный директор издательства «Эксмо» и главный редактор интернет-издания Slon.ru (2009–2011), в 2012 г. – главный редактор издания Forbes.ua

16.03.2019. 5 лет назад – 16 марта 2014 г. – Кремль провел в Крыму фейковый референдум ради оправдания аннексии полуострова у Украины постфактум. Аннексия изменила ход истории, заманив российского президента в ловушку: Россия из нее еще может вырваться, а лично Путин – уже нет.

Для Путина крымская операция прошла удачно – если конечно вынести за скобки принципы международного права и уважение к человеческому достоинству. Аннексия прошла с малым числом жертв (точное количество определить сложно, но даже в украинских источниках упоминается менее десятка погибших/пропавших без вести военнослужащих и активистов).

США и европейские союзники Вашингтона, судя по опубликованным в 2016 г. протоколам заседаний СНБО Украины в те дни, настойчиво уговаривали Киев не оказывать вооруженного сопротивления осуществляемому россиянами захвату. Санкции, введенные США и ЕС в марте – июне 2014 г., оказались беззубыми. А затем – при поддержке со стороны России – последовала попытка откола Восточной Украины.

Время доказывает: прямые издержки по поглощению Крыма и военно-морской базы Севастополя (по состоянию на 2014 г. Крым и Севастополь по ВВП на душу населения были беднее всех остальных российских регионов) оказались для РФ вполне посильными. В Крым хлынул поток субсидий – от $1 до $2,7 млрд в год – однозначно приемлемые расходы для российской экономики с ВВП в $1,6 трлн.

Упомянутые субсидии и инвестиции иного рода (мост стоимостью $3,7 млрд, новые генерирующие мощности и линии электропередачи, деньги, потраченные на наращивание российского военного присутствия на полуострове, а также определенный приток частного капитала в туристическую и винодельческую индустрии Крыма) с 2014 г. обеспечили 23% прирост ВВП в долларовом выражении. Крым и Севастополь выбрались из числа беднейших регионов страны, но все равно в общероссийском рейтинге занимают одну из последних позиций.

Вполне посильные расходы

Прямые субсидии в региональный бюджет Крыма, в млрд. долл.*

*Конвертировано из рублей в доллары по среднему курсу обмена за год

Источники: данные министерства финансов Крыма, расчеты автора

Жители Крыма (в особенности коренные обитатели – крымские татары) расплатились за это резким ограничением своих фундаментальных прав, а также утратой доступа к известным западным и российским торговым маркам – их владельцы свернули работу на полуострове, опасаясь возможных санкций.

Тем не менее, с точки зрения большинства, жизнь в условиях российской оккупации ничем не хуже прежней. Периодические попытки проведения независимых соцопросов (естественно, на степени их независимости сказывается тот факт, что проводятся они в условиях репрессивного режима) демонстрируют: даже если жители Крыма и не прыгают до небес от радости, то статус российских граждан ни малейшего дискомфорта у них не вызывает.

В обмен на относительно скромные затраты (по меркам российского бюджета) и сдержанный гнев Запада режим Путина получил нечто действительно бесценное – подлинный эмоциональный и интенсивный прирост популярности в обществе. По данным «Левада-Центра» (последней из независимых национальных социологических служб России), уровень поддержки Путина в январе 2014 г. составлял 62%, а всего за 2 месяца взлетел до 82%. По сути, президент получил карт-бланш на любые действия – как в стране, так и за ее пределами.

У меня нет желания копаться в причинах выдачи Путину этого мандата большинством россиян – несмотря на то что вплоть до сегодняшнего дня я пребывал в решительной оппозиции к мнению этого большинства. Аннексия Крыма послужила толчком к моему отъезду из России, где меня – за мои статьи – именовали предателем. Какими бы ни были те причины, именно невысокая военно-политическая стоимость аннексии развила у Путина ощущение непобедимости, так хорошо знакомое каждому азартному игроку.

Аннексия была преступлением, а все последующие действия – с точки зрения теории реальной политики – оказались поступками на основе ошибочных суждений. Подначиваемый аналитиками из армии и спецслужб, уверовавшими в раскол Украины на политически несовместимые русскоязычные и украиноязычные территории, Путин решился на откол восточных регионов от Украины.

Решение было продиктовано как желанием отомстить за «революцию достоинства» образца 2014 г. (он считал ее инспирированным США государственным переворотом), так и стремлением создать дополнительную преграду на пути амбициозных планов нового украинского правительства по вступлению в НАТО.

Предполагалось, что и эта операция окажется малозатратной: в Кремле посчитали, что достаточно отправить немного оружия и инструкторов, и местные повстанцы с помощью российского ультранационалистического движения тут же отколют от Украины большую часть русскоязычного востока и юга. Запад – как это уже было в случае с Крымом – никакой серьезной оппозиции не сколотит. Экономические издержки тоже казались минимальными, ведь вся индустриальная мощь Украины была сконцентрирована именно в русскоязычных областях.

Тем не менее на этот раз украинское правительство оказало сопротивление: справедливости ради, оно оказалось вялым, учитывая, что в армии Украины никто и никогда не верил в вероятность реальной войны. Но вскоре стало очевидно – разношерстным бандам местных головорезов в компании с российскими реконструкторами батальных сцен без дополнительной российской помощи грозит перспектива разгрома.

В ключевые моменты 2014-го и 2015 г. Россия направляла туда войска для борьбы с украинской армией. И, что более важно, даже откомандировала пусковую ракетную установку, из которой 17 июля 2014 г. случайно был сбит пассажирский лайнер малайзийских авиалиний. Гибель 298 пассажиров и экипажа рейса MH17 стала четким сигналом о том, что второй украинский гамбит Путина бюджетным уже не будет.

И я имею в виду даже не санкции, ужесточенные с момента старта восточноукраинской авантюры и дополнительно усиленные после трагедии MH17. Авторы целого ряда недавних исследований попытались отделить последствия санкций от других факторов (таких, как цена на нефть) и пришли к выводу: реально ощутимого влияния на экономический рост РФ они не оказали. Большинство экономистов разделяют следующее мнение: если даже санкции и нанесли определенный урон экономике России, он существенно скромнее убытков от падения цен на нефть.

Санкции ограничили российские государственные банки и корпорации в доступе к капиталу, отпугнули иностранных инвесторов и вынудили компетентных в экономике управленцев из российского правительства и центрального банка перейти к политике бюджетной экономии и накопления резервов (явно не самому лучшему варианту стимулирования экономического роста). Но санкции при этом помогли Путину пережить все тяготы периода низких цен на нефть на волне народной популярности: общество видело в президенте защитника России от враждебного Запада.

Резкое падение объемов торговли с Украиной тоже не стало самой главной потерей  – даже несмотря на то, что российскому ВПК, по оценкам экспертов, исключение Украины из числа поставщиков обошлось в $10 млрд, а Россия при этом утратила огромный экспортный рынок для своих товаров, которые крайне непросто продать в других регионах.

Нет, самой главной потерей Путина стали не деньги, а утраченная возможность компромиссов. Сразу после аннексии Крыма у Путина имелись все возможности для геополитических торгов. В одном из недавних интервью бывший президент Грузии Саакашвили рассказал, что в 2014 г. Петр Порошенко (на тот момент еще не президент Украины) говорил ему, что Крым можно было бы обменять на членство Украины в НАТО и ЕС (впрочем, сам Порошенко не подтверждает достоверность этих слов).

Правда это или нет, но тогда Путин мог выкрутить руки неготовым к конфликту лидерам Запада (особенно европейцам) и достичь компромисса по Крыму. Но после авантюры на востоке Украины и особенно после сбитого рейса MH17 и последующих смехотворных отрицаний россиянами своей причастности к трагедии он полностью утратил доверие. Никто уже не был уверен в его готовности держать ранее данное слово.

И речь ведь не только о западных лидерах. Утрата Путиным доверия – одна из значимых причин отсутствия возможности вступать в какие-либо альянсы, даже с Китаем и другими крупными развивающимися государствами. И если изолировать Россию, обладающую достаточно мощной и относительно открытой экономикой, оказалось совсем не просто, то изоляция Путина очевидна.

Она проявляется сокращением доли России на глобальном рынке вооружений, неспособностью президента достичь политического решения сирийского кризиса, неудачной попыткой убедить белорусского диктатора Александра Лукашенко в необходимости перехода к более тесному союзу, а также едва ли не полным отсутствием притока в РФ прямых китайских инвестиций. Практически все соглашения так и остаются нереализованными.

В то же время посткрымский энтузиазм россиян, подорванный шестилетним периодом падения доходов, уже иссяк. Путину приходится сталкиваться с новыми финансовыми издержками: ради предотвращения дальнейшего падения рейтинга необходимо наращивать объемы ассигнований на социальные нужды и инфраструктурные проекты. Судя по отсутствию реакции респондентов свежих соцопросов на недавние посулы Путина (а также по явной апатии населения в период последних выборов), россияне тоже не доверяют своему президенту.

И если крымская операция выглядела блестящей операцией злого гения и примером отчаянного везения, то появившаяся позже у Путина чрезмерная самоуверенность загнала его в уже упомянутый тупик недоверия. Россия, мир и, скорее всего, отдельные сегменты российского истеблишмента выжидают ухода Путина – даже несмотря на то, что заставить его уйти не удается никому.

После его схода со сцены, вероятно, вновь станут возможными сделки и договоренности, торги и компромиссы, взаимные уступки и прочие компоненты игры в реальную политику – так, как это было весной 2014 г. А пока ворота «крепости Россия» остаются на замке, т. е. на переговоры никто не спешит…

ИСТОЧНИК – https://www.bloombergquint.com/view/russia-s-annexation-of-crimea-5-years-ago-has-cost-putin-dearly#gs.16x80b


Загрузка...
Загрузка...

В Париж за желтым жилетом

С 1 июня 2019 г. у нового президента будет достаточно времени, чтобы подписать указ о...

И снова про юго-восток

Политическая действительность заставляет задуматься о более серьезном обращении к...

Мир на Донбасс вернут рабочие места

Этот регион нужно превратить в самый привлекательный и желанный с точки зрения...

Седые младореформаторы «зеленого» президента

Грантоеды и агенты влияния делают погоду в штабе Зе

Бедность и зависимость Порошенко

Отчуждение между обществом и властью достигает критических пределов, за которыми —...

Вам telegramма

Telegram — удобный способ привлечения мотивированных подписчиков

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Виктор
18 Марта 2019, Виктор

Плевать на факты. Для автора есть его мнение и не правильное.

- 15 +
Владимир Теренин
19 Марта 2019, Владимир Теренин

У холуев нет своего мнения, а есть мнение хозяина - англо-саксонско-сионистского олигархата.

- 14 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Лентаинформ
Загрузка...
Ошибка