Сближение на условиях России: почему это неприемлемо для США

№1–2(802) 13 — 19 января 2017 г. 06 Января 2017 3 3.1

Инаугурация Дональда Трампа состоится в поворотный для российской внешней политики момент. Россия — на фоне непрекращающейся экономической стагнации и в ожидании президентских выборов-2018 — заинтересована в консолидации своих свежих успехов за рубежом. В то же время переживаемое Западом состояние политической неопределенности открывает для Москвы новые возможности.


Данная статья — перевод материала, первоначально опубликованного на сайте журнала Foreign Affairs 4 января 2017 г. © Council on Foreign Relations. Распространяется Tribune News Services.

Взятие Алеппо сирийскими правительственными войсками при поддержке российской авиации, а также дипломатические успехи РФ в отношениях с Турцией и Ираном создают для Москвы возможность сохранять стратегические интересы в Сирии, а Путину позволяют говорить об одержанной там победе.

И хотя конфликт в Восточной Украине остается в тупиковом положении, российские наблюдатели уверены, что теперь время работает на РФ. Ведь на Западе перспектива дальнейшего наращивания санкций вызывает все меньше энтузиазма, а позиции украинского президента Петра Порошенко ослабевают на фоне коррупционных скандалов и неустойчивой экономики. По большому счету, Москва надеется, что Киеву придется выбирать из двух вариантов: либо соглашение с РФ на российских условиях — либо военная эскалация конфликта, которая не только неподъемна по средствам, но и способна еще сильнее восстановить западных партнеров против Украины.

Поскольку Трамп призывает к улучшению отношений с Россией (да и ряд его советников и назначенцев высказывают аналогичные мнения), российские чиновники полагают, что при его президентстве для РФ открывается возможность укрепить свои выигрыши как в Сирии, так и в Украине. В более широком плане Москва рассчитывает снизить накал напряженности в отношениях с Соединенными Штатами и заручиться согласием Вашингтона на новый, многополярный мировой порядок, основанный на разделе сфер влияния между сверхдержавами, а не на либеральных нормах и институтах, которые доминировали в период после завершения «холодной войны».

Российские лидеры помнят о провале предыдущих попыток улучшить американо-российские отношения, а также осознают непредсказуемость Дональда Трампа, но все же верят, что его избрание создает условия для разрядки в отношениях с Соединенными Штатами. Недавние заявления Путина и обновленная концепция внешней политики РФ наряду с циклом статей в контролируемых государством СМИ свидетельствуют, что Москва стремится именно к такому варианту примирения.

Какие бы заманчивые условия дальнейших взаимоотношений Москва ни предложила Трампу в ближайшем будущем, они будут основаны на требованиях, настойчиво озвучиваемых Кремлем уже более десятилетия. Речь идет о том, что Вашингтон должен признать Россию как равную США державу и считаться с наличием у Москвы интересов в регионах, которые она считает жизненно важными для себя. Это прежде всего бывшие советские республики и Восточная Европа.

«В отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, мы не ищем и никогда не искали врагов, — заявил Путин, зачитывая ежегодное послание Федеральному собранию 1 декабря 2016 г. — Нам нужны друзья. Но мы не допустим ущемления своих интересов, пренебрежения ими... Готовы к сотрудничеству и с новой американской администрацией. Важно нормализовать и начать развивать двусторонние отношения на равноправной и взаимовыгодной основе».

Между тем в новой концепции внешней политики опущены присутствовавшие в более ранней редакции слова о России как «неотъемлемой, органичной части европейской цивилизации». А особое внимание уделяется спонсируемым Россией интеграционным проектам в Евразии — признак того, что данный регион РФ считает своей сферой влияния, куда США вмешиваться не следует.

Россия готова к сотрудничеству с Соединенными Штатами и их союзниками, если они примут изложенное выше видение этого процесса. Но если Трамп и пойдет на это, сотрудничество с Москвой в сферах, наиболее значимых для будущей президентской администрации, — таких как борьба с терроризмом, обеспечение безопасности в Европе и Восточной Азии — в реальности может оказаться непростым и даже создавать новые риски, особенно в Европе. Разрядка в отношениях с Россией на условиях Кремля вряд ли продержится долго.

По правилам Москвы

Борьба с терроризмом — знаковая тема предвыборной кампании Трампа — выглядит наиболее очевидной отправной точкой в американо-российском сотрудничестве. Новоизбранный президент, в отличие от Обамы, не подвергает критике неаккуратные российские бомбежки в Сирии, а также, похоже, готов принять Путина и сирийского президента Асада в качестве союзников в борьбе против терроризма, прежде всего против ИГИЛ. И действительно, озвучиваемые Трампом агрессивные взгляды на контртеррористические операции явственно ассоциируются с формулировками, к которым в прошлом прибегал Путин, разъясняя, как следует разбираться с террористами (особенно на Северном Кавказе).

Тем не менее сложности в сотрудничестве США и России по борьбе с терроризмом возникали даже в период нормальных отношений между ними. К примеру, после терактов 11 сентября 2001 г. прошло совсем немного времени, но распри между этими двумя странами по поводу противоракетной обороны, вторжения в Ирак, присутствия американских войск в Средней Азии (изначально согласованного с Москвой), а также революции в Грузии и Украине в итоге сводили на нет все попытки сотрудничества.

У американских и российских спецслужб есть все основания для взаимного недоверия. Кроме того, в борьбе с терроризмом у США и РФ разные приоритеты. В Сирии, к примеру, российские войска наносили удары главным образом по поддерживаемым американцами повстанческим группам, а не по ИГИЛ. Да и в целом Москву больше заботят сохранение правящего в Сирии режима и предотвращение участия граждан бывших советских республик в джихаде на российской территории, чем разгром ИГИЛ на Ближнем Востоке. Заключив недавно с Турцией и Ираном соглашение, нацеленное на разрешение конфликта в Сирии, Москва, вероятно, уже не особо заинтересована в развертывании нового масштабного крестового похода против ИГИЛ (а именно на это намекал Трамп) и, скорее всего, переключится на концентрацию своих усилий в другом регионе.

Что касается Ирана (в отношении которого Трамп обещал ужесточить политику), то Тегеран в Сирии заключил союз с Москвой, даже вопреки тому, что их цели зачастую расходятся. Россия, сыграв значимую роль в заключении ядерного соглашения между Ираном и шестью государствами, рассматривает данную сделку как плацдарм для наращивания объемов поставок российских вооружений и для усиления стратегического присутствия на Ближнем Востоке. Скорее всего, РФ будет не в восторге от разрыва данного пакта, а между тем Дональд Трамп призывает именно к такому исходу.

Некоторые российские обозреватели рассуждают о том, что РФ была бы не прочь отказаться от Ирана ради нового партнерства с Вашингтоном. Но такой сценарий, думается, маловероятен, ибо одним из важнейших элементов, на которых зиждется влияние России на Ближнем Востоке, стала давно заявленная Москвой готовность сохранять лояльность к друзьям. И эта черта резко контрастирует со склонностью США отворачиваться от партнеров (как было с низложенным президентом Египта Хосни Мубараком), как только обнаруживается, что такая переменчивость приносит ощутимые дивиденды.

Рисков много, выгоды мало

Возникающие в европейском контексте препятствия на пути к нормализации отношений между Москвой и Вашингтоном выглядят еще более серьезными. С момента завершения «холодной войны» Соединенные Штаты и их союзники стремились завлечь посткоммунистические государства этой части света в евроатлантическое сообщество, используя перспективу членства (или партнерства) в НАТО и ЕС как стимул к проведению политических и экономических реформ.

Россия с давних пор противостоит расширению НАТО. А в последние годы оказывает активное сопротивление и распространению сферы влияния ЕС на восток, вторгнувшись в Грузию (в 2008-м) и Украину (в 2014 г.), чтобы заблокировать их вхождение в Евроатлантическое сообщество. В то же время Москва стремится подорвать НАТО и ЕС изнутри, оказывая поддержку в странах — членах этих альянсов ряду политиков и партий явно нелиберального толка, в том числе, как утверждают в разведывательном сообществе США, и Дональду Трампу.

Усилия России, направленные на пересмотр и обращение вспять устоявшегося в Европе со времен завершения «холодной войны» порядка, вступают в противоречие с давними стратегическими обязательствами США по соблюдению принципов государственного суверенитета, территориальной целостности и демократии. Эти обязательства закреплены такими соглашениями, как Хельсинкский заключительный акт и Парижская хартия, а также договор об обеспечении безопасности членов НАТО и партнеров по альянсу.

На протяжении избирательной кампании Трамп весьма легкомысленно отзывался об этих обязательствах, но какая бы то ни было попытка пренебречь ими в период его президентства — к примеру, отказавшись поддержать любого из американских союзников, столкнувшегося с экономическим, кибернетическим или военным давлением со стороны России, — чревата всяческими потрясениями. К тому же Россия воспримет это как поощрение к тому, чтобы пересечь давно очерченные Соединенными Штатами «красные линии».

Не менее опасным представляется и создавшееся впечатление, что Трамп может отказаться от выполнения американских обязательств перед европейскими партнерами США. К примеру, вероятность нападения России на государства Балтии остается низкой, поскольку это повлекло бы за собой стремительную, масштабную эскалацию ситуации. Тем не менее среди российских аналитиков многие продолжают обсуждать степень готовности Трампа отдать американским вооруженным силам приказ о защите этих стран.

И это повод для беспокойства: ведь подобная неопределенность в вопросе потенциальной поддержки союзников (в случае с Соединенными Штатами — Южной Кореи в 1950-м, а в случае с Великобританией — Франции и России в 1914 г.) в прошлом уже становилась причиной серьезных просчетов и масштабных войн.

Сложившееся представление о сомнениях Трампа в ценности НАТО также способно подтолкнуть Россию к более агрессивным действиям в отношении соседних государств, избравших путь евроатлантической интеграции, — Грузии, Молдовы, а также пытающейся завершить процесс вступления в альянс Черногории, которая недавно обвинила РФ в организации попытки государственного переворота.

Особенно высока вероятность того, что Россия предпримет подобные действия в отношении Украины. В Москве считают, что у Порошенко на данный момент практически не осталось альтернатив выполнению положений соглашения Минска-2 о прекращении огня, предусматривающих проведение выборов в районах Донецкой и Луганской областей, находящихся под контролем сепаратистов. Такие выборы могли бы способствовать реинтеграции Донецка и Луганска в состав Украины, причем упомянутые регионы остались бы под контролем российских ставленников, а те получили бы возможность, используя новый статус, чинить Киеву препятствия в деле углубления связей Украины с ЕС и НАТО.

Первые признаки надвигающейся дружбы

И если Порошенко (или его преемник) откажется проводить выборы в Донбассе, ссылаясь на невыполнение Россией ее обязательств по соглашениям Минска-2, Москва может пойти на полное прекращение действия режима перемирия. Вероятность такого решения лишь возрастет, если Россия сочтет, что Трамп не горит желанием продлевать санкции Запада против РФ или снабжать украинскую армию оружием.

Именно по этой причине любые договоренности о сворачивании западных санкций авансом в обмен на возвращение удерживаемых сепаратистами регионов под контроль Киева чреваты проблемами. В такой ситуации санкции с Москвы будут сняты вне зависимости от того, приемлема ли данная сделка для Украины и ее демократически избранного руководства. У Кремля при этом сохраняется возможность дальнейшей интервенции в Украину, и в Москве прекрасно понимают, насколько непросто будет Соединенным Штатам заручиться поддержкой для введения нового режима санкций, если Вашингтон примет соответствующее решение.

По мнению российских обозревателей, победа Трампа на выборах способна привести к переформатированию американо-российских отношений и в Азии. Россияне обратили внимание на резкие высказывания Трампа о КНР в ходе его избирательной кампании, например на призывы к введению пошлин на китайские товары, и на предложения его советников, ратующих по сути за нечто равнозначное применению к Пекину стратегии сдерживания.

Вопреки звучащим на Западе утверждениям о тесных китайско-российских связях, попытки Москвы, обхаживающей Пекин еще с 2014 г., не принесли ей желаемых результатов. Китайские, так же как и российские, обозреватели предполагают, что Трамп ради укрепления позиций в противостоянии с Китаем может попытаться оторвать Москву от Пекина, задействовав американскую стратегию сдерживания времен «холодной войны» против КНР.

Москва уже намекала на готовность компенсировать растущую зависимость от Пекина, подыскав других партнеров в Азии. В новой концепции внешней политики РФ отмечается заинтересованность в развитии «привилегированного стратегического партнерства» с Индией. Кроме того, Россия вновь продемонстрировала готовность к обсуждению давних территориальных споров с Японией. Хотя Путину и японскому премьер-министру Синдзо Абэ в ходе декабрьской встречи не удалось разрешить разногласия по контролю над Южными Курилами, они договорились о реализации совместных проектов экономического развития спорных территорий. Кроме того, Путин также поддержал идею заключения Москвой и Токио мирного договора, который официально зафиксировал бы окончание Второй мировой войны.

Некоторые российские аналитики видят в инициируемой Трампом разрядке напряженности в американо-российских отношениях очередной шаг на пути к оптимизации баланса в связях Москвы с Пекином и Вашингтоном. И действительно, позиция Трампа по Китаю сулит России новые возможности. Отдаляя США от Китая, Россия сможет выстроить более качественные, чем прежде, отношения с этими двумя государствами, снизить растущую экономическую зависимость от Пекина, а также избавиться от давления, которое ощущает сегодня, будучи вынужденной поддерживать позиции КНР в территориальных спорах.

И все же Москва, скорее всего, не станет присоединяться к каким-либо проектам по сдерживанию своего самого крупного соседа и торгового партнера. Да и какую выгоду Соединенным Штатам могли бы принести подобные программы, неясно. К тому же российская внешняя политика и американо-российские отношения по-прежнему сфокусированы на Европе: до тех пор пока Москва продолжает преследовать здесь свои ревизионистские цели, Соединенным Штатам будет крайне непросто выстраивать долговременное партнерство с ней в других регионах.

Но как бы то ни было, победа Трампа укрепляет позиции России и в Азии. После выборов в США Путин явно перешел к более жесткой линии в переговорах с Абэ, избегая — к немалому разочарованию Японии — существенных сдвигов в территориальном вопросе. Когда Трамп уже стоит на пороге Белого дома и вот-вот войдет туда как хозяин, возможность «отколоть» Токио от когорты, выступающей за сохранение международного режима санкций, уже не выглядит столь ценной.

В предыдущие периоды американо-российского сотрудничества Россия предпринимала попытки участвовать в международной системе, возглавляемой США. Теперь Москва стремится к качественному улучшению отношений на основе учета Соединенными Штатами российских интересов в сферах и регионах, приоритетных для Кремля.

Трамп уже дал понять, что готов рассматривать такой вариант сближения — даже в ущерб американским союзникам и партнерам в Европе и нынешним интересам Вашингтона в Сирии и Украине.

Однако чтобы подобная политика разрядки оказалась успешной, обе стороны должны быть уверены, что она принесет им какие-то дивиденды. Выгоды более качественных отношений с администрацией Трампа для России очевидны: снятие санкций, сохранение статус-кво в Сирии, развязывание рук в Украине (а то и в целом по Европе), более адекватно сбалансированные отношения с Китаем, а также признание Соединенными Штатами сферы влияния РФ.

А вот потенциальные выгоды США выглядят сомнительными. Правда, краткосрочное снижение напряженности благоприятно для обеих сторон, но ни программы по борьбе с терроризмом, ни проект сдерживания Китая не смогут стать основой длительного и прочного американо-российского партнерства.

При этом РФ и США будут конфликтовать в Европе — хочет этого Трамп или нет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Стая «хромых уток»

Вы узнаете: почему Порошенко не рискнет объявить парламентские выборы раньше...

Чей Крым

В атмосфере спекуляций о возможном «сговоре и новом переделе зон влияния» в ходе...

Облагайте квартиры, а не зарплаты

Политики-популисты меняют наши мизерные зарплаты на ничтожные пенсии

Украинцам разрешат платить по китайскому счету

В Украину идет крупнейшая в мире платежная система Китая — Pay Internationa

Спецназ предвыборной войны

Главная проблема с десятками миллионов наших льготников даже не в том, что никакой...

Убийство вместо спасения и реабилитации

14 из 28 государств Европейского Союза могут гордиться отсутствием дельфинариев

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Анатолий Гонтар
12 Января 2017, Анатолий Гонтар

Мы, украинцы больше всего пострадали и потеряли из-за политики и агрессии США в Европе! И мы должны во весь голос кричать на весь мир : Янки валите домой из Украины и побыстрей!! Из-за США мы потеряли дружбу и взаимопонимание с Россией, потеряли Крым и Донбасс, мы теряем свое государство! Мы теряем свое будущее!

- 9 +
Виктор
07 Января 2017, Виктор

Ну все как обычно. Гегимония США это справедливое устройство мира, на основе либеральных ценностей. И страшный мордер Россия , которая хочет разделить мир на сферы влияния. И даже демократически избранное правительство Украины, и невинно пострадавшая Грузия. Немного Ирака, без подробностей, никаких Югославия и Ливий.. И не слова о главном. США безусловно страна сильная, но она надорвалась. И вопрос в том как Трамп решит проблему сохранения господства за США. Судя по всему он понимает , что по старому штаты не вытянут, и закончится катастрофой. Чего не понимала Клинтон( имею ввиду ее сторонников). Какую-то часть мира придется покинуть. На кого ее оставить. На хаос, на Россию, еще на кого-то. Россия полагает , что выгоднее всего на нее. Она и так сильный противник США, ее усиление не сменит расклад сил, так как в экономическом плане даже в этом случае, господство штатов гарантировано долго. Хаос не предсказуем. На кого-то кроме России, это плодить потенциальных сильных возможных союзников для России. Как поступит Трамп? Думаю так как лучше для США. Скорее всего желания России будут удовлетворены, но так , чтобы была возможность нейтрализации в будущем. Сможет ли? Время покажет. Что касается Украины,то желания геополитических соперников контроль сохранить в своих руках, а содержание возложить на соперника, будет не выполнимо. Но и содержать, за контроль никто не захочет. Поэтому дигродация продолжится. Тем более деиндустриализация на сегодня устраивает всех игроков на этом поле, естественно мнение части фигур никого не интересует. Ослабление буферной зоны, тоже всех устраивает. А на время передышки без сомнения Украина будет буферной зоной, цена компромиса. Тем более запад цели достиг. Украина разрушена на столько, что уже не может усилить, а скорее осслабит Россию, ну как минимум в тактическом плане, в случае вхождения в сферу ее влияния.

- 17 +
Виктор
07 Января 2017, Виктор

Да и на счет военного варианта. Даже теоретически он для США невозможен. Прямое столкновение ведет к нанесению неприемлемого ущерба для США, и в случае победы, и тем более поражения. Будет уничтожен главный костыль как всего запада. , так и штатов в частности. Возможности поддерживать себя занимая недостающие средства у самого себя. Печатать то смогут, но никто брать их не будет. А на сколько важен этот костыль понятно по долгам этих стран. И понятно гигемоном штатам небыть. В этом случае ее разорвут те шакалы, которые сегодня пляшут под их дудку. И думаю оторвутся за все по полной. Поэтому прямое столкновение считать можно нериальным. Для России же вариант прямого столкновения, теоретически может дать шанс. Во первых нанести ущерб тяжелее, территория , плюс не такая концентрация экономики, и не так велика она. А сырье оно всегда сырье. Да и неприемлемый ущерб для России, да и болевой порог русских намного выше. Поэтому единственная возможность для штатов решения военным путем , это столкнуть Россию с кем-то. Это они и пытаются, пока безуспешно. В идеале с Китаем или Европой. Но Китай не хочет. А Европа импотентна, и даже не сможет.

- 14 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка